Турчинский ударил быка

«Большие гонки» — игра международная, за победу в ней сражаются четыре команды из Франции , Китая , Украины и России . Нашу страну представляют исключительно звезды. А вести это шоу будет Дмитрий Нагиев.

Звезды в костюмах лягушат

Знаменитости нарядятся в забавные костюмы кенгурят, цыплят, лягушат и будут выполнять в них нешуточные задания.

Съемки проходили во Франции, на специально оборудованном стадионе. В гигантском металлическом ангаре стояла страшная жара, иногда температура зашкаливала за пятьдесят градусов.

— Жара стала самым суровым для меня испытанием, — признался « КП » Дмитрий Нагиев. — Если участники могли отойти попить водички, снять футболки, то я, как ведущий, весь день с десяти утра до полуночи вынужден был находиться в костюме и не мог никуда отлучиться. Иногда на меня накатывало дикое отчаяние.

Якубович пошел на быка

В общем, трудно было всем. Пока ведущий обливался потом, звезды в тяжеленных двадцатикилограммовых костюмах карабкались, прыгали и ползали по стадиону. Самым сложным конкурсом все признали футбол с быками. Огромные надувные мячи нужно было забить в ворота, на которых стоял. бык! Причем это было не мирное жвачное, а заранее раззадоренное и весьма опасное животное. Капитанам наших команд — Леониду Якубовичу, Владимиру Жириновскому , Наташе Королевой — понадобилось все самообладание, чтобы вывести своих игроков на эту корриду.

Мы увидим тринадцать серий «Больших гонок». Нам покажут десять отборочных туров, два полуфинала и финал, в котором участвуют сборные всех четырех стран.

Сегодня стало известно, что умер Владимир Турчинский, известный шоумен, телеведущий, рекордсмен в силовых видах спорта, передает НТВ.

Еще школьником он стал серебряным призером столичного первенства по борьбе. А прозвище Динамит Турчинскому дали за своеобразный сильный и взрывной характер. Владимир Турчинский ? единственный россиянин, имя которого попало в энциклопедию силачей XX века.

Добившись больших результатов в спорте, он сумел проявить себя и в других сферах: снимался в кино, в последнее время активно участвовал в телевизионных проектах, стал одним из самых заметных персонажей телеэфира.

В на НТВ Владимир Турчинский вел «Фактор страха», программу, в которой совершались только экстремальные поступки. И это тоже требовало бесстрашия и силы.

Как сообщается, у Владимира Турчинского остановилось сердце. Ему было 46 лет.

И. Скопаров
БОЕВОЕ МЕЖДУРЕЧЬЕ

То памятное воскресенье 22 июня 1941 года Илья Павлович Кожар решил провести с семьей на обкомовской даче, расположенной в живописной местности недалеко от Гомеля. Погода стояла отменная, и он заранее предвкушал, как побродит с детишками по лесу, подышит чистым воздухом, напоенным смолистым ароматом сосен.
И не знал Илья Павлович, что очень скоро лес надолго станет ему домом.
Мирную дачную обстановку неожиданно нарушили телефонные звонки. Членов бюро обкома одного за другим начали вызывать к аппарату.
Заметив тревогу и беспокойство на лице первого секретаря, Илья Павлович спросил:
— Что случилось?
— Узнаете в городе. Сейчас же едем.
Видимо, услышанная новость показалась настолько невероятной первому секретарю, что он просто не решился ею поделиться, считая ее каким-то недоразумением.
К сожалению, никакого недоразумения не произошло: на нашу страну вероломно напала фашистская Германия.
В конце июня обком получил директиву ЦК ВКП(б) и СНК СССР о создании подпольных парторганизаций и партизанских отрядов на оккупированной врагом территории. Знакомя с ней обкомовцев, первый секретарь сказал:
— Обстановка требует быстрого выполнения директивы. Для этой цели всем обкомовским работникам необходимо в срочном порядке выехать в районы.
И вот Илья Павлович направляется по своему маршруту. Первую остановку он сделал в Ветке. Здесь три года назад он работал секретарем райкома партии, поэтому хорошо знал местность и людей.
В райкоме был собран весь партийный актив. Илья Павлович зачитал директиву. Исходя из сложившейся обстановки и принимая во внимание личные качества людей, решили назначить командиром партизанского отряда уполномоченного Министерства заготовок Николая Цуканова, а для подпольной партийкой работы оставить в деревнях Шерстин и Воробьевке Петра Лосева и Ивана Гончарова. Время и жизнь показали потом, что выбор был сделан правильно, товарищи Лосев и Гончаров оправдали оказанное им доверие.
Не одну бессонную ночь провел Илья Павлович, объезжая Светиловичский и Чечерский районы. Для подпольной работы и для партизанских действий в тылу врага он подобрал мужественных и стойких людей. Было налажено военное обучение будущих партизан, подготовлены конспиративные квартиры, заложены базы в лесах. Кое-где спрашивали: — Вот вы предлагаете нам остаться в тылу, а сами вы останетесь?
Илья Павлович был готов ответить на этот вопрос. Он твердо решил: не покидать область и вести с врагом борьбу до победного конца. В прошлом сын бедняка, выведенный на широкую дорогу жизни Советской властью, воспитанный Коммунистической партией, в которую вступил по ленинскому призыву в 1924 году, он не мог поступить иначе. В этом он видел свое гражданское призвание, свой долг коммуниста.
И. П. Кожар принадлежал к поколению коммунистов, которое знало о подпольной работе лишь понаслышке или из книг и кинофильмов. Поэтому ему пришлось немало потрудиться над разработкой техники конспиративной связи: паролей, отзывов, кличек, кодов, шифров. Все их нужно было запомнить, так как любая запись, даже зашифрованная, могла впоследствии оказать плохую услугу.
В конце августа, когда фронт приблизился к самому Гомелю, бюро обкома собралось на свое последнее совещание в небольшой избушке на окраине Новобелицы. На этом заседании И. П. Кожар был утвержден одним из руководителей партийного подполья и партизанского движения области.
Через два дня руководители гомельского подполья Илья Павлович Кожар и Андрей Аверьянович Куцак, еще до этого эвакуировавшие свои семьи в глубокий тыл, направились в лес. На дороге, по которой они шли, царило оживление: в обе стороны двигались советские воинские части, уходило на восток население. Отчетливый гул артиллерийской канонады свидетельствовал о близости фронта. Над Гомелем стояло черное облако дыма, кружили фашистские стервятники.
— Как тяжело покидать родной город! — глубоко вздохнув, сказал Андрей Аверьянович.
Он высказал как раз то, что в эту минуту чувствовал и Илья Павлович, который задумчиво ответил «да» и сразу перешел на другую тему.
— Меня беспокоит,- сказал он,- что наши партизанские отряды недостаточно оснащены. Не хватает оружия, взрывчатки, нет раций, мало одежды. Все это придется добывать у врага. Правда, отряды укомплектованы надежными людьми, которые сами изъявили желание сражаться в тылу. Ты Федосеенко знаешь?
— Директора авторемонтного завода? Знаю. Хороший коммунист.
— Я тоже так думаю. В гражданскую войну он командовал батальоном Красной Армии. По-моему, было бы целесообразно слить партизанский отряд Новобелицкого района с Гомельским городским отрядом, а во главе поставить Федосеенко.
— В этом есть смысл. А комиссаром назначить секретаря горкома партии Барыкина.
— Кандидатура удачная.
Так, ведя деловой разговор, они свернули на лесную тропинку и вскоре очутились в расположении Новобелицкого партизанского отряда. Недалеко от него находился и Гомельский городской отряд. На второй день произошло их объединение.
Разрабатывая с Федосеенко и Барыкиным план дальнейших действий, Илья Павлович предупредил:
— В целях маскировки при прохождении фронта в бой не вступать.
Такие указания были даны и другим отрядам.
Обстановка подсказывала, что двум секретарям обкома оставаться в одном месте нецелесообразно, и Кожар, высказавший это предложение, отправился в Гомельский сельский и Лоевский отряды, а Куцак остался в отряде «Большевик» (городском), который осенью 1941 года передислоцировался в чечерские леса. Создались две зоны руководства подпольного обкома КПБ: северная во главе с Куцаком и юго-западная во главе с Кожаром.

Бросим взгляд на карту Гомельской области. Огромный треугольник, образованный в южной ее части слиянием Днепра и Сожа, называется Междуречьем. Его территория изобилует лесами, сильно заболочена, и более удобное место для ведения партизанской войны трудно подыскать.
Илья Павлович обосновался в лоевском партизанском отряде «За Родину». Отряд начал свою боевую деятельность сразу, как только в район вступили оккупанты. Партизаны уничтожили два вражеских бомбардировщика, сделавших вынужденную посадку, и сожгли несколько мостов.
Потом началась полоса неудач. Пробираясь отдельными группами к шоссейной дороге Гомель — Чернигов, партизаны устраивали засады. Но ощутимых результатов это не давало: то засады были слишком далеко от дороги, то брошенные под вражеские машины гранаты скатывались в кюветы и там взрывались, не причиняя вреда, то противник открывал такой мощный огонь, что нападающие сами едва уносили ноги.
Многие в отряде приуныли. Чтобы внести в настроение партизан перелом, Илья Павлович решил сам возглавить одну из операций. К нему присоединился командир отряда, секретарь Лоевского райкома партии Синяков. Взяв с собой двенадцать бойцов, они вышли к шоссейной дороге. Распределили обязанности и засели в кустах. Один боец наблюдал за правой стороной дороги, другой — за левой. Группа располагала ручным пулеметом, двумя автоматами, винтовками и гранатами.
Не успели партизаны осмотреться, как на дороге показалась легковая автомашина. Николай Шакарашвили, подползший с ручным пулеметом к самой обочине, подпустил ее вплотную и нажал на спуск.
Осечка.
А машина уже поравнялась с засадой. Уже видны гит-лероЕские офицеры. Партизаны, за исключением Николая, пришедшего в отряд из окружения, видели их впервые.
Выбросив испорченный патрон, Николай снова нажал на спусковой крючок. Пулемет застрочил. Машина остановилась. Из нее один за другим начали выскакивать гитлеровцы. На них обрушился огонь из всех винтовок и автоматов.
Партизанам достались трофеи: оружие, одежда, документы, печати и бланки штаба гитлеровского кавалерийского полка.
Этот успех, хотя и небольшой, поднял боевой дух отряда. Вскоре группа партизан под командой Синякова уничтожила грузовую машину с оккупантами. А еще одна машина с солдатами врага наскочила на партизанскую мину между Лоевом и Речицей.
К 24-й годовщине Октября отряды «Большевик» и «За Родину» имели уже значительный боевой счет: до 40 разбитых и сожженных автомашин противника, десятки разбитых мостов, сотни уничтоженных гитлеровцев. Активизировались действия и других отрядов. Разгром фашистов под Москвой вдохновил партизан на новые подвиги. Эту радостную весть коммунисты немедленно сделали достоянием всех гомельчан. И в ответ сотни патриотов пополнили ряды пар- тизан.
Первая военная зима выдалась морозная и снежная. Партизаны рыли землянки и утепляли их. Подступы к базам минировались и зорко охранялись. И в пургу и в мороз партизаны не давали покоя оккупантам. Последние встревожились не на шутку. Скованные льдом болота сделались проходимыми, и по ним фашисты могли добраться до стоянок партизан. В своих газетах они расписали, что устроят на партизан облаву и всех перебьют.
В декабре гитлеровцы напали на расположенный по соседству Добрянский отряд из Черниговской области. Отбиваясь от них, добрянцы перебрались на территорию братской Белоруссии, поблиясе к Лоевскому отряду «За Родину». Каратели заняли все населенные пункты вокруг обоих отрядов.
Совместно с Синяковым Илья Павлович пошел к добрянцам и предложил план действий. Он состоял в следующем: с рассветом добрянцы пойдут по льду замерзшего болота, потом разделятся на две части, которые по новому месту вернутся назад и устроят засаду, оставив между собой свободное пространство, а лоевские партизаны поддержат их огнем с поросших лесом островков.
На рассвете послышались выстрелы. По следу добрянцев шли фашисты. Это был передовой отряд карателей. Уверенные, что партизаны пойманы в ловушку, они не ожидали серьезного сопротивления. Но, втянувшись в промежуток между островками, попали под перекрестный огонь. Схватка длилась недолго. Почти все фашисты были перебиты.
После такого разгрома основные силы карателей побоялись углубляться в лес. Они не рискнули даже заночевать в окрестных деревнях, сели на машины и уехали.

