Пугливая корова

Доктор биологических наук В. Белькович.

Если вы думаете, что коровы — это просто коровы, вы ошибаетесь.
Сетон-Томпсон

Выйдя на пенсию, мы с женой попали в тверскую глубинку, где уже более десяти лет ведем маленькое крестьянское хозяйство, в котором есть и корова. Обстоятельства сложились так, что обслуживать ее в последние годы пришлось в основном мне. Когда-то я участвовал в разработке новейших электронных систем обработки информации, и с годами выработался навык отслеживать причинно-следственные связи. Это помогло мне установить контакт с моей «подопечной» и позволило узнать много удивительного из жизни коров.

Зимой в начале 1991 года мы привезли из колхоза молоденькую нетель Лысу, которая через несколько дней отелилась — стала коровой. Первое время (пока мы делали свой хлев) она жила у соседа вместе с его коровой Белей, старше ее на несколько лет. Может быть, поэтому Беля стала для Лысы самой близкой подругой и непререкаемым авторитетом. Из моего общения с этой парой и почерпнута бoльшая часть сведений, изложенных ниже.

Сосед, в прошлом пастух, оценил наше приобретение скептически: «Много молока не даст: хвост не той длины, звездочка расположена на лбу не так, голова большая, а характер — наплачетесь». Один ветеринар оценил ее как нервную, а другой — как вздорную. Корова действительно была капризна, непредсказуема и очень легко возбуждалась по всяким пустякам: начинала мотать рогами, бегать и прыгать, рыть землю, «кидать задом». Когда она бежала по улице, люди ее сторонились. Первые годы вздорный характер проявлялся во всем. Например, если я пытался поводом повернуть ее направо, то она поворачивала налево, и, чтобы пойти в нужном направлении, мы с ней делали поворот на 270 градусов.

Конрад Лоренц писал, что, чем сильнее вооружен вид животных, тем меньше его особи склонны пускать в ход свое «оружие» при выяснении взаимоотношений между собой. Голубь может заклевать соперника насмерть, волк же ограничится разборкой на информационном уровне. Корова в этом отношении ближе к волкам. Рога, копыта и несопоставимая с человеком «весовая категория» делают буренок не такими безобидными, как может показаться со стороны. Так, в нашей округе корова «ни с того, ни с сего» сломала хозяйке руку. Были и другие несчастные случаи.

Первые годы Лыса пыталась довести до нашего сведения нужную информацию при помощи позы, жестов и действий. Начала она с демонстрации своих бойцовских возможностей. Когда я, нагнувшись, убирал вилами хлев, она тихо подходила сзади и подсовывала рог под мой ватник. Я оглядывался и видел в ее глазах: «Ну как, дед, очень страшно?» Она быстро поняла, что меня это не пугает, и стала показывать, как мастерски умеет лягаться: левой, правой, вперед, назад, наискось в бок.

Однажды на вторую зиму она выскочила в крытый двор, где я занимался уборкой. В углу стоял остаток рулона соломы диаметром около полуметра. Лыса подбежала к нему и начала бить рогами, левым, правым, левым… Затем подняла «куклу» рогами и перебросила через себя. Повернулась, подбежала к лежащей «кукле», опустилась передними ногами на колени и прижала ее грудью к земле. Встала, поставила на «куклу» заднюю ногу, повернула голову и посмотрела на меня: «Видел, что я могу сделать, если меня обидят!» На этом запугивание закончилось. Из всего продемонстрированного арсенала осталась только слабая отмашка наискось назад правой задней ногой. Это красноречиво означало: «Отстань!»

Скоро я понял, что отмашка рогом в мою сторону означает: «Не делай это!» Видел не раз, как и другие коровы используют подобный жест в таком же смысле в общении между собой. Быстро раскачивая рога из стороны в сторону, Лыса выражает свое недовольство. Чаще всего это происходит при слишком медленном, по ее мнению, обслуживании: например, при задержке с выкладыванием сена или травы в ясли. Она очень нетерпелива и раскачивает рогами часто и по всякому пустяковому поводу.

Свой рейтинг в стаде коровы определяют следующим образом: подходят одна к другой голова к голове, обнюхивают морду, «чешут» рога об рога, а затем, упершись лбами, давят друг на друга, стараясь сдвинуть соперницу назад. Самая сильная корова и будет главной.

Другая и, наверное, основная причина того, что коровы умеют решать свои проблемы путем обмена информацией, обусловлена жизнью в стаде — сообществе себе подобных. И, конечно, не могла не сказаться многовековая жизнь рядом с человеком, в тесном взаимодействии и в полной зависимости от него.

Первый год или два просьбу сделать для нее что-либо Лыса выражала прикосновением носом или губами к кисти руки. Это могло означать: «Дай вкусненького» или «Зайдем на наш покос, там хорошая отава». Если просьба очень серьезная, например о судьбе ее теленка, то она до и после отела усиленно лижет руки. Таким же образом выражает и благодарность. Однако одну и ту же просьбу: «Почеши!» — она выражает по-разному, в зависимости от того, какое место просит почесать. Если холку, то почешет ее сама немного рогом. Если бок, спину или ногу, то лизнет это место пару раз и просительно посмотрит на тебя. Когда корова просит другую, чтобы ей облизали морду и шею, она подходит вплотную и опускает голову. Похоже, при этом имеют значение рейтинг коровы в стаде или обстоятельства, заставляющие проявить к ней сочувствие.

Первое время я побаивался потакать всем просьбам Лысы: не «сядет ли она мне на шею». Однако практика показала, что корова чувствует необходимость взаимных уступок и компромиссов, а в крайних ситуациях окончательное решение оставляет за хозяевами. Приятно удивило, что она хорошо понимает смысл «предоплаты», и если ей не хочется выполнять какое-либо указание, например идти домой, то она заранее не возьмет даже яблочко. И наоборот, если она уже напаслась и не прочь идти домой, повернет голову к тебе и выразительно посмотрит: «Я уже сыта. Дай кусочек, и я пойду к дому, если ты скажешь». На подходе к дому часто кладет «плюшку» и пускает «фонтан», что очень удобно для хозяев. При этом она поворачивает голову: «Дед, видел? Дай». Несколько раз она отказывалась брать «вкусный кусочек», положенный ей по окончании дойки, если я пенял ей на плохое поведение. При ее характере удавалось добиться гораздо большего, похваливая, а не ругая.

Если у коровы есть основания полагать, что человек, с которым она имеет дело, постарается ее понять и благосклонно отнесется к ее желаниям, то она будет весьма настойчива и изобретательна как в придумывании новых жестов для выражения своих желаний, так и в раскрытии их смысла. Так, однажды летом, когда было очень много мошки, на пути к дому Лыса пару раз лизнула вену, идущую от вымени вдоль живота, и просительно посмотрела на меня. Я понял и старательно погладил рукой вдоль вены. Тогда она лизнула складки кожи на переходе от шеи к груди. Я начал гладить их так же вдоль и немедленно получил отмашку рогом. После этого она сама лизнула складки пару раз. Все это повторялось больше недели. Я не понимал ее поведения, но старался разобраться. Наконец до меня дошло — в данном случае отмашка рогом имела несколько другое значение: «Не делай так!» Она хотела, чтобы я гладил складки так, как она показывала , — поперек, а не вдоль шеи. Я стал гладить их поперек. Пальцы руки попадали в ложбинки между складками, где скапливалось много мошки. Когда кончил гладить, Лыса повернула голову, и я в ее глазах прочел: «Наконец-то понял. Туповат, однако, ты, дед!» С тех пор эта просьба стала повседневной: «Погладь вену с правого бока, складки на шее, а теперь вену с левого бока». Более того, эта просьба часто означала еще дополнительно: «Я уже наелась досыта и не против отправиться к дому, если ты очень попросишь».

