Про меня говорят корова

В Тихом хозяева действительно выделяются на фоне хозяев из других сел. Ведь держать корову, живя в селе и работая на земле — дело привычное, а вот держать их в таком количестве — это уже исключение. Да еще и на фоне того, что на Закарпатье, где изначально занимались животноводством, сегодня местные повсеместно от этой практики отказываются: молочный скот держат в основном фермеры, а селянам выгоднее купить уже готовое молоко. В Тихом же — все наоборот. Здесь люди в шутку называют себя “рабами коров”, но вместе с тем всерьез говорят, что для неленивых это — способ прожить дома и не выехать за рубеж, хотя такая работа и тяжела. Именно поэтому мы и поехали в Тихий посмотреть на обычаи местных хозяев и познакомиться с их священными коровами.

ЦАРЯ ТАК НЕ ОБХАЖИВАЮТ, КАК ХОЗЯИН КОРОВУ!

У нас есть даже гид — Иван Циганин, бывший сельский председатель Тихого. Он согласился провести нам импровизированную экскурсию по Тихому, показать хозяев, которые держат по семь коров, рассказать обо всех нюансах и подводных камнях этого “хобби”.

Начинаем с исторического экскурса. Ужанская Верховина (именно так называют села Великоберезнянщины) — это край, где традиция животноводства передается генетически. Когда-то между этими горами пасли скот грецкие пастухи (с тех пор в наследство нынешним жителям достались названия гор — “Менчул” и “Менчулик”, что означает “гора”, или же “Магура” — холм), и хотя от них, кроме топонимов, следа сегодня нет, но жить здесь — значит быть хозяином, а быть хозяином без скота невозможно.

— Традиция держать много коров у местных хозяев берет начало в 80-х годах. Тогда я работал сельским председателем, и мы на сессии сельсовета приняли решение раздать жителям не по 50 соток земли, как предлагало государство — а по 1,5 га. Это выделялось как сенокосы — плюсом к законным 50 соткам земли для ведения сельского хозяйства. Это дало людям возможность обзавестись большим количеством скота.

До этого держать больше одной-двух коров никто не решался, потому что скот надо кормить. То еще с хрущевских времен не давали людям держать скот. Разрешалось держать корову и теленка. Мой отец был председателем колхоза, как-то завел две коровы, его вызвали на бюро райкома и спросили, мол, у тебя действительно две коровы? Говорит: “Да, у меня двое детей”. Сказали: “Продай, потому что двум детям хватит и одной”, — еще и объявили выговор.

Уже в конце 80-х — начале 90-х за это на бюро не вызывали, поэтому тишане начали хозяйничать — до сих пор успешны в этом. Село не имеет железнодорожного сообщения с Ужгородом или Перечином — поэтому тишанам не так просто добираться на работу в город, как жителям соседних сел, через которые проложена колея. Следовательно, в 80-х годах соседи над селянами Тихого посмеивались: мол, обложили себя коровами, за ними мира не видят, а мы вот на работу ходим спокойно, а молоко у них же в Ужгороде и купим — сколько там его надо. Но когда в непростые 90-е купить его было не за что, то уже тишане посмеивались над соседями, а те понемногу завозили землю на заринок (каменистое место на берегу реки, куда завозили пахотную землю, чтобы разбить там грядки — авт.) и работали на земле, чтобы прожить.

— Но в чем-то соседей Тихого можно понять: я, например, живу в селе, но не представляю, как это — держать семь коров!

— Да, я вами согласен, это добровольное рабство!

— Получается, тишане — рабы своих “священных коров”?

— Ну, я это называю именно так, потому что вокруг коровы так надо ходить с раннего утра до поздней ночи, да что там, царя так не обхаживают, как хозяин корову! Ее надо не только кормить, доить, из-под ней надо вычистить, обеспечить хороший корм и сено на зиму, то есть ею нужно постоянно заниматься. А она уже, конечно, дает молоко, которое можно продать.

Правда, отмечает Иван Циганин, время все-таки вносит коррективы и в жизнь тишан: с каждым годом все больше хозяев бросают это дело. Люди видят и понимают, что когда есть хорошая работа, гораздо легче заработать те деньги, и на них купить себе все необходимое. Это, знаете, как лошадь, которая тянет-тянет телегу, но если только один раз на нее положить седло, она больше телегу тянуть не захочет.

СКАЗАЛА ВРАЧУ, ЧТО МНОГО НЕ РАБОТАЮ, ПОТОМУ ЧТО ДЕРЖУ ТОЛЬКО ЧЕТЫРЕ КОРОВЫ

Тем временем мы подъезжаем к селу. Время обеденное, жара, коровы у тишан — чьи-то дома, на отдыхе после утреннего выпаса, мычат в хлевах после дойки и студеной водицы, а чьи-то — до сих пор на пастбище. Здесь принято выгонять их утром на пастбище возле села, а вечером забирать домой. Они пасутся сами, никто не смотрит. Меня это удивляет, ведь скот может потеряться, или пойти куда-то, или волк, например, нагрянет, но тишанских хозяев удивляет, наоборот, мой вопрос. Пасутся себе сами, да и все, и дорогу домой сами знают.

Сейчас в селе живет 400 человек, большая половина из них занимается сельским хозяйством, это преимущественно люди среднего возраста. Молодежь, которая живет в селе, практикует заработок: не хотят работать на земле и держать скот. Не держат коров и пенсионеры: пенсия какая-никакая есть, плюс — “горные” (социальная надбавка к выплатам за проживание в горной местности — авт.), поэтому не надо рвать жилы, а молока, сколько нужно, можно себе купить.

К слову говорю, мол, жаль, так и обычай исчезнет в Тихом. Наш гид говорит, что нельзя осуждать, потому что это действительно тяжелый труд.

Читайте так же:

  • Чем поить теленка при поносе Авторы Сильвия Кегоу Джуд Хайнрикс Государственный университет Пенсильвании Отделение молочного животноводства и зоологии Введение Восстанавливающие водный баланс растворы для приема […]
  • Лечение перикардита у коровы ТРАВМАТИЧЕСКИЙ ПЕРИКАРДИТ (Pericarditis traumatica), воспаление перикарда, возникающее вследствие его повреждения. Наблюдают гл. обр. у кр. рог. скота. Т. п. развивается обычно как […]
  • Бык на спине Значение тату с быком всегда было четким и ясным. Бык является воплощением мужского начала, но не только им, а еще и производительной мужской силы. Бык всегда связан с чем-то мощным, […]
  • Строение желудок коровы Сегодня мы поговорим о том, сколько желудков у коровы. Это сельскохозяйственное животное, которое питается растительным кормом и грубой пищей. Поэтому его пищеварительная система […]
  • Физико-химический состав молока коров Научные публикации аграриев Брянщины Химический состав молока коров черно-пестрой породы различных генотипов Длительное время селекцио­неры в нашей стране занима­лись в основном […]
  • Самые популярные породы коров в россии Корова является одним из популярных представителей крупного рогатого скота. Это животное чаще других можно встретить на деревенском подворье или в фермерском хозяйстве. Корова незаменима и […]

Хотя тяжелый — не значит скучный или неприятный. По дороге к концу села встречаем женщину, оказывается — кума Ивана Циганина, Мария Гебриан. Сама женщина сегодня держит четыре коровы, хотя раньше вдвоем с мужем имели восемь. Вы, говорит нам Циганин, не считайте только восемь — ведь это только дойные коровы, а еще же есть телята и яловые!

— Мне недавно поставили кардиостимулятор в Ужгороде, поэтому не могу уже так за скотом ухаживать, — продолжает Мария. — Спрашивал у меня врач на приеме после операции, соблюдаю ли предосторожности и не работаю ли много, значит. А я и говорю, что нет, потому что только четыре коровы держу. Так он аж запнулся! А мне то легче, потому что знаете, что вам скажу: человек без работы еще больше болеет! Я неделю ничего не делала, так уже и руку не могла поднять! А сейчас по привычке встаю в 4 утра, потому что до пастбища надо успеть коров подоить, молоко перегнать, сметану сделать. Так за работай не замечаешь, что ты чем-то болен, — улыбается Мария.

МОЛОЧНЫЙ ЭКСПРЕСС

Селяне в Тихом живут по своему недельному графику, рассказывает далее Иван Циганин.

— Дважды в неделю из Тихого в Ужгород ездит автобусный спецрейс, местные договорились с перевозчиком, который забирает женщин с сумками, наполненными “молочкой”, из Тихого и везет в Ужгород, а там развозит по рынкам, а потом после обеда забирает.

— Молочный экспресс? — переспрашиваю.

— Ага, — отвечает он. — У нас, я уже говорил, нет железной дороги, поэтому это очень выручает людей. Женщины готовят на эти дни молоко, сметану и творог, на рынках преимущественно их уже ждут постоянные клиенты — еще ни одна не вернулась со своим молоком из Ужгорода домой, в Тихий. У некоторых клиенты есть в Великом Березном или Перечине, развозят молоко и продукты просто людям домой. Раньше еще молоко от селян принимал заготовитель, несколько раз в неделю в село приезжал молоковоз. Но сейчас такого нет, уже довольно давно.

Спрашиваю, много ли молока дают тишанские коровы. Говорят, нет. Одна — пять литров за одну дойку в пик производительности, а потом — еще меньше, потому что пастбище в горах своеобразное, влияет ландшафт и температура (здесь даже летом утром холодно). Словом, эта порода — “Бурая Карпатская” — в селах в долине будет давать больше молока, чем в горном Тихом.

— Вот я свое молоко не сдаю, живу сам, имею сейчас корову и яловую, говорит Иван Циганин.

