Падшая корова

Невероятная история произошла со мной в бытность офицером Военно-морского флота СССР.

По просторам Балтики гордо шёл сторожевой катер «Буян», рассекая барашки волн. Охранял морские границы державы.

— Товарищ командир! – заорал во всё горло сигнальщик. – К нам с неба приближается неопознанный объект.

Вдруг стрелки приборов бешено завертелись. Машину затрясло, заколбасило.

— Хана. – изрёк Кузьмич. – Если от балласта не избавимся, будем балтийскую селёдку кормить.

— Родненький! – взвыл Петро. – Какой балласт? Бурёнка ведь родная, кормилица!

— Утопнем тогда со скотиною вместе. Не истери! Сбрасываем корову. – положил конец разговору вертолётчик.

Полчаса кружили над Балтикой, пытаясь сбросить корову из грузового отсека. Но скотина тоже жить хотела, упиралась, как могла. Наконец, после нескольких попыток, животное с рёвом полетело в сторону гладкой морской равнины.

Вертолёт выровнялся и пошёл в сторону берега.

В стародавние советские времена на острове Мощный, что в Балтийском море, служил морячок Петя. Парень деревенский. Как представитель села любил заниматься подсобным хозяйством. Огородик организовал, курочек завёл, чтобы яйца свежие на завтрак. А так как срок службы в те времена на флоте 3 года, то и хозяйство нашего морячка разрасталось. Как-то с оказией завёз тёлку на остров. Уж больно любил эту скотину, да и молочко тоже.

Вот настала пора дембеля. А скотину бросить жалко, привык. Да и мамке в хозяйстве бы пригодилась. А переправить на большую землю нет возможности. Что делать?

— Василий Кузьмич, — взмолил вертолётчика, завозившего продукты на остров раз в неделю. – Вывези Бурёнку в вертолёте. Смотри какой отсек грузовой вместительный. Обратно же порожняком пойдёшь. В долгу не останусь.

Долго уламывал морячок вертолётчика. Уломал наконец.

В назначенный день загрузили коровку в вертушку, затолкали сообща.

Взлетели. Дембель рядом с пилотом пристроился. Планы на дальнейшую гражданскую жизнь строит. Мечтает.

Экипаж выскочил на верхнюю палубу. Гул, рёв. С неба на бешенной скорости к кораблю приближалась… корова.

Замерли в ожидании.

Катер содрогнулся от страшного удара о корму. Встал на дыбы, как «Титаник». И медленно пошёл ко дну.

Все кубарем скатились в воду.

Читайте так же:

  • Желтое тело у коров лечение Персистентным желтым телом считают желтое тело в яичнике небеременной коровы, задержавшееся и функционирующее более 25 - 30 дней. Этиология. Чаще всего оно образуется из циклического […]
  • Подкожный клещ у коров В результате внутреннее волосяное влагалище больше не восстанавливается. Патоморфологические изменения кожи характеризуются поражением волосяных фолликулов — некротическими процессами с […]
  • Первый отел коровы Мне 17 лет, учусь на повара, так что вся ответственность за кухню в нашей семье -на моих плечах. А на кухне легче, когда все свое: молоко, творог, сметана, масло, яйца, мясо, овощи. Я […]
  • Пологи у коровы Аннотация научной статьи по ветеринарным наукам, автор научной работы — Гордійчук Н.М., Гордійчук Л.М., Саламаха І.Ю. У статті вивчено особливості поведінки корів і телят української […]
  • Коровы шведской породы Швицкая порода коров относится к КРС мясо-молочного направления. Порода отличается от других своим бурым окрасом от светлого тона к более тёмным. Главным отличительным фактором является […]
  • Бмв корова В течении последних 3 лет BMW проводила тестирование программы «ChargeForward» на владельцах BMW i3. Эта система автоматически откладывала зарядку автомобиля. Она была сделана по просьбе […]

Боцман не растерялся и успел выбросить за борт спасательный плот.

Мы дрейфовали в открытом море, наблюдая последние минуты жизни нашего «Буяна».

— Ну-ка скажите, как угробили боевой корабль? – допытывался особист.

— Говорю же, корова с неба упала — в пятый раз отвечал я на поставленный вопрос.

Показания членов экипажа совпали слово в слово. К опросу-допросу привлекли медиков из военно-медицинской академии. В правдивость рассказанных событий не верил никто. Не будь я очевидцем, не поверил бы.

Определили экипаж в полном составе в психушку на то время, пока будут поднимать затонувший катер и выяснять причину гибели.

Через неделю команду выпустили из дурдома. Наши показания подтвердились.

Откуда в небе взялась корова, так и осталось тайной. Наверное, натовские проделки…

Результатов: 12 . Точных совпадений: 12 . Затраченное время: 37 мс

Глава энциклопедии «Евангелие Индиго»
https://ridero.ru/books/evangelie_indigo/read
http://www.amazon.com/dp/B00YPOK1C4