На Новый год Илью Павловича удивило появление в отряде двух бывших председателей колхозов: Андрея Ковзика и Ивана Двораковского. Оказалось, что их привел партизан Романьков.
— Хотим своими ушами послушать передачи из Москвы,- заявили они.
Гостей приняли хорошо, но Романькова отчитали за неосторожность. Вскоре опасения партизан подтвердились. О посещении отряда Ковзиком и Двораковским узнали фашисты. Первого они схватили ночью на квартире, а второму удалось бежать. На рассвете возле партизанского отряда появился крупный отряд эсэсовцев. В пути они убили партизана Журавского. Выстрелы карателей подняли на ноги партизан, и они подготовились к бою.
Бой был жаркий. Хотя неожиданного нападения у фашистов не получилось, наступали они стремительно. Партизаны заранее заняли позиции и вели дружный огонь. Среди них находился и Илья Павлович. Замаскировавшись в снежном окопе рядом с отделением Муравицкого, он вел прицельный огонь по белым фигурам, маячившим между деревьями. Над головой свистели пули. Сзади рвались снаряды противника.
Особенно напряженной была схватка на рубеже, занимаемом отделением Макара Турчинского. Здесь погиб пулеметчик Николай Пинчук. Фашисты воспользовались этим и бросились в атаку.
Но открыло огонь отделение Аркадия Рудака, где в это время находились секретари райкома Григорий Синяков и Степан Дундуков. На атакующих обрушились их частые залпы. У карателей создалось впечатление, что их окружают.
Вдруг раздался свисток. Трудно было понять, что он означал. Зто выяснилось только после того, как фашисты отпрянули назад и, маскируясь за деревьями, стали удирать.
На некоторое время Илья Павлович потерял связь с отрядом «Большевик». Он старался восстановить ее, но все напрасно. И вот однажды разведка сообщила, что в селе Михайловском замечены какие-то бородатые партизаны в коротких кожаных куртках. Кожар с несколькими товарищами отправился туда, чтобы повидаться с «бородачами». Там он неожиданно встретил людей из отряда «Большевик» : Барыкина, Антонова, Федосеенко, Исаченко и других товарищей по подпольной работе. Здесь же находился и давно разыскиваемый отряд Андрея Бурого.
Много пришлось перенести обоим отрядам. Но и на их счету было немало убитых врагов, несколько десятков уничтоженных автомашин и взорванных мостов.
Эта встреча очень обрадовала Илью Павловича. Тут же был разработан план налета на фашистский гарнизон в усадьбе бывшего совхоза имени Максима Горького. Не выдержав стремительной атаки, его охрана разбежалась, и партизанам достался склад с продуктами питания, подготовленными для отправки гарнизону оккупантов в Гомеле.
Недалеко от совхоза партизаны встретили группу советских воинов, накануне приземлившихся на парашютах. Командовал ею опытный подрывник Борис Тульчинский. Партизаны пригласили десантников в свой лагерь. А там со всех сторон посыпалось столько вопросов, что гости не успевали отвечать.
Десантники оказали партизанам большую помощь в овладении минноподрывным делом. Они располагали изрядным количеством взрывчатки, которой поделились с партизанами.
Через радиста десантников Кожару удалось установить связь с Москвой, которая с той поры почти не прерывалась до конца партизанской войны. После этого в Гомельское соединение прибыли опытные связисты, благодаря которым связь с Центральным штабом партизанского движения стала регулярной.

Все карательные экспедиции против Лоевского отряда терпели неудачу, хотя фашисты и докладывали по начальству, что партизаны уничтожены. На это последние отвечали ударами по их коммуникациям и живой силе.
Словом, в Лоевском отряде дела шли успешно. Но из других мест начали поступать недобрые вести. В боях с карателями погибло много партизан Жлобинского отряда, в том числе и секретарь райкома партии Шапиро. Был выслежен и схвачен командир Ветковского отряда Николай Цуканов. В том же районе фашистам удалось задержать подпольщиков Петра Лосева и Ивана .Гончарова. В Тереховском районе в лапы врага попал Шутов, в Лоевском — Сусло. Всех их, а также десятки других коммунистов, комсомольцев и беспартийных патриотов фашисты долго мучили, а потом расстреляли. Некоторые умерли, не выдержав зверских пыток.
Неудачи, постигшие некоторые подпольные организации, насторожили подпольный обком партии. Разрабатывая план дальнейших действий, Илья Павлович думал: «Видимо, у нас плохи дела с конспирацией. Нужно усилить бдительность, улучшить связь по всей области, послать в районы связных».
Послать, но кого? Не всякому удается выполнить это трудное, связанное с риском задание. Недавно пошел на связь секретарь подпольного обкома комсомола Аркадий Рудак — смелый и находчивый парень. Он был снабжен надежными документами на имя работника районного банка и в поношенной одежде имел самый невзрачный вид. А что получилось? Едва он вошел в лес, как столкнулся с фашистским подразделением. Фашисты не могли понять, кто он. Да и разбираться им было некогда. Они присоединили его к колонне советских военнопленных. Лишь чудом ему удалось бежать и вернуться в отряд.
Для восстановления связи с отдаленными районами Синяков назвал несколько кандидатур. И все их Кожар отверг:
— В данном случае больше подойдет женщина, чем мужчина.
В Лоевском отряде была единственная девушка — Настя Платонова. Родом она была из Паричского района, комсомолка, перед самой войной окончила сельскохозяйственный техникум.
В отряде она никогда не сидела сложа руки: то хлопотала на кухне, то чинила кому-нибудь одежду, то стирала. Словом, делала все, что придется. Ее любили за трудолюбие и добрый нрав, но считали несерьезной. Дело в том, что первый партизанский набор состоял преимущественно из людей семейных, пожилых и солидных. А Настя была девушкой веселой, хохотала по всякому поводу.
На Илью Павловича она сначала тоже произвела впечатление хохотушки. Но он быстро понял свою ошибку. Просто Настя была застенчивой девушкой. Разговаривая с пожилыми мужчинами, она очень смущалась, а свое смущение прикрывала смехом.
Илья Павлович некоторое время присматривался к Насте, изучал ее. А однажды, встретив одну, спросил:
— Настенька, ты выполнишь одно поручение?
— Какое? — удивилась и, казалось, обрадовалась она.
— Трудное и опасное. Надо пройтись по области, посетить города, партизанские отряды, отдельных людей.
Не успел Илья Павлович закончить фразу, как Настя ответила:
— Я согласна.
Она внимательно выслушала, в чем состояло задание. Память у нее оказалась отличная. Настя с полуслова все схватывала и запоминала. Илья Павлович отметил про себя ум девушки, никак не вязавшийся с репутацией хохотушки.
Теплым сентябрьским утром Настя собралась в путь. В простеньком ситцевом платье, босиком, с поношенными ботинками в руках, она была похожа на тысячи таких же синеглазых, светловолосых девушек, разбросанных войной по шляхам и дорогам оккупированной Белоруссии. Илья Павлович пожал ей на прощание руку и предупредил:
— Если узнаешь что-либо важное, немедленно возвращайся. Если нет — иди до самого конца маршрута. Ждем тебя через десять дней. На опушке леса тебя встретят дозорные. Если их не окажется, то под корнями вон того дуба найдешь патронную гильзу с запиской. Смотри, будь осторожной!
— Обо мне не беспокойтесь! — твердо ответила девушка и быстро зашагала по дороге.
С болью в сердце Илья Павлович подумал: «Вернется ли? А если нет — как потом буду чувствовать себя я, пославший ее? Проклятая война. »
Больше недели колесила Настя по дорогам области. Узнала о положении дел в Тереховском и Ветковском районах. Побывала в Гомеле. Город поразил ее своими развалинами, виселицами на улицах и площадях. Здесь впервые она почувствовала страх. Но ответственность за порученное дело придавала ей храбрости, и она шла дальше. Многое видела собственными глазами, многое слышала от людей. Все запоминала. В отряд вернулась благополучно.
Не со всеми подпольными организациями Насте удалось связаться, но собранные ею сведения оказались очень ценными. По ним можно было составить мнение о положении дел во многих районах. Особенно важно было то, что о партизанах люди везде говорили с сочувствием, движение набирало силы, повергая в трепет оккупантов.
Как-то, будучи студенткой, Настя была на практике в совхозе имени Горького и жила на квартире у брата директора, Андрея Бурого, ставшего командиром партизанского отряда. Она многое узнала о положении дел в совхозе и в этом отряде. Узнала она также, что сельский бургомистр (он же и начальник полиции) Гордей Быков издевается над населением и своим хозяевам из гестапо дал слово, что доставит Андрея Бурого живым или мертвым.
— Там, где Быков, партизан и духу не будет! — похвалялся он.
Рассказ Насти задел за живое партизан Лоевского отряда. Особенно решительных действий требовала молодежь. Комсомолец Сергей Бутаков воскликнул:
— Разрешите мне одному пойти в совхоз и публично расправиться с Быковым!
Действия предателя и фашистского холуя не должны были остаться безнаказанными. Нашлись и еще добровольцы. Из них было отобрано четыре человека, в том числе
Бутаков и Алексей Платонов. Илья Павлович дал Бутакову свой пистолет.
— Ваша задача прийти к Быкову на квартиру и расстрелять его. Сделать это нужно средь бела дня, чтобы показать населению, как свершается казнь над изменником Родины. Справитесь?
— Постараемся! — за всех ответил Бутаков.
Спрятав за пазуху гранаты и пистолеты, партизаны смело прошли по центральной улице совхоза и направились к дому Быкова, который жил рядом с казармой охранников. Бутаков и Платонов вошли в дом, где Быков проводил со своими подручными какой-то инструктаж.
— Кто вы и зачем пожаловали? — хватаясь за пистолет, спросил он.
— Кто мы, узнаете по нашим документам. А зачем пожаловали, мы сейчас скажем,- ответил Бутаков.
— Обыскать их!
— Пожалуйста! — Бутаков шагнул вперед и, сделав жест, будто распахивает ватник, резко выбросил вперед правую руку. Грянул выстрел. Быков пошатнулся, выронил пистолет и грохнулся на пол. Среди охранников поднялся переполох. Бутаков и Платонов воспользовались этим и выскочили за дверь. Вместе с двумя другими партизанами, стоявшими начеку у дома, они побежали к лесу и скоро скрылись в густых зарослях.

С каждым днем росли партизанские отряды. Для их действия требовался более широкий оперативный простор. Днепровско-Сожское междуречье оказалось для них тесным. Поэтому летом 1942 года партизанские зоны появились на правом берегу Днепра. Фашисты пытались оказать противодействие, создавая там свои гарнизоны. Однако партизаны быстро их разгромили. Особенно большие потери понес гарнизон противника в селении Ручеевка.
А бой у села Лесного надолго остался в памяти всех, кто в нем участвовал.
Подрывная группа роты из отряда имени Ворошилова (командир роты Иван Барунов), пустив под откос вражеский эшелон возле станции Демехи, возвращалась в село Лесное, где размещалась вся рота. Партизаны и не подозревали, что их преследуют эсэсовцы. Выручили партизанские дозоры. Они своевременно заметили врага, и по их сигналу рота быстро приготовилась к бою.
Подпустив фашистов на близкое расстояние, партизаны открыли огонь. Фашисты ответили также огнем, затем бросились в атаку. Но с одного фланга по ним ударил пулемет, а с другого — ротный миномет. Этого они, видимо, не ожидали и сразу попятились. Их раненый офицер застрелился.
После этого среди карателей началась паника, затем они обратились в бегство. Но по глубокому снегу им трудно было бежать, мешало и зимнее обмундирование.
А партизанам не хотелось их упустить, и они бросились вдогонку. Чтобы легче было догонять, они на ходу сбрасывали полушубки, шапки, даже обувь. Со стороны это выглядело довольно смешно, напоминало игру взапуски.
Но погоня длилась недолго: через два километра некого было догонять. Отряд карателей перестал существовать. На месте схватки остались 32 убитых фашистских солдата и один офицер. У партизан в этом бою погиб секретарь парторганизации отряда Потеенко и тяжело ранен коммунист
Лишахваев.
В это время возникла крайняя необходимость в создании штаба соединения — единого центра по руководству боевой и политической деятельностью партизанских отрядов. В ноябре 1942 года в лесном массиве между деревнями Хатки Лоевского района и Омельковщиной Хойникского района сосредоточилось шесть партизанских отрядов: Гомельский, Лоевский, Речицкий, Жлобинский, Буда-Кошелевский и Уваровичский. Нужно было умело и четко координировать их боевую деятельность. Для этого решением общего собрания коммунистов всех партизанских отрядов в январе 1943 года был создан штаб Гомельского партизанского соединения в составе И. П. Кожара (командир соединения), Е. И. Барыкина (начальник штаба), А. Д. Рудака (заместитель командира) и Г. С. Хумарьяна (начальник особого отдела). ЦК КПБ и Центральный штаб партизанского движения Белоруссии утвердили решение партийного собрания.
После этого партизанские отряды, из которых уже начали формироваться бригады, стали действовать более организованно и оперативно. С новой силой они ударили по оккупантам. Фашисты вынуждены были прятаться в городах и крупных районных центрах. Но партизаны и там не давали им покоя. Два раза громили они фашистский гарнизон в районном центре Лоеве и один раз — в Стрешине.
Росли и крепли подпольные партийные организации, умножался их боевой и политический опыт. Они вели огромную массово-разъяснительную работу среди партизан и населения. Поэтому любая победа Советской Армии на фронте, любое мероприятие Советского правительства быстро становились достоянием широких масс. Во все уголки области подпольный обком направлял своих связных, пропагандистов и активистов. Славные страницы в историю борьбы с оккупантами вписали подпольщики Гомеля, Жлобина, Речицы.
Гитлеровцы двинули против партизан около 30 тысяч солдат регулярных войск, следовавших к фронту. Началась блокада партизанской зоны. 23 января 1943 года разведчики доложили Кожару о скоплении фашистских войск на всех направлениях. Гитлеровцы заняли все населенные пункты и вплотную приблизились к партизанским базам. Их самолеты буквально висели над партизанами. Артиллерийский обстрел и бомбежки с воздуха продолжались несколько дней.
Партизанские силы были в несколько раз меньше сил противника. Боеприпасов могло хватить не больше чем на полчаса интенсивного боя. К тому же в отрядах имелось до полсотни раненых партизан, многие из которых совершенно не могли двигаться.
В штабе соединения хорошо понимали, что нельзя ждать, когда вражеское кольцо замкнется вокруг партизанских землянок. Со всей остротой встал вопрос: что же делать?
Были созваны на совещание командиры и комиссары отрядов. Их мнения разделились. Одни настаивали на немедленном уходе. На это Синяков, командир отряда «За Родину», резко возразил:
— Куда идти? Все равно уже поздно. Фашисты в любую минуту начнут наступление. Здесь, в укрепленном лагере, мы хоть сможем обороняться и уложим несколько сотен врагов.
Илья Павлович внимательно взвешивал все «за» и «против». Он чувствовал, что за все месяцы партизанской борьбы соединение никогда не было в таком остром, опасном положении. В душе Кожар был согласен с теми, кто предлагал немедленно перебазироваться, чтобы спасти людей. Невозможно, Синякоз прав. Возможно, уже поздно.
Принять окончательное решение помог случай. В штаб соединения был доставлен словацкий офицер Ладислав Дында. Какой-то крестьянин вез его из Хойник в деревню Дубровицу, а привез на партизанскую заставу в деревню
Омельковщину.
С ловак не оказал сопротивления. На вопросы отвечал свободно, без настороженности. Его сведения совпадали с данными партизанской разведки.
— Когда фашисты намереваются предпринять генеральное наступление? — спросил Кожар.
— Завтра или послезавтра, не позже.
Решено было, не теряя ни минуты, уходить с обжитой зимней базы.
Встал вопрос: что делать с пленным? Среди партизан уже были словаки (да и не только словаки), которые пришли добровольно. Этот же — пленный, да еще офицер. Никто не решился предложить ему остаться в партизанах. Посоветовавшись в штабе соединения, решили отпустить словака и помочь ему добраться до своей части. Но плен- ному трудно было поверить в искренность такого предложения. Тогда Кожар сказал:
— Хоть вы и на службе у фашистов, но мы не считаем вас своим врагом. Рано или поздно вы опомнитесь. А стрелять в спину вам никто не намеревается — это не метод советских партизан.
Лицо словака просветлело. Он с волнением в голосе заявил:
— Прошу принять меня в партизаны. Если вы мне не доверяете, то лучше расстреляйте меня, но от вас я не уйду.
Так Ладислав Дында стал партизаном. Он был отправлен в одну из диверсионных групп, которая впоследствии подорвала несколько немецких эшелонов. Однажды группа нарвалась на вражескую засаду и была рассеяна. Переодетые под партизан фашисты схватили Ладислава, но, как ни пытали его, он не проронил ни слова. Тогда его повесили. Словацкий патриот погиб, не посрамив чести партизана.
. Кожар знал, что в Октябрьском районе сосредоточились партизанские отряды Минской области. Туда и решено было держать путь.
Наступил вечер, стемнело. По лесу двигались растянувшиеся обозы. В одном месте впереди мелькнули какие-то тени. Это, вероятно, был словацкий дозор, но со словацкими подразделениями у партизан сложились своеобразные взаимоотношения. Партизаны, лежа в засадах, не трогали проезжавших или проходивших мимо словаков, а те платили тем же. Находясь на постах на железных дорогах, они подсказывали партизанам неохраняемые проходы. А однажды вместе с партизанами открыли огонь по фашистскому эшелону.
Вот и на этот раз, спокойно обойдя словацкую дивизию, партизаны проделали за ночь около тридцати километров. Утром они приблизились к железнодорожной линии Гомель — Калинковичи. Пришлось остановиться на дневку. Со старого места стоянки доносилась артиллерийская канонада и взрывы бомб. Это фашисты, не подозревая, что база давно опустела, вели на нее наступление.
В мелких стычках с фашистами соединение пробилось в Октябрьский район, сохранив боевую силу и материальную часть. Там Кожар встретился с руководителями Минского подпольного обкома партии и командованием партизанского соединения, которые помогли отправить на самолетах в советский тыл раненых. После небольшой передышки соединение снова вернулось в Гомельскую область.