— Так вы, наверное, в молоке купаетесь? — спрашиваю в шутку.

— Можно сказать и так, потому что у меня его даже куры едят, особенно кислое молоко (простокваша — авт.) любят!

ГОТОВЬ СЕНО ЛЕТОМ

Однако местные хозяйки на надои не жалуются. Говорят: у коровы молоко на языке, то есть, если хорошо кормить, хорошо она и молоко даст.

Следовательно, у каждого тишанского хозяина наибольшая проблема: как обеспечить скот сеном.

— Когда-то было проще: косили вручную, сейчас это все делает техника, — объясняет Иван Циганин. — С одной стороны, легче, но дорого, если у тебя нет своей техники. Подавляющее большинство имеет тракторы, косилки, но сено еще надо свезти домой, а одна ходка машины, груженной сеном — это 300 гривен. Столько же надо заплатить, чтобы кто-то покосил трактором. Словом, набегает.

Для того, чтобы прокормить зимой одну корову, надо два центнера сена. Его хранят кто в копнах, кто дома, а кто — в специальных складах просто на улице. Такие еще с колхозных времен остались, их используют до сих пор. Это крытые амбары, с перегородками, которые сдерживают тонны сена вместо стен. Оно может храниться здесь весь сезон, иногда еще и остается на следующий, когда год удачный и сена много.

— Видите ли, площадь в хранилище поделена: от столба до столба — это одна секция, как правило, собственность одного хозяина, хотя может иметь один и две секции, здесь руководствуются правилом: у кого больше сена, у того больше и площадь. В одной секции может быть до тонны сена.

— Зачем так много?

— Тишане по привычке не кормят скот зерном или комбикормом, большинство не дает коровам ничего, кроме травы летом и сена зимой. У нас тут особая трава — очень сочная летом, поэтому сено, если правильно высушить, мягкое и вкусное.

Интересно, что на улице здесь не только сено хранят, но и, собственно, молоко. А именно — в студнях (колодцах — авт.). Вода здесь близко, начинается уже на 2-3 метрах глубины, поэтому колодцы неглубокие, до 10 метров. Молоко в них не скисает до трех суток. А хранят его вот как: наливают в пэт-бутылки, складывают их в мешок и в воду на нитке — охлаждаться к базарному дню. Это помогает хозяйкам, когда надо собрать на рынок много молока (потому что некоторые вывозят и по 100 литров), а дома нет морозилок.

СДАЛ СВОЮ РУЖАНУ, ТЕПЕРЬ НЕ ЗНАЮ, КАК ПЕРЕЖИВУ

Через дорогу от колодца замечаем какое-то движение. Это, оказывается, заготовители приехали за коровой к хозяину. Ох и драма же сейчас будет! Но подходим ближе.

Двое мужчин заходят к хозяину во двор, что-то считают, пишут на бумаге, затем идут ниже в хлев, очевидно, там и рассчитываются, а оттуда уже возвращаются с коровой.

— Она думает, что на пастбище идет, — говорит, чуть не плача, вслед скотине, которая медленно ступает по направлению к грузовику, хозяин Михаил. — Ой, такая корова красивая, и молока дает много! Но места нет в стайне — семь коров, в жару вентилятор включаем.

— Не болит сердце за ней? — вопрос сам как-то вылетает.

— Ой, не напоминайте о таком хозяину! — останавливает меня Иван Циганин.

— Ой, пани, да я не знаю, как следующие два дня переживу! — и себе хозяин говорит. — И еще, — продолжает, — почти даром отдаю: по 22 гривни за кило живого веса, словом, 8 тысяч за корову. Месячная зарплата, а три года нужно, чтобы корову выкормить для этого. Эх.

Ружану тем временем заталкивают в грузовик, она пристраивается там еще возле одной коровы, они по очереди мычат на всю улицу, водитель заводит машину и уезжает. Заготовители приезжают к тишанам из соседней Львовской области — из Самбора, из Турки. У них есть “информатор” среди местных, который ищет по селам, кто бы хотел сдать скотину, приводит во двор заготовителя и получает свою долю. Это еще один местный “бизнес” на коровах. И он необходим, такой “бизнес”, объясняет хозяин, потому что бывает, что корова то ли ногу повредила, то ли еще что-то, тогда выход — только сдать на мясо.

КАК ПИРУШКИ СТАЛИ ПИСАНКАМИ

Чтобы перебить горечь после последней сцены из сельской жизни, расспрашиваю Ивана Циганина о том, как в Тихом называют коров.

— Раньше, еще в советские годы, у наших коров были венгерские имена — Пирушка, Рендешка (пируш — с мадьярского “красный”, “рендешна жена” — порядочная жена”), Моцийка, Котика. А теперь дают больше украинские. Вот у меня корова Малина, а яловая — Чорниця.

Еще у одних хозяев по фамилии Циганин, которые соглашаются поговорить с нами и показать нам своих коров, которые отдыхают в хлеву, у животных тоже украинские имена — Фива, Ромашка, Писанка. А еще, говорит Михаил Циганин, у каждой свой характер: одна любит, чтобы ее гладили, ко второй лучше не подходи, третья пастись не хочет, только, чтобы ей приносили, потому что там в поле слепни кусают. Ой, говорит его жена, детей так не растили, как с ними возимся!

— Вот имеем аппарат доильный — единственные в селе! Дорогой: 6 тысяч я отдала, выкормила двоих телят, сдала и купили. Теперь легче, потому что трижды в день пять коров выдоить, потом аж руки не работают! А когда я на рынок уезжала, муж не хотел доить, поэтому решили механизировать процесс. Так легче, правда, — говорит Елена, радуясь.

И я радуясь, замечаю попутно, что было бы, вероятно, тишанам гораздо легче, если бы люди организовались по несколько человек в мини-кооперативы. Один бы другому помог сено покосить или привезти, или до города доехать, чтобы распродаться — так, гляди, и легче, и дешевле выйдет.

— Ой, наши люди на такое теперь не пойдут, — возражает Иван Циганин. — После того, как в колхозе побывали, люди знают, что лучше всего — это когда сам себе хозяин. Поэтому даже не предлагайте!

Татьяна Когутич, Тихий — Мукачево

Фото Сергея Гудака

1.
— Дай!
— Полай.
— Гав, гав, гав.
— А собакам не дают,
Они сами достают.

Шифр — колл. 26, ед. хр. 77, № 43; 1967.
М. зап. — Горький.
Информ. — Свешникова Н., 8 лет.
Сбр. —

2.
Тебе привет от старых штиблет.

Шифр — колл. 26, ед. хр. 77, № 44; 1967.
М. зап. — Горький.
Информ. — Хваткова Г., 7 лет.
Сбр. —

3.
— Какое сегодня кино?
— Путешествие таракана
Вокруг стакана!

Шифр — колл. 26, ед. хр. 77, № 45; 1967.
М. зап. — Горький.
Информ. — Хваткова Г., 7 лет.
Сбр. — Савинова В.

4.1
— Здорово!
— Здорово!
— Ты бык, а я корова.
Бык останется быком, а корова червяком.

Шифр — колл. 48, ед. хр. 63, № 28; 1986.
М. зап. — Горький.
Информ. — Мухина Н., 10 лет.
Сбр. — Харитонова И.

Шифр — колл. 60, ед. хр. 2, №54; 1992.
М. зап. — Горький.
Информ. — Орехов А., 7 лет.
Сбр. — Орехова С.

4.2
— Здорово!
— Здорово!
— Ты бык, а я корова.
Бык остался червяком, а корова моряком.

Шифр — колл. 48, ед. хр. 55, № 35; 1986.
М. зап. – Дзержинск.
Информ. — Муратаева Э., 17 лет.
Сбр. – Муратаева Э.

4.3
— Здорово!
— Здорово!
— Ты бык, а я корова.
Бык останется быком, а корова — моряком.

Шифр — колл. 48, ед. хр. 15, № 76; 1982.
М. зап. – Горький.
Информ. – Евтеева Н.
Сбр. – Евтеева О.

Шифр — колл. 48, ед. хр. 63, № 28; 1986.
М. зап. – Горький.
Информ. – Мухина Н.
Сбр. – Харитонова И.

4.4
— Здорово!
— Здорово!
— Ты бык, а я корова.
Бык останется быком, а корова — моряком.
А моряк — с печки бряк,
Растянулся, как червяк.

Шифр — колл. 63, ед. хр. 23, № 102; 1998.
М. зап — Тоншаевский р-н, Пижма.
Информ. — Храмов А., 14 лет.
Сбр. — Храмова Н.

5.1
— Который час?
— 40 минут, как рак на горе свистнул.

Шифр — колл. 48, ед. хр. 98, № 96; 1988.
М. зап. — Дзержинск.
Информ. — Шеншин С., 10 лет.
Сбр. — Шеншина М.

5.2
— Cколько времени?
— На моих соломенных корова стрелки съела.

Шифр — колл. 48, ед. хр. 98, № 95; 1988.
М. зап. — Дзержинск.
Информ. — Кудрявцев В., 13 лет.
Сбр. — Шеншина М.

6.
— Я нечаянно.
— За нечаянно бьют отчаянно!

Шифр — колл. 63, ед. хр. 23, № 103; 1998.
М. зап — Тоншаевский р-н, Пижма.
Информ. — Храмов А., 14 лет.
Сбр. — Храмова Н.

7.
— Пока!
— За «пока» бьют бока и ломают кости!

Шифр — колл. 63, ед. хр. 23, № 104; 1998.
М. зап — Тоншаевский р-н, Пижма.
Информ. — Храмов А., 14 лет.
Сбр. — Храмова Н.

