Уж сосет молоко коровы

Вот только сегодня спор возник в компании: одна подруга утверждала, что змейки ужата пьют молоко , а ее муж утверждал обратное. А как на самом деле- пьют ли ужи молоко? И чем вообще питаются эти змейки?

Слышал, что на пастбище часто уж обвивается вокруг коровьей ноги и присасывается к вымени. При чем выбирает какую-то одну корову и тероризирует ее каждый день. Из-за страха корова худеет и начинает плохо доиться.

Это истинная правда-ужи пьют молоко. И ни какого отношения к воде это не имеет. Кстати, в старину, когда не было нормальных окон и дверей ужи и не только, вползали в избы и если в доме были грудные дети, к ним вползали в желудки, наполненные молочком. Это не сказки, прочитано мною лично в документальной литературе.

Вообще, утверждают, что ужи пьют молоко только, если их лишить воды, но я как-то сама видела как уж пьет молоко и воды было полно в округе. Пил прямо из кошачьей миски, а на вторую с водой-никакого внимания.

Я сам лично видет как уж висит на вимье у коровы и сосет молоко. Я незнаю, не видел как он туда заполз но это факт на лицо, я думаю заползают они по задней ноге скорее всего. Также ужи питаются лягушками, тоже был случай когда видел как уж заглатывает лягушку. Еще очень часто вижу их в грядке клубнике, где потом на ягодах остается место как кто-то слизал.

Глафира Сергеевна взяла ведро , маленькую табуретку и вышла в сени. Со скрежетом открыла задвижку двери и вышла на улицу.

— Да иду! Иду! Окаянная, где же тебя носило то? – Ворчливо прокричала она в сторону полу завалившегося сарая в конце двора.

Раздалось мычание коровы , которая вот уже как двадцать минут без умолку звала хозяйку. Утренняя дойка стала уже неотъемлемой частью жизни, как Глафиры Сергеевны, так и её рогатой кормилицы . Изо дня в день, этот священный ритуал избавлял корову от 15 литров молока, и в то же время прибавлял в карман её хозяйки немного рублей!

Да вот незадача, что-то в последнее время, корова всё меньше и меньше стала давать молока. Глафира Сергеевна, как знатная доярка, использовала почти все советы, которыми безвозмездно её одаривали добрые односельчане и от коих толку было, как от быка молока .

— Шастает где попало, а потом орёт как оглашенная, я тебя зараза пол ночи искала! – Шаркая порванными калошами, женщина двинулась в сторону не умолкающей коровы .

— Да что же ты орёшь то так, зараза – Глафира Сергеевна вошла в сарай и обомлела.

Корова стояла в паре метров от неё и с пронзительным мычанием таращилась в сторону хозяйки. Вокруг ноги коровы обвилась здоровенная гадюка и как ни в чём не бывало сосала молоко, а по второй ноги заползала вторая змея . В глазах женщины потемнело, голова закружилась, и она раскидывая в стороны свои доильные принадлежности с грохотом завалилась на пол сарая.

Что-то мягкое и холодное задело её лицо , потом ещё и еще. Глафира Сергеевна приоткрыла глаза и повернула голову в сторону не понятного шевеления, которое она, вот уже как пару секунд, ощущала всем своим нутром. Перед её лицом во всей своей красе, приподнявшись на пол метра, стоял питон.

— Мадам Вы крайняя, или Вы так здесь отдохнуть прилегли? – Из шевелящегося рта змеи раздались шипящие , но всё же различимые слова.

Глафиры Сергеевна с опаской смотря на питона приподнялась . Её корова, жалобно смотря на хозяйку, уже стояла молча, а к ней тянулась длинная вереница из всевозможных ползучих гадов . Здесь были и ужи и гадюки и ещё куча не кому неизвестных змей . Все они пришли полакомиться халявным молочком Бурёнки, и всю эту змеиную очередь замыкал тот самый здоровенный питон.

Читайте так же:

  • Кормление коров в стельный сухостойный период ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СХТП Весьма серьезное внимание следует уделять режиму содержания стельных животных. Ведь плод особенно чувствителен к условиям содержания матерей при переходе от […]
  • Корова линяет Алевтина Кузбасова, Воронежская обл. Фермеры пристально следят за здоровьем своих животных на ферме. Если они замечают какие-нибудь тревожные симптомы, то сразу обращаются в ветслужбу. Но […]
  • Где живут корова Одомашненный крупный рогатый скот живет на фермах или ранчо и хранится в амбарах или других средствах укрытия. В дикой природе они будут жить в лесных районах с большим количеством […]
  • Загоны для коров Постройка стойла для коров своими руками – только на первый взгляд кажется простой задачей. Например, необходимо правильно рассчитать нагрузку на фундамент, сделать правильное покрытие […]
  • Сабаки и бык Лучше, если в этом союзе Собака — мужчина, а Вол — женщина. Собака обретет желанное равновесие, которое ей даст спокойная и респектабельная женщина — Вол. Только в этом случае Собака будет […]
  • Поголовье коров в россии 2020 Общее поголовье КРС в хозяйствах всех категорий в 2018 году составило 18 152 тыс. голов, что на 5,8% меньше, чем в 2013 году, когда поголовье составляло 19 273 тыс. голов. Наибольшее […]

— Так что мадам, Вы стоять будете, а то я отойти хотел? – Импозантно спросил питон у ничего уже не соображающей Глафиры Сергеевны….

Конечно Вы уже поняли, что это шутка, но в каждой шутке, как говорится есть доля правды, ну да давайте обо всём по порядку.

Пару дней назад натолкнулась я на статью, где автор рассказывает, как якобы змея может высасывать молоко у коровы и решила разобраться в этом так называемом феномене, который издревле кочует в виде страшилок по селам нашей страны.

И как оказалось, да действительно змея может пить молоко , как и воду, пиво, водку, да любую жидкость которая ей понравится, здесь я думаю стоит улыбнуться и нажать палец вверх . Но увы сосать молоко змеи не могут, нет у них сосательного рефлекса, да и зубы к сожалению будут мешать , извините анатомическое строение челюсти не позволяет сосать! Во многих страшилках говорится, что ужи в основном занимаются воровством молока.

Но просто объясните, как они дотянутся до вымени коровы . Залезут по ноге? Корова что дура, стоять и ждать когда на неё залезет этот гад. В лучшем случае она сбросит с ноги змею , ну а в худшем просто затопчет.

Даже если корова ляжет и змея каким-то не постижимым образом присосётся к вымени, а корова будет совсем безмозглая и не вскочит как ошпаренная, как змея может выпить столько молока, чтобы его совсем не стало. Я согласна лишь с одним, при полном вымени, молоко будет вытекать самопроизвольно, вот в это время, змея и может его пить . Хотя думаю ужей привлекает не столько молоко , сколько тепло самой коровы и возможно греясь пот рогатой животиной, они попутно будут пить её вытекающее молоко.