Читайте так же:

  • Чем поить теленка при поносе Авторы Сильвия Кегоу Джуд Хайнрикс Государственный университет Пенсильвании Отделение молочного животноводства и зоологии Введение Восстанавливающие водный баланс растворы для приема […]
  • Лечение перикардита у коровы ТРАВМАТИЧЕСКИЙ ПЕРИКАРДИТ (Pericarditis traumatica), воспаление перикарда, возникающее вследствие его повреждения. Наблюдают гл. обр. у кр. рог. скота. Т. п. развивается обычно как […]
  • Бык на спине Значение тату с быком всегда было четким и ясным. Бык является воплощением мужского начала, но не только им, а еще и производительной мужской силы. Бык всегда связан с чем-то мощным, […]
  • Строение желудок коровы Сегодня мы поговорим о том, сколько желудков у коровы. Это сельскохозяйственное животное, которое питается растительным кормом и грубой пищей. Поэтому его пищеварительная система […]
  • Физико-химический состав молока коров Научные публикации аграриев Брянщины Химический состав молока коров черно-пестрой породы различных генотипов Длительное время селекцио­неры в нашей стране занима­лись в основном […]
  • Самые популярные породы коров в россии Корова является одним из популярных представителей крупного рогатого скота. Это животное чаще других можно встретить на деревенском подворье или в фермерском хозяйстве. Корова незаменима и […]

Партизаны Гомельского соединения еще в 1942 году начали наносить чувствительные удары по транспорту врага. Первую группу подрывников на железной дороге Гомель — Чернигов возглавил Емельян Барыкин. Заложив мину, подрывники пустили под откос паровоз и полдесятка вагонов с военным имуществом. Потом активно и успешно участвовали в операциях по подрыву железнодорожных путей другие партийные работники: Семен Антонов, Виктор Юдин.
В июле 1943 года в штаб соединения из Центрального штаба партизанского движения пришел приказ о подготовке к рельсовой войне в тылу врага, чтобы помешать доставке его живой силы и техники на фронт. А когда сражение под Курском и Белгородом развернулось, партизаны получили директиву нанести удар по железнодорожным путям.
Все отряды вышли на отведенные им участки. Начался массовый подрыв рельсов. В некоторых местах пришлось вступать в схватки с охраной. Штурмовые группы громили укрепленные пункты противника, обеспечивая действия диверсантов. Взрывы, раздававшиеся со всех сторон, напоминали артиллерийскую канонаду. В Гомеле в эту ночь среди фашистов царила паника. По городу распространился слух, будто высажен огромный советский десант, который окружил Гомель и готовится к штурму. Началась лихорадочная подготовка к обороне.
А на самом деле произошло то, что партизаны соединения только за одну ночь подорвали около тысячи рельсов и убили свыше 150 фашистских солдат и офицеров. За эту операцию соединение получило благодарность от Центрального штаба.
Одновременно с диверсиями на железных дорогах соединение вело ожесточенные бои с оккупантами в лесах и населенных пунктах.
В июне партизанская разведка донесла, что в Речицу прибыли дивизия СС и два вспомогательных полка. Было установлено, что эти силы предназначены для крупной карательной операции.
В штабе соединения к этому донесению отнеслись со всей серьезностью. Ведь дивизия располагала внушительной техникой: танками, бронемашинами, артиллерией, даже бомбардировочной и разведывательной авиацией.
Каратели точно знали о расположении партизанских отрядов и бригад, а также штаба соединения. Об этом свидетельствовали пометки на карте, найденной в сбитом вражеском самолете-разведчике.
Командование соединения решило спутать карты противника.
Ночью соединение скрытно передислоцировалось. На путях предполагаемого движения противника были расставлены мины.
Утром гитлеровцы со всех сторон повели наступление на оставленную партизанами зону. Народные мстители решили не уклоняться от боя и заняли выгодные позиции за деревней Узнож. Вскоре появились части противника.
Завязался бой. Он продолжался целый день. Гитлеровцы четыре раза поднимались в атаку, два раза им удавалось доходить до опушки леса, но всякий раз они отступали под огнем партизан, переходивших в контратаки. Они пытались зайти партизанам в тыл, но, наскочив на мины и потеряв несколько танков, отказались от своего замысла.
С наступлением ночи бой утих. Понеся большие потери, фашистские разбойники бежали с поля боя, а по пути сожгли десятки опустевших деревень, население которых ушло в леса.
На месте этого боя, в деревне Узнож, стоит сегодня памятник-обелиск.

Летом 1943 года штаб соединения размещался в Речицком районе, так как здесь проходили важные шоссейные и железные дороги, протекал Днепр и отсюда облегчалась связь с Уваровичским, Буда-Кошелевским, Стрешинским и Жлобинским районами, а также с северной группой партизанских отрядов в чечерских лесах и с бригадой Рогачев-ского района. Сюда из Москвы прибыл радист Алеша с рацией, оружием, боеприпасами и взрывчаткой, что позволило еще больше активизировать рельсовую войну и другие операции против врага. Прибыла также партизанская типография, после чего возобновился выпуск областной газеты «Гомельская правда».
Много тяжелых боев и походов пришлось провести отрядам и бригадам Гомельского партизанского соединения, возглавляемого Ильей Павловичем Кожаром. В этих боях закалились характеры людей, окрепла их воля к победе. Сам Илья Павлович вырос в командира, способного руководить большими и сложными операциями, на практике овладел искусством подпольной работы. В самые трудные минуты, окруженный верными соратниками, он не дрогнул, выстоял до конца, с честью выполнил свой гражданский и партийный долг.
. Однажды ранним осенним утром 1943 года командира соединения разбудил часовой.
— Пушки! — радостно крикнул он.- Слышны пушки!
— Какие пушки? — не понял Илья Павлович.- Тебе приснилось?
— Ей-богу, товарищ командир. Фронт близко. Наши идут!
Охваченный волнением, Илья Павлович выскочил из землянки. Прислушался. На востоке, совсем недалеко, полыхало зарево. Сквозь шум леса явственно доносился гул орудий. Шел фронт. Шла победа.
В середине ноября советские войска, совершив стремительный бросок на северо-запад, внезапно для фашистов овладели станцией Демехи, западнее Речицы. В этот день разведчики наших регулярных частей встретились с партизанами, и командование Гомельского партизанского соединения вступило в контакт с 19-м стрелковым корпусом генерала Алексеева.
Через день советские войска нанесли удар по фашистскому гарнизону Речицы и освободили ее. Остатки гарнизона с танками, бронемашинами и другой техникой начали отступать по дороге Речица — Паричи. Часть этой дороги находилась под контролем партизан, была заминирована и завалена деревьями.
От Центрального штаба партизанского движения был получен приказ: преградить путь отступления врагу, разгромить его на марше. Командование соединения выделило для засады три бригады: Стрешенскую, «Большевик» и «Железняк».
Длинная колонна фашистов, натолкнувшись в лесу на преграду, остановилась. Танки и бронемашины развернулись, изготовились к бою, а механические пилы на специальных машинах стали выпиливать проход в завале. Нужно отдать справедливость, что они это делали искусно и быстро. Но партизаны не дремали. Со всех сторон они открыли по колонне ураганный огонь. Смолкли пилы, как ветром сдуло саперов. Завязался упорный бой.
Танки и бронемашины врага рванулись вперед, оставив на произвол судьбы длинный хвост грузовиков, автобусов, тягачей. Лишившись своего броневого прикрытия, все эти машины повернули обратно, в сторону Речицы. Партизаны бросились в погоню.
У местечка Горваль фашисты заняли круговую оборону, навели понтонный мост и начали переправу через Березину. Здесь их снова атаковали партизаны, получившие подкрепление от штаба соединения. В стремительном броске они овладели берегом, захватили переправу и 83 вражеских автомашины.
Гомельское партизанское соединение продолжило бои во взаимодействии с 19-м стрелковым корпусом. 25 ноября, когда возобновилось наступление советских войск, оно получило от командования корпуса новую боевую задачу: овладеть укрепленным пунктом врага — деревней Боровики. Совершив обходный маневр по болотистой местности, партизаны атаковали фашистский гарнизон и освободили деревню.
Это был последний бой гомельских партизан под командованием Ильи Павловича Кожара. 26 ноября войска 1-го Белорусского фронта штурмом взяли Гомель, томившийся 28 месяцев под фашистской оккупацией.
Над Гомелыциной взошло солнце свободы. Здесь было положено начало освобождению всей Белоруссии, израненной, но не покоренной. В рядах 52 боевых партизанских единиц Гомелыцины сражалось свыше 16 тысяч партизан. Более 6 тысяч из них влились в ряды 1-го Белорусского фронта, чтобы продолжать борьбу до полной победы над врагом.

Герой Советского Союза генерал-майор запаса Илья Павлович Кожар в настоящее время — доцент Белорусского государственного университета имени В. И. Ленина.

Е.Афанасьева ? Добрый вечер! В эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения и о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева и, как всегда, по воскресеньям говорим мы персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра.

Мы говорим сегодня о достаточно любимом развлечении людей: посмотреть, как другие худеют по телевизору. Это удивительно увлекательное занятие будь то отдельные программы или рубрики в таких программах, как «Здоровье» у Елена Малышевой. Набирала она как-то проект, и там худели и все с восторгом смотрели, как же из огромных людей превращаются в стройных и красивых. Есть ли последователи у телевизионного шоу, мы сейчас и попробуем выяснить. А на канала СТС чуть меньше месяца назад стартовало шоу, известный международный бренд, который называется «Biggest Loser» — по-английски название этого формата международного, а в ленте СТС он называется «Взвешенные люди». Сегодня в гостях у меня те взвешенные люди, которые это шоу делают. Здесь Юрий Бродский, он директор дирекции праймового вещания СТС. Здравствуйте, Юрий!

Е.Афанасьева ? И один из тренеров этого проекта Ирина Турчинская. Здравствуйте, Ирина!

И.Турчинская ? Добрый, бодрый вечер, я надеюсь!

Е.Афанасьева ? Уважаемые слушатели и зрители, пожалуйста, если у вас есть вопросы, комментарии по поводу этого шоу «Взвешенные люди», а так же по поводу всех других возможны программ, где люди пытаются помочь другим людям худеть с помощью телевидения и вообще вести здоровый образ жизни. Вы нам можете их присылать нам, задавать. Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45. Во второй части программы мы примем, возможно, и ваши звонки. Единственно, прошу не спрашивать конкретно у Ирины, как похудеть, а все-таки обсуждать — хотя, вероятно эти вопросы будут – а обсуждать шоу.

Первый вопрос у меня к Юрию. Юрий, скажите, почему вдруг формат СТС заинтересовался этим форматом именно сейчас? Формат известный, он много лет в огромном количестве стран идет с большим или с меньшим успехом. Что случилось, что за идеи завитали в воздухе сейчас, почему СТС выбрал именно эту идею похудения как глобальную?

Ю.Бродский ? В зависимости от того, как рассматривать в принципе этот формат. Этот формат он же не про спорт по большей части. Это формат про преодоление, это формат про драму, это формат про семью. Есть масса эпизодов даже в нашей версии «Взвешенных людей», где основная эмоция проекта – это сопереживание и строится именно на семейных взаимоотношениях наших участников, проходящих через все этих круги.