Однажды, придя из загона домой, она встала ко мне правым боком, повернула голову и, глядя мне в лицо, указала носом на приподнятую заднюю ногу: «Дед, нога болит. Помоги!» Все время, пока я тщательно осматривал и ощупывал копыто и вокруг него, держала ногу приподнятой. Ушиб скоро перестал болеть.

В другой раз показала, как она чистит хвост. Загнула его на правый бок, взяла грязную кисточку в рот и пожевала ее. Спустя некоторое время, когда хвост опять стал грязный, так же загнула его на бок, повернула голову и, глядя на меня, носом указала на грязную кисточку: «Дед, почисти. Обсасывать навоз мне не хочется!» Так «стирка» хвоста стала у нас традиционной. Очень удобно сообщать эту просьбу во время дойки, положив грязный хвост мне на левую руку или ударив им меня.

Были и другие ситуации, когда она указывала мне носом на что-нибудь.

Одно время мы с соседом пасли нашу пару вместе. Затем решили ходить с ними по очереди. Когда я первый раз пошел один пасти их, то взял на всякий случай хворостину — сосед всегда пас Белю с палкой. Беля все время настороженно поглядывала на меня. Уже не помню зачем, я сделал несколько шагов в ее сторону. Она вся сжалась, повернула голову и отпрыгнула боком. Я остановился. Спустя некоторое время опять попробовал подойти. Все повторилось в точности. У меня появилась догадка, и я решил ее проверить. Белин нос показывал точно на хворостину, зажатую под мышкой моей левой руки. Я немедленно демонстративно бросил хворостину на землю. Бела сразу расслабилась и стала спокойно пастись. Так по ее инициативе у меня с ней началась крепкая дружба на долгие годы.

Более того, Беля стала моей верной помощницей. Дело в том, что Лыса панически боялась оставаться в загоне одна, а при попытке выскочить через ограду могла покалечиться. Поэтому мы ее брали из загона немного раньше, чем других коров. Это открывало ей неограниченные возможности проявить свой вздорный характер. Она нарочито «не слышала», что ее зовут, шла не к воротам, а в дальний угол загона и т.п. Со временем мне стала помогать Беля. Когда, стоя у ворот, я звал Лысу, ко мне решительным шагом направлялась Беля. Этого Лыса не выдерживала и шла следом за ней. Конечно, «вкусные кусочки» получали обе. Правда, Лыса брала свой не у ворот, а пройдя немного по улице. Брать «кусочек» на глазах у других коров она, видимо, считала унижающим ее достоинство.

Однажды в конце весны я пришел за Лысой раньше обычного. Все коровы лежали на зеленой травке, сияло ласковое солнышко, дул слабый ветерок, еще не было слепней. Подхожу к забору и говорю: «Лыса, вставай. Идем домой». Она кладет голову на траву, покачивает ею из стороны в сторону и смотрит на лежащую рядом главную корову. Та повторяет Лысин жест, затем поднимает голову и демонстративно лижет свою грудь. Чередует оба жеста несколько раз и все это время смотрит мне в лицо: «Дед, лежать так приятно, оставь ее с нами». А Лыса лежит тихонечко. При таком авторитетном заступничестве я решил забрать свою корову позже, вместе со всеми. Оба эти жеста в том же значении видел потом неоднократно, как у Лысы, так и у других коров. То же самое иногда Лыса сообщает, почесав спину или бок рогом.

Читайте так же:

  • Чем поить теленка при поносе Авторы Сильвия Кегоу Джуд Хайнрикс Государственный университет Пенсильвании Отделение молочного животноводства и зоологии Введение Восстанавливающие водный баланс растворы для приема […]
  • Первый отел коровы Мне 17 лет, учусь на повара, так что вся ответственность за кухню в нашей семье -на моих плечах. А на кухне легче, когда все свое: молоко, творог, сметана, масло, яйца, мясо, овощи. Я […]
  • Самые популярные породы коров в россии Корова является одним из популярных представителей крупного рогатого скота. Это животное чаще других можно встретить на деревенском подворье или в фермерском хозяйстве. Корова незаменима и […]
  • Репп бык Самый большой племенной бык-осеменитель в Украине! Зовут его Репп, ему 8 лет и весит он практически 1,5 тонны! Как рассказали нам работники Черкасского селекционного центра, в котором его […]
  • У коровы красные соски подскажите, пожалуйста, что с сосками у коровы. опухли и под руками при дойке хрустят, стали жесткие как сардельки. чем лечить? заранее спасибо ну, так никто ничего и не подскажет? может […]
  • Бык расшифровка В племенной карточке быка отображается полное описание быка, его характеристики, основные показатели линии и другие важные понятия. Карточка племенного быка голштинской породы (на немецком […]

Первые годы Лыса по три-четыре раза за лето ни с того, ни с сего убегала в соседнюю деревню. И далеко не сразу я понял, что так она наказывает меня за проявление малейшего внимания к другим коровам. Более того, вскоре выяснилось, что мне нельзя разговаривать с хозяйками некоторых коров. Наказание за это было таким же. Единственная корова, с которой дозволялось общаться и которой разрешалось давать «вкусные кусочки», была ее подруга Беля.

Коровы могут и пошутить. Однажды я пас Лысу и Белю у перелеска. Вдруг вижу, Беля пошла походным шагом вдоль опушки, а Лыса «повисла» у нее на хвосте. Понимая, что бегать наперегонки с коровами бесполезно, решил обогнать их очень быстрым шагом. Иду уже рядом, сначала на уровне хвоста Бели, а затем и плеча. Вижу внимательно следящий за мной озорной глаз: «Ну еще нажми, дед! Ну еще чуть-чуть!» Нажимаю изо всех сил. Остается не более полуметра, когда можно будет подсечь и повернуть Белю. Тогда она переходит на едва заметную рысь, и я снова оказываюсь на уровне ее хвоста. А глаз подначивает: «Ну нажми, дед! Ты так быстро ходишь!» Все это повторяется несколько раз, пока мы движемся вдоль опушки. Вдруг я проскакиваю мимо Бели, поворачиваюсь к ней и вижу удивленное лицо: «Ты куда так быстро побежал? Здесь в лощине такая хорошая трава. Мы с Лысой остаемся!»

Так сложилось, что телилась Лыса всегда при мне. Первые раз или два это было случайно, а в дальнейшем — по ее усмотрению. Когда приближалось время отела (телилась она зимой и чаще утром), я заглядывал к ней в хлев почаще, а также ночью. В одно из посещений она всем своим видом и поведением показала, что будет телиться через несколько часов. После этого заходил к ней каждый час-полтора. Наконец, при моем появлении она несколько раз поворачивается, обнюхивая подстилку, ложится и показывает мне носом, куда мне встать принимать теленка. Все время отела смотрит мне в лицо: «Дед, помоги!» Если теленок большой и шел туго, тащил его за ножки во время потуг. Однажды помощь потребовалась более серьезная. Теленок был большеголовый и крупный и никак не выходил. Сказал Лысе, чтобы подождала. Пошел в избу, вымыл руки и взял лавсановую тесьму. Вернувшись к корове, сначала нашел одну ножку, а затем и застрявшую, выправил ее. При вытаскивании теленка мы с коровой действовали слаженно. После коротких передышек по команде «Давай!» Лыса усиленно тужилась, подводила задние ноги под живот, а я тянул тесьмой за передние ножки теленка.

Лыса, как говорят местные, относится к «строгим» коровам. Подпускает к вымени только жену и меня, причем лишь в одном месте — у яслей в хлеву. Других доярок бьет копытом, поэтому помочь доить нам никто не мог. Сначала доила жена, но когда ей пришлось неожиданно надолго уехать, дойку пришлось осваивать мне. К сожалению, до этого мне ни разу не удалось посмотреть, как это делают профессиональные доярки. Доить меня выучила Лыса. На мои ошибки и неправильные действия она указывала поднятием задней ноги, чаще правой. Это могло означать: «Смажь соски лучше», «Перейди на другой сосок. Не на этот!», «Не нажимай на этот сосок так сильно!», «Кончай доить двумя руками. Додаивай одной правой!» Если я не исправлял ошибку, то она задней ногой несильно стучала по моему колену.