А до того что молоко исчезает полностью, так надо следить за собаками, свиньями и прочими домашними животными , которые и могут выпивать у коровы всё молоко и это ни для кого не секрет. И страшилка о том что ужи, а иногда и гадюки, питоны, а так же удавы высасывают коровье молоко, будет кочевать из села в село, нашей необъятной страны ещё долгие годы.

Берегите себя, берегите своих близких, здоровья Вам! А с Вами как всегда был канал Фауна ! До скорых встреч! Свои мысли по поводу моего рассказа Вы можете оставить в комментариях! Жмите палец вверх , подписывайтесь на канал и заранее большое спасибо!

С детства сохранились в памяти бабушкины рассказы о ручных ужах, которые жили в избах, ловили мышей, и которых, что больше всего меня поражало, пускали в молоко — чтоб не кисло (д. Поляны Удомельского р-на). Прошли годы, но ни в студенческих экспедициях, ни позже в кафедральных не попадалось даже намека на семейное предание. Только прибалтийские да белорусские легенды были схожи, но это уж очень далеко от севера Тверской области. Постепенно воспоминания тускнели, интерес к ним угасал и уже самому не верилось — не напугалось ли чего?

В 1996 году экспедиция исторического факультета Тверского государственного университета (с. Млёво, д. Залучка Удомельского р-на. Колесникова К. Г. (1914 г. р.) сказку слышала в детстве от своего деда) записала сказку об “Уже-зяте”, не далеко от моей родной деревни. Так второй раз возник интерес к теме.

“Уж-зять” или “Уж-водяной” (с. Млёво)

Що как-то девчонки все собралися купаться, разделися, на берегу [одежду] оставили. Ну и вот, а из воды вышел Водяной, как змей, и лег одной девушке на [платье]. А все девчонки испугались, выскочили, похватали свое белье. А онна-то подошла, а он на ейном белье лежит. Он говорит:

— Пойдешь за меня замуж? — А он из воды вышел-то. — Дак, мол, отдам тебе белье.

Ну вот, она поплакала — согласилася.

— А как же я за тебя пойду?

Он ей дал колечко, и она очутилася в царстве Водяным, где там его царство. — Так уж это тоже сказка, дак сказка и есть. — Так вот она жила-жила. А он, видишь, там-то оборотивши был красивым парнем, это только он сюда [на берег — Г.Б.] вышел таким страшным. Ну и вот, она там жила с этым парнем — замуж вышла. И вот у ей народилась дочка и сын от ево. А потом, значит, она и говорит:

— Я хочу спроведовать родителей, сестер спроведовать! Ну и он ей тоже дал колечко, она очутилась со своим дитям на

берегу и пришла домой. Все были рады, что она пришла домой с

дитям, распросили её, как там, мол, живешь, и все.

— И муж у меня красивый, хороший. Только выходит он этым змеем на берег заколдованным. Ну, значит,а аны говорят:

— А как же, мол, ты туда -то опять попадешь? Она говорит:

— А он за мной выйдет, возьмет нас.

Ну вот, она в такое время не попала, аны вперёд опередили ей. Она приходит к детям — он лежит мёртвый и вода вся, мол, красная — в крови. А аны [сестры — Г.Б.] злорадствовали над ей. А она так говорит:

— Ну раз так сделали мои сестры, я не пойду домой! Сына она оборотила соловьем:

— Ты, — говорит, — будешь соловушка, а дочку не помню кем она оборотила [возможно, ласточкой — Г.Б.]. А я, говорит, буду серой кукушечкой, и буду над своим убитым мужем куковать. Вот и всё”.

В 1997 г. экспедиция работала на 30 километров ниже по Мсте — дома держат только кошек. Июль 1998 г. — работаем все там же в Помостье, на пограничье Тверской и Новгородской областей, еще на 10 километров севернее. В районе села Березовский рядок участники экспедиции почти одновременно начинают приносить репортажи о живущих в избах ужах. Материал настолько однородный и свидетельств так много, что пропадают последние сомнения — это то, что так долго искали. С продвижением экспедиции на север записей становится больше, а в новгородском Помостье уж в избе — обычное дело. Ужи живут здесь и по сей день, причем не ссорясь с кошками, разделив уровни дома: уж внизу — в подполе и на дворе, вся остальная территория — кошачья. Ужей поят молоком, ставят им миску отдельно от кошачьей, чаще на дворе. Подзывают ужа свистом. Он ловит мышей

дома и на огороде, ест лягушек, “обкусываюших” клубнику, в общем бережет хозяйство. Его неохотно называют ужом, принято обращение “хозяин” или “батюшка домовой”.

Южнее Березовского рядка, в Поместье, домового представляют в виде лягушки (с. Хмельники, с. Сельцо Удомел. р-на, с. Сеглино Бологовского р-на), ласки, иногда кошки, изредка он показывается в виде человека, почти всегда старика. На север от Рядка “домовой” — это всегда уж, который иногда является в виде человека’, обычно это предупреждение о грядущем несчастье или каком-то важном событии, тут его, как и любого домового, надо спросить:

“К худу или к добру?” и он обязательно ответит (д.д. Званица, Почвино Вышневолочского р-на). Отношение к ужу подчеркнуто почтительное: “Хозяин в огурцах отдыхает, туда не надо ходить” (д. Семирици Боровичского р-на Новгородской обл.). Обращение “батюшка”, “хозяин” подразумевает, видимо, что исходно уж воспринимался в качестве предка — деда, отца или мужа, так, как в этой местности называли только старших в роду мужчин. Подчеркивание родства человека с ужом наводит на мысль о генетическом единстве мифологического сюжета об “Уже-зяте” из с. Млева с комплексом представлений об уже-домовом. В обоих случаях уж является одновременно и “батюшкой”, и “хозяином”.

В районе с. Млево и д. Поляны сохранился обычай ставить домовому блюдце с молоком в коридоре и во дворе, хотя представлений об уже-домовом как об уже мы не застали (д. Перелучи Боровичского р-на Новгородской обл.).

Логика практического “кормления” домового из блюдечка должна предполагать несколько обязательных установок: 1) он приходит на “кормление” в образе животного, которое употребляет молоко в пищу; 2) это животное невелико, и ему будет удобно пить молоко из блюдечка, поставленного на пол; 3) анатомическое строение этого животного и условия его проживания будут позволять ему часто и регулярно подниматься из двора на “мостечек” (“Мостечек” — настил, пол над двором) или в “колидор” и делать это без особого труда.

На северо-западе России такими животными могут быть: кошка, еж, уж, хорек или ласка. Из этого списка мы можем исключить всех лесных зверей: 1) нет резона прикармливать ласку или хорька около куриного насеста; 2) лесному хищному зверю нелегко пройти на двор, обычно охраняемый собакой; 3) домовой в образе ласки — крайняя редкость, этот образ не является характерным для Поместья; 4) ежи не в состоянии подняться по ступенькам в коридор или пролезть на “мостечек”. Из всего списка претендентов на молоко остается только УЖ. Обряд “кормления” домового создан как будто специально для него. Если это действительно так, то мы вправе предположить, что в тех местностях, где “кормят” домового подобным образом, его зооморфным двойником когда-то был уж. Со временем, когда традиция держания ужей в избах исчезла, обряд продолжал жить без реального биологического адресата, совершаясь по инерции.