8.1
— Ну!
— Баранки гну!

Шифр — колл. 63, ед. хр. 23, № 105; 1998.
М. зап — Тоншаевский р-н, Пижма.
Информ. — Храмов А., 14 лет.
Сбр. — Храмова Н.

8.2
— Ну!
— Баранки гну!
Дам одну — пойдешь ко дну.
Дам две — уснешь на дне!

Шифр — колл. 63, ед. хр. 34, № 15; 1998.
М. зап. — Н. Новгород.
Информ. — Данилова К., 17 лет.
Информ. — самозапись.

8.3
— Ну!
— Баранки гну!
Сейчас отломлю и дам одну!

Шифр — колл. 63, ед. хр. 54, № 22; 1998.
М. зап. — Н. Новгород.
Информ. — Талалаева М., 17 лет.
Сбр. — самозапись.

9.1
— А?
— «Б» — тоже витамин.

Шифр — колл. 63, ед. хр. 23, № 106; 1998.
М. зап — Тоншаевский р-н, Пижма.
Информ. — Храмов А., 14 лет.
Сбр. — Храмова Н.

9.2
— А?!
— «Б» тоже витамин.
— «Ц» тоже не отрава.

Шифр — колл. 63, ед. хр. 56, № 44; 1998
М. зап.: Нижний Новгород
Информ. — Дмитриева О.
Сбр.- самозапись.

10.
— Да?
— Мордва, в мозгах дыра!

Шифр — колл. 63, ед. хр. 34, № 21; 1998.
М. зап. — Н. Новгород.
Информ. — Данилова К., 17 лет.
Информ. — самозапись.

11.1
— Чего?
— Ничего! Села баба на полено
И сказала: «Горячо!»

Шифр — колл. 63, ед. хр. 34, № 16; 1998.
М. зап. — Н. Новгород.
Информ. — Данилова К., 17 лет.
Информ. — самозапись.

11.2
— Чего?
— Баба села на чело
И кричит: «Чего, чего!»

Шифр — колл. 63, ед. хр. 54, № 20; 1998.
М. зап. — Н. Новгород.
Информ. — Талалаева М., 17 лет.
Сбр. — самозапись.

12.
Не фамильярничай, не в ЗАГСе!

Ты меня не тычь, я тебе
не Иван Кузьмич
А у Ивана Кузьмича.
голова из кирпича.

Шифр — колл. 48, ед. хр. 26 №2; 1986
М. зап. — Горький
Информ. — Аничкина В. 13 лет
Сбр. — Борщ Н.

13.
— Мне пора идти.
— Что, горшок свистит?

Шифр — колл. 63, ед. хр. 34, № 19; 1998.
М. зап. — Н. Новгород.
Информ. — Данилова К., 17 лет.
Информ. — самозапись.

14. 1
— Почему?
— По качану да по капусте!

Шифр — колл. 63, ед. хр. 34, № 20; 1998.
М. зап. — Н. Новгород.
Информ. — Данилова К., 17 лет.
Информ. — самозапись.

14.2
— Почему?
— По кочану, по кочерыжке!

Шифр — колл. 63, ед. хр. 54, № 24; 1998.
М. зап. — Н. Новгород.
Информ. — Талалаева М., 17 лет.
Сбр. — самозапись.

15.
— Кто?
— Дед Пыхто!

Шифр — колл. 63, ед. хр. 12, № 47; 1998.
М. зап. — Н. Новгород.
Информ. — Мухаметжанова Г., 17 лет.
Сбр. — самозапись.

16.1
— Куда?
— На Кудыкины горы,
Воровать помидоры.

Шифр — колл. 63, ед. хр. 54, № 5; 1998.
М. зап. — Н. Новгород.
Информ. — Талалаева М., 17 лет.
Сбр. — самозапись.

16.2
— Куда?
— На Кудыкины горы,
Где живут воры.

Шифр — колл. 63, ед. хр. 54, № 6; 1998.
М. зап. — Н. Новгород.
Информ. — Талалаева М., 17 лет.
Сбр. — самозапись.

17.
— Ну, конечно!
— Скворечня!

Предприниматель Лавр Усов предлагает петербуржцам завести свою корову. Оборот его компании сейчас — около 10 млн рублей.

Петербургский предприниматель Лавр Усов развивает собственную юридическую фирму. Несколько лет назад он заинтересовался фермерством и придумал проект, который позволяет городским жителям арендовать корову. Проект он назвал «В каждой семье своя корова», им руководят ООО «Международная консалтинговая фирма» и фонд «Банк социальных проектов».

Корова в квартире

«Дело в том, что 4 года назад мне подарили корову и, одухотворенный подарком, я без устали ездил в коровник два раза в день, утром и вечером, чтобы забрать молоко и накормить корову яблоками», — вспоминает предприниматель. Бизнесом это не было: он раздавал молоко знакомым и друзьям. За 3 года корова принесла троих телят, и предприниматель придумал бизнес–план: купив у фонда животное и место в коровнике, любой человек может либо оплачивать уход и содержание и забирать все молоко, либо забирать 10% удоя (около 50 л молока в месяц) и не платить за уход.

Оставшееся молоко компания забирает и продает самостоятельно через партнерский интернет–магазин «Зеленый хутор». «Корова дает 500 л в месяц, а фермерское молоко стоит недешево и позволяет нам окупить затраты», — говорит Усов. Основной аудиторией он считает молодые семьи, которые интересуются здоровым образом жизни, модой на фермерские продукты, но самостоятельно содержать корову, конечно, не собираются.

Сейчас в организации 54 коровы, которые живут на участке в Ленобласти площадью 25 тыс. м2 (участок специально под проект предоставил частный инвестор). Чтобы доставлять и продавать молоко, фонд сотрудничает с другими фермерскими хозяйствами и интернет–магазинами. Партнерские хозяйства (их около 30) производят из молока сыр, творог и другие продукты. Выручка компании сейчас составляет около 10 млн рублей в месяц.

«Мы шутим, что когда–нибудь правительство возьмет на реализацию наш проект и мы останемся без работы, — рассказывает Лавр Усов. — Но на самом деле это наша мечта: человек пишет заявление в МФЦ, район, где он проживает, уже подбирает ему ферму поближе или субсидирует часть покупки».

Активнее продвигать

Производство молока в Ленобласти в 2016 году перевалило за 13 тыс. т, в регионе несколько сотен фермерских хозяйств. Несмотря на моду на их продукцию, такой бизнес вести непросто: в сети не попасть, а себестоимость молока для малой фирмы очень высокая. Елена Пономарева, директор по развитию ГК Step by Step, считает, что для выживания фермеру обязательно нужно иметь бренд и изо всех сил продвигать его в Интернете. «В целом все больше потребителей готовы голосовать кошельком, покупая фермерские мясо, яйца и молочные продукты», — говорит она.

Михаил Лачугин, директор по развитию ГК «Двинские», считает, что идея Усова интересная, но компании тяжело будет завоевать доверие аудитории. «Для больших городов это, с одной стороны, интересный проект. У меня есть знакомые, которые по такому принципу получают свежее молоко и молочные продукты с подобной фермы из Тосненского района, — говорит он. — С другой стороны, не совсем понятен вопрос контроля. Камеры к коровам никто не устанавливает, а понять, пьешь ли ты молоко именно «своей» коровы, не всегда можно. Полной уверенности у меня, как у потребителя, быть не может».

У Светланы Хафизовой девять детей, и этого достаточно для жизни, полной забот. Но вот уже 5 лет она руководит молочной фермой в селе Аблатайский Бор Улётовского района Забайкальского края. Просыпается в 4.00, чтобы успеть подоить более 20 коров, дополнительно закупает молоко у частников, сама отвозит его и сдаёт Читинскому молочному заводу.

«Вот так пробегаешь целый день, а младший, Назарчик, уже чему-то новому научился», — говорит она.

— В августе исполнился годик. А старшей дочери в августе уже было 23 года. Вот такая разница в возрасте. Она живёт в Чите. Замужем. Работает учителем, окончила педагогический колледж. Сейчас параллельно учится в университете.

— А остальные ещё школьники?

— Зайнидин ушёл в армию, женился. На подходе внучата. Акбару в январе исполнится 18 лет, весной пойдёт в армию. Учится в горном колледже на заочном отделении. Малике 15 лет. Она учится в педагогическом колледже, но на платной основе, ещё занимается самбо. Пока только четвёртый месяц, но уже есть медали.

Двенадцатилетняя Амина учится в шестом классе, а Тимур — в четвёртом. Ему 9 лет.

Трое у меня малышей. Домашние мои. Мансуру исполнилось 5 лет. Зарине в марте будет 2 года. И самый маленький — Назарчик. У них с Зариной чуть больше года разница.

— Думали вы, что у вас будет такая многодетная семья?

— Я всегда мечтала о большой семье. У нас было три сестры, но родители всё время были на работе. Мне не хватало домашнего очага. Деньги зарабатывать всегда приходилось. Мама — дорожный мастер, отец — шофёр.

Конечно, тогда не думала, что у меня будет так много детей. Мне вообще пророчили, что я не проживу долго. У меня была в детстве травма. Говорили, что только до 10 лет проживу. Потом пророчили, что детей не будет. Вопреки всему живу и дети есть. Когда родился третий ребёнок поняла, что рожу всех, кого мне пошлёт бог.