И.Турчинская ? Хотелось сказать – пациентов.

Ю.Бродский ? Поэтому канал СТС заинтересовался интереснейшим проектом. Долго на рынке он был не востребован, и вот мы первые решились на это. Формат сложный, для российского зрителя это новое, для канала СТС тем более новое. СТС никогда ничего не показывал связанного со спортом.

Е.Афанасьева ? Вы же сами сказали, что не спорт, а про семью. А СТС – вроде про семью.

Ю.Бродский ? Да, но внешняя атрибутика проекта тоже важна. Он выглядит как проект динамичный, спортивный, здоровый образ жизни, и в общем-то, это не было никогда основой жанра СТС. Поэтому для нас это большой челленж, большой вызов – взять его и адаптировать для зрителей СТС, сделать его понятным, читаемым, сделать его таким, чтобы зритель СТС его не отверг. Мы очень волновались, когда вышел первый эпизод. Во-первых, мы его очень долго переделывали. Мы сначала сделали его так, потом сделали его вот так, потом в основу легла динамика, потом в основу легла драма, потом мы поменяли жанр, проводили фокус-группы…

Е.Афанасьева ? Что значит «поменяли жанр»? Каким он изначально планировался? Была такая, кровавая драма, просто трагедия, когда этот жир просто отнимали у участников – они не отдавали!

Ю.Бродский ? Мы слегка поменяли жанр, он поменялся незначительно для зрителя. Зритель этого никогда не заметит. Мы внутри продюсеры понимаем, что, если это изначально задумывалось как реалити, мы из этого сделали докуреалити, мы добавили…

Е.Афанасьева ? Зрителю трудно понять, в чем разница.

Ю.Бродский ? Да, в чем разница между реалити и докуреалити, поэтому мы себе это некритичное изменение простили.

Е.Афанасьева ? Понятно. А вот скажите, Ирина, вопрос такой… Я еще раз напомню, что у нас в гостях создатели шоу «Взвешенные люди», которое вышло на канале СТС, и вы слышали, Юрий Бродский, представитель канала СТС говорил, сейчас вопрос к Ирине Турчинской. Вопрос: Возможно ли реально в телевизионном шоу достигнуть результатов? Потому что вы, как профессионал, который много работает в этой сфере много лет – насколько я знаю вы чемпионка… вот сложное название…

Е.Афанасьева ? Бодифитнес. И тренер известный, пропагандист этого здорового образа жизни. Вероятно у вас много примеров не телевизионных, а в реальной жизни работа с людьми…

И.Турчинская ? Конечно. За плечами сотни килограмм…

Е.Афанасьева ? Сотни килограмм, собранных в отдельную кучу. А возможно ли в рамках телевизионного шоу, где все-таки важно шоу, зрелища, достигнуть реальных результатов?

И.Турчинская ? Результаты реальные. Я не могу забегать вперед. Я конечно знаю, как участник всех событий, от первого до последнего дня все нюансы этого проекта. Для меня это не проект, для меня это жизнь, которая случилась у меня в течение 4-х месяцев, и жизнь не только моя, а жизнь тех людей, которые пришли. И сложность в том, что помимо веса, который они принесли с собой и это тоже для них уже огромная проблема, которую они не могли решить самостоятельно. То есть все люди, которые была на проекте, люди, много раз пытавшиеся похудеть сами, со специалистами, с поддержкой родных, близких, друзей – не получилось. Так вот эти люди, пришли, обнажили себя. Они были постоянно под камерами, под давлением и собственных комплексов и внешних обстоятельств.

То есть реалити было построено так, что постоянно выход из зоны комфорта – это модное сейчас словосочетание – так вот зоны комфорта не было ни секунды. Ребята жили в хороших условиях, но они жили в постоянном общении друг с другом, в постоянных эмоциях, и конечно от них требовался результат, максимальная выкладка, а они к этому не привыкли. Уже по окончании проекта один из участников подошел ко мне и сказал: «Ирина, я сам увидел с ужасом, какие крупные люди– он себя называл жиртрестом, извините за это слово, — какие они манипуляторы. Так вот, они заново узнавали сами себя. Мне кажется, они смотрели каждое утро в зеркало и говорили: Ух-ты! Это я? Я так могу? –как в хорошем, так и в плохом. И эмоции, которые они испытывали, невозможно, было скрыть. То есть первое время – это было время, когда все играли некие маски.

А потом началось обнажение проблем. Нет близких, нет поддержки, нет привычного круга, вроде бы деструктивного, но так тебе знакомого, нет холодильника, который открывается, как только ты захочешь. И два тренера, которые постоянно каждый в своей методике – вот этим тоже прекрасен проект, потому что я и Денис – это совершенно разные посылы к участникам…

Е.Афанасьева ? Надо сказать, что Денис Семенихин – это второй тренер.

И.Турчинская ? Да, это второй тренер, и знаете, лично наше с ним общение случилось за одну секунду, даже не общение, а контакт. Мы настолько поняли друг друга,поняли задачу, которая предстоит. И поняли, что почерк каждого из нас будет кардинально отличаться, потому что мы такие, по сути. У участников была возможность увидеть со стороны, почувствовать изнутри: моя «красная» команда понимала мой метод управления тренировкой, и видела, как работает Денис. И конечно они обогащали себя даже наблюдая за другой командой, глядя, как она работает, как тренируется.

Е.Афанасьева ? Опять-таки нет ли противоречия в ваших методиках — как вы работаете с людьми как профессионал в здоровом образе жизни, в похудении, во всех этих системах и того, что хочет любое телевизионное шоу? Телевизионное шоу хочет эмоций, страстей, правда, Юрий? Хочет каких-то конфликтов. А, вероятно, когда человек худеет, ему как раз наоборот, возможно, не всегда какие-то стрессы и специальные конфликты во благо. Нет ли противоречия в методиках правильных и в том, что требует телевизионное шоу.

И.Турчинская ? Вы знаете, здесь была задача очень сложная – пройти по лезвию бритвы. И она стояла перед каждым участником и, конечно, перед теми людьми, которые делали проект. Конечно есть условия. То есть вводная ребят, и эта вводная – их слабость, это их лень, их нежелание трудиться – это так. Или их безнадежность ситуации, когда они вроде бы, кажется, трудились, пробовали – ничего не получается. Есть вводная формата, есть задача, которую перед тобой ставят люди, которые взяли тебя в этот проект работать, и тебе очень важно услышать и понять, как с участниками быть, но очень важно слышать все то, что тебе говорят, как руководство к действию, потому что, скажем, формат идет не один год во многих странах мира, и это некая технология. И эта технология отработана и успешна.

Е.Афанасьева ? В том числе, не только телевизионная, но и, собственно, система похудения.

Е.Афанасьева ? То есть вы должны были придерживаться какой-то технологии, которая существует у тренерах проекта, разработавших его, либо вы каждый приходит со своей школой похудения?

И.Турчинская ? Нет. Я так вам скажу, есть – назовем это – авторская методика. Люди, которые много лет занимаются каким-то делом – я сейчас про себя, про Дениса – они имеют уже такой опыт практически и они, как врач, который может просто по виду пациента определить его диагноз, поставить диагноз. Потом он перепроверяет это анализами – оказывается, это действительно так. Поэтому это чувствование – как быть – оно сильно развито во всех людях, которые работал на проекте. Работали не только тренеры. Работали два психолога не покладая рук. Был доктор, который был постоянно на проекте. Был доктор, который каждый день так же все контролировал. Но также есть те результаты, которые уже были достигнуты не нами, а теми людьми, которые раньше делали этот проект. И конечно мы привязывались к тем основам, к тому, что уже было пройдено до нас, но вносили в эту свою индивидуальность. Вот такой микст.

Е.Афанасьева ? Ирина Турчинская, она тренер проекта «Взвешенные люди». Само оригинальное называние Biggest Loser – это игра слов и тот человек, которые больше всего скинет вес, и лузер уже русским стало слово. Соответственно эти люди, они себя по жизни ощущают лузерами. И как вы подбирали кандидатов для этого проекта? Потому что, вероятно, как вы правильно сказали, Юрий, что это шоу – это, прежде всего, психологическое, а не похудательное и, вероятно, причина лишнего веса у большинства тоже в первую очередь в зоне психики лежат. Каким образом строился отбор, потому что я читала в вашем пресс-релизе, что более 2 тысяч человек подавали заявки?

Ю.Бродский ? Я думаю, что в первую очередь по физическим показаниям. Человек должен иметь возможность похудеть физически, потому что есть такие стадии ожирения, с которыми делать что-либо опасно с медицинской точки зрения, тем более в стрессовых условиях, тем более, в рамках телевизионного шоу.

Е.Афанасьева ? Но это медицинский отбор, а вот отбор именно телевизионщиков. Вы же должны все равно отбирать каких-то героев, образы, подсознательно закладывать конфликты, которые могут возникнуть у этих людей.

Ю.Бродский ? Вот смотрите, во втором сезоне мы учтем, конечно, еще больше факторов, которые мы, может быть, где-то упустили в первом сезоне, но действительно на уровне кастинга закладывается уже некий конфликт между психотипами участников. Участники подбираются разными, участники подбираются с историями, участники подбираются с бэкграундом каким-то интересным, потому что зритель не хочет смотреть, как…

Е.Афанасьева ? Просто скидывает кто-то вес.

Ю.Бродский ? …как незнакомый человек бьет кувалдой по незнакомой покрышке.

Е.Афанасьева ? А не было ли, Юрий, у вас соблазна пригласить к участию селебрити, потому что российских зритель отличается тем, что даже традиционные форматы, которые во всем мире идут с простыми людьми, у нас смотрят в основном с селебрити, то есть в основном со звездами.

Ю.Бродский ? Вот смотрите Biggest Loser – шоу честное в принципе. Мы, если рассуждать продюсерски, мы можем, конечно, пригласить на 3-4 эпизода какую-то звезду, которая у нас быстренько вылетит, скажем, редакторски вылетит.

Е.Афанасьева ? Потому что у него будет график свой.

Ю.Бродский ? Потому что у него будет график съемок, какие-то гастроли в театрах – человек занятой. На самом деле для нас самих было удивительным фактом, что сработала история про простого человека, которая лежит в основе этого проекта. История обычного человека, потерявшего все. Вот он пришел, это его последний шаг: или в пропасть или на проект «Взвешенные люди». И эта эмоция была принята зрителем, и этот проект дал очень хорошие аудиторные показатели, более, чем в два раза превышающие среднесуточную долю канала.

И я во втором сезоне честно не вижу необходимости привлекать…

Е.Афанасьева ? То есть все так хорошо, что телеканал уже решил второй сезон? Это прекрасно.

Ю.Бродский ? А я сейчас что-то не то сказал? Это не секрет, мы будем…

Е.Афанасьева ? Да. 4 месяца длились, да, Ирина? И эти люди просто бросали свою жизнь налаженную, работу, отрывались от дома, увольнялись или такие длинные отпуска брали?

И.Турчинская ? Вы знаете, более половины участников уже не работали в этом весе и в этом состоянии. То есть у нас были герои, которых увольняли по причине как раз ожирения. Было много людей, которые физически не могли передвигаться. В моей команде самый крупный участник, он не мог стоять более чем 10 минут, представьте. Как это человек может полноценно работать, взрослый мужчина сорокалетний, который при этом инвалид, называя вещи своим языком? А те, кто работал, конечно, понимали, что работа в их жизни временна, а их жизнь, простит, их здоровье — это та вещь, которую они уже потеряли. И только со специалистами, только с этим удивительным проектом… То есть, что мне нравилось с самого начала – я понимала, моя команда и не только моя очень четко понимала, какое огромное количество людей, какая команда, какие включения и вложения, как эмоциональные, так и финансовые, задействованы по отношению к ним. И для них это была ответственность за то, чтобы получить максимальный результат.

То есть я говорила своим ребятам, что я не знаю, кого я встречу из вас после следующего взвешивания, кто покинет проект на этой неделе, но каждый день, каждый час, который вы находитесь на этой проекте, как губка впитывайте все то, что вам дается здесь, потому что это огромный труд, это огромные вложения. Я, по-моему, ушла от вопроса…

Е.Афанасьева ? Александра спрашивает, как отбирались участники, каковы способы отбора, какова дальнейшая судьба – хочет попасть. Вот уже Юрий сказал вам, Александра, что второй сезон будет. Расскажите Александре, как же ей попасть. Вероятно тоже есть необходимость.

Ю.Бродский ? Александра, следите за активностями телеканала СТС в сети и в эфире. Мы очень громко объявим о кастинге во второй сезон, поэтому вы точно не пропустите. И, если у вас все говорит о том, что должны были участвовать в первом сезоне и хотите участвовать во втором – velcom.

Е.Афанасьева ? А в чем секрет успеха? Не в том ли, что, знаете, говорят, что ничто так не напоминает о собственной жизни, как известие о чужой смерти. Почему так смотрят завороженно всякую криминальную хронику – потому что, даже если у тебя все плохо, ты видишь, что у кого-то гораздо хуже. Ну это секрет подсознательной психологии телезрителя. Есть ли такое же ощущение, что люди смотрят… у нас, собственно, страна не худенькая в массе своей – что они смотрят, что есть еще хуже.

И.Турчинская ? Как весь мир.

Е.Афанасьева ? Мы сейчас прервемся на этом вопросе, потому что есть новости на «Эхо Москвы». После новостей мы продолжим с этого вопрос разговор с создателями проект «Взвешенные люди».

Е.Афанасьева ? Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева. В гостях – создатели шоу «Взвешенные люди», которое выходит на канале СТС. Тренер этого проекта Ирина Турчинская, и директор дирекции праймового вещания СТС Юрий Бродский. Мы прервались перед выпуском новостей на таком вопрос: Есть ли такая психологическая ловушка, что наша, в общем-то, не худенькая в массе свой страна – люди плотные у нас – когда видят передачу о похудении. У вас, как написано в пресс-релизе, общий вес всех худеющих был 2 666 килограмм. Самый легкий — 117, самый тяжелый – 205.