Когда на вспаханные быками поля ложится влага утреннего тумана, впитывающаяся в их плодородную землю и любезно уступая место розовому рассвету… Когда радостные лучи восхода подсвечивают рассеивающийся туман, в его розоватые шелка, словно в кокон, кутается она.
Материнские формы незримой падшей богини с коровьими рогами облечены эфемерными белыми и розовыми тканями, словно неприступной паранджой или сияющим жемчугами сари. Но она не витает беззаботной птахой с помощью этих воздушных одеяниях, а неспешно блуждает по своим полям вместе, размышляя об их урожайности. Сколько хлеба её угодья вновь принесут людям и достойны ли они этих божественных даров?
А в особенным августовским утром всё же обращается румяным лицом к алой половинке солнца и только перед ним даёт волю вековым слезам. Прекрасная звезда тихо умирает вместе с забытой богиней и уже давно не согревает её очерствевшее сердце, с тех пор, как львиная любовь утонула в глубинах Атлантики.
Слившись с розовыми лучами солнца, она вдруг покидает тоскливую обитель и сквозь сотни вёрст проникает в не зашторенное окно спальни, где дремлет кто-то похожий на любимого «Льва». Лишь для таких мужчин она разоблачает пышные формы и наполняет атмосферу сладким ароматом чар. Но теперь в отличие от других мужчин и юношей, которых олицетворённая заря одарит эротическими сластями чуть позже, бездыханный красавец останется мертвенно безразличен к медовых поцелуях.
И, горько рыдая, сладкий призрак уносит его беспробудный фантом во влажную землю пшеничных полей. Чем выше будет подниматься над ними солнце нового дня, тем всё глубже и глубже будет погружаться в свою преисподнюю безутешная вдова…
Эта демоница высшего ранга пала второй, следом за своей астральной сестрой «Близнецы-Мышкой». Тогда «Белая Корова» получила земляной удел, корову из жемчужных коровьих рогов и соседний тип «Телец» (или «Свинья»). Приверженность к пастельным тонам падшая богиня сохранила от предыдущего ледяного астротипа «Козерог». В свой новый тип от «Козерога» она привнесла ещё и стабильность, архивирование и похоронные услуги.
Но эти черты не сравняться с её ярко выраженными свойствами нового и во всех смыслах земного знака «Телец». Адская хозяюшка без конца хлопочет у домашнего очага и поддерживает рост здоровых плодов, собирая сельскохозяйственный урожай, разводя многочисленные поголовья домашнего скота и стряпая сладкую сдобу.
Еду наша героиня, как и все носители знака «Телец», возводит в настоящий культ. Не считая её золотого брата из числа семи падших «Белую корову» можно смело назвать лучшей кулинаркой подземного и земного мира. Для демоницы это вовсе не примитивный быт и скучная повседневность, а искусство, наука и философия. Ведь как бы не осмеивали злобные сатиры и легкомысленные нимфы её грузных форм и увлечения поварихи, а ни одно демоническое торжество не состоится без соизволения кулинарной искусницы.
Из пищи она предпочитает молочные, мясные, мучные и кондитерские изделия. Коронные десерты свои она стряпает испокон веков и соблазняет ими инфернальных сородичей и людей, потому, что в своё научилась использовать растительный нектар своих священных лугов и пчёл. Ведь помимо долгого служения властным мужьям ада, многочисленного деторождения, рогатая богиня и развлекалась в течении сотен тысяч лет изгнания именно природно-бытовой магией. Она сверх бережлива и не терпима к критике своей кухни.
Впрочем, у этого увлечения есть и оборотная сторона, у этого персонажа и её земных суккубов обычно не дюжий аппетит и вечные проблемы с лишним весом. Пусть и пышную грудь, крутые бёдра с жировым «танцевальный» животом эта покровительница Ближнего Востока и её сластолюбивые мужчины лишними не считают.
Да, приземлилась эта исконно восточная женщина в район нынешнего Кавказа и Ближнего Востока. И с тех пор ассоциирует себя лишь с мусульманской культурой. Как и все крупномасштабные солнечные астроиндивида, она заняла эту просторную территорию с множеством этнических поселений, где царили патриархальные порядки. На Кавказ она попала, покорно последовав за своим первым львиным мужем и совместными детьми. Мужская часть солнечного семейства незамедлительно наворотила там гор посредством бешеного темперамента и магнитной мощи, а их кормилица преобразила эту природную готику плодородной флорой и фауной, осев в инфернальных очагах Осетии (именной топоним богини) и Кабардино-Балкарии. Но вспомним сначала, как наша многодетная домохозяйка ада «девкой» была…
Пав с обожжённых Солнцем небес на землю, «Корова» залегла в верхних слоях почвы, чуть выше падшей богини «Близнецы», изначально угодившей в самые недра ада. Она тут же оживила даже заброшенные земли. И серебристые потоки энергии падшей богини венозными системами разбежались по всем уголкам мировым чертог. Эта сакральная почва стала сырой и плодородной, поэтому в мировом эпосе, она богиня плодородия и дословно «мать сырой земли». К позеленевшим вершинам, лугам и пастбищам потянулись человеческие подданные с домашним скотом. Божественно-демоническая кормилица быстро свыклась с новой ролью и жильём, поскольку и до падения, как «Козерог», не нуждалась в шумных феериях и творческих развлечениях.
Две отверженные сестры, «Корова» с «Мышкой», в ту пору очень сблизились. Предприимчивая и сообразительная демоница «Близнецы», боровшаяся вначале с угасанием в подземное одиночестве, первой отыскала соседку сверху, и надоумила использовать в качестве доноров света и развлечения людей, изображая для них земных богов. И пленять души недавно похороненных в землю людей.
Некогда смертоносная богиня со знанием дела относилась к этим печальным человеческим ритуалам, и как обитательница верхних слоёв почвы, первой встречала усопших, укутывая их белоснежным саваном «Козерога». Далее по просьбе своей маленькой сестры, «Белая Корова» спускала несчастных в адскую глубь на аудиенцию «Мышки», которая оплетала жертвенных светлячков магическими паутинками к своему мрачному аду.
В нескольких древнееврейском сказании демонологической части Талмуда о колдовстве «Коровы» против человечества говориться, как о инфернальной сущности из первого зала Шеола (ада), окутывающей своих человеческих жертв белым влажным туманом, как саваном, так навеки прячет душу человека от его ангелов и звёздного света. Также она и сама облечена в плотную белую паранджу, поскольку прячет за ней своё прокаженное тело.
Но хрупкая женская дружба дала трещину, когда между сёстрами-подельницами пробежал не простой мартовский кот, а настоящий лев, красивый и самый могущественный прадемон «Красный Дракон». В нескольких легендах индуизма и иудаизма упоминалось о соперничестве двух богинь за этого богоподобного короля. Она впервые залюбовалась этим венценосным искусителем на фатальном для всей солнечной плеяды звёздной интронизации. Пусть и падала она обратно в низшие миры из-за его неожиданной трусости, но падала влюблённой.
Но влюблённое сердце нестерпимо саднило от ревности, когда «Корова» сквозь свои поля смотрела в недосягаемое небо, где прекрасный объект любви парил с преобразившейся и коронованной «Мышкой». Та, кто томилась в тюрьме низшего этажа теперь была над позабытой сестрой и всем очарованным миром.
Волоокая демоница осталась на долгое время в полном одиночестве. Потому после падения 7 солнечных богов, она даже пыталась примкнуть к близкому ей падшему ангелу «Золотому Тельцу». В его богатом подземном королевстве немного развеяла тоску и с лихвой утолила голод, но всё же с трепетом откликнулась на несколько унизительное предложение падшей богини «Близнецы». Как уже упоминалось в предыдущем параграфе, хитроумной «девочке» понадобились услуги суррогатной матери и кормилицы для драконьих сынишек.
Истосковавшаяся в адском полумраке по безответному возлюбленному, она наплодила для инфантильной сестры одиннадцать василисков с бычьими рожками. Вынашивала семя царственного «Льва», который нуждался в равных себе соратниках для неуязвимой лиги, сакральные эмбрионы совместной энергии демона «Льва» и демоницы «Близнецы». Это происходило не в реальном материальном мире, пусть и напоминает наши современные методы искусственного оплодотворения, а в потустороннем астральном измерении.