— Дети нам даны в награду. Таких детей, как у меня, ни у кого нет. В смысле воспитания никаких проблем. Сложно, когда вдруг у всех что-то случилось: у того ботинки порвались, другому куртка мала. Нужен такой резерв, запас, а его нет. В общении и воспитании всё хорошо. Конечно, порой ссорятся, дерутся, но это как и все дети.

Я по складу, конечно, домохозяйка, а жить надо. Многодетным семьям выживать сложнее.

— Поэтому и решили заняться фермерством?

— Это было в 2008 году. В тот момент муж чуть не погиб на производстве. Получил серьёзную травму. И в один момент наш доход упал. Только 3,5 тысячи рублей больничных, а у меня пятеро детей. Тогда я поняла, что мне надо что-то делать, чтобы прокормить семью. Мы получили первые компенсации и купили несколько коров. Это и было начало. Но зарегистрировалась я только в 2020 году.

У нас семейная небольшая ферма. Ведём своё подсобное хозяйство. К тому же, закупаю молоко у населения и везу на Читинский молочный комбинат. Низкий поклон руководству. Они столько сделали для меня, сколько никто. Люди с большой буквы.

— В Улётовском районе были же «Дали видали», с ними было не проще сотрудничать?

— Я пыталась выстроить с ними работу. Но предприятие уже тогда было на грани банкротства. Они начали затягивать сроки выплат. Это был печальный опыт.

— Сколько молока вы поставляете Читинскому комбинату?

— Летом по теплу — 3 тонны в день. Это очень мало. Чтобы нам хорошо жить, чтобы мне на всё хватало, нужно дойное стадо коров 100. Сейчас у меня 26. Сотня дойных будет сама себя кормить и меня кормить.

Сейчас по линии минсельхоза много субсидий для сельхозпроизводителей. Для производства мяса тоже есть субсидия. Но она разовая. А для молока — ежемесячная.

— Минимум 4 рубля на литр молока, произведённого и сданного на промпереработку. Это очень хорошо. Если показатели больше, субсидия увеличивается. На сборное молоко — 2 рубля за литр. Сборным молоком мы не столько зарабатываем, сколько социальную функцию выполняем. Люди в нашем районе все охвачены этим. У нас нет такого человека, который не может сдать.

В 2016 году я выиграла федеральный грант. Купила оборудование и немного коровушек и уже стала таким середнячком. Но меня подкосила ситуация с займом в Фонде поддержки малым предпринимателям. Взяла заём, а в 2017 году у нас случилась засуха. Я надеялась на продажу картофеля, у меня 7 гектаров было засажено. Но в июне вижу, что, когда картошка должна уже торчать из земли, она у нас ещё не всходит. Её раскапываешь, а она только наклёвывается. А платежи по займу огромные — 100 тысяч рублей в месяц.

Поехала в фонд, начала объяснять ситуацию. Несколько раз ездила, но результата не было. В итоге, через суд мне этот график погашения долга составили. Я всё отдала до копеечки. Но меня занесли в список злостных неплательщиков, и все банки начали отказывать в кредитах.

— Сложно развиваться без кредитов?

— Практически невозможно. Нужны денежные вливания. Я два года не могла ничего сделать. Мне такую кредитную историю составили, чтобы я нигде ничего не могла взять.

Весной нас пригласили на встречу к Евгению Орачевскому (экс-вице-премьер Забайкалья). Там же присутствовал губернатор Александр Осипов. На говорильню очередную, — какие у нас у фермеров есть проекты. Да, проектов много, но для их реализации у нас нет денег. Я на этом заседании озвучила свою проблему. Через три дня всё было решено. Орачевский по поручению Осипова пригласил меня на встречу, услышал и помог.

— Да, в сентябре я получила заём в 3 миллиона рублей. Но как же было сложно. Меня обвиняли в том, что за два года у меня поголовье не увеличилось. А я, наоборот, считаю, что удалось его сохранить без финансовых вливаний, — это уже успех.

— Большие платежи по займу?

— Да, большие. Окупаемость любого вложения в сельское хозяйство начинается минимум через 3 года. А здесь ты весь заём должен отдать за 3 года. То есть в сентябре я получила эти деньги, заказала технику, она ещё ко мне даже не пришла, а 2 октября у меня был первый платёж — 90 тысяч рублей. Зимой нам сделали льготу: плата по 45 тысяч рублей. А с мая начнём платить уже по 150 тысяч.

— А если заниматься ещё мясом, выращивать на продажу овощи?

— Да, я сажаю картофель, но не для массовой продажи. Здесь надо выходить на торги, чтобы было выгодно. И то, цены там минимальные.

А расширяться, конечно, хочется. Мечтаю, чтобы был свой цех по переработке мяса. Чтобы делать котлеты, пельмени, голубцы и другие полуфабрикаты. Потом можно и магазинчик открыть.

Для меня важно видеть результат своего труда. Не просто купи дешевле, продай дороже. А своё, пусть маленькое, но производство. Ферма, цех, а уже потом — магазин. Мечтаю, чтобы всё сложилось.

— Что для вас входит в понятие хорошо жить?

— Это не золото и серебро. Для меня хорошая жизнь — не заглядывать в кошелёк, когда хочу что-то купить. Когда у меня все дети одеты, обуты, на столе еда.

Мне не надо отдыха в экзотических местах. Для меня отдых дома, когда я кашеварю, пеку. Вот это для меня отдых. Стабильность. Уверенность в завтрашнем дне.

— А сейчас нет этой стабильности?

— Только всё как-то выравнивается, успокаивается, вдруг происходит форс-мажор, а спасательного жилета нет. Был бы он. А сейчас яйца в одной корзине. Так у всех, кто в сельском хозяйстве.

— Работников на ферме много?

— Это больная тема для сельского хозяйства. Люди все стонут, что нет работы, но в сельском хозяйстве сильно никто работать и не хочет. Мы должны порядка 20 тысяч рублей в месяц платить. Я плачу такие деньги. Пастухи 15 дней в месяц работают, 15 отдыхают. Около 17 тысяч рублей получают. По-моему, неплохой заработок. Но у нас воротят нос — мало платишь. И пьянство.

Поэтому хочу, чтобы работники у меня трудились вахтовым методом. Построю жилое помещение для них. Отработали полмесяца, месяц — уехали. Затем — другие. Я уже так делала. Воровство свелось на ноль. Ведь и это ещё одна проблема.

— Получаете вы какие-нибудь выплаты как многодетная мать?

— Ой, разве что 2,5 тысячи детских на всех детей раз в месяц. Ну и дом, где мы сейчас живём, покупали с доплатой материнского капитала. Всё. Меня часто осуждают и говорят: «Понарожала, теперь будет на выплаты жить». Нам никто ничего никогда бесплатно не дал.

Несколько лет назад муж в больницу попал, и было так тяжко. Я написала обращение в одну из политических партий о том, что тяжело. Получила ответ. Сначала перечислили, что я получаю детские выплаты, а дальше написали, что, если вы хотите, чтобы ваши дети получили подарки к Новому году, сдайте их на 3 месяца в социально-реабилитационный приют. Это был такой плевок в мою сторону. Такое унижение я испытала. Больше никуда не обращалась.

— Какой момент в бизнесе был самым сложным?

— Тот, когда была испорчена кредитная история. Конец 2017 года — начало 2018-го. Билась и ничего не могла сделать. Порой еду из Читы домой, слёзы прям накатывают. Но детям свою слабость никогда не показывала.

Даже хотелось всё бросить. Но я знала, что это предать мечту. Я всегда представляла свою небольшую ферму. Деревянные постройки, обшитые профлистом, где живут непривязанные коровы. Я считаю, что их нельзя привязывать. Лошади, куры, утки.

Верила, что всё так и будет. Мы ведь, по большому счёту, с мужем вдвоём всё на себе тащим. На мне организация, переговоры, расчёты, колёса — я всегда за рулём. На нём — вся физическая работа, которой тоже очень много. Дети, конечно, помогают. Но я радуюсь, что сейчас купили технику и сможем вдвоём с мужем провести покос. Сын же весной в армию уйдёт.

— Во сколько просыпаетесь?

— Летом в 4.00, успеваю коров подоить, чтобы в 5.30 они уже были на пастбище. Сейчас чуть позже. Чаще вдвоём с дочерью доим, за два часа управляемся. Коровы чувствуют режим. Попробуй сбиться на час-два, сразу всё рушится. Потом несколько дней надо, чтобы молоко восстановилось.

Надо мне уже торопиться к вечернему удою. До села два часа ехать.

— Возвращаться в свой бизнес…

— В душе я домохозяйка, но жизнь сделала меня бизнесменом, бизнесвумен. Слово какое-то некрасивое. Я просто человек, который хочет жить. Какие мы бизнесмены? В сельском хозяйстве, тем более у нас в Забайкалье, нет такого дохода. Только, если папа олигарх.

Но сама мечтаю заработать, чтобы моим детям не пришлось так биться.

Корову-то я, барышня сугубо городская, только на картинке с упаковки кефира и видела. Но проклятое шило в очередной раз дало себя знать.

«Свидание» с буренкой я малодушно оттягивала. Рогатая животина внушала ужас. Она снилась мне во сне, игриво мычала: «Ну, и когда же мы встретимся?» – и кровожадно облизывалась. Решив, что лучше ужасный конец, чем ужас без конца, я набрала номер телефона главы Вязовского сельского поселения Еланского района Аллы Хвастуновой:

– Алла Ивановна, найдите мне корову поспокойнее!

– А чего одну-то? – Хвастунова привыкла мыслить масштабно. – Давай уж целое личное подсобное хозяйство – с быками, свиньями и овцами! Ждем тебя завтра в 7 утра.