В с. Млево мы, вероятно, имеем дело именно с таким случаем: сохранилась сказка об “Уже-зяте” и остался обряд “кормления” домового, переживший своего реального биологического двойника. Если не предполагать, что домовой когда-то персонифицировался в ужа, то весь Млевский обряд выглядит совершенно бессмысленным. Любопытно, что в 30-ти километрах севернее “кормление” ужа часто совершенно утилизированно и ритуально почти не отличается от кормления кошки. Там же, где мифология обряда сохранилась, не отрываясь от традиции держания домашних ужей, логика “кормления” остается очевидной. Если не поить ужа молоком, то: “он будет сосать молоко у коров, от этого у коров молоко с кровью”. Другое объяснение: “Уж, живущий в доме, приносит счастье” (д. Николаевское-Жальники Бологовского р-на). Вероятно, этим повернем так же можно объяснить “кормление” домового в тех местах, где ужи теперь в избах не живут, а счастье в доме сберечь стараются. Образуется прологическая суеверная формула: “Ставлю молоко домовому, и в доме все будет хорошо”.

Обращает на себя внимание и способ вызывания ужа. Свист, с точки зрения биологии, действие совершенно некчемное — змеи глухи. Однако, если помнить, что мы имеем дело с “домовым”, т. е. с “духом”, то станет логичным применение свиста, ибо как известно, именно свист является той сигнальной системой, посредством которой призываются “хозяева” — лешие, домовые, полевые и прочие. Любопытно, что в исследуемой традиции соблюдается табу на свист в доме, ведь миска с молоком, к которой вызывается уж, находится вне жилой площади — снаружи, на дворе.

Лесная, недомашняя природа домового-ужа просматривается не только в обряде “кормления” молоком (вынос миски из жилых комнат и использование во время призыва запрещенного дома свиста), но и в способе привода домового в избу:

“Мужику сказали, как домового завести. Пошел он в поле и пахал плугом, вдруг ему уж на ногу намотался, так он с этим ужем и пришел домой, там он сполз и ушел в подпол, так у него стлг домовой в избе. ” (8).

Пахота здесь выступает ключевым элементом обряда, это одна из самых трудоемких и самых мужских хозяйственных работ. Вероятно, что “наматывание” на ногу можно толковать как акт приятия и одобрения со стороны “предка-ужа”, или признание состоятельности этого мужика как “хозяина” и “батюшки”, к которому можно идти “хозяйничать”.

В другом расказе ужа приносит женщина от лесового, причем тот называет ужа сыном. “Три бабы ходили на болото за брусникой. Когда они собрали ягоды, из чащи к ним вышел старичок, весь в белом, без бороды — леший. И говорит им: “Рабы, а рабы, вы что делаете ? Ягоды берете? Идите домой, завтра придете”. — Бабы не послушались и все остались. Через некоторое время старичок опять появился с теми же словами. Одна баба испуга/гась и ушла. В третий раз то же, вторая баба испугалась и ушла домой, а последняя осталась собирать ягоды. Старик снова появился и сказал: “Ну что, раба, не послушалась ты меня, теперь выбирай: руку тебе отрубить лги ребенка подарить?” Она ему отвечает: “Ну детей у меня и так много, давай ребенка”. Тут ей на шею упал гад (в смысле уж — Г.Б.), это и был ребенок. Она пошла домой и все рассказлга мужу. Муж затопил баню. Баба одежду сняла, и гад слез. Пока жена мылась, муж топором разрубил гада. Но когда жена помылась и оделась, гад сросся и на шею ей снова прыгнул. Так баба ходила целый год с гадом на шее и не прятала его, кормила только коровьим молоком. Ровно через год гад исчез”.

В д. Большие Семирицы дед рассказывал, что слышал от своего отца будто “один мужик, рыбак был заядлый, но неудачливый — ловил рыбу с лодки, ничего у него не клевало. Вдруг видит, плывет по реке уж, влезает в лодку и говорит: “Забери меня домой и посели там!” И с тех пор он без рыбы ни разу не возвращался”.

Из этих быличек следует, что родина домового-ужа далеко за чертой огородов и осеков (осек (новгородское) – внешний забор вокруг деревни) — посюстороннего крестьянского мира. В дом он попадает из “мира иного”: леса, поля, реки или пруда (как в Млевской сказке). Уж находится одновременно в мифологическом “родстве” с людьми (батюшка, зять, муж, хозяин, ребенок) и с лесными существами; он сын лесового, в воде он властвует над рыбой, он муж женщины, ставшей птицей, отец детей-птиц.

В процессе исследования у нас возникает ряд противоречий, не решив которые невозможно иметь ясное представление о мифологии ужа. Домовой-уж верхнего Помостья не вписывается в привычную демонологическую схему, так как, являясь домовым, несет в себе черты других “духов-хозяев”: дворового, полевого (быличка о приводе домового из поля), лесового (отец-леший), водяного (сказочный дом ужа в пруду) и тем самым разрушает четкое устойчивое разграничение “миров”; леса и поля, воды и дома. Еще более очевидным выглядит стирание грани между миром “обжитого” и миром “неосвоенного”, нецивилизованного и дикого.

В текстах волшебных сказок, в заговорах, поговорках, в фольклорных жанрах малой формы “мир” леса, поля, водной стихии противопоставлен “миру” дома и деревни; нередко враждуют и “духи-хозяева”, имеющие силу только в своих владениях и даже страшащиеся переходить на чужую территорию. Древний и устойчивый мифологический образ ужа-домового не может находиться в таком резком противоречии со всей остальной мифологической системой. Если рассматривать складывание мифологической конструкции в динамике, то заметно, что в разные хронологические интервалы эта конструкция выглядела по-разному. Допустим, что образ ужа-домового древнее принятой сейчас мифологической конструкций с ее многочисленными духами-хозяевами. Архаичные мифологические представления об уже-хозяине люгли сформироваться прежде образов водяного, лешего и, тем более, дворового, овинного, банного и др., тогда, когда в сознании носителя традиции еще не оформилась мифология пространственно-топографических границ — между лесом и полем, домом и двором. Смешение пространственного ощущения леса, поля и дома могло сложиться в период перехода общества от присваивающего к производящему — доземледельческому или раннеземледельческому хозяйству. В то время лес, поле, дом являются единым комплексом единого мира, еще не расчлененного в сознании. Специализация по родам деятельности возникнет позже, а с ней — и членение мира на сферы интересов.

Мифология развивается всегда в согласии с развитием хозяйства и хозяйственно-культурным типом;так невозможно допустить наличие домового-духа у народа, не имеющего домов, или духа леса у народа, постоянно живущего в степи.

Расчленение единого образа духа-хозяина на лесового — лугового — водяного и выделившегося домового могло возникнуть с появлением первых автономных поселений древнего человека, хотя наверняка еще сохранялась память о родстве, если не тождестве всех этих существ.