«Высшую меру наказания» Лыса применяла всего несколько раз — высоко поднимала заднюю ногу, быстро опускала ее в подойник и тут же вынимала ее оттуда, поворачивала голову и смотрела, как я, огорченный, выливал испорченное молоко. Когда она применила «вышку» в предпоследний раз, я после глубоких размышлений перешел с дойки щипком на более эффективную и, видимо, более приятную для коров дойку кулаком. Лыса была явно довольна этим. Примерно через год-полтора она таким же способом предложила изменить последовательность выдаивания сосков — начинать дойку с задних. Во время дойки Лыса очень внимательно следит за соблюдением последовательной и своевременной смены сосков. Дойка заканчивается собиранием «капель» по всем соскам вперемешку. Тут Лыса требует, чтобы я менял соски почаще, а пустые совсем не трогал.

По своей неопытности мы приучили Лысу доиться у яслей, полных сена или травы. Поздней осенью найти хорошую траву бывает трудно. Если подкормка ей не нравится, она начинает переступать ногами, выбрасывать траву из яслей, а иногда даже уходит с дойки во двор, но при этом ни разу не задела подойник ногами. Была очень сухая осень, и трава сгорела. Принес на дойку сизого, видимо больного, мышиного горошка, так как там, где я был в этот раз, ничего лучшего не нашел. Лыса вышла с дойки почти сразу. Я вернул ее на место. Вскоре она вышла второй раз (чего никогда не бывало), быстро подошла к другим, стоящим во дворе почти пустым яслям, достала из них зеленую веточку цветущей чины луговой и, повернувшись, показала мне ее желтенький цветочек. Пообещал ей больше такого плохого горошка не приносить, вернул в хлев, привязал и закончил дойку.

Из описанного выше очевидно несоответствие между ограниченным числом жестов и действий, применяемых Лысой при дойке, и большим количеством и разнообразием сообщаемой информации. Впрочем, часто жест или действие служит лишь сигналом о недовольстве либо просьбе. Отмечу три позы, выражающие повседневные желания коровы. Когда Лыса находилась во дворе и хотела пить, то вставала правым боком ко входу в избу и поворачивала голову к двери, ведущей в сени. Если она хотела есть, то вставала головой к двери, ведущей на улицу, или к яслям. Когда она просила, чтобы всю ее почесали скребницей, вставала наискось посреди двора, лизала спину или бок, просительно поглядывая на меня.

Язык звуков у коров, как мне кажется, очень бедный. Они или громко мычат (местные говорят «орут»), или «мукают» с закрытым ртом, обращаясь к теленку. Звук мычания каждой коровы несколько отличается от мычания других коров, но я не заметил, чтобы он менялся в зависимости от ситуации. Хозяйки узнают своих коров по голосу. Одни коровы мычат часто, другие месяцами рта не раскрывают. Только однажды я услышал «разговор» Бели с Лысой. Они паслись вдвоем в дальнем конце загона и далеко друг от друга. Когда я пришел брать Лысу, меня увидела Беля и очень коротким «му» сообщила об этом Лысе. Та сразу подняла голову из высокой травы, повернула в мою сторону и пошла ко мне вслед за Белей.

Однажды к осени Лыса весь вечер сильно кашляла. Я решил обратиться к ветеринару, но на следующий день все было спокойно. Затем опять кашель, перерыв и снова кашель. Поскольку от формулы «ни с того, ни с сего» мы уже давно отказались, я стал обдумывать ситуации, когда она кашляет, и понял — Лыса придумала удобный для нее способ звукового обращения к своим хозяевам: «Кых, кых!» Услышав покашливание, начинаешь соображать, по какому поводу Лыса обратилась к тебе, и удивительно быстро улавливаешь суть дела.

Например, осенью Лыса выходила из хлева, чтобы мне было удобно убрать навоз, поправить подстилку и положить сено в ясли. Когда настали сильные холода, утром она перестала выходить, и я при ней выполнял ту же последовательность действий. Через некоторое время слышу: «Кых, кых». Немного подумав, стал сначала выкладывать сено в ясли, а потом делать уборку. Кашель как рукой сняло. Лыса с полуслова переставляла ноги, чтобы мне было удобно убирать, а сама ела сено из яслей. Невольно вспомнил, как в начале своей жизни у нас она ту же просьбу сообщала мне, бодая рогами вилы, которыми я убирал хлев.

Кашель может выражать и недовольство нашими действиями или бездействием. Так, когда мы складывали поленницу дров у стены хлева, то из него раздавалось продолжительное покашливание: «Не стучите!» В конце длительной дойки можно услышать покашливание, которое означает: «Скорее заканчивай. Надоело!»

Скоро стало ясно, что Лыса хорошо понимает человеческую речь, и для «управления» коровой мы стали пользоваться словами и «вкусными кусочками» вместо палки и кнута. Начали с простого: «Дай рога, надену (сниму) повод», «Иди на место!», «Выйди из хлева», «Дай пройти», «Подвинься». Однако бывает и так, скажешь: «Иди сюда!», а она стоит и жует жвачку с непроницаемым видом. «Почешу». Немедленно подскакивает ко мне: «Так бы и сказал сразу».

В самом начале выяснилось, что Лыса не терпит ходить на поводу сзади за кем-либо, как ходят многие домашние коровы. Когда я пытался вести ее за собой, например, из загона, она, пройдя немного, вставала как вкопанная, и ее было очень трудно сдвинуть в нужном направлении. И так несколько раз с небольшими интервалами. Когда я понял, что это проверка: «Мы идем вместе или меня волокут на поводу», то стал также немедленно останавливаться. Постояв совсем немного, Лыса шла дальше. После нескольких таких проверок мы спокойно шли в нужном направлении. Теперь я хожу сбоку у ее плеча и несу конец повода. Если тропа узкая или идем по высокой траве, я иду сзади и держу повод. Предварительно обговариваю, куда мы идем: в загон, к коровам, на бугор, в поле и т.п. Долгое время оставалась трудной проблема первого шага в нужном направлении, если ей не хотелось идти туда, куда я сказал. Наконец я догадался говорить ей: «Иди впереди!»

Были и ситуации, когда Лысе приходилось действовать по информации, которая ей сообщалась словами впервые и единственный раз. Так, жена пасла ее в лесу у опушки, я не знал, где они, и пошел их искать, окликая жену. Поскольку плохо слышу, отвечать мне было бессмысленно, и жена сказала: «Лыса, дед нас ищет. Идем быстро к нему!» Вскоре я увидел пробирающуюся ко мне через заросли корову с высоко поднятой головой, а за ней — жену.

С годами у меня выработалась привычка, имея дело с Лысой и Белей, а затем и с другими коровами из нашей деревни, не задумываясь, говорить им все, что мне нужно было довести до их сведения. Обычно они правильно понимали словесные указания, связанные с их передвижением: «Иди, я открою ворота в загон (из загона)», «Уходи отсюда», «Поворачивай назад» и т.п.

Однажды мы вчетвером вывели коров на небольшое открытое пастбище. Среди коров была Милка — маленькая, ласковая, шустрая и, как говорила хозяйка, «вертлявая». Коровы паслись рядом с нами, а мы вели общий разговор, в котором я несколькими фразами тепло отозвался о Милке. Не успел еще закончить мысль, как чувствую, что кто-то толкает мою руку. Оборачиваюсь — и вижу: Милка лижет мой локоть. Все увидели это и дружно рассмеялись. А Милка принялась лизать мне кисти рук, да так настойчиво, что хозяйка прогнала ее прочь.