Двигать пятками назад было поздно. Утром следующего дня меня в полуобморочном состоянии Алла Ивановна выгрузила из своей «Нивы» и поставила перед работодателем: «Ну, вливайся в сельское хозяйство!» Я осмотрелась и приободрилась: а работодатель ничего – молодой, симпатичный.

Сплошные му-мучения

На селе все меньше занимаются животноводством. АЧС отбила у селян охоту свиней держать, а иметь корову очень хлопотно. Мычат буренки в основном на подворьях людей старшего поколения, молодежи эта головная боль совсем не нужна. Но есть и исключения.

Дмитрию Стаценко всего двадцать пять. Его сверстники либо в город подались, либо спиваются от безделья. А он окончил сельхозакадемию и вернулся в родное село. Возможность остаться в городе была. Парень занимался волейболом, «доигрался» до кандидата в мастера спорта и даже удостоился награды как лучший спортсмен года.

– Все это здорово, но не мое, – говорит он сегодня.

Дмитрий – фермерский сын, с 12 лет на тракторе. В восьмом классе с ним, как с взрослым, отец советовался: можно сейчас хозяйство продать – есть покупатель, или ты, Дима, будешь через несколько лет сам эту землю обихаживать? И он, совсем еще пацан, серьезно пообещал: отучусь, вернусь и буду работать.

– Не мог я отца подвести, – объясняет. – Всегда хотел, чтобы родители мною гордились…

Наслушавшись разговоров госчиновников о поддержке молодых фермеров, Дмитрий зарегистрировал свое ИП и попытался эту самую поддержку получить. В один банк сунулся за кредитом, во второй – и везде от ворот поворот. «Опыта, – сказали ему, – у тебя нет и залоговой базы». Папа-фермер хотел парню помочь. Но тот отказался и начал собственным хозяйством обзаводиться. Одного бычка купил, выкормил, сдал на мясо. Потом трех бычков купил, затем шесть. Сейчас у Дмитрия девять быков на откорме, три буренки и двадцать овец. Основное место работы – механизатор в хозяйстве у отца. «А животина, – говорит, – это для души и для самостоятельности. Не хочу на шее родителей сидеть, да и скоро надо будет своей семьей обзаводиться».
– Если не лениться, иметь доход на селе можно, – утверждает Стаценко-младший.

Если не лениться: это встать ни свет ни заря, покормить скотину, почистить стойло, потом на поле, на сельхозработы, вечером опять скотину покормить и часов в 12 ночи на боковую. И так каждый день.
– А выходные когда?

– Только когда дождь и в поле делать нечего. Но животина кушать хочет всегда – для нее выходных не бывает, – смеется Дмитрий.
Родители посмотрели, как парень надрывается, помощи не прося, и решили ему потихоньку подсобить. Отец одного бычка на откорм забрал, мама стала коровок доить, а маленькая племянница Даша за дядиными овцами с хворостиной ходит.

Я, получается, первый и последний в этом ЛПХ посторонний человек – вроде как наемный работник. Но эксплуататор из Димы, прямо скажем, некудышный. Выручает Даша: устроила мне экскурсию по хозяйству, перезнакомила со всеми мычащими, блеющими и гавкающими его обитателями.

Отсутствием аппетита обитатели не страдают. Жуют, не переставая, и овцы, и коровы, и быки. За зиму, говорят, каждый стрескивает до 2,5 т сена!

– А вот это у нас Федор Федорович! – представляет Даша мне громадного быка. Тот поднимает лобастую голову, шумно втягивает ноздрями воздух (зря я, наверное, духи на себя вылила!) и вдруг облизывает мне руку. И язык у него такой длины, что до самого локтя рука у меня мокрая! Я взвизгиваю и отпрыгиваю.

«Знакомство состоялось!» – довольно констатирует «работодатель» и выводит быков на пастбище. На всякий случай прижимаюсь к стеночке поближе. Кто там говорил, что самое простое – быкам хвосты крутить.

– Не двигайтесь! Главное – не бегите! – это мне Димина мама кричит, Любовь Борисовна. У них из сарая главный охранник вырвался – ротвейлер Грета ростом с небольшого телка.

– Какое бежать! Я со страха к месту прилипла!

Ротвейлера поймали быстро. Да, рискованное оно, это сельское хозяйство.

– Пойдемте, – тянет меня Даша, – овец покормим.

– А они не кусаются?

– Пока еще никого не укусили.
– Наверное, я буду первая…

Как в воду смотрела! Сначала мы этих кудрявых ребят букетом из полевых цветочков покормили, потом погладили. А потом какой-то козел, затесавшийся среди мирных овец, взял и грызанул меня за палец.

– Ну, и козел ты после этого! – обругала я его последними словами и пошла к коровам. Теперь мне уже ничего не страшно.

Доись и больше не дерись

Мастер-класс проводила Любовь Борисовна. Она по коровам большой спец. О каждой буренке, которая в их семействе жила, помнит все – от цвета глаз до жирности молока.

– Они же как члены семьи были! Когда первую корову сдать на мясо пришлось, у нас дома трагедия была. Дети плакали и следующую корову просили купить похожую на Майку.

Удивительно, но никто из женской половины семьи Стаценко – ни две взрослые дочери Любови Борисовны, ни внучки – коров доить не умеют.

– Надо будет – научатся! – считает она. – Я сама научилась, только когда замуж вышла. Месяц экзамен сдавала под строгим взглядом свекрови!

С тех пор «экзамен» у Любови Борисовны не прекращается. Каждый день утром и вечером она доит буренок. До двух ведер молока в день хорошая коровка дает. При этом никакими доильными аппаратами хозяйка не пользуется. Сейчас, помогая сыну, Любовь Борисовна доит две коровы, а скоро их будет уже три. Дима обещает купить маме доильный аппарат – ночью она, как все доярки, рук не чувствует. Добывается молочко из коровки не так просто, как из магазинного пакета…

Сначала меня познакомили с коровкой Графиней. Графа сильно на сносях. На днях у нее прибавление в семействе, а потому волновать ее нельзя и провоцировать на резкие движения тоже. Я поотгоняла от Графы наглых мух – и тем самым навек заручилась ее любовью.

А доить мы пошли черную Ночку.

– Моешь руки и вымя, смазываешь его кремом, садишься на табурет, между ног ведро зажимаешь и двумя пальцами – большим и указательным доить начинаешь. Можно еще кулаками попробовать. Не всегда корова с первого раза неопытной доярке молоко дает, – объясняет технологию моя наставница и показывает в натуре, как это делается.

Теперь моя очередь. Ночке связали задние ноги (постороннего человека эта черноглазая красотка запросто лягнет), я пристраиваюсь к ней под брюхо, а Даша ловит в фотокамеру исторический момент. Момент не наступает долго. Сначала от волнения я не могу отыскать то, что, собственно говоря, доить надо. Корова в недоумении косится на меня: ну и бестолочь городская! Наконец все, что надо, нахожу и пытаюсь действовать по технологии. И как ни странно, получается с первого раза – тонкая струйка парного молока звонко брызгает в ведро! Меня так расперло от гордости, что я стала, наверное, больше самой коровы и надоила почти треть ведра!

Ночке незнакомые руки, видимо, не нравились. Она вздыхала, переминалась с ноги на ногу, пыталась заехать мне хвостом по физиономии, а потом вдруг навалилась крутым теплым боком.

– Падаю. – завопила я.

Нас с ведром поймали вовремя.

После такого интимного общения со мной Ночка долго пила. Стресс запивала. А потом мне доверили отвести ее на пастбище! И мы пошли. Вернее, она рысью полетела, а я за ней. После марш-броска буренка уткнулась носом в полевые цветы и затихла. И я рядом с ней. Овцы и козел смотрели на нас с изумлением.

– Ну, как работница? – поинтересовалась приехавшая за мной Алла Ивановна.

– Берем! – дружно сказали все члены семьи Стаценко и вручили мне в качестве гонорара собственноручно надоенное молоко. Я отпила. Да, «Простоквашино» до него было далеко. Завести, что ли, подумала я, себе домик в деревне? Только без козла, конечно…

Люди не доят коров, так зачем им большое поголовье, соседи не понимают.

Селяне Кального на Тернопольщине напуганы, что их соседи складируют трупы собственных коров в подвале дома. Вонь от их дома распространяется по центру села, говорится в ТСН.19:30.

После зимы стадо, которое живет под открытым небом, начало погибать. Семья скот не продает, коров не доит, кормит непонятно чем — так говорят в селе.

Когда съемочная группа ТСН поехала в это село, владельцы животных встретили ее там совсем не приветливо. К журналистам несется женщина с псом и криком “Кто дал право снимать?”. Она лупит камеру и оператора палкой, а ее собака бросается на съемочную группу.

Съемка начинается со рваной раны на ноге оператора, медицинской помощи сельским фельдшером и прививкой от столбняка.

Видео Семья на Тернопольщине складывает трупы собственных коров в подвале дома

Вонь от их двора ширится центром села. После зимы стадо, которое живет под открытым небом, начало гибнуть. Семья скот не продает, коров не доит, кормит непонятно чем — так говорят в селе. ТСН поехала в село, но владельцы животных встретили ее там совсем неприветливо.

С соседского двора хорошо видно окна в их подвал. Они плотно заслонены разной ветошью и из них доносится жуткая вонь.

“Здесь в подвалах они держали телят, живых телят, они там и дохли, оттуда была невыносимая вонь”, — говорят в селе.

В соседском подвале минимум десяток мертвых животных, уверены односельчане. На самом дворе тоже есть захоронения дохлого скота.