С тех пор падшая богиня «Телец» получила эпитет «мать богов» и покровительство дома Львов (Рея). Её избалованная сестра на этом решила завершить их временное сотрудничество, но было поздно. Прежде флегматичную покровительницу крестьян теперь буквально разрывало завистью к шикарному положению своей августейшей сопернице. Сущность, упорно считающая себя богиней, вдруг ощутила себя чьей-то опостылевшей слугой, от которой хотят избавиться по ненадобности. И суррогатная мать, как истинная восточная женщина, решила воспользоваться своими козырями перед ветреной «Мышкой», которая не тратила своё волшебное время рядом с мужем, в спальне и на кухне.
В общем, как водится, «лучшая подруга» стала для недовольного мужа заменой жены и о выдворении «Коровы» уже не шла речь. Так вторая падшая богиня стала второй женой «Красного Василиска» и сменила свою плодородную житницу на львиную империю.
О сельском хозяйстве и бесцельных подземных скитаниях наша героиня уже не вспоминала. После того, как сестра, посчитавшая ниже своего достоинства соперничать с примитивной служанкой за сердце предателя, громко хлопнула дверью, кормилица обрела настоящее счастье. Она воссела на опустевший трон и получила от мужа, постоянно пропадавшего в военных походах на человечество и в судах, карт-бланш на управление роскошными владениями.
Всю идиллию омрачало только одно — «Лев» по-прежнему любил только свою «Лунную невесту», следил за всеми её приключениями, собирал слухи, прислушиваясь к каждому дуновению ночного ветра, с едва скрываемым трепетом ждал возвращения вертихвостки. В каждой новой человеческой наложнице он искал черты юной красавицы и с этим несовершеннолетним гаремом отводил «душу». Хоть и «Лев», как искусный художник и маг, сделал на некоторое время самую преданную себе адскую женщину, от природы не отличавшуюся красотой, румяной и грациозной красавицей. Подняв её с колен, вознёс вместе с собой в высокие небеса и сделал прекрасной розовой богиней восходящего Солнца. Колдуны змеиного императора, используя оставшиеся атрибуты «Мышки», изготовили для рогатой императрицы специальный эликсир молодости и привлекательности, о котором будет упомянуто ниже в древних легенд.
Подражать первой невесте пришлось во многом, но бесталанная «Корова» с трудом освоила лишь искусство соблазнительных восточных танцев и женской магии. Лёгкие виртуозные танцы «Мышки» в исполнении пышнотелой демоницы стал вульгарным беллидансом (танец живота). Она стала обильно краситься, ярко одеваться и обвешиваться несметным великолепием драгоценных украшений, что дарил щедрый и богатый муж.
Впрочем, это богатство и видимое роскошество львиной империи стремительно таяло. Ведь сама Фортуну покинула их. Вторая жена фантастическим умом и прозорливостью не отличалась и без мудрых советов «Лев» терпел поражение за поражением, словно плыл без парусов. Но преданная «Корова» разделяла все его интересы, как зверскую тиранию с изощрённым развратом, так и мудрое созидание в редкие моменты отдыха от завоеваний. Когда порочный властитель утратил зрение, верная помощница своей наблюдательностью заменила эту важнейшую функцию. Потому в древнееврейской демонологии наша героиня всё время называется верной помощницей самого крупного демона ада Самаэля. Волоокая богиня восседала рядом с своим зверем в ареопаге на всех адских линчеваниях жертвенных душ, да и на страшных судах и казнях. Она купалась в жертвенной крови и несправедливо обвиняла во всех смертных грехах казнимых в отсутствии пламенного председателя суда.
О и вот «Лев» потерпел сокрушительное поражение от падшего ангела «Овна», пытаясь отбить первую жену у воинственного волка, который вскоре похитил и вторую.
Да, это совершенно новый и последний этап в судьбе волоокой кормилицы, когда яркая вспышка сказочного счастья вновь сменилась гнётом. Как и полагается представительнице рогатого скота, плодовитая «Корова» была украдена демонами войны из четвёртого яруса огненного ада с целью дальнейшей эксплуатации. Этот сюжет демонической летописи лёг в основу древнегреческого мифа о похищении Европы (имя которой на древнегреческом означает «широкоглазая, волоокая») верховным богом, замаскировавшегося под белого быка. Очевидно, что такая инфернальная авантюра могла родиться только в изощрённом уме демоницы «Близнецы». Нет, она не сводила таким способом счёты с разлучницей, это было второстепенной целью. Основной мотивацией преступления было вынашивание одного из семи волчьих сыновей с прообразом «Телец».
Я знаю, что похищенная «Корова» выносила не всю адскую семёрку, а только пятого из них «Тельца». На тот момент первые три волчонка уже были сотворены небесной колдуньей и другими суррогатными мамашами ада с астротипами необходимыми для имитации 7 солнечных владык. На очереди был пятый, мать для которого сумели посредством коварного плана украсть два ещё совсем юных первых волчонка с типами «Козерог» («Революционер») и «Водолей» («Зеркальщик»).
По астральным принципам, только искажённые типы именно «Водолея» («Обезьяна») знают толк в воровстве и достоверном перевоплощении в любое создание. Используя колдовскую особенность, он, словно Морфей, обратился большим белым быком и недалёкая «Белая Корова» действительно приняла его за сына и отправилась на прогулку.
Отмучившись, наша героиня всё же родила боевого рогатого кабана, который периодически превращался в красного волка или огненного быка. Ненавистное исчадие ада тут же забрал волчий тиран. А после «Корова» была со всеми своими проблемами предоставлена сама себе, ведь эгоистичные астральные родственники забыли о ней, получив необходимое. Теперь её уже никто не держал, и несчастная побрела на встречу любимым львам, но первая же адская сущность из «волчьей ставки», оповестила о том, что некуда возвращаться, империя василисков разрушена небесной карой, тщеславный монарх с сыновьями уничтожены верховными богами.
Впавшей в великое горе рогатой архидемонице оставалось или, как преданной восточной жене, броситься в бездну к мужу, или остаться у сестры. По одной легенде, она всё же сгорела на погребальном огне «Льва», а по другой вернулась к пособничеству «Мышке» и её любимому волчонку по кличке «Грызун». Она обессилила и никуда не могла идти. Но, увидев первый же костёр волчьего ада, демоническая вдова с волшебными заклятиями и именем любимого на устах бросилась в рыжий огонь, так похожий на любимого льва. Это был вовсе не львиный огонь, а ритуальный костёр волков, войдя в него, обожжённая «Корова», ставшая после этого смуглой и черноволосой, попала в самый глубь волчьего королевства. Магическое пламя оказало особое воздействие — утолило боль и высушило все слёзы, но вызвало полное безразличие к дальнейшей судьбе.
Её полюбил смешной юнец с имперским шлемом на рыжей голове. Шестой волчонок типа «Близнецы» был восхищён отчаянностью и красотой сверкавшей, как утреннее солнце богине. Влюблённый с первого взгляда, буквально пал к её тлеющим ногам и стал последним утешением. Он сделал всё, чтобы несчастной сладкой богине было комфортно в его маленьком княжестве «геенны огненной», который, в отличие от суровых братьев, представляет собой наполненную разноцветными и хитрыми развлечениями детскую комнату или цирк с рыжим лилипутом во главе.
После львиного красавца «Корова» не могла без смеха смотреть на ухажёра и отвечать ему взаимностью. Но крысиный солдатик не сдавался, завоёвывал, как мог, подключая всё ведьмовское обаяние, унаследованное от своей матери-колдуньи. Оплёл даму сердца с ног до головы магическими нитями и завалил сверкающими безделушками. Спустя время «Корова» была очарована этим неказистым шутом благодаря ворожбе своей сестры и, теперь уже, свекрови «Мышки».
Так «Белая корова» и осталась в окружении весёлых юнцов со своими горькими воспоминаниями о любимом, за подземным склепом которого она всё равно преданно ухаживает, спускаясь в эту сонную тьму…