Как-то довольно давно попросил Лысу поднять меня со скамейки после окончания дойки. Она сдала немного назад, повернула и опустила голову ко мне так, чтобы я мог за нее хорошо ухватиться обеими руками, и лихо подняла меня вверх и вперед. После этого осталось только отдать ей «вкусный кусочек». Это стало традиционным окончанием дойки. Если моими действиями во время дойки она была очень недовольна, то поднимать меня могла отказаться. Однажды я никак не мог понять, почему она перестала меня поднимать, ведь я все делал как надо. Правда, во время дойки мысленно представлял, как в Подмосковье буду доить другую корову. Когда после этого я попросил меня поднять, Лыса повернула голову, но не опустила ее и посмотрела на меня осуждающим взглядом. Решил быть аккуратней и в мыслях — во время дойки думать только о наших с Лысой делах. На следующей дойке подняла мена чуть не до потолка и глаза у нее были веселые.

Летом и осенью мы держали на крыльце некоторый резерв скошенной травы для подкормки и часто вечером обсуждали с женой, какой и сколько травы положить в ясли. Если заглядывали во двор, то видели Лысу, стоящую в ближнем к крыльцу углу с растопыренными ушами и неподдельным интересом в глазах. Более серьезные вопросы, касающиеся обслуживания коровы, мы обычно обсуждали за утренним чаем, когда Лыса была еще дома в хлеву или крытом дворе за двумя или тремя бревенчатыми стенами. Однако о принятых решениях она знала до того, как его сообщали словами или действиями. Так, она становилась мрачной и усиленно лизала нам руки, когда мы решали отдать ее теленка. Обычно, приходя из загона домой, она приветствовала своего теленка «муканьем «, еще не войдя в хлев и не видя его. В тот день, когда теленка увозили, она наверняка об этом знала, хотя видеть, как его увозят, она не могла. Придя домой мрачнее тучи, она не «мукала» и даже ни одним взглядом не удостаивала пустой телятник. Складывалось впечатление, что она всегда в курсе всех наших касающихся ее решений в момент их принятия.

От многоопытных односельчан не раз приходилось слышать, что коровы знают, когда хозяева решают их резать. Некоторые из них даже плачут, когда их ведут на убой.

Гибель Бели, которую хозяева продали на мясо, была для Лысы трагедией. Все лето, проходя мимо ее хлева в загон и обратно, она поворачивала к нему голову и как будто прислушивалась. Она и раньше была трусихой, а теперь панически боялась всего незнакомого и непонятного. Через год, придя на ручей, куда всегда бегала пить с Белей, она напилась, а потом посмотрела вокруг и заплакала. Больше привести ее на водопой к этому ручью нам не удалось, хотя в остальном она стала несравненно более послушной.

Мне кажется, что на основе моего опыта общения с коровами можно высказать следующие предположения. Для обмена информацией между собой они используют совместно или раздельно звук, позы, действия, жесты и непосредственную передачу своих мыслей и образов. Коровы и быки хорошо понимают как непосредственно обращенную к ним человеческую речь, так и разговоры людей между собой. Более того, они узнают и то, что мы не говорим, а только думаем. Их нельзя умышленно обмануть.

Объем, характер и способ передачи информации в решающей степени зависят от того, надеется ли корова, что человек, с которым она имеет дело, постарается ее понять, а поняв, благосклонно отнесется к ее просьбам и желаниям. Для сообщения человеку своих пожеланий они могут пытаться использовать все те же способы, что и при общении между собой, а могут придумать и что-нибудь новенькое, например покашливание.

Невольно возникает вопрос, почему такие удивительные возможности коров остались не замеченными зоопсихологами. И художественная литература тоже обошла их вниманием, хотя в ряду животных-героев есть и лисы, и кошки, и лошади… Нет коров и в цирке. К буренкам отношение снисходительное. Причин этому, видимо, несколько.

Во-первых, у коров «орудие производства» — их пищеварительные органы. Для большого молока требуется большое количество сена и травы, а следовательно, необходимость убирать много навоза, что не является самой приятной работой.

Во-вторых, корова — это житейская сельская проза. Они здесь под боком, даже теперь есть почти в каждой деревне. Это, прежде всего, молоко, сметана, творог. Куда интереснее изучать дельфинов, которые плавают в морях и океанах. Заказчик на такие исследования — военный флот, это большие деньги и длительные командировки. В общем, «чистая» и большая наука.

А куда смотрят сельские владельцы коров? Тут, видимо, повлияла вторая коровья «профессия» — они поставщики говядины. Причем режут их в расцвете сил, за мясо старой коровы много не возьмешь. Некоторые хозяева коров, как и сами коровы, при этом плачут. Плачут и режут. Наверное, резать безмозглую скотину большинству хозяев легче, поэтому они стараются не видеть, какие они, коровы, на самом деле.

Пастух, работавший в одном из поселков под Челябинском, умер из-за пугливой подопечной. Мужчина, как обычно, пас коров в поле, когда за его одежду рогами зацепилась корова. Испугавшись, животное побежало и потащило пастуха за собой. Разорвать ткань или снять ее с рога мужчина не мог. А потом его нога попала в узкую яму.

Врачи не смогли помочь мужчине. Несмотря на все их старания, пастух скончался.

Корова дернулась — и конечность мужчины практически оторвалась. Я никогда столько криков не слышал. Прибывшие медики загрузили пострадавшего в реанимобиль и увезли в больницу. — сообщается в паблике «Плохие новости».

ЧП случилось в воскресенье, 5 августа. Пастух, выгуливал скот в поле неподалеку от поселка. Внезапно корова чего-то испугалась, ломанулась и, пробегая мимо табунщика, зацепила его рогом за одежду. Животное неслось несколько сотен метров, волоча за собой пастуха. Разорвать ткань или снять ее с рога бедолага не смог.

— В какой-то момент нога пастуха попала в узкую и глубокую яму. Корова вновь дернулась вперед и конечность практически оторвалась. Никогда столько криков не слышал, — написал очевидец в группе во ВКонтакте «Плохие новости».

Прибывшие врачи загрузили пострадавшего в реанимобиль и увезли. Он потерял много крови, спасти его не удалось.

К ЧИТАТЕЛЯМ

Вы стали свидетелем интересного события?

Сообщите об этом нашим журналистам:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

УЧРЕДИТЕЛЬ И РЕДАКЦИЯ: АО ИД «Комсомольская правда».

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФC77-50166 от 15 июня 2012. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

ВОЗРАСТНАЯ КАТЕГОРИЯ САЙТА: 18+

Адрес редакции: г.Челябинск, ул.Красная, 4, 6 этаж Почтовый индекс: 454091 г. Челябинск, офис 611 Контактные телефоны: +7 (351) 266 66 81, +7 (351) 265 80 66

Корова провалилась в глубокую яму в Чемальском районе Республики Алтай — вызволить животное из ловушки сумели пожарные.

Как сообщили в ГУ МЧС по региону, звонок в пожарную часть №5 в селе Чемал поступил от местных жителей.

«На их участок забрела чужая корова. Напуганная лаем собак, она провалилась в выкопанную под слив яму. Самостоятельно достать животное граждане не могли. В узкой и глубокой яме она лежала свернувшись», — отмечают в экстренном ведомстве.

Спасатели прибыли на место и посредством пожарных рукавов подцепили животное под живот, а затем вытащили ее трактором на поверхность.

«Вызволенная из земляной ловушки корова резво убежала с места происшествия. Её хозяева так и не объявились», — резюмируют в МЧС.

Мясо животных, погибших от неизвестной болезни на фермах Краснодарского края, идет на продажу. Власти — молчат

  • Уже восемь месяцев в Курганинском и Кавказском районах Краснодарского края массово болеет и дохнет от неизвестного заболевания крупнорогатый скот. Карантин на «зараженных» фермерских хозяйствах до сих пор не объявлен. От чего умирают животные и опасно ли заболевание для людей — не установлено. Молоко, полученное от заболевших коров, уходит на реализацию. Павший скот продают местным заготовителям на переработку и производство мясопродуктов. Губернатор Краснодарского края, прокуратура, следственный комитет, краевое ветеринарное управление — в курсе, но никто не реагирует. Информацию об эпидемии от населения скрывают.