“В этом же перегноя телята, которые дохли, они их закапывали здесь. В этот навоз, на дворе это куча навоза, многолетнего навоза”, — ужасаются соседи.

Люди показывают еще одну кучу за домом. Из-под накрытия еще недавно торчали рога. Владелица подворья, пенсионерка, говорит, что весь скот принадлежит ее дочери, тоже уже пенсионерке, бывшей учительнице украинского языка. Это именно та женщина с палкой, которая набросилась на журналистов на пастбище.

Также здесь живет ее брат — тоже учитель математики, которого сейчас нет дома. Впрочем, на подворье есть корова, которая уже не поднимается на ноги. Хозяйка признается, что скотина больна, потому что “некому лечить”.

Всю скотину, которая погибает, говорит, закапывают. Правда, где, не признается.

“По данным сельского совета у нее не зарегистрировано никакого скота, но в наличии у нее есть, дома она ее не удерживает, она целый год удерживает ее по полям”, — говорит секретарь Кальненского сельского совета Мария Данилов.

На поле десятка два животных в стаде. По словам односельчан, еще в прошлом году их было более шестидесяти, в начале этой зимы — пять десятков. Куда исчезает скот, никто не знает. Коров никто не доит, кормят только соломой.

Этой череде меньшей мере лет пятнадцать, животные плодятся и живут под открытым небом — зимой и летом, днем и ночью. На подворье владельцев хлева нет, огород они не обрабатывают, молоко не продают. Зачем людям столько скота, односельчанам невдомек.

Читайте также:

“У меня во дворе невозможно находиться, невозможно! Я не могу выйти из дома, я не могу есть, у меня такой рвотный рефлекс”, — жалуется соседка Анна Найко.

Соседка пришла на сессию сельского совета с требованием создать комиссию и проверить подвал дома этой семьи, вызывать экологов и ветеринаров. Потому что попытки полиции зайти на подворье были напрасны. На них, как и на съемочную группу, владельцы спускают пса.

Корреспондент ТСН Светлана Паук

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Тростина Марина Александровна

В статье анализируется образ коровы в фольклоре русских и мордвы , проживающих на одной территории. Впервые в сравнительно-сопоставительном аспекте рассматривается архетип коровы-кормилицы, определяются его важнейшие составляющие, выявляются ключевые черты сходства и различия в трактовке образа и архетипических представлениях у русских , мордвы-мокша и мордвы-эрзя. Исследование проведено на анализе разнообразного аутентичного материала: текстов, фиксирующих обряды «Мичке», «Тракс моронь първажама», купли-продажи коровы у русских и мордвы , ритуал первого выгула, родильный ритуал; народных сказок «Крошечка-хаврошечка», «Черная корова »; пословиц, загадок, примет и т.д.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Тростина Марина Александровна

COW-NURSE ARCHETYPE IN THE RUSSIANS’ AND THE MORDOVIANS’ FOLKLORE

The article analyses the image of a cow in the folklore of the Russians and the Mordovians living in the same territory. For the first time the author considers the archetype of a cow-nurse in the comparative aspect, identifies its most important components, reveals the key similarities and differences in the interpretation of the image and the archetypal beliefs of the Russians , Moksha and Erzya Mordovians. The study is conducted basing on the analysis of various authentic materials: texts, retaining the rites of “ Мичке ”, “ Тракс моронь първажама ”, buying and selling cows of the Russians and the Mordovians , the ritual of the first pasture, birthing ritual; folk tales “Kroshechka-Khavroshechka”, “Black Cow ”; proverbs, riddles, signs, etc.

Текст научной работы на тему «Архетип коровы-кормилицы в фольклоре русских и мордвы»

Тростина Марина Александровна

АРХЕТИП КОРОВЫ-КОРМИЛИЦЫ В ФОЛЬКЛОРЕ РУССКИХ И МОРДВЫ

В статье анализируется образ коровы в фольклоре русских и мордвы, проживающих на одной территории. Впервые в сравнительно-сопоставительном аспекте рассматривается архетип коровы-кормилицы, определяются его важнейшие составляющие, выявляются ключевые черты сходства и различия в трактовке образа и архетипических представлениях у русских, мордвы-мокша и мордвы-эрзя. Исследование проведено на анализе разнообразного аутентичного материала: текстов, фиксирующих обряды «Мичке», «Тракс моронь първажама», купли-продажи коровы у русских и мордвы, ритуал первого выгула, родильный ритуал; народных сказок «Крошечка-хаврошечка», «Черная корова»; пословиц, загадок, примет и т.д. Адрес статьи: \м№^.агато1а.пе1/та1епа18/2/2018/12-1712.html

Филологические науки. Вопросы теории и практики

Тамбов: Грамота, 2018. № 12(90). Ч. 1. C. 62-65. ISSN 1997-2911.

Адрес журнала: www.gramota.net/editions/2.html

Содержание данного номера журнала: www .gramota.net/mate rials/2/2018/12-1/

Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www.aramota.net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: [email protected]

ISSN 1997-2911. № 12 (90) 2018. Ч. 1

MECHANISMS OF MOSCOW METRO MEDIA SPACE FORMATION IN THE GENERAL VECTOR OF PUBLIC COMMUNICATIONS DIGITALIZATION

Rubas Anton Vasil’evich

Academy of Media Industry, Moscow anton. [email protected] com

The article considers the modern trend of public communications digitalization by the example of the metro media space. On the basis of the comparative analysis of the printed publications «Moskva Vechernyaya (Evening Moscow)» and «Metro» the paper draws a conclusion about strengthening the influence mechanisms of the mass media content on Moscow metro media space formation. Attention is focused on the need to integrate the printed and electronic mass media. The author gives a brief analysis of the role of the social networks of the underground transport network and the mobile application «Moscow Metro» in forming information and communicative relations with passengers.

Key words and phrases: print and online media; information and communication technologies; digitalization; content; digital technologies; Moscow metro.

УДК 82; 398.1; 398(=161.1+5ПЛ52) Дата поступления рукописи: 25.09.2018

В статье анализируется образ коровы в фольклоре русских и мордвы, проживающих на одной территории. Впервые в сравнительно-сопоставительном аспекте рассматривается архетип коровы-кормилицы, определяются его важнейшие составляющие, выявляются ключевые черты сходства и различия в трактовке образа и архетипических представлениях у русских, мордвы-мокша и мордвы-эрзя. Исследование проведено на анализе разнообразного аутентичного материала: текстов, фиксирующих обряды «Мичке», «Тракс мо-ронь първажама», купли-продажи коровы у русских и мордвы, ритуал первого выгула, родильный ритуал; народных сказок «Крошечка-хаврошечка», «Черная корова»; пословиц, загадок, примет и т.д.

Ключевые слова и фразы: архетип; корова; фольклор; обряд; символ; образ; русские; мордва.

Тростина Марина Александровна, к. филол. н., доцент

Мордовский государственный университет имени Н. П. Огарева, г. Саранск ^о&Ипа@таИ. ги

В современном фольклоре мордвы и русских, проживающих на территории Республики Мордовия, продолжают свое бытование обряды, связанные с обиходом коровы, традиционно выступающей в народном сознании кормилицей крестьянской семьи. Несмотря на то, что численность поголовья крупнорогатого скота в селах в последние два-три десятилетия значительно сократилась ввиду миграции населения в город, «старения» жителей, отсутствия необходимой для заготовки кормов техники и т.д., анализ собранного материала позволяет утверждать, что корова продолжает занимать в хозяйстве современного крестьянина главенствующее место. Наличие коровы является показателем крепости рода, материального благополучия дома. К корове относятся практически как к члену семьи, уважительно и бережно. С коровой связывается множество народных поверий, обрядов, примет, основанных на мифологических представлениях о ней как о тотемном животном, знаменующем собой символ плодородия и достатка.

Образы животных, их символика и связанные с ними религиозно-мифологические сюжеты неоднократно становились предметом внимания мордовских фольклористов. Так, Г. А. Корнишина в монографии «Традиционные обычаи и обряды мордвы: исторические корни, структура, форма бытования» рассматривает ритуалы, связанные с животноводством и пчеловодством. Большое внимание в этой связи исследователь уделяет молениям мордовского народа «кардаз озкс», «алашань озкс», «траксонь озкс», «сараз озкс», «бука озкс», результатом которых, по представлениям мордвы, должно выступать укрепление здоровья и рост плодовитости домашних животных [2]. Н. Ф. Мокшин, описывая обряды «лишмень озкс» и «алашань озкс», справедливо утверждает, что «если иметь в виду, что для мордвы, как народа-земледельца, лошадь была и остается незаменимой опорой в хозяйстве, залогом и источником благополучия, то будут понятны причины проведения алашань озкса» [3, с. 198]. Сюжеты волшебных сказок о животных, в т.ч. и о корове, сравнивает М. Н. Салаева, указывая на «наличие сходных сюжетных деталей, постоянных формул, совпадения внешних признаков» [19, с. 5]. Более пятидесяти загадок о домашних животных опубликовал К. Т. Самородов в работе «Мордовские загадки» [5]. Собранные им тексты позволяют составить представление о месте и роли животных в крестьянском быту мордвы. Описание мокшанских обрядов, связанных с почитанием коровы, представлено в работе К. И. Сайгутиной и М. А. Тростиной [18].