Ведь одной из её демонических миссией, соответствующей бывшего астротипу «Козерог», является церемония погребения и поминовения усопших. В некоторых легендах эту «скотью богиню» называли «губительнице», посланницей смерти. Эта сильная сущность действительно умеет при желании умерщвлять своих неприятелей, предрекать или ускорять их кармическую кончину. Любит устраивать похоронные церемонии, будучи сторонницей погребения умерших в землю. Она имеет в себе противоречивое сочетание смертоносности «Козерога и плодородия «Тельца».
Второй уже земной знак доминирует в её нраве, поэтому главной миссией она избрала возделыванием всего того, что обеспечивает пищей и материальным достатком предпочтительно мусульманские родовитые семьи. Во всех оккультных легендах она покровительница плодородия и домашнего очага. Эта сущность больше чем похоронные любит церемонии кулинарные. Инфернальная кухарка делает своих подопечных женщин практичными и умелыми хозяйками, испод натруженных рук которых всегда выходят вкусные и питательные съестные шедевры.

Шикарные блюда она готовила и для помпезного «Льва», и для капризного «Мышонка». Она покровительствует различным колхозам, фермерствам, пастбищам, скотным дворам, садоводствам и пшеничным полям. Поэтому привычной для «Солнечной коровы», помимо молочных изделий, появляющихся из сырья её священным коров, пищей является каши и мучные изделия.
Женщинам и многодетным семьям «Корова» покровительствует, но только лишь в области материального достатка, кухни и быта.
После того, как она долгое время находилась рядом ворожеей «Невестой», падшая богиня «Телец» вопреки своим астральным миссиям, увлеклась амурными делами, интригами и любовной ворожбой. Поэтому также, как демоница «Мышка», «Корова» организовывает удачные браки для своих подшефных, нередко вмешиваясь в их личную жизнь, и, меняя кармический порядок под себя. Сталкивает лбами новую и старую жену, уводит красивых и похотливых мужей из семьи, но не для короткой грязной связи, а для создания своей собственной крепкой ячейки общества. Её никогда не смущает построение своего сомнительного счастья на осколках чужого.
В целом, как вы заметили, все эти деяния «Коровы» по демоническим меркам не столь страшны и опасны, они тривиальные и приземлённые, как и сама падшая богиня. Но демоны не были бы собой, если не пытались использовать свои средства в первую очередь для разрушения человечества и гармоничного порядка миров.