Произойти это могло примерно в 7-м , 8-м тысячелетии до Р.Х. Распадение единого образа домового-хозяина на домового, дворового, овинного, банного и пр. можно датировать более точно. Археология располагает данными о складывании строительных традиций и типов застройки у древних славян. Исходя из правила, что дворовой, овинный и банный не могли появиться прежде возникновения отдельно выстроенных крытых дворов, овинов и бань, опираясь на доступные современной археологии данные, мы можем утверждать, что в VII и Х (а вероятно, что и в XI — XII) веках во всей северо-западной Руси автономные хозяйственные постройки либо вовсе отсутствовали, либо были крайне редкими; следовательно, в это время, а вероятно, и на несколько веков позже представления о духах овина, двора, бани и других хозяйственных построек появиться и распространиться не могли (Раппопорт). Эти поздние демонологические мифы появились в качестве суеверий, возникших уже в период христианской Руси.

Таким образом, уж-домовой является очень архаичным мифологическим персонажем, объединяющим в себе черты большинства духов-хозяев, и генетически восходит к образу древнего духа-хозяина, который, возможно, и прежде персонифицировался в уже.

Воспоминания о тех “незапамятных” временах хорошо сохранились в некоторых русских волшебных сказках инициационного цикла. На память приходит образ избушки бабы-Яги, стоящей у самого леса и соединяющей миры луга и леса: “ко мне — передом, к лесу — задом”. Она легко переводит героя из мира нашего в мир леса и волшебства, быстро, почти без ощущения преграды. В сказке о двух сестрах (14, № 47) девушка, видимо перед свадьбой, пришла к бабе-Яге за ниткой, чтобы сшить рубашку. Прежде чем получить иголку с ниткой (символ-удостоверение о готовности к браку), она проходит испытания, призванные подтвердить ее готовность вести хозяйство. Перечень этих навыков достаточно обыден: накормить скотину (собаку), смазать ворота, перевязать садовые деревья, наносить воды, натопить баню и, видимо, многое другое, не попавшее в текст сказки. Перечень женских домашних дел очень велик, поэтому особенно интересно, что в одном ряду с ними стоит проверка умения хорошо вымыть бабы-Ягиных детей. “А ты возьми вот моих деток да вымой получше! — и подала ей коробок с гадами” (Русские народные сказки. С. 286). В этом отрывке интересно не только то, что гады (думается, что в этом случае — ужи) — дети бабы-Яги, нам уже известно, что их отец другой лесной хозяин-лесовой, но и то, что их приносят в коробе. Что же это за змеи, которых приносят в коробе, да еще моют в бане?

После помывки баба-Яга спрашивает: “Что детушки, каково вас вымыла эта девушка?” А гады и говорят ей все в голос: “Ну, матушка, и ты никогда нас так не мывала, как эта девушка вымыла, а тебе за то спасибо, что ты ее послала и велела вымыть нас” (Русские народные сказки. С. 289). В этом отрывке обращает на себя внимание тон “детушек” — они явно привыкли мыться, а девушка превосходит в навыке саму Ягу, т. е. это занятие ей хорошо знакомо. Складывается впечатление, что девушка сдает экзамен по какому-то архаичному женскому домашнему обряду омовения. Для современников зарождения сказочного сюжета мытье ужей (или лягушек, по одной из сказочных версий), похоже, является таким же естественным делом, как прочие хозяйственные хлопоты. Тем не менее, все эти женские дела одинаково сакрализованны в обряде инициации.

Все же и тогда в “незапамятные времена” не все были посвящены в “тонкости” обращения с ужами. Вот как ведет себя невежественная инициируемая, столкнувшаяся с тем же заданием: “Пришла Хавроня в баню, открыла короб, а как увидела в нем гадов разных, схватила клещу, которой камни спускают, да и начала колотить каждого, который из короба выползет. Прибила всех, склада в коробку, принесла в избу. ” (Русские народные сказки. С. 290). Даже убив ужей, она относит их в дом, хотя, казалось бы, логичнее выбросить мертвых змей на улицу.

Баня как особое место сбора разного рода “хозяев” нам хорошо известна из массы фольклорных текстов. На “четвертый пар” (“Четвертый пар” — очередной заход после смены трех разных групп парящихся) к баеннику приходят попариться лешие, водяные, полевые и пр., это пожалуй единственное место, где все эти существа сходятся не конфликтуя. Через их “сбор”, на наш взгляд, происходит частичное восстановление-компенсация распавшегося мифологического образа ужа-хозяина.

Возникает естественный вопрос, зачем мыть в бане домашнего ужа, какой в этом рациональный смысл? Из сообщений нам известно, что уж-домовой проявляет особый интерес к коровам: он сосёт их молоко, делает гнездо в коровьем навозе “где тепло, навоз-то преет”, откладывает яйца в навозной куче, “как инкубатор такой получается”. Можно предположить, что пахнуть уж будет не очень привлекательно. Как нам известно, ужей клали в молоко (а лягушек кладут и по сей день), чтоб оно не кисло. Прежде этого ужа, вероятно, приходилось хорошенько помыть. Подтверждает наш вывод и тот факт, что в большинстве вариантов подобных сказок вместе с ужами моют и лягушек.

Таким образом, сопоставляя фольклорный материал и инициационное испытание в волшебных сказках с этнографическими реалиями верхнего Поместья, мы можем отыскать очень рациональный мотив обрядового парения бабы-Ягиных детей в бане.

Убивать ужа — грех. Человек, сделавший это, всеми осуждается. Нередко встречается противопоставление уж — гадюка. Так, убийство гада часто поощряется: “Убьёшь гада — 40 грехов прощается” (д. Поляны, с. Млёво, д. Кожино Удомельского р-на, д. Желниха Вышневолочского р-на). Уж — не совсем змея или особая змея, очень добрая. “Если убьёшь гада, то гады мстят в жизни, что-то плохое будет, они гады очень мстительные”. “Ужа кто убьет, он не вредит, он не мстительный, к людям хорошо относится, грех ужа убивать. ”. Из этих свидетельств следует, что по местным представлениям — остаткам архаичного мировоззрения — как ужи, так и гады после смерти сохраняют какое-то бытие и, более того, в состоянии воздействовать на жизнь человека, причем гад после смерти насильственной обязательно вредит, а уж из-за благосклонности к человеку отказывается от посмертной мести. При жизни уж сторожит хозяйство и стремится не навредить человеку, хотя бывает “очень воинственным”.