    Падеж

    Массовый падеж коров начался в июле прошлого года на фермерских хозяйствах, принадлежащих семейству Виталия Очкаласова, главы Кавказского района Краснодарского края.

    В начале июля в хозяйстве «Воздвиженская» (Курганинский район) стал дохнуть молодняк — телята от 1 до 10 дней. Клиническая картина, выявленная в ходе вскрытия, не давала ясности, чем именно заболели животные. Проведенные экспресс-тесты свидетельствовали о наличии как минимум рота-, коронавируса и стрептококка — болезней, от которых коровы в «Воздвиженской» не прививались. Точный диагноз в такой ситуации могли и должны были поставить сотрудники местного ветеринарного управления. Но по свидетельству ветеринарного фельдшера «Воздвиженской» Полины Брызгаловой,

    главный ветеринарный врач Шаклеин Алексей и все руководство запретили сотрудникам обращаться в Курганинское ветеринарное управление, чтобы скрыть падеж в целях избежать введения в хозяйстве карантина…».

    Тем не менее Брызгалова все-таки сообщила о падеже лично заведующей Курганинским ветуправлением. В «Воздвиженскую» приехала группа специалистов, но, по словам Брызгаловой, они обследовали коров на наличие совсем других вирусов (не тех, которые выявили экспресс-тесты). Причину массовой смерти животных так и не установили.

    Сотрудницы «Воздвиженской» Полина Брызгалова и Дарья Падалкина предприняли еще одну попытку спасти ситуацию — они «пошли на прием» к владелице агрофермы Татьяне Витальевне Очкаласовой. Женщины рассказали ей о массовом падеже скота, и на следующий день на ферму привезли вакцину от рота-, коронавируса. Но распространение болезни это не остановило, и вскоре зараза перекинулась на другие фермы хозяйства.

    И Брызгалова, и Падалкина были уволены в конце июля «по инициативе работодателя». В процессе увольнения, рассказала Брызгалова, их «начали шантажировать и требовать, чтобы заплатили за падеж телят. Мы отказались платить за это деньги, так как в падеже не было нашей вины. удержали с каждой по 31 162 рубля 50 копеек…».

    Сейчас обе они судятся с работодателем по поводу своего незаконного увольнения.

    Эпидемия

    В середине июля Амалия Сергеева, заведующая фермой ОАО «Степное» (Кавказский район), владелицей которой также является Татьяна Очкаласова, получила распоряжение перевезти с фермы «Воздвиженская» 175 коров (ротация скота между фермами — обычное явление, связанное с манипуляциями по увеличению показателей надоя молока для получения государственных субсидий). Амалия Сергеева настаивает, что данное распоряжение ей отдал лично Виталий Очкаласов — отец Татьяны Очкаласовой.

    С 2009 года Виталий Очкаласов является главой Кавказского района, а его жена, дочь, сын, родственники жены и близкие друзья семьи являются собственниками разнообразного бизнеса, недвижимости и крупных земельных участков сельхозназначения в различных районах Краснодарского края.

    По данным биллинга, с 1 июня по 31 августа 2018 года заведующая молочно-товарной фермой Амалия Сергеева и глава Кавказского района Виталий Очкаласов созванивались 18 раз. В том числе 13 раз в июле — когда Сергеевой приказали перевезти 175 коров с «Воздвиженской» в «Степное». Сергеева пыталась убедить Очкаласовых, что по причине неизвестного заболевания коров в «Воздвиженском» этого делать категорически нельзя, так как заболеть могут и коровы в «Степном». Однако ее аргументы собственник не услышал.

    Виталий Очкаласов, глава Кавказского района. Скриншот Youtube

    В августе в «Степном» тоже начали погибать животные. Сначала умирали только что отелившиеся «воздвиженские» коровы и родившиеся у них телята. Сразу после родов коровы прекращали есть, сильно кашляли, резко теряли в весе и буквально за несколько дней превращались, по сути, в мумий.

    Вскрытие телят показывало, что все они родились с белыми от гноя легкими. Такие симптомы могли свидетельствовать о туберкулезе, который у крупного рогатого скота является высокозаразным, не поддается эффективному лечению и передается людям.

    справка

    Мельчайшая туберкулезная палочка порождает человеческий, бычий и птичий вид заболевания. Возбудитель живет при температуре до минус 269 градусов по Цельсию, в молочных продуктах палочка активна до года.

    Ветеринарный врач «Степного» Александр Сергеев поначалу никому о падеже не сообщил: он боялся увольнения и надеялся, что до эпидемии не дойдет. Сдохших от непонятной болезни коров Сергеев стал продавать предпринимателю из Курганинского района Арарику Багдасаряну по цене 65 рублей за килограмм — это не отрицают ни сам Сергеев, ни Багдасарян. Еще один местный предприниматель Оник Броев закупал в «Степном» уже разделанные туши мертвых животных. По документам они проходили как выбракованные (таковыми признают животных, ставших нерентабельными для дальнейшего содержания по причине травм конечностей, возраста, снижения молочной продуктивности, потери репродуктивной функции и пр.).

    Абсолютно все сотрудники «Степного» (около 50 человек) видели, как Багдасарян приезжает в «Степное» на грузовой машине «Газель» несколько раз в неделю. Он официально въезжал через ворота на весовую, где его «протаривали» (взвешивали машину), затем трактор с ковшом грузил в «Газель» мертвых коров (собственно, именно сотрудники «Степного» и готовили коров к продаже — то есть сразу после смерти перерезали им горло, чтобы кровь стекла и туша не испортилась). Реже Багдасарян забирал еще живых коров. Тогда несколько человек вытягивали животное из стойла (коровы от слабости уже не могли подняться с земли) и грузили в «Газель». Груженую машину снова взвешивали, записывали в журнал тоннаж, и затем охрана выпускала Багдасаряна с территории фермы.

    Зачем Багдасарян покупает сдохших коров, в «Степном» хорошо понимали. У Багдасаряна в соседнем Курганинском районе есть бойня, а его ИП официально «производит мясо в охлажденном виде».

    «Дагестанцам на пельмешки!» — пошутил один из работников «Степного» в разговоре с журналистом «Новой».

    Съемка в холодильной камере ИА Багдасаряна

    «Явка с повинной»

    К концу августа в «Степном» в день умирало уже до 10 животных. Как следует из показаний всех действующих лиц, 8 сентября ветврач Сергеев в панике приехал к своей жене — заведующей фермой Амалии Сергеевой (на тот момент она находилась в отпуске — готовила дочку к первому классу, с мужем не жила, они разъехались еще в начале лета) и рассказал об эпидемии на ферме.

    Умершие коровы. Фото передано в распоряжение «Новой газеты»

    Сергеева посоветовала мужу срочно оповестить Очкаласовых и как можно быстрее сообщить в районное ветуправление о неизвестном заболевании, от которого, по ее словам, «могли заразиться не только коровы, но и люди».

    10 сентября Сергеев связался с владельцами фермы Очкаласовыми и рассказал им о ситуации. 11 сентября всех троих — Амалию Сергееву, Александра Сергеева и бригадира Андрея Волошина, неофициально исполнявшего во время отпуска Сергеевой обязанности управляющего фермой, вызвали на хутор Привольный, где находится головной офис Татьяны Очкаласовой (по данным ЕГРЮЛ, помимо «Воздвиженской» и «Степного», Очкаласова является учредителем и генеральным директором еще двух предприятий — ООО «Юг-Агропром» и ОАО «им. И.В. Мичурина», зарегистрированных по одному и тому же адресу в Привольном). В помещении офиса находились сын и жена главы Кавказского района Виталия Очкаласова, а также сотрудники местного следственного отдела.