И по-настоящему преступными намерения этой ведьмы становятся в тот период, когда она примыкает к тиранам в качестве верной супруги, соратницы и помощницы. Этими деспотами, как в глобальном политическом, так и в локальном психологическом смысле, всегда выступают её мужья: тщеславный демон «Лев» и «Волчий грызун». Облечённая их властью и роскошью, падшая богиня рассвета потворствует зверствам и несправедливости с целью дальнейшего обогащения, уже не щадя ни матерей, ни детей, ни свой арабский и кавказский народ.
Последние её деяния открывают список преступлений этой заступницы пастухов. Как-бы покровительствуя семьям, «Белая Корова» на самом деле часто вредит их гармонии, ведь иначе у демонов и не бывает. Если даже они желают добра, всё равно их искажённый астрал породит зло. Жён она делает слишком ленивыми, корыстолюбивыми и обрюзглыми, а мужей слишком властными, похотливыми и амбициозными.
В своём покровительстве обеспеченности и сытости, она умеет оказывать и обратное действие: на тех кого демоница чревоугодия и богатства невзлюбила напускает голод и нищету.
Когда духовный уровень этой ненасытной падшей богини «Телец» розового рассвета резко падает, и она превращается в ненасытное обозлённое животное, она может съесть даже человека, как и её солнечный брат-людоед.
Впрочем, на насилие выдержанная ленивица не любит. Так, лишь малость подпортит организм и наружность какого-нибудь человека. В особенности, если он неосмотрительно раскритикует или украдёт её стряпню или в том случае, если она приревнует своих мужчин к юной красавице. Кожа лица несчастной девушки может внезапно изуродоваться неведомой сыпью или шрамами. Такие люди, испорченные рогатой архидемоницей, начинают буквально гнить, точно протухшая пища.
Вообще, эта жадная, как до материальных благ, так и до любви, демоническая сущность является переносчицей кожно-вирусных инфекций, как упоминалось в древнееврейской демонологии, поэтому всё своё тело, от лица и до ног периодически покрываемое гнойными язвами, она вынуждена прятать скрывать белой паранджой.

Так мы постепенно уходим в плоскость болезней падшей «Коровы». Она всегда проживает в засушливых странах, где её инфекции часто от жары и антисанитарии трансформируются в эпидемии: проказы, малярии, оспы или чуму. Её порча иногда проявляется и в локальной форме — акне, угревая сыпь или герпес. Если физиологический недуг посредством медицинской помощи устраняется, но сама порча на астральном фоне не снимается, то на поражённых участках кожи (чаще всего лица) остаются характерные рубцы или пятна. Все демоны проецируют свой фантом на материю людей, будто бы они высшие звёздные боги, их сотворившие. И как сама демоница испещрена язвами, так же шельмованы и её земные избранницы. По моим индиговым наблюдением эти характерные шрамы передались по наследству единственному её сыну «Волчьему Тельцу».
Другая знаковая болезнь — ожирении и нарушение обмена веществ на фоне неправильного и чрезмерного потребления пищи. Сущности с прожорливым типом «Телец-Свинья» порой доводят своих самых слабовольных жертв до булимии («бычий голод») — психическое расстройство, выражаемое постоянным желание утолить голод. Попросту говоря — объедание. Виновниками всех психических девиаций и болезней, как я уже утверждала являются демонические сущности, поэтому крайняя степень обжорства не случайно квалифицируется, как психическое расстройство и именно «бычий» голод.
«Белая корова» большая, во всех смыслах, любительница сладостей и зачастую она, как и её подопечные злоупотребляют приторными лакомствами собственного приготовления. Эта неумеренность усугубляет нарушения метаболизма и самое главное каким-то образом провоцирует сахарный диабет. Медики скептически утверждают, что эту наследственную нехватку инсулина для расщепления избытка глюкозы, невозможно приобрести в среднем возрасте от переедания сладкого. Но печень, которая часто у духов типа «Телец» и их рогатых детей и человеческих фаворитов может стать более уязвимой, в какой-то момент может перестать справляться с повышенным уровнем сахара в крови.
Эта чревоугодница, разумеется, не может не вызывать заболеваний желудочно-кишечного тракта и различных расстройств пищеварительной системы. В одном упоминании о ней в экзорцизме царя Соломона, говориться, что она вызывает озноб в животе и боли в желудке, когда клиппот (бес, осколок) этой демоницы размещается в излюбленном месте своих земных доноров. Но, если приложить к страдающему месту бумажку с крестом и звездой Давида и именем солнечного духа Аэкса, то сущность ретируется.
И, конечно, без традиционных для всех демонических сущностей онкологических заболеваний, не обходится и жизнь подопечных этой демоницы зари. Так как в женских телах она обычно занимают желудок, который начинает без конца жаждать пищи или молочные железы в период кормления. Инородные сущности тянут жизненные силы и постепенно разрушают эти физические убежища, оставляя после себя мёртвые (раковые метостазы).