И.Турчинская ? 220. Для меня это принципиально.

Е.Афанасьева ? Человек, который страдает излишним весом в стандартных российских размерах, он-то считает, что он красавец, правда? Есть ли это подсознательное ощущение у зрителя, Юрий, как вам кажется или это не про то передача?

Ю.Бродский ? Есть понимание, я думаю, у зрителя, что толстый человек – это человек с хорошим достатком, толстый человек – это добрый человек, толстого человека должно быть много.

Е.Афанасьева ? Но это, наверное, просто полный человек, а не то, о чем говорит Ирина. 220 – это, наверное, очень большой…

Ю.Бродский ? Эта грань немножко размыта. Но проблематика излишнего веса в России и в мире – надвигается на Россию семимильными шагами – она велика. С сопереживать человеку, сбрасывающему вес… Я думаю, наша задача как канала – влюбить персонажей, и мы все делаем для того, чтобы этих персонажей раскрыть с точки зрения истории. Если посмотреть проект, мы даем персонажей порциями умеренными, мы не знакомим в первом эпизоде зрителя сразу с 18 участниками. Мы рассказываем про каждого, мы внимательно относимся к истории к эмоциям и драме каждого участника. Поэтому сопереживать таким людям, конечно будут.

Е.Афанасьева ? Ваша задача канала – получить рейтинг заинтересованных зрителей. А подсознательная задача, Ирина, вашего участия – это, наверное, чтобы те, кто смотрит у телеэкрана, просто порадовались, что они похудее, что тем, или все-таки чтобы они попытались сами что-то сделать? Или они скажут: «У меня нет такого тренера, как Турчинская – я не могу».

И.Турчинская ? Знаете, есть прекрасное слово «мотивация». Вот для меня задача этого проекта и моего личного участия на нем – показать через тех людей, с которыми я могу работать, значительно большей аудитории, что это: а) возможно и б) все зависит от вас, все зависит от людей, которые поставили себе эту задачу — найти мотивацию, найти пример для себя, найти возможность сделать. В принципе ничего сложного в том, чтобы человек, весящий 220 килограмм, стал весить 120… Ну так, технически все понятно: это конечно тренировки, это конечно питание, ну и восстановление, отдых. Все.

Но дальше начинаются нюансы, дальше начинается, что кто-то может пройти этот путь и быть примером, повести за собой еще огромное количество людей, которые нуждаются в помощи. А кто-то раз за разом ошибается, спотыкается и говорит: нет, это невозможно. Я думаю, что задача проекта показать – возможно. Смотрите, пробуйте, будьте честными сами с собой и будьте ответственны, будьте дисциплинированы. Все. Это то, что мы просили и требовали от участников на проекте. Это то, что они в себе вырабатывали как новый навык. Потому что те личные эмоции, которые видит зритель, это действительно отягчающие обстоятельства. У кого-то случилась одна история жизненная: кто-то потерял родителей, кто-то потерял любимого человека, кто-то потерял семью… Как правило и даже не как правило, а всегда лишний весь – это защита. Человек погружает себя в скафандр, вроде бы прослойку от окружающего мира, но эта прослойка хоронит его под этой недвижимостью. Он боится двигаться дальше, он боится дальше жить, потому что получил в этой жизни те или иные травмы.

Е.Афанасьева ? Получается такая индульгенция: вот я такой толстый, я большой – у меня ничего не будет. Вы достигаете какого-то результата, человек сбрасывает вес, шоу заканчивается, и он остается один на один с этим миром, где уже нет этой защиты. Ты уже похудел, значит у тебя нет оправданий тому, что ты что-то не делаешь, что ты чего-то не достигаешь.

И.Турчинская ? Я правильно поняла вопрос: Что было бы с участниками, которые покидали проект?

Е.Афанасьева ? Не совсем это. Вы говорите, что лишний вес – это защита от мира, от каких-то проблем, какие есть у участников. То в тот момент, когда они заканчивают шоу и весь какой-то лишний теряют, проблемы-то сами собой не рассасываются, а уже этой защиты, как вы сказали, нет. Как дальше им жить?

И.Турчинская ? Смотрите, проект совсем не про гантели и про прыжки, не про апельсины. Проект про психологию, про то, что именно голова, не тело стало таким вдруг. А что случилось в голове и в сердце, в душе, что привело человека к этому состоянию? Так вот проект в первую очередь про то, как поменять голову. Это сложнее, это, правда, трудно. Это через эмоции и это невозможно без тотального раскрытия себя, без обнажения. Потому что участники привыкли сами закрывать свои проблемы от себя броней, назовем это салом, жиром, простите.

Е.Афанасьева ? Юлия из Омска пишет: «Спасибо за проект. Большинство моих знакомых смотрит его и ждет продолжения. И тут же пишет: «Ирина на экране Сетевизора, — а вас транслирует на сайте Сетевизора, — выглядит намного женственней и милее, чем в передаче «Взвешенные люди». То есть в передаче вы — монстр, да? Не даете спуску участникам?

И.Турчинская ? В передаче я была одним из моментов, вводящих человека в состояние дискомфорта, потому что только в состоянии дискомфорта…

Е.Афанасьева ? Такая роль.

И.Турчинская ? Это не то что роль, это формат. И это была, честно говоря, моя органика Я понимала, что был Денис и есть Денис, который одним своим видом транслирует уверенность и мощь. А я, как правильно заметили зрители, такой худенький скромный человек, не обладающий какими-то колоссальными физическими данными, и здесь, конечно, сила духа и сила слова была для меня в приоритете, был мой основной инструмент. И изобразить… Знаете, если бы я все время изображала, что я жесткая, меня бы очень быстро раскусили. В тот момент, на тренировках я была максимально жестка и требовательная к этим ребятам. И они, ноя в процессе, они потом подходили и благодарили: «Ну наконец-то я понял, как нужно относиться к себе». Потому что они понимали, что эта моя жесткость, она не идет только по отношению к ним самим. Они видели, что я точно так же требовательно спрашиваю с себя, то есть каждое из взвешивание, каждая их ошибка, удача и не удача – это мой личный результат.

Е.Афанасьева ? Ирина Турчинская, тренер проекта «Взвешенные люди». В Америке, которая, в общем, не меньше России страдает от ожирения и лишнего веса, уже 15-й сезон прошел этого проекта. И там максимальный результат – это более 60% веса сбросила американка: со 118 килограмм до с 47. Можете ли вы открыть тайну, какой максимальный результат или это еще пока у вас… Юрий?

Ю.Бродский ? Нет, пока не можем. Ждите эфира.

Е.Афанасьева ? Когда эти эфиры будут, когда уже все тайны будут раскрыты? Сколько еще всего у вас впереди эпизодов?

Ю.Бродский ? Всего у нас 16 выпусков. Меньшую часть из них мы показали уже. Еще порадуем зрителей, еще много будет неожиданностей, много драмы.

Е.Афанасьева ? Ольга пишет: «Вешу 76 килограмм, рост 170. Слушая вас, захотелось похудеть». Все ли должны захотеть похудеть после этой передачи? Нет ли у нас другого перекоса, когда индустрия современная, реклама прививает такие стандарты красоты, когда молоденькие девочки, практически несовершеннолетние модели задают стандарты красоты, и любая женщина в возрасте, которой трудно быть 45 килограмм, насколько раз родив, все равно изморяют себя диетами, голодом и всем прочим – лишь бы сохранить заданный стандартами вес. Нет ли этой проблемы в обществе?

И.Турчинская ? Если человек руководствуется сиюминутными эмоциями, эти сиюминутные эмоции очень быстро проходят. Если для человека это действительно задача, и он хочет ее выполнить, и он переживает за свой весь, конечно, он это сделает. Есть вариации: он либо поговорит, что он это сделает, либо он возьмет это – и сделает.

И, я думаю, проект – давайте к нему вернемся – он как раз помогает тем людям, которые не могут от слов перейти к делу, начать делать. Потому что этот пример – он реалити, там нет никакой игры. Это не актеры, это люди, которые в реальных обстоятельствах находятся. И то, как они тренируются, сколько они тренируются, сколько они едят, это будет показываться, я думаю, такие нюансы по питанию, потому что это тоже важно. Это все руководство к действию, это все пример для огромного количества людей, которые по-настоящему хотят похудеть. Либо они хотят посмотреть и – ну давайте скажем так – порадоваться за тех людей, которые смогли уйти от стены, дальше которой они не могли пробиться. Они нашли выход для себя.

Е.Афанасьева ? Среди sms, которые нам присылают, есть упоминание канала TLC, который показывает несколько линеек про похудение. И там есть самая толстая американка в мире – 500 килограмм, и вот она до 110 похудела за два года, то есть практически 400 килограммов сбросила. TLC часто показывает эти линейки. Юрий, что скажете, это вам не конкуренты?

Ю.Бродский ? Мы где-то в душе глубоко, может быть, тоже TLC, мы тоже заходим в смотрение в семью через женщину, потому что женщина – это тот человек, который санкционирует просмотр той или иной передачи в семье, где есть дети.

И.Турчинская ? Хранитель пульта.

Ю.Бродский ? Да, хранитель пульта. Мужчина практически в этом смысле ничего не решает в семье. Поэтому TLC – это близкая нам тема, и с темой похудения на TLC завязано несколько линеек, нашла отражение и на СТС.

Е.Афанасьева ? Да, не такой массовый канал по доступу в России как СТС. Очень много, конечно, конкретных вопросов. Вот из республики Северная Осетия-Алания Анна пишет: «164 рост, 55 килограмм. 66 лет». Надо худеть». Зачем вам худеть, Анна? «Будет ли выпущена книга или DVD с конкретным комплексом упражнений для похудения по мотивам проекта?», — интересуется Юрий. Есть ли планы у вас книги, DVD?

Ю.Бродский ? Пока не было, но наверняка появится, как только мы ощутим полный успех этого проекта, завершим его показ и будем уже развивать его в разные стороны.

Е.Афанасьева ? «Ваш проект – это смесь «Дома-2» и «Последнего героя» для толстяков. О том, что едят участники, не говорят, конкретный комплекс упражнения тоже не показывают. Почему нельзя раскрыть этого уже в эфире? Даниил».

Ю.Бродский ? Конечно скрываем, конечно за кадром остается кое-что, но не так много, как вам кажется. За кадром в проекте «Взвешенные люди» остается все самое неинтересное, все самое интересное мы показываем. Все самое яркое и эмоциональное – в эфире. Смотрите нас.

И.Турчинская ? А потом – можно я добавлю? – огромное количество людей понимает, что курить плохо, что ложиться спать нужно вовремя, то есть прописные истины, которые, если мы и снова будем показывать и вещать – это все равно не работает. Работает живой пример, живые эмоции, и работает это как мотивация, которая зовет за собой, а не граммовки по куриной грудке и точный комплекс упражнений, который я буду тонко на ком-то показывать.

Е.Афанасьева ? Ральф из Москвы спрашивает: «Что происходит с выбывшими участниками? Могут ли они за кадром продолжать работать над собой или же они отправляются на вольные хлеба?»

И.Турчинская ? Формат проекта таков, что ни одно из участников не оставляют наедине со своим весом, даже если он уходит на первой неделе, команда, из которой он ушел – тренер и диетолог, и психолог – на постоянной связи. Я могу сказать, что все мои 9 участников были со мной на связи 4 месяца проекта. И на финале, который мы увидим в августе, как я понимаю, все участники снова будет вместе и каждый покажет свой персональный результат, но к этому персональному результату проект имеет прямое отношение, потому что мы никого не бросали.

Е.Афанасьева ? Люди, которые хоть раз в жизни пытались худеть, знают, что не самое сложное похудеть, а очень сложно удержать этот весь потом. Как вы работаете дальше с участниками, раз проект уже снят, а до августа, чтобы они еще пришли в хорошей форме и вообще сохранили жизнь, вы сейчас продолжаете их как-то консультировать по тому, как им не набрать обратно это все сброшенное?

И.Турчинская ? Два часа назад я разговаривала с моей «красной», с одной из участниц проекта. Да, конечно мы на связи до сих пор, и это уже не потому, что надо, а потому что за те четыре месяца, что мы были вместе, такое проникновение произошло на уровне эмоций – первое. А, что касается, не вернется ли назад их вес – мы работали не по внешнему признаку, не во внешние жесткие условия мы их погрузили и пытались, чтобы они эти условия соблюли. Мы работали с внутренним изменением. Вот я подчеркиваю три раза о том, что это самое главное.

Е.Афанасьева ? То есть люди изменились так, да?

И.Турчинская ? При этом это было видно как включающиеся лампочки. То есть человек находится в каком то неведении, человек находится в жалости к себе, в претензиях к окружающему миру, в каких-то необоснованных надеждах, то есть мешанина в голове чего-то непонятно, мыльных пузырей. И вдруг под влиянием внешних сложных обстоятельств, прессинга – назовем это так – он включается, с него вся эта шелуха падает и он начинает понимать, что «я ответственен за свою жизнь, я ответственен за свое отражение в зеркале, я и только я». И ему уже не нужен диетолог, психолог, тренер и все эти внешние обстоятельства – они изнутри поменялся.

Е.Афанасьева ? Я еще раз напоминаю, что мы говорим о проекте «Взвешенные люди». Здесь тренер проекта Ирина Турчинская, а также директор дирекции праймового вещания канала СТС Юрий Бродский. У вас если есть вопросы и комментарии, наш телефон для sms: +7 (985) 970 45 45.

Вот Ольга спрашивает, почему у ведущей Юли, а также закадровые комментарии – такие злобные голоса. Драматизм нельзя создать более тонкими способами?» К голосам тренеров у Ольги вопросов нет. Это тоже формат, Юрий? Почему зловещие?

Ю.Бродский ? Понятие растяжимое «зловещности» голосов. Я не знаю, почему так воспринимает голоса наша зрительница. Да,и музыка и интонации, и динамика смены планов, и количество тех или иных элементов в эфире – все это регламентировано форматом. Мы максимально перестроили этот проект под российские реалии. Мы максимально добавили в этой проект…

Е.Афанасьева ? Что, извините, именно включало в перестройку под российские реалии? Чем российские реалии в данном случае отличались от всех других международных адаптаций?