“На пустоши за деревней стоял одинокий сарай; в нем водился змей-уж. Молодые ребята для развлечения ходили в этот сарай и палкой дразнили ужа. Змей сворачивался клубком, подпрыгивал и бил кого-нибудь из ребят по спине прямо в хребтину, как кнут. Этот змей не кусал, а только стегал, как кнут. Когда ребята вдоволь позабавятся, чтобы змей от них отстал, они бросали на него тужурку, и он истрепывал ее в клочья. Смертельных или несчастных случаев не было” (д. Николаевское-Жальники Бологовского р-на). Эти боевые и обереж-ные качества ужа скорее всего и породили традицию нанесения изображения “змейки” на боевые мстинские палки-“троски”. Хотя не исключено, что наряду с ужами изображались и гадюки (Базлов Г, 2001). Гадюки тоже сторожат дома и огороды, но их хозяева пользуются дурной славой, это либо колдуньи, либо бабаки с дурным глазом (д.д. Перелучи, Панёво Боровичского р-на Новгородской обл.). В 1998 г. еще были живы люди, у которых гадюки, по общему убеждению, охраняют огород и дом. “Саша в город уехала, а племяннице не сказала, та пошла в огород, а там змея лежит у калитки и шипит — не пускает” (д. Перелоги Бологовского р-на Тверской обл.). Об открытой вражде ужей и гадов свидетельств нет, но очевидно, что они принадлежат к разным ценностным полюсам единой мифологической системы и нередко фактически противопоставлены. Многие опрашиваемые подчеркивали то, что ужи даже рождаются иначе, нежели прочие змеи. Гады (гадюки) — живородящие, ужи же вылупляются из яиц. Это обстоятельство выделяет их из местного змеинного мира и в некотором смысле сближает с птицами. Не здесь ли находятся истоки представлений о родстве ужа с соловьями, ласточками (в большинстве вариантов этой сказки, сын ужа оборачивается соловьем, а дочь — ласточкой) и кукушками. Рожденная из яйца змея по внутримифологической логике может однажды стать крылатой и, вероятно, мы не далеки от обнаружения генетической связи домового-ужа и огненного крылатого ужа Смок-ужа, Мок-уша, Мокаша (Базлов, 1996).

1. Базлов Г. “Троска” // Мужской сборник. Вып. 1. М. “Лабиринт”, 2001 г.

2. Базлов Г. Поверья об “огненном уже” в Тверской области. // Живая старина. № 4. 1996 г. С. 49

3. Археология СССР. Свод арх. и точн. вып. Е132. П.А. Раппопорт. Древнерусское жилище. Л, “Наука”, 1975 г.

4. Русские народные сказки. Т.1. Сост. О.Б. Алексеева. “Современник”. 1987г. С.286.

Змеи (Serpentes, или Ophclassia), отряд пресмыкающихся. Тело удлинённое, конечности отсутствуют. Глаза у змей лишены век, имеют снаружи сплошную прозрачную оболочку, отделяющуюся при линьке вместе со всем старым слоем кожи, покрывающим голову. Барабанная перепонка и среднее ухо отсутствуют.

Люди всегда относились к змеям предвзято: обожествляли их и в тоже время боялись, либо избегали встреч, либо осознанно убивали. Этот безотчётный страх сохранился и по сей день, но возникает он от непонимания, незнания повадок и характера животного и элементарной неграмотности. Мы сами придумываем небылицы и верим в них!

Змеи гипнотизируют своих жертв. Очевидно, этот предрассудок возник оттого, что глаза их всегда открыты — змеи не имеют закрывающихся век и никогда не моргают. Но все приписанные им магические свойства — обман.

Змеи молоко любят. Миф о том, что змеи всячески пытаются найти и добраться до молока: залазят по ночам в коровники и пьют его прямо из коровьего вымени, не имеет под собой никакой почвы. В хлеву змеи ищут грызунов, которые прячутся в сене, а уж высосать молоко из вымени самостоятельно они никак не могут, потому что для этого не приспособлен язык и форма челюстей.

Змеи молоко не переносят и пить ни за что не станут. Это другая трактовка отношения змей к молоку. А правда на самом деле где-то посередине: в природе змеи молоко никогда не пьют — оно у них просто не усваивается, вызывая аллергические и желудочные заболевания, — но в исключительно редких случаях, когда воды поблизости нет, могут согласиться на молоко.

Если напугать змею, она сама уползёт. Загнанная в ловушку змея, испуганная неадекватными действиями с вашей стороны может быть очень опасна! Спровоцированная агрессивными выпадами в свою сторону, она чаще всего бросается в атаку, поэтому при встрече со змеёй надо сохранять спокойствие и медленно уходить.

На рану следует наложить жгут, который остановит распространение яда по организму. Поскольку змеиный яд распространяется по лимфатическим сосудам, жгут никак не остановит его проникновения в кровь. Чтобы затормозить рассасывание яда, нужно зафиксировать укушенную конечность в неподвижном положении и обеспечить пострадавшему полный покой.

Мёртвые змеи не опасны. Будьте осторожны в обращении с убитой змеёй! Отсечённая её голова какое-то время может укусить, сохраняя токсичность яда и подвижность мышц.

Змеи являются одними из самых плохо изученных обитателей животного мира Земли. К тому же, с давних времен в человека заложен генетических страх перед этими существами. В древности охотники старались убежать от этого существа, только завидев его. Ядовитые виды этих животных буквально вселяли ужас в самых сильных представителей человечества. Действительно, одного укусу было достаточно, чтобы загреметь на тот свет.

Однако, правда ли змеи так страшны? На самом деле нет. Большая часть рассказов и «фактов» являются выдумками, не имеющими никакого отношения к реальности. Итак, перед вами 10 самых распространенных мифов о змеях.

Почти все змеи ядовитые

Нет, и еще раз нет. Из 2500 известных видов лишь 400 ядовитые. При этом лишь 9 живут в Европе. Больше всего опасных змей в Южной Америке. Там их 72 вида. Остальные же живут равномерно: в Австралии, Африке, Юго-Восточной Азии, США.

Змеи любят молоко

Увы, но Конан Дойль был не прав. В «Пестрой Ленте» он писал, что змеи обожают молоко. Это не так. Более того, испив его, змея может умереть. Организм ее не может усваивать лактозу в принципе.

Змея жалит

Конечно же, нет! Не жалит, а как и большинство животных в этом мире, кусает. Раздвоенный язык нужен совсем для другого. А яд выделяется как раз через зубы. Ну а язык нужен вот для чего.

Змеи высовывают язык, когда собираются напасть

Да, змеи высовывают язык. Постоянно. Так они дышат и изучают окружающую среду. Ведь носа у них нет. Поэтому, чтобы учуять добычу и понять съедобная ли она, змеи полагаются на язык. Агрессия никаким образом с этим не связана.

Чтобы змея перестала быть ядовитой, надо вырвать ей зубы

Да, такая зверская процедура не надолго поможет. Но может убить змею. Через зубы эти существа сцеживают яд. А когда зубов нет, сцеживать не через что. Змея может умереть. Впрочем, случается это не всегда. Зубы довольно быстро отрастают.

Змеи дрессируются

Нет. Змеи не дрессируются. Никогда и ни в коем случае. Человека она воспринимают не иначе, как теплое дерево или же потенциальную угрозу. Всё!