Характерные и довольно прозаичные способности падшей «Коровы», которыми она наделяет своих людей, уже были раскрыты выше. Это исключительные кулинарные и житейские навыки, приумножающие благосостояние.
Как бывший «Козерог» и животворящий «Телец», она некогда могла, подобно праведному солнечному ангелу воскрешать усопших прямо в процессе похорон. Эти чудеса свершались ею в незапамятные времена, когда её астральный уровень, как и уровень Солнца, был ещё высок. Но изредка и сейчас её знахарки могут оживить своего мертворождённого ребёнка или даже взрослого человека, находящегося при смерти. В отличие от возрождённой волшебницы «Мышки», которая воскрешала своими чудотворными руками или стихотворными заклинаниями, «Корова» делает это посредством особых органических смесей или зелья.
В змеино-львином королевстве, она была производителем и хранительницей священных вин, пива и других опьяняющих напитков императора. Змеиные и пчелиные яды были на вес золота, собирались и использовались в фармацевтики из них «Корова» научилась варить колдовское зелье. Она вместе с ведьмой «Мышкой» открыла этот способ ворожбы или врачевания человечеству. Маленькая сестра выдумывала чудодейственную рецептуру, порой подслушивая её у лунных мудрых богинь, а рогатая кухарка умело воплощала этот замысел.

О портрете демоницы рассвета и плодородия вы уже имеете благодаря подробному описанию её биографии частичные представления, которые остаётся лишь объединить и дополнить. Как и все демоны она имеет несколько фаз или, словно медаль, две стороны, может быть прекрасной женщиной, а может и ужасным животным.
Цвета волос её, как у извечной женщины востока, тёмный, но после брака со «Львом», она обзавелась его характерным атрибутом — огненной гривой волос. После слияния их астралов, её подопечные столь же часто рождаются под знаком «Льва», как и под знаком «Тельца», а также любят окрашивать волнистые волосы в огненные оттенки. Затем в мусульманский период её причёски не имели никакой особенности, поскольку были спрятаны под косынками.
Традиционное сходство с «Коровой» выражается в широко расставленных всегда карих и чёрных глазах на скуластом лице, раскосость глаз она сама будто подчёркивает густо накрашенными ресницами и длинными стрелами.
Часто макияжем и драгоценностями эта восточная сущность пользуется неумеренно. Широкий нос и чувственный рот гармонирует с коровьим лицом, которое непременно пылает здоровым розовым румянцем. Весь её облик сияет белыми и розовыми шелками, блестящие чёрные или развивающиеся каштановые локоны оплетены светлыми цветами, а чёрные миндалевидные глаза манят загадочной поволокой. Ей подходит генотип арабских, кавказских, индийских, и нередко еврейских, латиноамериканских и африканских женщин всегда грузного телосложения.
В зооморфном состоянии, как не трудно догадаться, падшая богиня плодородия, обращается в корову, молочную шкуру которой со временем астральной деградации стали покрывать чёрные пятна. Поэтому у индийских племён, древнее прошлое которых связано с североафриканскими беженцами Атлантиды, корова является священным и неприкосновенным созданием. А образ главных индуистких богинь (Сарасвати и др.), которым старались в национальных нарядах и украшениях подражать индианки, полностью совпадает с этим рогатым оригиналом.
Чуть реже она обращается в других защищаемых ею представителей домашнего скота, таких как, свиней, коз или овец, несмотря на то, что в шумерских легендах её называли «госпожа свиней».

Свиту её в разные времена составляла дюжина ядовитых сыновей («Драконью когорту»), но позже их заменили другие вечные «сыночки» — инфантильные духи «Волчий грызун» и его паж «Чёрный змеёныш». Они входят в её человеческие семьи, «Корова» почитается в их династиях. Своим инфернальным мужчинам падшая богиня в принципе доверяет больше, чем инфернальным женщинам, с которыми сталкивались её интересы («Лунная Невеста», соблазнительницы «Болотные Горгоны»).

Начнём не с главных сакральных имён этого падшего ангела, табуированность которых была нарушена множеством медиумов и экзорицстов за тысячи веков её бесцельного дрейфа в земном мире. Имя нового астротипа «Телец» звучит как ЭАБАЭЛЬ, что полностью совпадает с именем одного из семи падших богов Солнца того же типа. Поэтому этот её основной пароль приобрёл женскую форму Эабаэт (Эба, Хава, Ева, Геба, Бата). Также у демонов имеет место быть дублирование сакральных морфем в именах, которые уже заняла некая более влиятельная сущность, типа: Бабэль, Бабустида, Хабиба и. т. д.
Но она всячески попыталась забыть это слово власти над ней и перекрыть его устаревшим именем астротипа «Козерог» ЭАСАЭЛЬ (Айсель, Гюзель). Точнее женской его формой: Асаэт, Асият, Ася, Аза, Сатаней, Сита, София, Асана, Сешат и. т. д.
К этому любимому имени она после брака со Львом-Ариэлем, добавила постфикс «ар» в различных транслитерациях: Сарра, Ашера, Шер, Сурия, Зара, Зарефа, Азриэль, Зира, Астарта.
Или просто прикрылась именами мужа, как земные жены меняют девичьи фамилии на фамилии мужа: Аврора, Рода, Рея, Диля, Ада, Дамия, Симона, Земун. Единственный эпитет «Змея-мскусителя» стал для неё запретным. Как астроиндивиду «Телец», ей противостоит астротип «Скорпион» с сакральным именем ЭАФАЭЛЬ, поэтому змеиные псевдонимы мужа (Офис, Аттис, Атол, Атлант, Фома) она не приняла.