Ю.Бродский ? Если брать – мы с Ирной говорили до эфира – конкретно монтаж, чем отличается наш монтаж от форматного монтажа – мы берем эмоцию человека. Участник плачет по какому-то поводу, на надрыве о чем-то рассказывает – и мы отматываем на начало этой эмоции и рассказываем всю историю целиком. У нас более минорные интонации в самом проекте. Что касается музыки, у нас меньше этих так называемых, SuspenseTextureнагнетающих. У нас больше лирики, у нас больше драматичности.

Ю.Бродский ? Душевность. Потому что российский зритель любит поплакать. Если американцы любят сказать: «А ну-ка давай его еще раз долбани…»

Ю.Бродский ? Прессуй-прессуй его!

Е.Афанасьева ? А Валентина пишет: «Мне 66 лет. 168, 71 килограмм. Смотрю каждый выпуск. Очень переживаю за участников, восторгаюсь инструкторами. Спасибо!» «В кадре никто не страдает от голода, — пишет Илона, — они сами готовят еду или ее привозят?» Ирина, чем кормили участников?

И.Турчинская ? На проекте основная задача была – научить участников обходиться без проекта и жить жизнью полноценно, здорово. Поэтому первое время, первый месяц был повар, который выполнял все задания диетолога. Завтрак, обед и ужин он готовил – ребята могли смотреть, как это все происходит. Потом, когда случилось их обучение, когда они понимали, что такое весы, что им нужны граммовки, что им нужно четко понимать соотношение белков, жиров и углеводов, вывешивался лист с утра, меню – и ребята готовили сами. У них были смены. Как правило, кто-то из участников отвечал за кухню в этот день, и все, что он готовил, он готовил на всю команду – и на красных и на синих, — таким образом, каждый был поваром и каждый изучал изнутри, что такое правильное питание.

Е.Афанасьева ? Чтобы дальше потом готовить. Знаете, что странно, сегодня достаточно много вопросов по sms, что называется обратных. Вот, например, Алексис из Татарстана пишет: «Нельзя ли сделать передачу наоборот, для людей с недостатком веса. Набирать труднее, чем жечь жир».

Ю.Бродский ? А зачем он хочет набрать вес?

Е.Афанасьева ? Ну мало ли, откуда ж я знаю. Он пишет.

И.Турчинская ? Не поверите, но это было предметом наших шуток в середине. У нас еженедельные взвешивания, а перед взвешиванием, понятно, все очень волновались…

Е.Афанасьева ? Просто, как у боксеров перед поединком.

И.Турчинская ? Конечно. И как можно скрыть волнение? Только или плакать или шутить – прямо так, на грани истерики. И вот мы расшутились один раз все вместе с Денисом относительно того, что следующей проект – все, мы уже знаем, как худеть – следующий проект у нас будет ровно наоборот: «Давай, съешь кусочек! Не надо двигаться.

Ю.Бродский ? Мы делаем не первый проект о похудении. Делали недавно в Казахстане нечто подобное. Шутка номер один всех, кто комментирует: «А почему для меня проектик такой не сделать?»

Е.Афанасьева ? У меня все равно вопрос. Если очень долгое время – я не беру в длинной исторической перспективе, начиная с Рубенса с его красавицами, а вот последние – совсем недавно появилась, что называется, хорошая мода на Bigsize моделей, на нормальных женщин, что называется, когда одежду и прочие вещи рекламируют не только девочки юные худенькие и длинные, но и боле стандартные женщины и купальники показывают на их телах. Вот стремление общества посмотреть на настоящего человека нормального, не загонять его в рамки, заданные рекламными стандартами, а рекламное -зависит от торговли и индустрии – это вопрос, наверное, к Ирине – как это о сочетается с проектами по похудению?

И.Турчинская ? Можно я немножко пофилософствую?

Е.Афанасьева ? Да конечно.

И.Турчинская ? В своей жизни каждый человек идет от стандартизации – это школа, это институт, это детский сад – к некоей индивидуализации, когда он уже прописывает правила своей жизни: что в ней ему хорошо и что плохо. Поэтому ни ту другую страницу нельзя отрицать, то есть человек сначала куда-то хочет прийти. То есть я могу свой собственный опыт рассказать. Для меня в 17-20 лет было архиважно, как я выгляжу, сколько вешу вплоть до килограмма. Сейчас, когда я в два раза старше, это просто образ жизни, но я понимаю, что счастье не только в этом. Поэтому, если у человека в весе 80, 90, 100 килограмм есть ощущение внутренней гармонии и счастья – слава богу! Хорошо, что он к этому пришел и в этом весе.

Е.Афанасьева ? А если у него есть, а общество навязывает стандарты? Он приходит в магазин, а одежда красивая, которая ему понравилась есть только на S-ки размеры. И другие говорят: «Чего ты такой толстый?» и «На работу не возьмем».

Ю.Бродский ? Тут же речь о здоровье скорее, а не о стандартах. Мы не против того, чтобы наши участники были полнее, чем обычный человек.

Е.Афанасьева ? У вас же в «Ворониных» есть совершенно чудесная пара, мягко говоря, немаленьких людей.

Ю.Бродский ? Прекрасно! Там ни одного худышки нет вообще.

Е.Афанасьева ? Ну что, у нас эфир подходит к концу. Я вспомнила, что кроме этого знаменитого формата Biggest Loser я как-то видел швейцарский формат, называется: «Деревня на диете» и его очень активно смотрели европейцы. Там как бы швейцарская деревня соревнуется между собой…

И.Турчинская ? Сыр и вино?

Е.Афанасьева ? Нет, кто больше скинет. Огромные-огромные весы, где они, вероятно, взвешивают туши или сыр…

Ю.Бродский ? Всю деревню?

Е.Афанасьева ? Ну да, там большое количество человек. Но там деревни – нашим не чета, потому что у них и стадион есть и пробежки и бассейны. Я представила себе это шоу в наших деревнях, и поняла, что до этого мы дойдем не скоро. А вдруг? Деревню на диету посадить.

Ю.Бродский ? Вы знаете, мы с точки зрения массовых взвешиваний – недавно сделали проект в Казахстане, где взвешивал дом. У нас том являлся в то же время весами, а это дом стоял посреди города в самом людном месте, в нем жили люди, сбрасывали вес, и он вес фиксировал в каждую секунду времени.

Е.Афанасьева ? Смотрите какая пришла… М.К подпись: «Обожаю смотреть на жирных сказочно безобразных женщин 300 килограмм на TLC. Начинаю ненавидеть себя с весом 75 килограммов, — сегодня у меня все, кто пишут, сразу указывают показатели, — с ростом 162 и начинаю ограничивать себя в еще после 18-ти поздним ужином – стаканом бутилированной воды с гашеной содой, когда кишки от голода начинает сводить, наступает полное успокоение пищеварительного тракта». Не вызывает ли это все просто какое-то аномальное ощущение в голове, когда так начинают себя мучить? Посмотрят — испугаются, что будут такими же большими…

И.Турчинская ? Вы знаете, давайте разрешим людям жить в их виртуальной жизни с какими-то виртуальными проблемами, историями. Ну пусть, он так развлекаются, они так себя заполняют. А кто-то заполняет себя более важными вещами.

Е.Афанасьева ? Наш эфир подходит к концу. Что вы скажите тем, кто не попал в ваш проект, но послушал и сейчас вдохновился? Им-то что делать, когда у них нет такого тренера, как вы?

И.Турчинская ? Включайте телевизор! Это руководство к действию. Это бесплатно совершенно для вас великолепная история.

Е.Афанасьева ? Мы говорили с Ириной Турчинской, Юрием Бродским о проекте «Взвешенные люди». Елена Афанасьева, прощаюсь с вами до следующего воскресенья! До свидания!

Российский боец смешанного стиля (MMA) Расул Мирзаев не помнит концовки поединка против соотечественника Шамиля Шахбулатова на турнире Absolute Championship Akhmat (ACA) 99. Об этом сообщает ТАСС.

33-летний Мирзаев уступил сопернику в первом раунде. В команде бойца подчеркнули, что провал в памяти может быть связан с тем, что спортсмен не видел решающего удара.

Для Мирзаева поражение стало вторым в карьере. Кроме того, он впервые уступил нокаутом. До этого свое единственное поражение он потерпел в 2016-м, после чего на протяжении двух лет не принимал участия в турнирах. В активе Мирзаева 18 побед.

Шахбулатов добыл 11-ю победу в карьере и четвертую победу нокаутом. Как и Мирзаев, боец всего дважды проигрывал по правилам MMA.

Если прочтете, узнаете:
– Кокляев спаррингует с тяжеловесом из UFC. Каким?
– Когда должен состояться бой с Александром Емельяненко.
– Амиран Сардаров хочет организовать поединок Кокляев vs Емельяненко. Что не устраивает?
– Сергей Шнуров виноват в безкультурии. Каким образом?
– Почему Кокляев считает, что за протестами в Екатеринбурге кто-то стоит.
?– 1500 отжиманий Давидыча. Как к этому относиться?
– Были ли у него проблемы после критики детских боев в Чечне?
– Почему слово «качок» – это оскорбление.
– Как Кокляев дрался против гопников и проиграл.
– Как Кокляев выпал из окна с четвертого этажа, но остался в живых.

Михаил Кокляев
Родился 17 декабря 1978 года в Челябинске.
Тяжелая атлетика:
Чемпион России в категории +105 кг (2002, 2003); Победитель Кубка России в категории +105 кг (2005, 2007, 2011).
Силовой экстрим: 3-е место на «Арнольд Классик»-2006; 3-е место на «Арнольд Классик»-2008; 2-е место на «Арнольд Классик»-2009; 4-е место на «Арнольд Классик»-2010; 3-е место в World Strongest Man-2010; 5-е место на «Арнольд Классик»-2011; 6-е место на «Арнольд Классик»-2012; 3-е место на «Арнольд Классик»-2013; Семь раз выигрывал этапы Лиги чемпионов по силовому экстриму.

Про Емельяненко. «Это хайповое путешествие»

Весной Михаил Кокляев и Александр Емельяненко, легенда ММА (не преувеличение, к нему это определение подходит больше всех), стали троллить друг друга в Инстаграме. Шутки переросли в реальные переговоры о бое. Кокляев не испугался и принял вызов Александра. Теперь Михаил тренируется почти каждый день – кроме воскресенья.

– Только боксом занимаетесь?

– А почему пока так? Почему не ММА?

– От Саши (Емельяненко.Прим. «СЭ») поступило предложение выйти на ринг. Поэтому – бокс. А там будет видно. Как пойдет.

– Он говорил, что бой будет в стойке, но с возможностью перевода в партер на несколько секунд и с добиванием.

– Это все будет обговариваться при подписании контракта с промоутерской компанией.

– Тренируетесь на Восточной улице?

– Александр неоднократно бывал в этом зале, он туда много лет ходит. Не пересекались?

– Ни разу. В разное время тренируемся – с разницей в час-полтора. Когда он уходил, я приезжал. Или наоборот. Заслуженный тренер Меньшиков Олег Владимирович сказал мне, что Александр умеет боксировать, а я еще нет. Поэтому нам пока с ним лучше не встречаться (улыбается).

– Что сейчас говорит тренер насчет вашего прогресса? Есть он?

– Тренер говорит, что лапы, кроссы, круговые тренировки, работа на снарядах, кувалда – это все здорово, но это не бокс, а кроссфит.

– Спаррингуетесь?

– Да. С Сашей Волковым (российский боец-тяжеловес, 6-й номер рейтинга UFC.Прим. «СЭ») раз в неделю.

Публикация от Mikhail Koklyaev (@koklyaev_mikhail) 30 Апр 2019 в 8:38 PDT

– Он к вам специально приезжает?

– Я приезжаю к нему на стадион «Труд». До спарринга – круговая тренировка, разминочный кроссфит. Потом отрабатываем с ним боксерские связки, защиту, затем – спарринг, а следом – опять круговая тренировка. Как сказал Волков, в период нашего хайпового путешествия с Александром Емельяненко функционалка у меня подтянулась.

– Это именно хайповое путешествие, а не спортивная история?

– Есть шумиха, есть скандал, есть хайп. Шумиха – это тысяча пятьсот приседаний Эрика Давидовича. Скандал – это перепалка Саши (Емельяненко.Прим. «СЭ») и Харитонова. Там, где в спиче есть «резцы» – это скандал. А хайп – это когда громкая новость переходит в действие.

Про Шнура. «Он один из виновников сегодняшнего безкультурия»

– У вас до скандала с Емельяненко может дойти?

– Думаю, у нас будет джентельменский трешток на уровне «Уральских пельменей» с легким переходом на поздние шутки «Камеди Клаб». Но «Версуса» не будет однозначно. Потому что «Версус» – это грязь, кто бы что не говорил.

Сегодня многие считают, что мат – это нормально. Что ж, пускай. Но для меня, как для советского человека, нормально, когда за мат на улице проходящий мимо взрослый мужчина может надавать лещей. Сейчас же произошла подмена понятий. Что бы мне не говорили про то, какой интеллигентный человек Шнур, но именно он – один из виновников сегодняшнего безкультурия. Если Шнур в жизни не матерится, но матерится на сцене, то разве есть гарантия, что молодежь, которая его слушает, не будет использовать мат в общении не только между собой, но и с учителями, с родителями?

Надеюсь, что мы с Сашей до такого не дойдем. Надеюсь на его благоразумие. Если же он захочет выразиться более перчёно, то для меня это будет мотивацией сделать на ринге все так, как надо. Например, Хабиб из-за слов, сказанных Конором, вкладывался в каждый удар, в каждый прием.

– Вы Шнура не слушаете?

– Я слушал его раньше, когда был чуть помоложе, когда про многие вещи говорил, что это нормально, что это модно, что это жизнь продлевает. Я тогда был лопухом конкретным. А сейчас понимаю, что такие вещи ведут к расшатыванию внутреннего стержня, характера, воли.