    Очевидцы событий в Привольном (а туда вскоре подтянулись и работники «Степного») утверждают: Александр Сергеев был сильно избит.

    …Из заявления Александра Сергеева руководителю Краснодарского следственного управления Следственного комитета России генерал-лейтенанту Бугаенко:

    «Прошу привлечь к уголовной ответственности Очкаласова Семена Витальевича, который 11.09.2018 неоднократно избивал и незаконно удерживал меня в административном здании , расположенном в х. Привольном , подозревая в причастности к хищению крупного рогатого скота, исчезновение которого фактически обусловлено его массовой гибелью. Прошу не направлять данное заявление в территориальный следственный отдел , поскольку Очкаласов С.В., является сыном главы Кавказского района Очкаласова В.Н. . Кроме того, 11.09.2018 [в Привольный] по непонятной мне причине прибыли сотрудники Кропоткинского следственного отдела , которые не скрывали близких отношений с членами семьи Очкаласовых и оказывали сотрудникам полиции помощь в оформлении явки с повинной».

    Но проблема в том, что Очкаласовы были совершенно не заинтересованы в правде. Они и слышать не желали о массовом падеже на своей ферме. Дошло до того, что Амалию Сергееву, призывавшую срочно обратиться в ветнадзор, Семен Очкаласов ударил по лицу, а кинувшегося на ее защиту Андрея Волошина сильно ударил в грудь, в результате чего 50-летний Волошин был госпитализирован с диагнозом «ушиб сердца».

    Сотрудники полиции (как, впрочем, и сотрудники местного следственного отдела) никак не реагировали на действия Семена Очкаласова и фактически выполняли команды Очкаласовых. Так, под конвоем полицейских, Сергеевых и Волошина повезли в «Степное» пересчитывать скот. После чего начальник дежурной части ОМВД России по Кавказскому району майор полиции А.А. Тульпов подал рапорт «об отсутствии коров при пересчете [скота] на ферме в п. Степном» и зарегистрировал явку с повинной главного ветеринарного врача ОАО «Степное» Александра Сергеева. Ту самую, которую в буквальном смысле слова выбил из ветврача на глазах сотрудников полиции сын главы Кавказского района Семен Очкаласов.

    1 октября следователь СО ОМВД России по Кавказскому району Адамян возбудил в отношении Александра Сергеева уголовное дело по обвинению в хищении 120 коров и причинении имущественного ущерба в особо крупном размере.

    Любопытный момент: на бланке постановления указано, что о возбуждении дела следователь сообщил Татьяне Витальевне Очкаласовой, хотя формально Очкаласова в деле никак не фигурирует и, соответственно, процессуальными правами не обладает. (Потерпевшей по делу проходит ее заместительница по юридическим вопросам Марикелла Кудринская.)

    Уже одна эта деталь демонстрирует, перед кем на самом деле отчитывается районная полиция. Но, как оказалось, уровень влияния клана Очкаласовых не ограничивается ни местной полицией, ни следственным отделом, ни Кавказским районом, ни даже Краснодарским краем.

    Благодарность Путина

    Миниатюрной симпатичной брюнетке Амалии Сергеевой 27 лет. После института в 2020-м она устроилась на работу на молочно-товарную ферму ЗАО «Степное» и за четыре года прошла путь от простого фельдшера до заведующей фермой.

    «Степное» — наследие когда-то огромного советского животноводческого комплекса, а теперь — довольно скромное по кубанским меркам хозяйство: на август прошлого года 52 работника фермы отвечали за стадо в 1800 голов. Впрочем, Очкаласовы, владельцы «Степного», явно планировали создать тут образцово-показательную современную ферму. Денег не жалели: строили новые корпуса, закупали новое оборудование, компьютеризировали управление, со всей страны завозили элитное поголовье. Вот только на персонале сильно экономили. Фельдшер по образованию и заведующая по должности, Амалия Сергеева что только не делала. И коров закупала, и лечила их, и стройкой руководила, и корма заготавливала. В общем, все, кто знал Сергееву по работе (не только в «Степном», но и на других фермах), практически слово в слово, не сговариваясь, повторяют, что работала она, как раб на галерах.

    Помимо прочего Амалия Сергеева активно выполняла и представительские функции. Вы не найдете ни одного интервью с владелицей «Степного» Татьяной Очкаласовой, зато интервью Амалии Сергеевой о «встающем с колен животноводстве» великое множество. Последнее, посвященное установленной в «Степном» прогрессивной, полностью автоматизированной доилке-«елочке» на 40 голов, было показано по местному телевидению как раз летом прошлого года.

    Судя по всему, Очкаласовы были заинтересованы, чтобы Амалия оставалась на виду как «лицо «Степного». Летом прошлого года они даже подали в администрацию президента России документы для внесения Амалии Сергеевой в ежегодные списки российских граждан, заслуживших личную благодарность президента.

    Расположение Очкаласовых закончилось в один момент. И даже не тогда, когда мужу Амалии Сергеевой предъявили обвинение в краже коров, которые на самом деле сдохли.

    А когда стало совершенно очевидно: уголовное дело нужно Очкаласовым исключительно для сокрытия факта эпидемии на своих фермах.

    Ведь после 11 сентября ничего в «Степном» не изменилось: коровы продолжали болеть и дохнуть, а с предпринимателем Багдасаряном был заключен новый договор, и он продолжил вывозить с фермы мертвых коров.

    (12 января этого года корреспондент «Новой газеты» убедилась в этом лично. В этот день в «Степном» погибли еще три коровы, и за ними приехала машина с номерами Р 131 МУ 123, маршрут которой удалось отследить от самой фермы до Курганинска, в котором и находится бойня Багдасаряна.)

    Больная корова. Фото передано в распоряжение «Новой газеты»

    …Кубань неоднократно переживала и свиную чуму, и птичий грипп, и даже вспышки сибирской язвы. Заболевание с непонятной этиологией, по признакам похожее на туберкулез, вполне могло представлять опасность не только для коров, но и для людей. Все в ОАО «Степное» это понимали. Все по разным причинам молчали. Сотрудники фермы — из боязни потерять работу, владельцы — из боязни потерять ферму и вложенные в нее инвестиции. И только одна Сергеева попыталась что-то сделать.

    14 сентября она обратилась в прокуратуру Кавказского района и позвонила по телефону горячей линии ветеринарной службы края. Реакции не последовало.

    Тогда Сергеева начала собирать доказательства (фотографии больных и мертвых коров, видеозапись, на которой туши этих коров уже разделаны и подготовлены к переработке — на ней отчетливо видно, что туши «затянуты» зеленой и белой плесенью, а местами уже основательно сгнили) и 9 октября повторно обратилась к прокурору Кавказского района:

    «В хозяйстве ОАО «Степное» с 18.08.2018 по настоящее время начался падеж коров дойных от двух до 10 голов в день. Руководство хозяйства не информирует местное ветеринарное управление о падеже коров. Есть вероятность, что началась вспышка инфекционного заболевания. Прошу вас выслать комиссию срочно…».

    10 октября Сергеева направляет письменное заявление руководителю Управления ветеринарии Краснодарского края:

    «В ОАО «Степное» начался резкий падеж КРС. В день гибнет до 10 голов. Руководителем фермы не предпринимаются никакие меры по устранению пандемии. Мною было сделано официальное обращение на телефон горячей линии ветеринарной службы по номеру 8 (861) 262-19-23, однако, по настоящее время не предпринято никаких мероприятий, падеж скота продолжается. По внешним признакам животные резко худели, дыхание учащенное брюшное, наблюдалось слюнотечение пенообразной формы, падение на ноги, после чего наступала смерть. Трупы павших животных сдавались и сдаются по настоящее время без ветеринарных справок на переработку, молоко заболевших коров поступает под реализацию, что считаю грубейшим нарушением санитарных норм, [так как это] может привести к заболеванию людей и дальнейшему распространению инфекционных заболеваний. Прошу срочно направить комиссию из специалистов для выяснения причин массовой гибели КРС…».