Как я уже говорила, побороть и извести падшего ангела даже самому опытному экзорцисту сложно. Но всё же возможно, несмотря на то, что действовать против их детей (демонов), низших слуг (духов и бесов) и мелких плазмоидов намного легче. Главное знать, и умело пользоваться её секретными паролями, а также именами противоположных ангелов.
При нейтрализации воздействия или изгнания «Коровы» лучше в первую очередь использовать её доминантное имя ЭАБАЭЛЬ (Абаэт, Бабэль, Хабиба) и имя противостоящего ей ангела (в нашем случае это лунная богиня «Мудрая мать») астротипа «Скорпион» ЭАФАЭЛЬ (EATHAEL).
Привычное для экзорцизма демонов имя «Крестителя» Эасаэль (Иисус) использовать нельзя, так как оно почти совпадает с излюбленным псевдонимом рогатой чертовки.
Также единственным из демонов, поборовших её, был знаменитый боец «Чёрный революционер», он же «Волчий Козерог», который способствовал её похищению. В индуистском эпосе богиня Сарасвати ненавидела и опасалась воинственного бога Индру (один из псевдонимов бойца), за то, что отверг её симпатию или задел её владения огненной колесницей. В том или ином случае, воззваний к грозному демону по имени Аракуил, Аякс или Меликар трусоватая «Корова» не любит и ретируется.
Но это на крайний случай с использованием и паролей солнечных богов, поскольку действия упоминаемого демона могут быть ещё более негативными. Царь Соломон советовал против этой закутанной демоницы, вызывающей озноб в желудке, использовал имя другого духа по имени Аякос.
Против её сглаза необходимо использовать голубые и синие амулеты с глазами в звёздах (Глаз Фатимы, Хамса и пр.), христианские символы, тройственные и совиные амулеты.