Змеи ненавидят людей и нападают на них

Змеям все равно на нас. Кусаются они только в целях самообороны. Увидели змею? Она приняла угрожающую позу? Идите своей дорогой. Никто охотится на вас не станет. Вы для неё куда опаснее, чем одна для вас. Если, конечно, речь не идет о гигантской анаконде или удаве.

Змеи едят мясо

Да, едят. Мышей, лягушек, рыбу, маленьких ящериц. Есть и такие, которые едят исключительно других змей. Например, королевская кобра. Чем кормить змею зависит только от нее самой, вида. Так что не всем подойдет сочный стейк.

Змея холодная

Змея может быть и холодной и теплой. Это хладнокровное животное. Теплота ее тела зависит от температуры снаружи. Змеи, как и все хладнокровные, обожают греться на солнце. Для правильного функционирования им требуется температура тела около 30 градусов.

Змеи все в слизи

Нет. Никакой слизи. Наоборот, змеи приятные на ощупь. Их кожа не содержит желез, они гладкие. Из них делают обувь, сумки, одежду. И они совсем не покрыты слизью.

Змеи обвивают ветви

Нет. Это только змей-искуситель изображается обвивающим ветви. Настоящие змеи же забираются на деревья и располагаются вдоль веток.

1. Змеи пьют молоко.

В одном из своих детективных рассказов Артур Конан Дойл развил мысль о том, что змеи пьют молоко. Вскоре эта мысль стала общепризнанной. На самом деле, напоив змею молоком можно добиться летального исхода, так как организм змей не приспособлен к усваиванию лактозосодержащих продуктов.

2. При нападении змея обязательно ужалит.

Далеко не всегда нападение змеи сопровождается укусом. Змеиный яд содержится не в языке, а в зубных каналах. Вероятность получения яда в свой организм возможна только при укусе. Змеи боятся людей не меньше, чем люди змей. При встрече с человеком змея старается избежать любого контакта. Но только в случае серьезной опасности она может укусить.

3. Перед тем как наброситься на человека, змея высовывает язык.

Распространенный стереотип, который появился от просмотра некоторых фильмов. У змей отсутствуют ноздри, соответствующие дыхательные пути находятся на языке. Для этого змея высовывает его, и это никак не связно с нападением.

4. Практически все змеи смертельно опасны.

Далеко не все змеи ядовиты, по исследованиям серпентологов из 2,5 тысяч видов змей, опасны только 400. Большинство из них обитает в Южной Америке.

5. Змея не представляет опасности, если у нее вырваны зубы.

Яд змеи находится в зубных каналах, вырвав зубы на время можно обезопасить себя. Но когда зубы снова вырастут, высока вероятность получить дозу яда при укусе.

6. Если змея видит человека, она обязательно нападет.

Змея не любит контакты с человеком и нападает только в случае опасности. Как только змея видит человека, она либо замирает, либо начинает шипеть и извиваться. Таким образом она просит оставить ее в покое. Если сделать несколько шагов назад, то змея, скорее всего, скроется из виду.

7. Змеи едят мясо.

В основном змеи питаются мышами, лягушками, некоторыми видами рептилий. Королевская кобра предпочитает есть своих меньших собратьев. У каждого вида свои предпочтения и нельзя их обобщать.

8. Все змеи холодные.

Змея – хладнокровное животное. Но температура ее тела соответствует окружающей среде. Не имея возможности постоянно поддерживать температуру своего тела на нужном уровне, змеи любят греться на солнце.

9. Тело змеи склизкое.

Тело змеи не имеет пор, поэтому оно не может быть склизким. Скорее наоборот, на ощупь кожа приятная и сухая.

10. Змея обвивает деревья.

Связано это с повествованием о змее-искусителе, который, по легенде, обвивал ствол дерева. На самом деле, змеи заползают по стволу на ветки деревьев и располагаются там практически параллельно земли. Они просто лежат на ветке, при этом не обвивая ее.

Вообще, молоко во сне означает достаток, прибыль, получение денег. Чем больше молока вы увидите во сне, тем большие блага сулит вам этот сон. Пить козье молоко во сне — знак счастливого и обеспеченного будущего. Пить парное молоко во сне предвещает радость и благополучие. Горячее молоко во сне означает споры, раздор из-за наследства или собственности. Пить много молока во сне — к большим расходам. Сон предупреждает вас о необходимости быть бережливым и не бросать деньги на ветер. Пить молоко во сне и видеть, что оно не убавляется, — верный знак того, что вы можете себе позволить жить, не считая копейки. Иногда такой сон предсказывает нескончаемое счастье. Проливать молоко во сне — знак того, что вы по глупости сами отдадите свои деньги, поверив лживым обещаниям. Вы никогда не получите этих денег назад. Наливать молоко с верхом — предвестье изобилия и благополучия. Сосать молоко из груди во сне — знак болезни или безнравственного поступка, если только среди ваших близких нет беременных женщин или вы сами не беременны. Бедному такой сон предсказывает богатства.

Мужчине видеть во сне молоко, сочащееся из его груди, сон предсказывает, что скоро какое-то несчастье случится с его женой и он сам будет вынужден заботиться о детях. Однако чаще такой сон означает, что спящий всегда сможет обеспечить себя хлебом и маслом. Купаться в молоке или видеть молочную реку во сне — знак исполнения самых смелых желаний. Покупать молоко во сне — знак обмана или напрасных надежд. Кипятить его во сне означает, что вы совершите непростительную ошибку. Если молоко в вашем сне убежит из кастрюли, то ваши враги дадут вам фору из-за вашей медлительности. Кислое молоко во сне — знак ссоры или огорчения. Торговаться с продавцом молока во сне — ссоры и препирательства из-за денег или наследства. Кормить во сне кого-либо молоком указывает на вашу привязанность к человеку, которого вы балуете. Если вам приснится, что вам дают или подливают молоко, то ждите получения легких денег.

Толкование снов из Семейного сонника

Подпишись на канал Сонник!

Страх помогал избежать укусов, но мешал узнать больше об этих таинственных созданиях. И там, где точных знаний не хватало, пробелы заполняли фантазии и домыслы, с веками становившиеся все изощреннее.

И, несмотря на то, что многие из этих рептилий уже достаточно хорошо изучены, старые, передававшиеся из поколения в поколения, слухи и легенды о змеях до сих пор владеют умами людей. Чтобы как-то разорвать этот порочный круг, мы собрали 10 самых распространенных мифов о змеях и опровергли их.

Этот миф многим из нас стал известен благодаря произведению Конана Дойля «Пестрая лента». На самом деле попытка напоить змею молоком может закончиться смертельным исходом: они не усваивают лактозу в принципе.

Нападая, змеи жалят

По неизвестным причинам, многие люди считают, что змеи жалят своим острым, раздвоенным на конце языком. Змеи кусают зубами, как и все остальные животные. Язык им служит совершенно для других целей.

Змеи перед броском, угрожая, высовывают язык

Как уже говорилось, язык змеи не предназначен для атаки. Дело в том, что у змей отсутствует нос, и все необходимые рецепторы у них расположены на языке. Поэтому, чтобы лучше учуять запах добычи и определить ее месторасположение, змеям приходится высовывать язык.