Между тем данное направление в мордовской фольклористике нельзя считать основательно исследованным. Требует дальнейшего рассмотрения ряд вопросов, связанных с эволюцией животного эпоса, спецификой отражения в обрядовом фольклоре национального характера и менталитета мордовского народа и др. Т. А. Козлова справедливо указывает, что «мордовский фольклор является тем фундаментом, на основе которого можно восстановить особенности быта и культуры народа, в том числе и его материальной сферы» [1, с. 218]. Кроме того, вне исследовательского внимания остается сравнительно-сопоставительный аспект, предполагающий

изучение архетипов животных в фольклоре русских и мордвы, что позволит выявить черты сходства и различия в трактовке образов и архетипических представлениях и расширит научное представление о фольклорном и общекультурном взаимодействии двух народов, много веков проживающих на общей территории.

Объектом нашего исследования является образ коровы, широко представленный в обрядах, паремиях, эпических произведениях русских и мордвы. Материал исследования составили тексты, собранные в архиве лаборатории фольклора Мордовского госуниверситета.

«Андыняй» (в пер. с морд.-мокша кормилица) или «андыцям», «трицям» (в пер. с морд.-эрзя кормилица), «кормилицям» — так ласково величают ее в народе. Действительно, корова и кормит, и поит, и защищает. «Кинь кудса тракс, сянь ризфоц аш» [16]. / «В той семье нет горя, у кого корова» (здесь и далее перевод автора статьи. — М. Т.).

Корова для крестьянской семьи не просто животное, она — полноправный член семьи. И у русских, и у мордвы корову никогда не резали и не режут ради мяса. И если корову по каким-либо причинам нужно сменить, то ее либо продают, либо меняют на другую. Потеря коровы, ее болезнь и смерть воспринимаются как вмешательство злых сил, результат гнева богов, порча, наведенная злыми людьми. Именно поэтому хозяева стараются тщательно и точно соблюдать все «коровьи» обряды, знание которых они унаследовали от своих родителей, родственников, соседей или получили от ее прежних владельцев.

Цикл таких обрядов у мордвы открывает «Траксонь рамама» — обряд купли-продажи коровы, начинающийся с выбора животного. Чтобы определить с первого взгляда, сколько и какое молоко будет давать корова, покупатели по сложившейся традиции обращают внимание на количество нижних резцов. «Если 9 зубов, то хорошая корова, если 7 зубов — средняя корова» [9]. Во-вторых, — на отверстие в животе коровы: если узкое, то молоко не будет жирным, следовательно, из него не спахтается масло. «Къда пеконь варянясь кели -цебярь лофцсь, къда ёмла — аф ваи лофцсь» [10]. / «Если дырка в животе широкая — хорошее молоко, если маленькая — нежирное молоко».

Так же ответственно подходят к приобретению коровы русские, указывая в качестве определяющего фактора помимо молочности еще и подходящий характер животного, уподобляемого человеку: «Хорошую корову, как хорошую жену, поискать надо! Внизу живота у коровы есть молочные колодцы. Если они глубокие, то корова молочная. А еще корова должна понравиться и внешне: красивая, шустрая, добрая или с характером — кому какая по душе. » [12].

Корову в мордовских селах ведут в новый дом, привязав за шею поясом от национального платья хозяйки, который затем вешают на гвоздь во дворе, где будет обитать кормилица. У русских предмет, на котором новую жилицу ведут к своему дому, также имеет ритуально-магическое значение. Однако чаще указывается веревка из старого дома, что объясняется полным разрывом с ним: «При покупке коровы берут ещё горшок ее молока, а ведут на хозяйской веревочке (я покупала, мне еще скамеечку для дойки дали), чтобы все ее добро в новый дом попало» [15].

Важным этапом является проведение животного через ворота, выступающие символом полного и окончательного перехода в новый двор. Для того чтобы корова почувствовала единение с хозяйкой, мордва-мокша проводят ее через ворота, подстелив под ними пояс женщины (морд.-мокш. каркс), пройдя через который, кормилица начнет осознавать себя, в свою очередь, хозяйкой двора. Те же действия совершались и при первом выгоне животного в стадо: «Къда тракссь одоль и васенда лиси стадав, лисемста адсесть ортати бабань каркс, ётафнезь вельхкскаванза. Ся тиендель сяс, штоба тракссь кудазоровать мархта карксав фкя каркс и ашезь юма» [10]. / «Если корова была молода и первый раз выходила на стадо, при выходе под ворота постилали женский пояс, через него проводили корову. Это делалось для того, чтобы корова была связана с хозяйкой и не потерялась».

У русского населения Мордовии имеется вариант, отличающийся важной деталью: «В новом доме, в хлеву, где будет жить корова, на пороге кладут ремень (из мужских штанов можно), корова должна через него перешагнуть. Наверное, это для того, чтобы знала, кто в доме хозяин» [12]. Подобное различие в трактовке понятия «хозяин дома» можно объяснить сохраняющимся у мордвы культом женщины-хранительницы домашнего очага, восходящим к эпохе матриархата и проявляющимся кроме того в преобладании женских божеств в демонологическом пантеоне.

Иногда бывает, что животное не сразу приживается в новом доме и после выпаса отправляется в старый двор. Есть ритуалы и для этого случая. Их проводят и для молодых телят, в первый раз выгоняемых в стадо. И у русских, и у мордвы коров в первый выгул (после покупки или зимы) выгоняют, используя веточку вербы, запасенную на вербное воскресенье, лучше освященную в церкви. «С вербочкой и соленым ломтем хлеба в первый раз провожали в стадо, встречать тоже — ломоть хлеба с солью, чтоб домой ходила. Чтобы корова ходила домой, ей отрезали прядь или часть хвоста и прятали за косяк двери на дворе» [15].

Еще два-три десятилетия назад перед тем как отвести животных в первый весенний выгул, мордва совершала обряд «Тракс моронь първажама» (в пер. с морд.-мокша Проводы коровьих болезней). Старики и старухи готовили блины в виде копыта и отправлялись с детьми за село на общее моление, обращенное к природным божествам. Важно было провести его на закате, так как, по поверьям, вместе с солнцем уходили и болезни коров.

«Ломаттне кочксевсть ши валгома шовор пере фталу или велеть пес, ну сяда велеть эзда фталуня, марх-тост сявондсть суронь перяканят-кенженят и кядьгоняса лофца. Тоса ниле пильголангса сюконякшнесть модати, кърьвяснесть штатолхт и озонкшнесть: «Ши валгом, шиняй, / Илядень палы заряней, / Пълхтайть кудонь жуватань урматнень». // Од заря мархта лихнельхть тракснень стадав» [17]. / «Люди собирались на закате за огородами или за селом, ну подальше от села, с собой брали пшенные пирожки-ноготки в форме копыта и молоко. Там на четвереньках совершали земные поклоны, зажигали свечи и молились: «Закат, солнышко, вечерняя заря, сожги болезни домашних животных». С новой зарей выгоняли в стадо коров».

^БЫ 1997-2911. № 12 (90) 2018. Ч. 1

Строго соблюдался и родильный ритуал, присутствовать на котором разрешалось только хозяевам. Как женщина, корова во время отела становилась уязвимой для злых сил, сглаза, поэтому данное событие старались скрывать от окружающих и сообщали только после того, как все разрешалось. «Чтоб было все хорошо с коровой, дома у каждого ребенка отрезали по прядке волос, клали в баночку с ладаном и окуривали двор, и, конечно, святая вода» [15].

Особое внимание уделялось последу, за отходом которого следили особенно тщательно. Ни в коем случае не допускалось, чтобы корова его съела: тогда молоко считалось испорченным до следующего теленка. Послед изымали и закапывали в саду. «После отёла, когда отделится, корову надо вымыть и подымить Богородской травой. Перед отёлом отрезать ломоть чёрного хлеба, посолить и дать корове. Лучше отелится» [12].

Новое молоко давало повод для проведения в крестьянском доме семейного праздника — «Мичке», знаменующего собой пополнение во дворе. Проводился он в первую неделю после отела коровы. Жирное коровье молоко томили в печке до коричневого оттенка. Это молоко и называется «мичке». Обряд, включающий в себя моление, адресованное корове, проводился не только для совместного гулянья, но прежде всего для обеспечения родильнице здоровья, молочности и последующих благополучных отелов.

«Неделяда меле, кода тракссь вазыясь, тернельхть инжит: кумаснон, кудаваснон, ёмла шабатнень и стак тов. Озайхть инжихне фкя оцю вастс. Мичкть кайселезь псиста и самай сиресь кудса корхнель валхт жуватати: «Тракскяняй-жуватаняй, / Лама лофцонь кандыняй, / Тюжя вайда андыняй, / Эрь кизоня вазыяй, / Мичконяда ярхцатама, / Пара валнят азонттама». / Тянь меле озонкшнесть Шкабавазти-Кормильцти: / «Шкайняй-Кормилицкяй, /Ванфтыть кудонь жувататнень, /Раштаст-касост эрь кизоня, / Тейнек максост тазашиня «. // Ну и меле озсесть, ярхцасть. Ярхцамда меле морсесть морхт. А мзярда инжихне тушендость, тест макссельхть шуфтонь куцюфт» [10]. / «Через неделю, как отелилась корова, звали гостей: куму, свах, маленьких детей и так далее. Садятся гости в одно большое место. Мичке наливали горячим, и самый старый человек в доме говорил слова, обращенные корове: «Коровушка-животное, / Много молока приносящая, / Желтым маслом кормящая, / Каждый год отеляющаяся, /Мичке мы попробуем, / Хорошие слова скажем «. // После этого молились Богу-Кормильцу: / «Бог-Кормилец, / Сбереги домашних животных, / Чтобы плодились-росли каждый год, / Нам давая здоровье «. // Ну и потом садились, кушали. После еды пели песни. А когда гости уходили, им давали деревянные ложки».