Публикация от Mikhail Koklyaev (@koklyaev_mikhail) 19 Май 2019 в 5:54 PDT

Про протест в Екатеринбурге. «Я за храм!»

– Но считается что «Ленинград» – это прямо такая русская группа, ее любит народ.

– Это напоминает мне падение (СССР.Прим. «СЭ») в 91-м году. Вся система советская рухнула – образование, культура. Все это рухнуло. А это танцы на руинах. Сегодня, в оккупированном долларом государстве под названием Российская Федерация, властям ничего не остается, как дать народу то, чего он хочет – самые простые вещи. Хотите ругаться и материться? Ругайтесь, материтесь, только наши деньги не считайте, не выходите на баррикады.

Вот сейчас храм святой Екатерины в Екатеринбурге не будут строить, а потом власти скажут: «Мы были согласны с народом». А затем повысят пенсионный возраст до 70 лет, но отметят: «Мы разве с вами по вопросу постройки храма не согласились, народ? Мы согласились. Поэтому и вы идите на уступки».

– Ваша позиция – нужен храм или нет? Учитывая, что на другом краю пруда стоят еще три храма.

– Понятно, что храмы стоят пустые. И это единственный минус.

Для начала я хотел бы обратиться к преосвященству нашему, к нашим батюшкам, к нашим церковным служителям.

Проведу параллель. Почему я выступал против детских боев, которые организовал Рамзан Кадыров (осенью 2016 года.Прим. «СЭ»)? Потому что на тот момент в отношении нашей страны были санкции, начались недоплаты на Уралвагонзаводе: люди работали по три-четыре часа, а потом уходили домой. Когда народ на периферии стал недополучать, пошли вот эти пляски на руинах. На мой взгляд, тогда нужно было быть солидарным с народом, умерить свои аппетиты.

И к преосвященству у меня такое предложение: ребята, в момент, когда в стране не все хорошо, может быть, все-таки нужно пересесть с «Майбахов» на более простые автомобили, чтобы показать, что РПЦ переживает вместе со всеми? Я не говорю, как вам проводить службы – на церковнославянском или на русском, я в эти моменты не лезу, тут ваше дело. Я говорю о том, что РПЦ – это часть русского мира. Так будьте же солидарны с народом. Дайте народу веру в вас!

Теперь – о храме в Екатеринбурге.

Да, вокруг еще несколько церквей. Но мне скинули материалы о том, что вокруг храма запланировано строительство жилого комплекса. Что в этом плохого? Когда он будет строиться, чьи-то отцы, чьи-то сыновья, чьи-то братья будут зарабатывать деньги на этой стройке, принесут их в дом. Там откроются новые магазины, автомойки, стоянки. Будут нужны дворники, консьержки. Появятся новые рабочие места!

И у нас что – пустыня вокруг? Мы что, живем в Объединенных Арабских Эмиратах, где вся зелень посажена руками человека? Озелененных участков в России хватает.

Ситуация со сквером в Екатеринбурге показала, откуда растут руки. Есть видео, где взрослый мужчина лет 40-45 общается с ребятами, которые пришли охранять стройку. Он начинает спрашивать, знают ли они, чем православие отличается от христианства и так далее. Я бы на месте наших внутренних органов обратил внимание на этого человека – кто он, откуда, чем занимается. В Екатеринбурге есть несколько консульств. Американское, британское. Там все рядом. Откуда там появились иностранцы? Этот человек хорошо на камеру сыграл, чтобы всем показать, что они (протестующие.Прим. «СЭ») – грамотные, обученные, не матерящиеся и не ругающиеся люди, а с другой стороны забора – какие-то быки из девяностых.

Уверен, что не в храме было дело. Мне бы хотелось поговорить с тем человеком. Но он бы ответил: «Если бы у бабушки было бы, то она была бы дедушкой». И все-таки: «Если ты бы был Алтушкиным, что бы ты делал, когда тебя все не любят?» Будь этот человек на месте Алтушкина, уверен, что ему тоже было бы на все по-барабану. Он бы делал свое дело. Я причем верю, что постройка храма Алтушкину нужна для того, чтобы нуждающиеся, молодые люди попытались найти какой-то выход для себя. Ведь церковь, по большому счету, спасает людей.

– Но в России много старинных храмов, которые находятся в плачевном состоянии. Однако собрались строить новый гигантский собор. Несмотря на то, что в километре от него есть другой, примерно такого же масштаба.

– Это понятно. Но мы же не будем говорить человеку, который открывает алкомаркет, мол, зачем ты открываешь, ведь рядом стоит другой.

– Но это бизнес. А церковь – это не бизнес.

– Хотя у нас сегодня говорят, что церковь – это бизнес.

– И это ужасно.

– Мы выглядим в соответствии с тем, что кушаем. К этом добавлю «на что смотрим, что читаем и что слушаем». И если человек будет видеть не зазывательную рекламу магазина для взрослых, а красивую церковь, то, может быть, это что-то поменяет у него внутри.

– В общем, вы за храм?

– Конечно, я за храм.

О вреде алкоголя может сказать только алкоголик. А о вреде наркотиков – только человек, который их пробовал. Это же касается и стероидов, и ночных клубов, и прочих вредных вещей. Я через это прошел. Поэтому имею право об этом говорить. Все это помешало мне стать олимпийским чемпионом. Огонь и воду я прошел, а медные трубы – нет. Когда я попал в сборную России по тяжелой атлетике, они загудели.

– Если бы вам позвонили и сказали «Михаил, у нас тут манифестанты, приезжайте, помогите с ними разобраться», поехали бы? Как это сделал боец UFC Иван Штырков.

– Я собирался вылетать в Екатеринбург. Но потом один грамотный человек, старец, сказал мне: «Ты уже ничего не докажешь, никуда тебе ехать не надо, там и без тебя разберутся. А ты занимайся тем, чем занимаешься – пропагандируй спорт».

– Вас Алтушкин звал, получается?

– Абсолютно нет. Мы с ребятами сами туда намеревались ехать. Я не то, что собирался кого-то останавливать. Мне просто хотелось посмотреть в глаза людей, которые чем-то похожи на тех, кто в свое время вышел на площадь Незалежности в Киеве. Было интересно взглянуть на то, адекватны ли они, что там за контингент. Я бы подошел, поздоровался, не стал бы говорить «уходите».

Все циклично, все повторяется. Революция 1905 года, Октябрьская революция. Уверен, что там были такие же люди. Машину времени брать не нужно. Достаточно слетать в Екатеринбург. Такие люди при советской власти разрушали церкви.

Публикация от Mikhail Koklyaev (@koklyaev_mikhail) 11 Мар 2019 в 12:43 PDT

Про Сталина. «Это запланированный проект. Как и Ленин»

– Октябрьская революция – это плохо для России? Зло?

– Было постепенное разрушение основных столпов русского мира. Разрушение империи, стирание ее границ, рисование каких-то новых вещей. До революции все было по-другому. Думаю, что-то похожее на план Даллеса заготовили давным-давно.

Мы, народы России, – соседи и не должны дерьмом ручки друг другу мазать. А нам пытаются внедрить шовинизм – и русским, и кавказцам, и прочим народностям.

– Вы с этим сталкиваетесь?

– Я это четко ощущаю. Когда мне постоянно говорят про что-то русское. Мол, если в Великую отечественную войну в отряде русских было меньше 50 процентов, то он не поднимался в атаку. Или начинают цитировать генерала Ермолова. Интересно было бы лично послушать генерала Ермолова, а то ведь его слова можно и придумать и тем самым разжечь в сердцах людей шовинизм. Причем с обеих сторон. Объединяй и живи спокойно, а не разделяй и властвуй.

– Получается, слово «русский» вам не очень нравится?

– Почему же? Русский – это не национальность. Русский – это состояние души. Какой? Русский! Советский! А россиянин – это уже обезличенное. Это просто гражданин, проживающий на территории России. А русский – это тот, кто имеет внутри себя праведное бесстрашие, великодушие. А еще то, что я называю русскостью – умение объединять малые народы, вызывать у них надежду – что с русскими они будут как у Христа за пазухой. Что русские не предадут, не продадут, а всегда помогут и протянут руку помощи.

Александр Шлеменко восхищается тем, как правил страной Сталин. А у вас какое отношение к Сталину?

– Вернусь к тому, что было постепенное разрушение нашей страны. А Сталин был одной из ступеней. Когда он решил все-таки запретить разрушение церкви, когда разрешил церкви немного поднять голову – в нем проявилось то, что он все-таки решил оставить хороший след. А в начале. Почему Чемберлен и вот эти все ребята договаривались? Договариваться должны были первые лица, а не вторые – Черчилль, Гитлер и Сталин. Если у меня какой-то кипиш начинается, я что, жену или сына туда посылаю? Нет. Сам иду решать вопросы, я глава семьи. Считаю, что был давнишний план межконтинентальных корпораций, которые стали играть в геополитике. Сталин, как и Ленин, был запланированным проектом.

– Даже Сталин?

– 100 процентов. Все было сделано, чтобы через 70 с лишним лет СССР развалился и появилось такое государство. Где с караваем встретили американским капитализм. Все были счастливы и рады видеомагнитофонам, «Денди» и прочим таким штуковинам.

Верю, что и в правительстве, и в других отраслях есть подполье, молодая гвардия, которые действительно любят родину и беспощадно относятся, например, к коррупции. И глава нашей страны старается. Верю, что здравый смысл в итоге победит. В нашем оккупированном государстве.

– Оккупированном кем?

– Капитализмом. Долларом. Доллар – это простая бумага, за счет которой покупают недра, человеческий труд. В 1991 году, когда хлеб за несколько месяцев подорожал с 20 до 92 копеек. Проиграть Саше Емельяненко мне не будет стыдно. Я много раз проигрывал. Самый большой проигрыш, который я ощутил в своей жизни, – когда развалился Советский Союз. То, во что я верил. Я думал, что, когда вырасту, пойду служить в армию, а потом – работать на завод вместе с мамой и папой. Мне нравилось ездить с ними отдыхать, ездить в пионерлагеря. Да, бананы только летом ели. Но в бананах ли счастье? Счастье – это выйти на улицу, спокойно облазить весь город, и никто к тебе не придерется. Да, в соседнем дворе, может, и накостыляют, но это только потому, что были такие понятие дворовые. Это нормально.

– Директор школы во Владивостоке уволилась после того, как дети, на мой взгляд, просто повеселились в свой выпускной.

– Честно говоря, не видел. Вот что скажу по поводу школ: что было бы, если бы в школах ввели мусульманские и православные классы? Никто не будет заставлять в них ходить.

– Это плохо.

– Почему? Если дети сами будут выбирать?

– У нас все же светское государство.

– Я понимаю. Имею в виду – один раз, для желающих, по субботам. Хочешь быть атеистом – пожалуйста. Если бы в школах появились такие классы, если бы приглашали батюшку… Если бы я был маленький – первым побежал бы на такой урок. Сидел бы и слушал этого батюшку. Первую икону купил в третьем классе. Я сейчас вот живу в Москве, а многие мои одноклассники к 40 годам уже умерли. Не говорю, что со мной ничего не может случиться, по крайней мере я сейчас здесь, с вами. Поймите, нам дают мало правильного смысла, поэтому такое происходит. Родители говорят: «А что вы будете моему ребенку указывать, как себя вести?». Давайте не будем вести религиозные уроки. Тогда включите уроки светского поведения в обязательную программу обучения в школе. Чтобы людям с детства объясняли, что такое «хорошо», а что такое «плохо». Просто это кому-то не-вы-год-но. Еще раз говорю, проще сделать из людей стадо, кинуть им «Доширак» и открыть в соседнем дворе пивнуху. Никто никуда не пойдет, пока есть этот «Доширак», пока есть интернет. Притом интернет в России работает лучше, чем в Европе и Америке. А, и еще ставки. Вот что нужно человеку: пиво, интернет, телевизор, «Доширак» и ставки. Материнский капитал, ипотека, кредит, при этом неважно, может человек этот кредит вернуть, или нет.

И снова о Емельяненко. «Амиран предложил неплохие деньги. Но знающие люди говорят, что надо просить больше»

– Вернемся к спорту. Когда будет бой с Емельяненко?

– Когда подпишем контракт. Думаю, не стоит откладывать это дело в долгий ящик, нужно проводить бой где-то в ноябре.

– Емельяненко говорил, что четыре промоутерских компании готовы провести ваш бой. Вы в курсе?

– По-моему, одна из этих компаний – ребята, которые организовывали «Битву на Волге». Еще есть промоутеры, которые проведут шоу во время экономического форума в Петербурге. Еще обращались из одного из ведущих телеканалов, называть не буду, попросили не говорить. И Амиран Сардаров. Он говорил, что готов дать деньги хоть сейчас. Сумма, которую он предлагал, неплохая, но знающие люди говорят, что можно получить больше, и что такая возможность есть, потому что рано или поздно это все будет так или иначе связано со ставками.

– Камил Гаджиев предложил Александру Емельяненко и Сергею Харитонову по 10 миллионов рублей за бой. Сергей сказал, что этого мало. Для вас 10 миллионов за бой с Емельяненко – хорошая цифра?

– Да, это хорошие деньги. Приличную часть мог бы даже отдать на благотворительность.

– Амиран предложил вам в несколько раз меньше?

– Общались с Емельяненко в личной переписке? Может, встречались?

– Нам довелось увидеться в Чехове. Я приехал на сборы, он приехал на сборы. Увидел Сашу в столовой. Он говорит: «Ну, что, Миша, готовишься?» Ответил: «Я-то готовлюсь, а готовишься ли ты? Я не вижу. На велик больше не садись».

– Когда это было?

– Буквально три дня назад.

– Реально рассчитываете на победу над Емельяненко? Это боец высокого класса.

– Вы же видели видео, в котором жена меня спрашивает: «А если они тебя найдут?», а я отвечаю: «Раз в год и веник стреляет. А если потренироваться – может, и два». Мое дело – чтобы веник стрельнул. Раз, может, два, желательно еще больше. Работать в защите. Если рефери поднимет руку Александра – не вопрос. Самое главное, как я проведу бой.