Большинство змей ядовиты

Из известных серпентологам двух с половиной тысяч видов змей только 400 обладают ядовитыми зубами. Из них всего 9 встречаются в Европе. Больше всего ядовитых змей в Южной Америке – 72 вида. Остальные практически поровну распределились по Австралии, Центральной Африке, Юго-Восточной Азии, Центральной и Северной Америке.

Можно «обезопасить» змею, вырвав ей зубы

На какое-то время это действительно может сработать. Но зубы отрастут снова, а змея в период их роста не имея возможности сцеживать яд, может серьезно заболеть. И кстати говоря, змею невозможно надрессировать – для них любой человек не более чем просто теплое дерево.

Змеи всегда нападают при виде людей

Как показывает статистика, чаще всего змеи кусают людей в целях самообороны. Если змея при виде вас шипит и делает угрожающие движения – значит, она просто хочет, чтобы ее оставили в покое. Стоит вам немного отступить, и змея тут же скроется из вида, спеша спасти свою жизнь.

Змей можно кормить мясом

Большинство змей питаются грызунами, есть виды, поедающие лягушек и рыбу и даже насекомоядные рептилии. А королевские кобры, например, предпочитают в пищу только змей других видов. Так что, чем именно кормить змею, зависит только от самой змеи.

Змеи холодные на ощупь

Змеи являются типичными представителями хладнокровных животных. И поэтому температура тела змеи будет такой же, как и температура внешней среды. Поэтому, не имея возможности поддерживать оптимальную температуру тела (чуть выше 30 °С), змеи так любят греться на солнце.

Змеи покрыты слизью

Еще одна байка, не имеющая к змеям никакого отношения. Кожа этих рептилий практически не содержит желез и покрыта плотной гладкой чешуей. Именно из этой приятной на ощупь змеиной кожи изготавливают обувь, сумочки и даже одежду.

Змеи обвивают ветви и стволы деревьев

Довольно часто можно увидеть изображение змея-искусителя, обвивающего ствол дерева познания. Однако это не имеет никакого отношения к их реальному поведению.

Змеи забираются на ветки деревьев и лежат на них, обвивать же их своим телом им совершенно ни к чему.

Правая и левая ветви нижней челюсти соединены растяжимой связкой. Всё тело змеи покрыто чешуей, окраска которой часто гармонирует с окружающей средой; так, змеи, живущие среди песка, обычно песочного цвета, древесные — зелёного цвета.

Все змеи опасны! Это первое заблуждение относительно змей.Если речь идёт не о десятиметровом питоне, избравшего случайного путника себе в жертву, змея сильно уступает человеку в размерах, и, как следствие, не станет на него охотиться и кусать без надобности. Укус змеи — её единственная возможная самооборона, а убивать животное только потому, что оно перешло вам дорогу — не гуманно.

Всех змеи ядовиты. В действительности из более 2500 видов, живущих на земле, лишь 500 — ядовиты, 50 из них обитают в тропических морях. Кроме того, укус более половины ядовитых змей не представляет серьёзной опасности для человека, вызывая лишь слабые признаки отравления.

Змеи жалят жертву своим раздвоенным языком. Это древнее поверье к реальности не имеет никакого отношения. Все змеи кусаются! Для этого у них есть зубы, а язык является органом обоняния, осязания и вкуса.

Змеи абсолютно глухие. Это утверждение не совсем верно. Не имея наружных ушей и барабанных перепонок, змеи слышат особенным, внутренним ухом, улавливая колебание, распространяющееся по земле или воде. Кроме того, у них отлично развито обоняние, и они чувствительны к теплоте. Так что замена обыкновенных ушей у змей внушительная, и змеи слышат, но только не так, как мы.

Следует сделать на ране надрез, чтобы яд быстрее вытек. Если не успеете надрезать рану сразу же после укуса, подобное действие станет бесполезным. Более того, полученные порезы будут долго заживать и могут вызвать попадание в рану инфекции.

Дезинфицировать ранку поможет алкоголь или прижигание. Лучше использовать раствор перекиси водорода или марганцовки. Алкоголь только стимулирует приток крови, который в данном случае не желателен. А от ожогов вреда больше, чем пользы.

Эта статья также доступна на следующих языках: Тайский

Молоко — у славян один из главных видов пищи (наряду с хлебом) , объект мифологических верований, магических Ритуалов и защиты. Материнское Молоко как «генетический» продукт наделяется сакральным значением; молочное родство охраняется обычным правом наряду с другими видами ритуального (искусственного) родства (ср. Побратимство) . Вместе с тем материнское Молоко может ассоциироваться с греховным началом в человеке: по верованиям западных белорусов, душа умершего младенца, не успевшего попробовать «грешного материнского молока» , идет прямо в рай (эти дети становятся ангелами на небе) , а душа вкусившего Молоко сначала попадает в чистилище.

Отбирание Молока приписывалось ведьмам, колдунам и людям с дурным глазом.

Для этого использовались разнообразные приемы: ведьма оборачивалась лягушкой или ужом и высасывала Молоко у коровы в купальскую ночь; собирала росу на чужом поле и давала пить своей корове; выходила во двор, махала на все стороны платком и говорила: «Коровки, коровки всяческой масти, пусть ваше молоко ко мне идет! » — после чего вешала платок в своем доме и с платка лилось столько Молока, сколько она хотела (западная Белоруссия) .

По поверьям, ведьма умела доить чужих коров и с помощью ножа, который она втыкала в соху или в столб, — Молоко стекало по острию ножа (восточные славяне) , и с помощью метлы, которой она ударяла корову по вымени, забирая Молоко «на метлу» , и с помощью корки хлеба, положенной под камень на дороге, по которой шло стадо, и затем скормленной своей корове (болгары) , и с помощью следов коровы, над которыми она производила какие-то манипуляции (поляки) , с помощью заговоров и многого другого.

По болгарским поверьям, змеи очень любят Молоко и часто сосут коров или родильниц; у них очень «сильные» глаза, которыми они привораживают самых молочных коров. Чтобы расположить к себе домовую змею, ей ставили миску с Молоком. Так поступали не только болгары, но и словенцы, белорусы, украинцы, поляки. Вологодские крестьяне верили, что дьявол не может обмыться ни в реке, ни в колодце, ни в луже (потому что Спаситель освятил воду на Крещение) , а может обмыться либо в воде, стоящей на столе, либо в пресном Молоке.