    Реакции опять не было.

    12 октября Амалия Сергеева пожаловалась на бездействие прокурора Кавказского района — прокурору края. Краевая прокуратура неспешно переслала жалобу в Краевое управление Россельхознадзора. 29 октября Сергеевой пришел ответ: «Сообщаем вам, что ваше обращение зарегистрировано в Управлении Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Краснодарскому краю и Республике Адыгея…».

    Именно эта гражданская активность и вылезла Сергеевой боком.

    До своих обращений она проходила по делу о краже 120 коров в качестве свидетеля. После обращений — стала главной обвиняемой.

    7 ноября следователь Адамян вменил Сергеевой «организацию преступной группы и осуществление общего покровительства тайному хищению в особо крупном размере».

    А через пять дней президент Путин, по ходатайству Очкаласовых, объявил Сергеевой благодарность «за достигнутые трудовые успехи, активную общественную деятельность и многолетнюю добросовестную работу»…

    Совершенно понятно, что когда из «комсомолки и отличницы» Амалии Сергеевой решили сделать «покровительницу организованного преступного сообщества», про президентский список «лучших людей» страны забыли напрочь. Впрочем, благодарность президента (распоряжение № 335-рп, размещено на сайте kremlin.ru, стр. 3) ничего не поменяла в судьбе Сергеевой.

    Проверку по обращениям Сергеевой провели только в ноябре, спустя два месяца после ее первого сигнала о пандемии на ферме «Степное» и уже после того, как Амалию и Андрея Волошина арестовали. Заявительницу и работников фермы никто из проверяющих так толком и не опросил. Представители ветеринарной инспекции, специалисты ветнадзора и сотрудники прокуратуры приехали на ферму и вместо больных коров проверили в «Степном»… собак. На наличие вакцинации от глистов и бешенства (письмо Департамента ветеринарии Краснодарского края имеется в распоряжении «Новой»).

    А по поводу эпидемии написали следующее: «Информация о вынужденном убое больных животных и животных в состоянии агонии, а также реализации мяса от их убоя не подтвердилась… в связи с отсутствием документов, подтверждающих [эти] факты…»

    «Новая газета» просит Юрия Чайку и Александра Бастрыкина срочно вмешаться в данную ситуацию и предотвратить страшные последствия для здоровья людей.

    Спасибо, что прочли до конца

    Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

    В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

    Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

    Для любого фермера наступает ответственный момент, когда в коровнике на свет появляются новые телята. В это время необходимо с усиленным вниманием ухаживать за скотом – как за взрослым, так и молодняком, подкармливать их и оберегать от потенциальных болезней. Как происходит отел коровы, как быстро помочь ей восстановиться после родового стресса и как ухаживать за маленькими телятами, расскажем в этой статье.

    Отел коровы- важное событие в фермерской жизни

    Что такое отел коровы

    Отел – это последний этап стельности коровы, который заканчивается рождением теленка. Заводчики КРС, готовясь к важному моменту совместно с телкой, ведут себя по-разному. Некоторые усиленно откармливают корову кормами с большим содержанием калорий, чтобы она и будущий теленок не нуждались в недостатке питания. Другие уверены, что буренку наоборот стоит содержать на голодном пайке и не стремятся откормить ее. Они рассчитывают, что так отел пройдет легче, и осложнений удастся избежать.

    Приготавливаться к отелу нужно задолго до того, как у телки появятся признаки отела. В начале опытный фермер составляет календарь стельности и отела коровы, чтобы ,примерно, видеть когда ожидать прибавления.

    Готовиться к отелу нужно начинать заранее

    Начало отела следует ждать после того, как телка начнет отбиваться от стада, плохо есть и пить, станет пугливой. Последний фактор может сказаться на том, что беременность коровы затянется и пройдет неблагополучно. Чтобы этого не произошло, хозяин должен внимательно относиться к будущей маме.

    Как подготовиться к отелу

    Правильно подготовить корову к отелу – значит, получить от нее хорошее потомство и высокие удои. Чтобы перед отелом корова как следует отдохнула, нужно знать, как и когда запустить ее. Что значит запустить корову? Запустить – значит, перестать доить корову, понемногу сокращая количество доек. После того, как оно уменьшится до одного доения в сутки, молоко начинают сдаивать через день.

    Через семь дней корова будет давать около полу-литра молока. Это явный признак того, что ее можно запустить (перестать доить). Массаж вымени во время запуска специалисты не рекомендуют делать.

    За 60-70 дней до родов пора постепенно переводить корову на сухостой, во время которого она должна восполнить витаминно-минеральные запасы организма. Из рациона будущей телки исключают сочные корма, корнеплоды, силос, комбикорм и другие концентраты, дают меньше воды, и окончательно переводят на сено.

    Очень важно грамотно сбалансировать рацион кормления

    В жаркую пору года, при запуске коровы, также постепенно из рациона убирают концентрированные корма и зеленую траву и уменьшают срок пребывания животного на пастбище.

    Кормить корову перед отелом, как правило, следует умеренно. Вес её должен увеличиться в пределах 50-75 килограммов, чтобы можно было назвать ее упитанной, но не жирной. Беременную корову кормят три раза в сутки (по режиму в одно время) хорошим сеном, свеклой, картофелем, тыквой, отрубями, кукурузной дертью. В еду важно добавлять соль и присыпать мелом. Свежую проточную воду дают животному перед едой. Она не должна быть очень холодной.

    В зависимости от условий, в которых живет корова перед отелом, также зависит, как пройдут роды. Место коровы в сарае должно быть сухо устланным, потому что холодный или сырой пол может стать причиной воспалений. В светлом помещении не приветствуются сквозняки.

    Стельная корова, как любая будущая мама, должна часто гулять. Благодаря прогулкам, она чувствует себя хорошо, а ее кишечник, сердце, кровеносная система лучше работают. Гигиена для нее также очень важна. Грязные места отмывают теплой водой и вытирают насухо, шкуру чистят щеткой.

    Признаки отела у коровы

    Беременность у коровы протекает как правило 285 дней. Симптомы отела у коровы проявляются и в ее внешнем облике. Примерно за две недели до родов. В основном из ярко выраженных симптомов отела можно выделить следующие:

    • живот провисает и опускается;
    • связки у корня хвоста выглядят расслабленными;
    • крестец опускается;
    • половые органы снаружи набухают и приобретают красный оттенок;
    • вымя становится больше, наполняясь будущим молоком – молозивом.
    • Существует народная примета: «Если вымя сразу набухло в передней части, ждите телочку, в задней – на свет появится бычок».

      Перед отелом выделения у коровы представляют собой тягучую жидкую слизь.

      Перед отелом у коровы появляются отличительные признаки в поведении

      Возвестить о приближении родов помогут поведенческие признаки коровы перед отелом. Животное начинает беспокоиться, то ложится, то встает, переступая задними ногами, мычит и оглядывается, словно ожидает помощи. Или наоборот сторонится, когда её пытаются успокоить.

      Если дело происходит летом, еще одним признаком скорого отела коровы служит ее нежелание гулять вместе со всем стадом. Она отбивается, прячется по оврагам и зарослям, ищет сокровенное место для рождения своего малыша. Интересно, что это место может приглянуться и другим коровам-роженицам, да и потом они часто в него заглядывают.

      Можно заметить, что в день отела кости таза животного расходятся, расширяясь и освобождая теленку путь на выход. Между костями помещается широкая ладонь? Самое время готовиться к отелу коровы и приему теленка.