Архетипические черты коровы как хозяйки двора и кормилицы крестьянской семьи сохраняются и в других фольклорных жанрах. Так, в народных сказках корова неизменно выступает как тотемное животное, связанное с миром предков и оказывающее помощь нуждающимся в ней. Крошечка-хаврошечка в одноименной сказке благодаря своей корове сыта и ухожена. Корова выполняет здесь функцию матери (предка): девочка-сирота находится под защитой животного. Информанты, пересказывая сказку, делали акцент на ласковом обращении Хаврошечки к своей кормилице: « «Матушка-коровушка, дай мне молочка!» — просит Крошечка-Хаврошечка. «Полезай мне в ушко, я тебя накормлю»» [7]. Таким образом, корова приглашает девочку пройти своеобразную инициацию — переместиться в мир материнского тепла и заботы.

Нечто подобное происходит и в сказке «Черная корова», известной у мокшан и эрзян. Главные герои -мальчик и девочка — сироты, страдающие от жестокого обращения мачехи. Однако у них есть спаситель — корова, к которой они часто наведываются в хлев. Беды детей наступают именно потому, что они пренебрегают ее заветом, сорвав в черном лесу костяную пуговицу. Нарушение материнского запрета (корова выступает в этой сказке своеобразным проводником между миром предков, а следовательно, умершей матери, и детьми-сиротами, нуждающимися в опеке и защите) становится причиной их дальнейших испытаний и разлада между собой, за которым последовал разрыв отношений: «Ничего не сказал парень сестре. Кликнул своих зверей и ушел с ними в дальние края. С сестрой даже не попрощался» [6, с. 52].

Символическое значение имеет образ коровы, приснившейся во сне. Воспринимаемая в народе как кормилица и источник материальных благ, основа крестьянского хозяйства, корова снится к добру, если она ведет себя спокойно, как ей подобает. Если же ее поведение нестандартно, то следует ждать каких-то неблагоприятных событий. В таких снах корова выступает посредником между человеком и информацией, поступающей из мира предков. Приведем ряд примеров от информантов, проживающих в различных селах на территории Республики Мордовия, со всей очевидностью иллюстрирующих наше утверждение.

«Если во сне корова мычит, то получишь плохую весть» [12].

«Если корова во сне телится — исполнится самое заветное твое желание» [7].

«Во сне корову доить — радость будет» [Там же].

Символичен и цвет приснившегося животного: «Рыжая к богатству, к деньгам, черная — к потере, пестрая — к неустройству в жизни» [12].

Имеет значение и внешний вид приснившейся коровы: «Видишь жирную, большую корову — к богатству и достатку, А если худую, со впалыми боками — к бедности или потеряешь чего-нибудь» [Там же].

Существует также множество примет, связанных с коровами.

«Если корова отелится двойней — где-то будет пожар» [7].

«Корова ночью мычит — к беде» [15].

«Если утром черная корова впереди стада пойдет, день будет пасмурный, если светлая — ясный» [12].

«Равжа траксь лофцу» [13]. / «Черная корова молочная».

Архетипические черты образа коровы как разумного животного, хозяйки двора и кормилицы восстанавливаются в пословицах и загадках обоих народов: «Андсамань, симтьсамань — мархтон аф корхтай» [Там же]. / «Напоит, накормит, со мной не говорит»; «Пирьфть кунчкаса копна, инголенза сонь цянгт, фталонза сонь тяльме» [Там же]. / «Посередине двора копна, спереди её вилы, позади её метла».

«Моньули поварозе, / Ухватонц конясонза каннесы». / «Уменя есть повар, Ухват свой носит на голове»; «Монь ули пирьфса колодазе, /Инголенза цянга, / Фталонза тяльме, /Потмосонза лофца» [14]. / «У меня есть колода, /Впереди её вилы, /Позади её метла, /Внутри её молоко».

«Скал будти ули кардазсо -ярсамопель ули кудосо» [8]. / «Корова на дворе — так и еда на столе». «Траксь шабатненди — омбоце тядясь» [13]. / «Корова для детей — вторая мать».

А вот в поговорках в силу их жанровой специфики отсылка идет, напротив, к условно негативным проявлениям коровьей натуры: неуклюжести, неповоротливости, размеренности: «Слизала, как корова языком», «Теке скал кельсэ нолчтызе» [11]. / «Как корова языком лизнула»; «Теке скал эй лангсо — ниле пильге лангсо» [Там же]. / «Как корова на льду на четырех ногах».

Молочным продуктам издавна приписываются и лечебные свойства. Так, горячим коровьим молоком, в которое добавляют масло, мед и соду, лечат ангину, бронхиты, ларингиты и трахеиты, холодным — отравление. Творог и кисломолочные продукты рекомендуют людям с болезнями пищеварительной системы.

Анализ собранного материала позволяет сделать вывод о том, что в современном фольклоре населения Мордовии (в обрядах, паремиях, эпических произведениях разных жанров) сохраняются архетипические представления о корове как прочной основе крестьянского хозяйства, кормилице и хозяйке двора, выступающей символом благополучия и достатка крестьянской семьи, прочности и разумности крестьянского уклада в целом.

1. Козлова Т. А. Материальные компоненты традиционной культуры в мордовском фольклоре (историко-этнографическое исследование). Саранск: Мордовский гос. пед. ин-т им. М. Е. Евсевьева, 2013. 129 с.

2. Корнишина Г. А. Традиционные обычаи и обряды Мордвы: исторические корни, структура, формы бытования. Саранск: Мордовский гос. пед. ин-т им. М. Е. Евсевьева, 2000. 150 с.

3. Мокшин Н. Ф. Религиозные верования мордвы. Саранск: Мордовское кн. изд-во, 1998. 248 с.

4. Мокшина Е. Н. Животные в религиозно-мифологических представлениях мордовского народа // Социально-политические науки. 2016. № 2. С. 14-17.

5. Мордовские загадки / сост. К. Т. Самородов. Саранск: Мордовское кн. изд-во, 1987. 288 с.

6. Мордовские народные сказки / собр. и обраб. К. Т. Самородов. Саранск: Мордовское кн. изд-во, 1985. 400 с.

7. Полевой материал автора. Информант Антонова М. И., 1945 г.р. Республика Мордовия, Старошайговский район, с. Новая Федоровка. Записано в июле 2002 г.

8. Полевой материал автора. Информант Астайкина И. Н., 1994 г.р. Республика Мордовия, Большеберезниковский район, с. Симкино. Записано в декабре 2017 г.

9. Полевой материал автора. Информант Базаркина З. Н., 1953 г.р. Республика Мордовия, Краснослободский район, с. Мордовские Парки. Записано в октябре 2017 г.

10. Полевой материал автора. Информант Байкова М. И., 1928 г.р. Республика Мордовия, Краснослободский район, с. Мордовские Парки. Записано в октябре 2017 г.

11. Полевой материал автора. Информант Буянкина А. И., 1950 г.р. Республика Мордовия, Большеберезниковский район, с. Гузынцы. Записано в августе 2018 г.

12. Полевой материал автора. Информант Глухова Г. Г., 1966 г.р. Республика Мордовия, Чамзинский район, с. Кочкуши. Записано в октябре 2017 г.

13. Полевой материал автора. Информант Голованова И. В., 1998 г.р. Республика Мордовия, г. Краснослободск. Записано в ноябре 2017 г.

14. Полевой материал автора. Информант Дивеев А. В., 1996 г.р. Республика Мордовия, Рузаевский район, с. Левжа. Записано в ноябре 2017 г.

15. Полевой материал автора. Информант Коткова О. П., 1968 г.р. Республика Мордовия, Чамзинский район, с. Наченалы. Записано в декабре 2017 г.

16. Полевой материал автора. Информант Окулова Л. И., 1954 г.р. Республика Мордовия, Краснослободский район, с. Мордовские Парки. Записано в октябре 2017 г.

17. Полевой материал автора. Информант Сайгутина В. И., 1965 г.р. Республика Мордовия, Краснослободский район, с. Мордовские Парки. Записано в октябре 2017 г.

18. Сайгутина К. И., Тростина М. А. Домашний скот в обрядах мордвы-мокши (на фольклорном материале, собранном в селе Мордовские Парки Краснослободского района Республики Мордовия) // XLVI Огарёвские чтения: материалы научной конференции: в 3-х ч. / сост. А. В. Столяров. Саранск: Изд-во Мордовского ун-та, 2018. Ч. 3. Гуманитарные науки. С. 29-33.

19. Салаева М. Н. Русско-мордовские связи в волшебной сказке: автореф. дисс. . к. филол. н. М., 1992. 23 с.

COW-NURSE ARCHETYPE IN THE RUSSIANS’ AND THE MORDOVIANS’ FOLKLORE

Trostina Marina Aleksandrovna, Ph. D. in Philology, Associate Professor Ogarev Mordovia State University, Saransk [email protected] ru

The article analyses the image of a cow in the folklore of the Russians and the Mordovians living in the same territory. For the first time the author considers the archetype of a cow-nurse in the comparative aspect, identifies its most important components, reveals the key similarities and differences in the interpretation of the image and the archetypal beliefs of the Russians, Moksha and Erzya Mordovians. The study is conducted basing on the analysis of various authentic materials: texts, retaining the rites of «Мичке», «Тракс моронь първажама», buying and selling cows of the Russians and the Mordovians, the ritual of the first pasture, birthing ritual; folk tales «Kroshechka-Khavroshechka», «Black Cow»; proverbs, riddles, signs, etc.

Key words and phrases: archetype; cow; folklore; rite; symbol; image; the Russians; the Mordovians.