19. Рыже-серый бутерброд

— Вот почему так? — спрашивал Маленький Серый Лисёнок старшего братца, когда они лежали на пригорке и смотрели, как телёнок в поле сосёт у коровы молоко. – Вчера мы видели, как лосиха кормила лосёнка, сегодня вот телёнка кормит корова, несколько дней назад олениха кормила оленёнка, а нас мама давно перестала кормить молоком.
— Да потому, что мы с тобой – лисы, и Великие охотники. Нечего нам молоком питаться, мы должны сами себе дичь добывать! – мужественно ответил Старший.
— Так-то оно так, но я бы и от молока не отказался, — вздохнул Маленький Серый Лисёнок.
— Мама нам давно сказала, что молоко у неё кончилось, и нам пора есть настоящую охотничью пищу! Ты как хочешь, а я пойду на охоту и принесу такую добычу, что Мама с Папой меня похвалит! – заявил Старший и пошёл прочь.
Но Маленький Серый Лисёнок не обратил на это внимания, а, задумавшись, продолжал смотреть, как корова кормит своего телёнка, которого впервые вывели погулять на полянку.
«Ну его! – думал Старший. — Молока ему захотелось. Мелкота! А я – Настоящий Охотник, и мне нужно мясо!” – и, вздёрнув хвост трубой, Старший потопал в Лес.
Но в душе и у него что-то скреблось: действительно, почему им больше нельзя молока? Неужто теперь никогда они не попробуют его, такого вкусного, тёплого и питательного? И жалко стало, что оставил Маленького Серого Лисёнка одного на полянке… Тот, может, опять что-то придумает, а Старший пропустит…
Так или иначе, но спустя некоторое время Старший вернулся к тому месту, где оставил братца. Маленький Серый Лисёнок лежал всё там же и всё так же наблюдал за коровой и телёнком. Так просто он не просидел бы здесь так долго – значит, что-то уже придумал.
Старший подкрался к нему и шёпотом спросил:
–Ты ещё здесь?
–Смотри, – лисёнок кивнул в сторону луга, где паслись коровы. – Люди сидят под деревом в тени: им жарко. Пока телёнок сосёт молоко, корова продолжает есть траву – ей это совсем не мешает. Это не как наша мама, которая ложится на бок, чтобы нам удобно было!
–Ну и что? – заинтересовался Старший, увидев в глазах Маленького Серого Лисёнка знакомый блеск, который предвещал новое приключение.
–А то, что мы с тобой сегодня молока объедимся. – объявил Маленький Серый Лисёнок. – Телёнок сытый, он бегает по полю и не скоро проголодается – а молока у коровы ещё много!
У Старшего заныло в груди от плохого предчувствия… Ему срочно захотелось домой, но он своей рыжей шкуркой чувствовал, что уже не сможет отказаться от предстоящего приключения … Уж лучше бы не возвращался на полянку!
…Через некоторое время оба лежали, спрятавшись в высокой траве, в нескольких шагах от крайней коровы, и строили планы. Условились так: первым пить молоко пойдёт Маленький Серый Лисёнок, а Старший будет наблюдать. Потом поменяются.
Маленький Серый Лисёнок вышел из травы, осмотрелся – и на полусогнутых лапах подлез под корову… Осмотрелся – всё спокойно. Приподнялся, поднял голову… Н-да, росточка не хватало! Тогда он встал на задние лапы и даже ухватился за сосок – но в этот самый момент корова шагнула вперёд, и Маленький Серый Лисёнок, не удержавшись, свалился. Первая попытка попить молока не удалась. Он вернулся к Старшему.
— У меня роста не хватает.
— Тогда пошли домой, – с деланным сожалением вздохнул Старший.
— Нет, — решительно ответил Маленький Голодный Лисёнок. — Я есть хочу!
Старший тоже был голоден – но он боялся…
— А что делать? – спросил он осторожно.
— Давай так: я тебе на спину сяду, и ты повезёшь меня к корове! Когда я поем, мы поменяемся! – выпалил Маленький Быстрый Ум.
Старшему было страшновато, но он согласился…
Вскоре Серо-Рыжий Бутерброд выполз из высокой травы и, пошатываясь, двинулся к корове. Подойдя сзади, чтобы корова их не увидела, лисята попробовали пролезть между её задних ног, но, как только Маленький Серый Лисёнок потянулся, чтобы зубками ухватиться за сосок, корову укусил овод, и она, махнув хвостом, сбила бутерброд. Оба лисёнка свалились на землю и, вскочив, кинулись обратно в траву.
Спрятавшись, стали думать дальше:
— Почти получилось! – досадовал Маленький Серый. – Надо было с боку подходить, как я в первый раз. Давай ещё раз попробуем!
— Только теперь я сверху, – поставил условие Старший.
Маленькому Серому Лисёнку было обидно: ведь это он всё придумал, а значит, первым должен попробовать молочка! Но подумав, все же согласился с условием брата. И теперь уже Рыже-Серый Бутерброд выполз на полянку, медленно, на трясущихся лапах подполз под корову. Старший, вытянув шею, ухватился сосок и стал, причмокивая, есть. Закрыв глаза, он всё пил и пил вкусное молоко, забыв обо всём. Маленькому Серому Лисёнку становилось всё тяжелее, он стал нервничать: когда уже наступит его очередь… И вдруг услышал возглас удивления, а потом – смех:
— Ах. Сюда, все сюда, скорей! Смотрите. – кричал девчоночий голос.
Оказывается, девочка-пастушка увидела, что одна корова отошла поодаль, и решила подогнать её поближе к стаду – и несказанно удивилась, увидев, как один рыжий лисёнок, усевшись на другого серого, сосал молоко!
Конечно, никто из детей-пастушат не успел прибежать и увидеть это диво. Услышав возглас, лисята с перепугу попадали, корова вздрогнула и наугад лягнула, попав в Старшего. Лисята, опомнившись, дали дёру.
Девочка, упав на траву, хохотала до слез. Когда подбежали остальные, она, смеясь, рассказала, что только что видела.
Лисята бежали, куда глаза глядят. Потом остановились, осмотрелись – оказалось, что они бежали в сторону деревни. Отдышались, сориентировались и осторожно направились в сторону Леса.
Так бы, наверное, и дошли – но тут на пути им встретилась Коза, которая паслась на опушке! Старший пошёл дальше к Лесу, но Маленький Серый Лисёнок остановился и задумался… А потом осторожно стал подползать к Козе.
…Когда Старший, потеряв Маленького Серого из виду, вернулся, то увидел, как Маленький Серый Козлёнок подполз к Козе и пытается попить молока. Но Коза – не Корова: взбрыкнув, подскочила, уронила Маленького Серого Лисёнка и поддела его рогами так, что он, взвизгнув, понёсся мимо Старшего к Лесу, не останавливаясь.
Каково было удивление Мамы, когда Два Маленьких Потрёпанных Лисёнка вернулись домой. У Старшего был синяк под глазом, а у Маленького Серого Лисёнка – кровавая ранка от рогов Козы, которую Мама Лиса принялась зализывать. Дети сказали, что свалились с обрыва и ударились. Но Мама, обнюхав их, не поверила. И вечером рассказала Папе, что пришли два раненых сорванца, но почему-то от них пахло молоком!

…А девочка-пастушка сидела запертой в чулане за вранье. Когда она пришла домой и рассказала, что видела, как рыже-серый бутерброд доил корову, ей никто не поверил: ведь такого не бывает!