Публикация от Mikhail Koklyaev (@koklyaev_mikhail) 28 Мар 2019 в 3:26 PDT

– Какую ставите задачу? Например, если бы я дрался с Емельяненко, то поставил бы себе задачу продержаться хотя бы 10 секунд.

– Моя задача – показать, что за короткий срок человек может чему-то неплохо научиться, если полностью отдаст себя этому. Если будет пахать, тренироваться, сумеет справиться со своим страхом. Хочу мотивировать людей, поменять их представление. Хорошо, если получится показать хороший бой на уровне хотя бы первого разряда или кандидата в мастера спорта. Я знаю, что к этим разрядам нужно долго идти. Показать даже на уровне этого хороший бокс, диапазон ударов, защиты, которым я научился за 7 месяцев. Задача – не победить Сашу, а показать бой.

– Бой же предполагается на ринге, а не в клетке? А вы с Александром будете в боксерских перчатках?

– Да. Поверьте, здесь гораздо больше смысла, чем в простой драке. Хочется обратить внимание, рассказать людям.… К сожалению, Володи Турчинского с нами нет, о Володе я знаю много и не знаю ничего. Это мой учитель. Раньше я был зажатым, когда видел камеры, но Володя мне сказал: «Выступай на соревнованиях, как на празднике. Миха, ты готов. Улыбайся и покажи людям свою силу. Какое место ты займешь – не важно, у тебя впереди еще куча таких стартов. Сегодня ты должен сделать так, чтобы тебя запомнили». Вторая вещь, которую он мне сказал: «Говори по делу, лей больше воды, потому что в воде, порой, бывает самая суть ответа на вопрос». Спасибо ему, теперь я веду турниры, мероприятия, это все – его школа. Бой с Емельяненко сможет обратить внимание на меня, я смогу встать на трибуну и рассказать о своем видении насчет церкви, насчет русского мира. Сегодня я худею, потому что готовлюсь к бою, и готовлюсь к бою, потому что худею. Так же и здесь. Если я говорю о православии, то пытаюсь спасти русский мир и пытаюсь спасти русский мир с помощью православия. Простых канонов, элементарных. Многие сейчас говорят: «Библию переписывали». Да не надо! Простые заповеди были всегда. Если их придерживаться, жизнь может измениться.

Александр Емельяненко
Возраст: 37 лет
Победы: 28 (20 – КО/ТКО, 5 – сдача соперника, 3 – решения судей)
Поражения: 7
Ничьи: 1
Дебют в ММА: 5 октября 2003

– Александр Емельяненко позиционирует себя, как православный человек, при этом постоянно нарушает заповеди.

– Саше сейчас 37. Через 3 года он изменится. Помню себя в 37. Я так же метался, вроде ходил в церковь, а потом неделю мог не вылазить с застолий. Было такое состояние… Я думал, что мне все должны. Тогда так считал. Много сделал для государства, замотивировал столько людей. Даже был стартапом. Не побоюсь этого слова, я – стартап канала SportGym. Ко мне пришел человек, которого никто не знал, Яков Летов. Он предложил продавать футболки от моего имени, с моей символикой. Потом он предложил сделать канал. Яков возобновил мой канал, уже по нынешним методам хайпа. Съемки в тюрьме, Александр Шпак и прочее. Я познакомил его с Сарычевым, с Максимом Новоселовым. Яков боялся идти в тюрьму, но я ему объяснил: «Там те же самые люди, только за решеткой». Теперь они с Максом сотрудничают. И вот, когда получилось так, что у меня началась просадка в спорте, я подумал: «А где же вы, мои друзья, которым я помогал?» Им всем было абсолютно по-барабану. Поэтому я собрал вещи и уехал в Москву. Мне просто было жалко себя, а это самое стремное, когда ты жалеешь себя и ждешь, что кто-то поможет. К 40 годам я понял, что никто помогать не будет. Если хочешь, чтобы в тебя, в твой проект кто-то вложил денег, нужно начать что-то делать. Сегодня люди мне звонят и спрашивают: «Миха, когда контракт?» Отвечаю: «Зачем вам?» Мне говорят: «Мы хотим помочь тебе деньгами в подготовке, хотим быть причастными к бою». Уверен, что придет время, и Саша все поймет. Будет настолько воцерковлен…

Смотрите, я в церковь пошел, заказал ему сорокоуст, а он через три дня с велосипеда упал. Человеку здоровья желаешь, а тут такая оказия происходит. На психологические проблемы я смотрю так: к смирению каждый идет своим путем. У кого-то он тернистый, человек набивает шишки. Вот у Саши такой. И я тоже немало шишек набил. А кто-то приходит к смирению рано, если умеет отделять зерна от плевел. Такой человек понимает: курево – зло, пьянка – зло, гнев – зло, зависть – зло, это мешает жить. Человек старается не сталкиваться с этими проблемами, спокойно выходит и живет, становится благородным. Правильные родители желают своим детям лучшей жизни. Мы хотим, чтобы наши дочери были целомудренными, чтобы сыновья были настоящими мужчинами, умеющими ответить за свои слова и поступки, способными делать только правильные вещи. Держать слово. Присягнув государству, быть настоящим воином. Не знаю, какой родитель может сказать своему ребенку: «Можешь менять пол, а можешь не менять». Такие люди мне непонятны.

Про детские бои в Чечне. «Проблем у меня не было»

– После того, как вы поддержали Федора Емельяненко в истории с детскими боями в Чечне, у вас не было проблем?

– Нет, не было. Думаю, самому Рамзану Ахматовичу (Кадырову.Прим. «СЭ») было выгодно, чтобы с меня в этой ситуации ни одного волоска не упало. Потому что если бы с самым сильным человеком России что-то произошло, сразу бы увидели чеченский след. Помните же как на дочку Емельяненко напал человек кавказской национальности. У Рамзана Ахматовича врагов нет что ли в республике? Полно. Его могли просто подставить. А я лишь высказал свою позицию по этому поводу. Не надо, когда у народа не совсем все хорошо, лишний раз его раздражать. Я иной раз сам думаю, зачем я что-то в Инстаграм выложил. Съездил куда-то, купил новую вещь, кто-то позавидует.

– Расскажите про Олимпиаду 2004 года в Афинах. Почему вы туда не поехали? Вы говорили, что были определенные проблемы. Как я понял, с алкоголем.

– Начинаешь себя жалеть и искать выход на дне стакана. Как нас приучили? Тяжело – выпей.

– А почему вы стали себя жалеть?

– Потому что меня больше всего беспокоило отсутствие спортивного принципа. При всем уважении к Дмитрию Берестову – это уникальный случай, когда человек не выиграл ни одного Кубка, ни одного чемпионата России и стал олимпийском чемпионом. Просто я знаю историю его прохода туда. Он коренной москвич, а Москве всегда нужны были олимпийские медали, нужно было закрывать белые финансовые пятна спорткомитетов. Я сам выступал за Москву, за Кунцево. Я уже был мастером спорта, чемпионом России по юниорам, потому меня и взяли. Слава Богу, хорошие люди попались. Потому что как часто бывает? Использовали и отправили на помойку. Мне довелось познакомиться с людьми, которые помогли мне в жизни и сейчас продолжают помогать, они стали моими друзьями. Но это мне повезло. А в основном из иногородних спортсменов вытаскивают все что можно, а потом как карта ляжет. Проявишь себя где-то – пожалуйста, двигайся дальше. Поэтому я всегда переживал за отсутствие спортивного принципа. Холодное системное отношение руководящего состава федерации. Не знаю, как этот вирус страха и зависимости оттуда удалить. федерация получала деньги от государства, за которые нужно было отчитаться. Результатами. Поэтому получалось, что одних берегли, а других вели. Плюс внутри самой системы: занесли – повезли, не занесли – не повезли. Все элементарно, как и везде. Коррупция. Самое интересное, что о тех, кто в этом участвовал, сегодня памяти никакой. Их так же пережевала эта система и выкинула на свалку истории.

Ни про кого сегодня нельзя сказать: «Этот тренер мог из говна пулю сделать». На моей памяти был только один такой тренер – Авсет Асадулаевич Авсетов. Потому что он военный, и большую роль играло кавказское воспитание, настоящая дисциплина. Сказал – сделал. Если ты хреново себя вел, он убирал тебя со сборов. А если будешь грызть зубами помост, штангу – он последнее отдаст, но тебя протолкнет. Все остальные – это ребята, которые чего-то боялись. Или остаться без работы, или что где-то их дискредитируют, придумают историю, а за нее придется потом отвечать.

– Напомните, какие у вас рекордные показатели.

– 210 в рывке и 250 в толчке. Сегодня в мире это уже рядовые результаты по сравнению с тем, что показывают Лаша Талахадзе и иранские спортсмены. На момент, когда я это поднимал, рывок в 210 был равен рекорду Европы и на 2,5 килограмма меньше рекорда мира. А толчок в 250 – на 12,5 килограмма меньше мирового. Это был хороший результат, с ним можно было на Олимпийских играх входить в призовую тройку. Поэтому ни о чем не жалею сегодня. Винить каких-то людей не хочу, ибо понимаю их. Я сам, уже будучи президентом Ассоциации российских силачей, попадал в подобные ситуации, где нужно принимать решения. И я их не принял, за что по-спортивному и по-человечески себя виню.

– 1500 отжиманий Давидыча – это реально вообще?

– Человек после тюрьмы понимает все. После одиночества понимает, что YouTube, подписчики, лайки, комментарии – это все понты. Это ненастоящая жизнь. И если выйти на обозримое место, где много людей на тебя посмотрят, и громко пернуть, то, конечно, будет хороший шум. Давидыч – неглупый парень. Сидя в тюрьме, он понял, кто есть кто. К этому еще можно добавить историю, когда он поехал в Питер собирать деньги для детского дома. Людей много пришло, а собрали всего 30 тысяч. Он понял, что это все чешуя. Он небедный человек, заряжает за счет своих коллабораций хорошие деньги.

Про убийство Андрея Драчева. «Уверен – тот, кто убил, пришел в ночной клуб подраться»

– Наверняка вы не раз слышали мнение, что качки не умеют драться. Вам обидно, когда такое пишут?

– Качки не умеют драться, это правда. Но есть те, которые умеют. Мне не может быть обидно из-за таких слов. Мне будет обидно, если мой сын, который занимался смешанными единоборствами, в какой-то ситуации не сможет за себя постоять. А качки бывают разные: кто-то просто качается и ест без какой-то философии и развития, а мнения о себе такого, будто землю спас. Эти ребята дискредитируют качков. Качок – это уже имя нарицательное. Как-то на MTV в 2006 году я сказал: «За «качок» можно получить и в пятачок».

– Что это была за история?

– Ведущий говорит: тот качок, этот качок. Я говорю: «Не качок, за «качок» можно получить и в пятачок». Атлет, силач, богатырь, штангист, пауэрлифтер, бодибилдер. Называй как хочешь. Но качок – не надо. Когда человек называет другого быдлом, он сам автоматически им становится. А человек, который называет другого качком – просто необразованный в этом плане. Качок качка может назвать качком. А человек из другой индустрии – нет.

– Когда смотрели кадры убийства Андрея Драчева в Хабаровске, у вас сердце кровью не обливалось?

– Мы с ним были знакомы, мне жалко его родителей, парень был хороший. Классный, спокойный, совсем не конфликтный. А эта история, что потом писали: «Качки, вы ничего не можете, вот вас и убивают», что я могу сказать. Еще в студенческие годы, когда возникали конфликты, и я кому-то мог надавать по голове, то потом этот человек собирал стрелку, меня на нее вызывали, и там с меня спрашивали, почему я причинил парню урон. А на что он надеялся – что я промолчу? Что удивительного в том, что человек, который меньше меня в разы, получал по голове? Я это к тому, что большие люди всегда будут в проигрышной позиции, потому что их меньше, чем обычных. А по поводу Драчева я сыну сказал: «Не ходи в ночные клубы, ничего хорошего там нет».

Действительно, что это за отдых? Это встреча незнакомых людей с риском задеть друг друга плечом, некоторые приходят туда просто подраться. Я уверен: тот парень, который убил Драчева (Анар Аллахверанов. – Прим. «СЭ»), пришел туда подраться, и зная, что качки не имеют такой ударки, решил докопаться, выделиться, показать всем, что качки ничего не могут, а он такой молодец.

Или возьмем убийство чемпиона Европы по борьбе в Бурятии (Юрия Власко. – Прим. «СЭ»). Я не говорю, что сразу нужно бежать в отдел полиции, когда решаешь какие-то вопросы. Но ситуацию нужно оценивать здраво, если вас двое-трое, а напротив 10-15 человек, можно сказать «ребята, деньги мы принесем вам завтра в это же место», а затем приехать уже конкретно заряженными в компании 30 человек. А делать из себя героя… Против лома нет приема, против толпы ты ничего не сделаешь, какой бы ты ни был великий и способный.

Мне жаль Драчева и его родителей. Я обратил внимание своего сына на эту историю, а также на то, что на ночных дискотеках вряд ли стоит искать девушку для серьезных отношений. В храме и библиотеке – да.

Про свой вес. «Максимум – 174-175 килограммов»

– В храме?

– Вы пробовали подкатывать к девушке в храме?

– Я подкатил к девушке на сборах.

– Ваша жена – спортсменка?

– Нет, работала на закупке продуктов в столовой. А я поближе к столовой был (смеется). Как говорится, пути господни неисповедимы. Тогда я был стройным парнем, у которого вообще не было аппетита. Просто приходилось жевать и жевать.

– Каким был ваш рекордный вес?

– 174-175 килограммов. Сейчас 135, хотел бы скинуть где-то до 125-130. Но всегда, когда скидываю вес, проверяю себя жимом штанги на наклонной доске. Если поднимаю 150 килограммов разок, значит, все нормально. Но это после бокса: работы на снарядах, кроссов. Тестирую себя, есть у меня силы, или нет.