      Приемка теленка во время отела коровы

      Подсчеты по таблице отела коров совпадают с первыми признаками надвигающихся родов. Помещение, где случится долгожданное событие, убрано и побелено. Малыша ждут на свет. Осталось только продезинфицировать роженицу, обмыв ее зад и ноги марганцовкой, либо раствором креолина (2%). Вместо слежавшейся подстилки положить в стойло сухую солому. На нее постелить мешковину или чистое плотное полотно. Отменное здоровье коровы не гарантирует благополучного исхода. Чтобы облегчить страдания буренки, важно быть к ним готовым.

      Корова в родах либо лежит на боку, либо стоит. Схватки становятся чаще, появляется блестящий плодный пузырь (серый, иногда с желтизной). Если он целый, разорвать его можно после появления конечностей теленка.

      При нормальном положении вперед вверх копытцами идут передние ножки, на них лежит голова. Нормой также считается, если теленок выходит задними ногами. Длится хороший легкий отел не больше 30 минут.

      Если по истечении получаса буренка все еще в родах, плод застрял на полпути, а потуги слабые, ей необходимо помочь.

      Как только теленок родится, из его ротовой полости и носа чистой материей сразу убирают родовую слизь, протирают глазки и мордашку. Пуповину обрезают в 10-12 сантиметрах от животика, отжимают кровь и обрабатывают йодом.

      Корова после отела должна отдохнуть некоторое время. Подстилку снова меняют. Зад, живот и вымя новоявленной мамы следует намылить и смыть теплой водой, высушить ветошью.

      Какие проблемы могут возникнуть во время и после отела

      Уход за коровой после отела требует особого внимания, поскольку неспециалисту сложно распознать, насколько легко или тяжело прошли роды.

      Некоторые болезни коров после отела могут привести к плачевному результату, поэтому лучше не тянуть с вызовом ветеринара, особенно если в процесс отела пришлось активно вмешиваться хозяину животного.

      Губительные последствия для животного могут быть вызваны тем, что после отела корова не очистилась. То, что во время отела у коровы не отошел послед, можно легко понять: животное продолжает сильно тужиться, спина искривлена, изнутри свисают оболочки, в которых находился плод. Если вовремя не заметить у коровы после отела такие выделения и не помочь буренке хотя бы в течение дня, послед начнет разлагаться и пахнуть гнилью, а в ее организм проникнут смертельные микробы.

      Очень важно во время отела и после его ухаживать за коровой и теленком

      Если корова не встает после отела, это может быть признаком другого неприятного заболевания – ПРП (послеродовой парез). Бывает, что тяжелые последствия пареза у коровы обращают на себя внимание только после отела. Заболевание может проявляться в легкой форме, когда корова может вставать, но ее тело напряжено и неестественно изогнуто. Тяжелая форма болезни чревата параличом.

      Фермер может и не подозревать, что парез начался еще задолго до родов и проявлялся в неуверенности животного, осторожных шагах и неустойчивости. Причиной пареза могут стать как плохой уход, так и неправильное кормление.

      Еще одной неприятной болячкой, сопровождающейся тем, что корова лежит и плохо ест после отела, может быть послеродовая гипокальциемия. Тут причины просты: стельная буренка много ела, мало двигалась и заработала ожирение. А еще не получала в достатке витамин D. Его отсутствие и приводит к понижению в крови уровня фосфора и кальция.

      Как ухаживать за новорожденным теленком

      Как только теленок появился на свет, надо дать возможность побыть ему вместе с коровой. Она оближет его языком и тем самым очистит поры, его кровообращение улучшится.

      Первые дни малыш должен находиться в теплом нежилом помещении и кормиться молозивом. Молозиво коровы питательное, оно содержит антитела матери, которые укрепят иммунитет восприимчивого малыша в его первые 24 часа жизни и не позволят микробам проникнуть в его организм. Поэтому важно споить ему 1 литр молозива сразу после рождения, а в последующие дни давать его теленку теплым (38 градусов) пять раз в день. Между кормлениями теленка поят теплой кипяченой водой.

      Только что появившийся на свет теленок

      Когда малышу исполнится две недели, его можно переводить на трехразовое питание. Чтобы он не нуждался в витаминах, ему дают мел и поваренную соль. Чтобы избежать заболеваний желудка, нельзя кормить теленка скисшим молоком. Если вдруг у него откроется понос, просто необходима вода – как в чистом виде, так и добавленная в свежее молоко.

      После 16 дня теленка осторожно начинают прикармливать сеном, а с конца первого месяца жизни в качестве сочного корма дают небольшими порциями (100-200 г) красную морковь.

      Чтобы малыш рос здоровым, его шкурку постоянно чистят. И, конечно, меняют подстилку. Прогулки для телят также полезны.

      Кормление телки после отела

      Новотельной корове после отела дают теплую воду, а примерно через час выдаивают молозиво и спаивают телёнку. Если все хорошо, в день корову доят 5-6 раз. В пищу рогатой маме в первые часы дают исключительно мягкое сено, в меню второго дня включают жидкую отрубную кашу (не более 1 кг). И только через 20-30 дней выздоровевшую буренку можно переводить на привычный рацион.

      Чтобы от коровы получать больше молока, нужно организовать для неё правильное кормление. Для этого в хорошем хозяйстве имеются солома яровых, степное или луговое сено, кукурузный силос, свёкла, картофель, арбуз или тыква.

      Желательно кормить телку 4-5 раз в сутки

      Как после отела кормить буренку, ведь у каждой коровы разная потребность в пище? Фермер должен следить за режимом питания животного и распорядком дня. Коров с высокими удойными показателями кормят по 4-5 раз в сутки. Если продуктивность средняя, достаточно трехразового питания.

      В основе рациона – сено (3 кг на 100 кг живого веса). Но если оно будет плохого качества и в нем содержится много клетчатки, переварить его тяжело. Поэтому перед кормлением надо его измельчать, запаривать, резать или перемалывать.

      На повышение удоев хорошо влияет употребление сочных кормов, например, картофеля, благодаря которым отменно работает пищеварительная система. Концентраты – отруби, жмых – добавляют также в зависимости от величины удоев.

      Летом буренка должна пастись, ведь подножный корм – отличный источник минералов и витаминов.

      Как раздоить корову после отела. Уход за выменем

      Доить корову после отела пора, когда она отдохнула чуть менее часа. На вымени у коровы расположены четыре молочные железы, каждая со своим соском. Внутри его основания есть небольшая полость – из нее выделяется молозиво.

      Раздой коровы – еще один ответственный момент после отела. Важно не навредить буренке, помочь ей освободить вымя так, чтобы на нем не появилось трещин и опухолей, чтобы оно не воспалилось. Для этого его обмывают чистой водой, вытирают и делают массаж. Последний способствует лучшему кровообращению, после него в вымени образуется больше молока, жирность которого с каждым разом повышается. Здоровое животное при должном обращении отплатит фермеру хорошими удоями.

      Раздой коровы после отела

      Как делать массаж вымени после отела, чтобы правильно раздоить корову? Нужно знать, что он проводится дважды – перед доением и после. Вначале массаж делают на правую часть вымени: его берут в обе руки, приподнимая и опуская, аккуратно поглаживая кожу и соски. С левой половиной делают то же самое.

      После этого начинается процесс доения – сосок зажимают в кулак, чтобы не повредить его. Начиная медленно с передних сосков, первые струйки сдаивают отдельно, потом то же проделывают с задними сосками. Продолжают доение быстро и без перерывов, поочередно меняя соски. Выдаивать корову нужно полностью, поскольку в последних каплях молока жира больше, а сам процесс способствует раздаиванию коровы. В конце дойки снова делают массаж, после чего насухо вытирают вымя, смазывают соски маслом или вазелином.

      Отел коровы – событие волнительное. Опытный фермер прекрасно понимает, что без его участия животному будет тяжело справиться, даже если родовой процесс идет без осложнений. Готовиться к появлению теленка нужно заранее, и тогда вероятность рождения здорового потомства увеличится. А буренка отблагодарит хозяина отличными удоями.