Вот собирательные образы данной демоницы в мировом эпосе:
* Ушас — высшая и важнейшая ведическая богиня Риг-веды, олицетворявшая зарю, любовь и женское материнское начало. Она изображается как приветствующая птиц, пробуждающая всех живых существ и прогоняющая злых духов прекрасная румяная женщина в розовом шёлке, опирающаяся на большого льва, едущая по небу на золотой колеснице, в которую были запряжены красные быки и кони.
В древнейших частях Риг-веды она определяется супругой Сурьи, бога солнца, и матерью Ашвинов, божественных близнецов, символизирующих рассвет и закат. Также из Риг-веды известно, что с Ушас враждует Индра, бог грозы, который однажды, находясь в состоянии опьянения, разбил палицей её колесницу.
Санскритское слово u;as происходит от праиндоевропейского корня *hausos, из которого происходят также такие слова, как греческое «Эос», подобно которой Ушас также вызывает у мужчин в утренние часы всплеск сексуальной энергии. Эта чувственная богиня покровительствовала не только супружеской, но и распутной любви, храмовой проституции. Она слагала или исполняла гимны любви, покровительствуя певцам. Прокладывая путь утреннего солнца, она останавливалась и обитала в твердыне на горе. Её называли «горящей» и «матерью священных коров».
*Эос — в древнегреческой мифологии богиня зари, дочь Гипериона и титаниды Тейи, сестра Гелиоса и Селены (по другим вариантам она была дочерью Гелиоса; матерью её считалась иногда и Ночь). Её называют Паллантиадой. Жена Астрея, её дети: Анемы (ветры) и Астры (звёзды).
Эос появлялась ранним утром, выходя из океана, и на колеснице, запряженной прекрасными лошадьми, возносилась на небо. Поэты, начиная с Гомера, описывали красоту Эос и её великолепие, называя её «розоперстой», «прекраснокудрой», «златотронной», «одетой в шафранный пеплос» и пр. Её эпитет объясняют так: «Перед восходом солнца на небе появляются расходящиеся из центра розовые полосы, которые напоминают растопыренные пальцы руки».
Богиня с розовыми перстами, как её называет Гомер, поднимается утром со своего ложа, выплывает на своих божественных конях Лампосе и Фаэтоне из глубины моря и озаряет светом вселенную. Уже у Гомера Аврора называется богиней дня и отождествляется (в особенности у трагиков) с Гемерой (днём).
Имя Эос происходит от праиндоевропейского корня haus-os-. В римской мифологии Эос соответствует Аврора, в балтской – Аушра, в индоарийской – Ушас. По многочисленным мифам, Эос имела пылкое сердце и легко увлекалась всяким красивым смертным юношей. Объясняли это тем, что Эос неоднократно делила ложе с Аресом, и Афродита, чьим любовником он был, в отместку внушила Эос вечную неразборчивую страсть к молодым смертным. Именно этим объясняется утренняя эрекция у мужчин и пунцовый цвет утренней зари, стеснявшейся проведённой ночи. Если предмет любви Эос не отдавался ей добровольно, она его похищала. Так она похитила Клита и Ганимеда. Орион был её возлюбленным, а Тифон стал супругом. Увлечённая его поразительной красотой, Эос испросила у Зевса ему бессмертие, забыв при этом прибавить просьбу о сохранении ему вечной юности. Когда после долгой счастливой жизни Тифон, олицетворявший дневной свет, состарился и одряхлел, Эос заперла его в одиночную комнату, откуда порой раздавался его старческий голос. Согласно позднейшему сказанию, Эос из сострадания обратила его в сверчка. От этого брака у Эос были сыновья Эмафион и Мемнон, будущий царь Эфиопии, которому пришлось сражаться под Троей с Ахиллом и пасть от его руки. Эос перенесла тело любимого сына в Эфиопию, где, по представлению древнегреческих поэтов, находились чертоги Гелиоса и Эос, и вечно оплакивала его, роняя обильные слезы. После смерти Мемнона Эос упросила Зевса превратить его сестер в птиц Мемнонид.
*Ася — древнеславянская богиня небес, ночных рек и любви, ставшая одной из возлюбленных Ярилы. Богиня Серебряной звезды.
* Сиа(Sia) — древнеегипетская богиня мудрости. В Древнем Царстве, Сиа изображается справа от Ра и отвечает за перенос священного папируса, чье содержимое воплощает интеллектуальное достижение. На стенах и потолках могил Долины Королей, Сиа путешествует в лодке солнечного бога Ра. Она была представителем солнечного бога в «Книгах Небес». Известно предание о том, что во время последнего дня, когда боги будут сражаться в своей лодке в подземном царстве за Солнце, Сиа предаст их и новый день не наступит.
*Сийофи – кельтская богиня-покровительница браков и семейного счастья, блюстительница мировой гармонии.
*Сатаней – обожествленная царевна нартского эпоса, сказания о которой распространялись на весь Северный Кавказ: в Кабардино-Балкарии её называли Сатаней и Гошаней — богиней-матерью гор и ассоциировали со знаменитой женой русского царя Кученей, в Армении — Сатан или Шатан, Сатаней у адыгов, Гуаша у абхазов и новым топонимом Осетия для Алании послужило её имя. В первом веке нашей эры царевна переселилась из родной Алании в Армении для брака с армянским царем Арташесом. По легенде, она мертворождённая дочь бога Уастрыржа, воскрешённая богами выросшая за 20 дней в прекрасную девушку. Стала матерью богатырей Сослана и Батрадзе и хлебосольной хозяйкой, варившей и угощавшей гостей национальными напитками типа пива и кваса. Но, как только начиналась война, героиня бросалась защищать нартов и родную республику. Она жила в священной семиуровневой башне солнечного бога и, пользуясь своим волшебным всевидящим зеркальцем, наблюдала за подопечными и судьбами всех живущих, ничто не ускользало от её зоркого глаза.
*Сешат ( «сеш» — «писец») — богиня письма в египетской мифологии. Считалась дочерью или сестрой (реже женой) бога мудрости Тота. Спутниками её были дикие кошки ( львы, тигры и леопарды). Над головой изображалась семиконечная звезда.
День рождения Сешат праздновался в один день с днём рождения богини Мафдет. Часто Сешат выступала в качестве ипостаси других богинь — Мафдет, Тефнут, Нефтиды.
Первоначально Сешат была локальной богиней Саиса, но затем центром её культа стал Гермополь. Богиня почиталась как глава «дома жизни», то есть хранительница собрания рукописей, архива. Одна из её функций — записывать на листьях дерева «шед» (её фетиша) годы жизни и правления фараона. Кроме того, она заведовала искусством счёта (военных трофеев, пленных, даров, дани), а также составлением строительных планов, и покровительствовала строительным работам.
*Сехмет – древнеегипетская богиня тьмы, убивавшая людей, поглощавшая их кровь в смеси со спиртными напитками кровавого цвета, в основном с ритуальным вином.
*Сагрит – древнееврейская демоница, явлённая рэббе Шимону, в образе прокажённой женщины, укутавшей всё своё тело кроме глаз в полотно, наподобие паранжи. Прячет своё тело и лицо она не из целомудренных соображений, а для того чтобы замаскировать проказу и язвы, которую она распостраняет в мире людей.
*Сага — спутница древнескандинавского верховного бога Одина, пившая с ним виноградное вино.
*Бусирида — древнегреческая героиня, принесенная в жертву богам.
*Нин Шубур — месопотамская богиня сельского хозяйства и плодородия, которую называли «госпожой свиней».
*Сабба – в переводе с древнееврейского значит «восседающая». Так называли пророчиц, предсказывавших в экстатическом состоянии, сидя на алтаре.
*Сита (с санскр. «борозда») – обожествлённая героиня Вед, найденная отцом в борозде распаханного быками для священного ритуала Аджна поля. Стала женой героя Рамаяна и стала обладательницей тяжеловесного короба с его стрелами и арбалетом. Покровительствовала ритуалам лунного света.
*Изида (Исида ) — древнегипетская богиня — мать, жена Осириса и мать Гора, зачавшая его от осколков мужа, которого подло убил брат Сет. Имя её переводится как «сидение», так как она всегда изображалась сидяшей на царском троне с коровьими рогами и белым диском на голове. Она считалась не только покровительницей плодородия, но целительницей и экзорцистом. «Великая белая корова Гелиополя» В качестве основного инструментария изгнания вредоносных духов она, точнее жрецы от её имени, использовали вотивную деревянную погремушку с медными колокольчиками Систр, посредством которого богиня умела возвращать души людей из Дуата. Веди Изиде первой удалось познать истинное имя бога и получить доступ к истине и в Дуат.
Она обучала женщин домоводству, бытовой магии и целительству, поддержанию семейного сачтья и достатка.
*Азу – шумерская богиня врачевания в образе коровы.
*Корова ЗЕМУН – древнеславянская богиня-мать скотьего бога Велеса, мать «сырой земли». Она владела пастбищами в мире людей и в загробном мире, где пасутся души усопших. Богиня рек.
*Озриэль — демоница, обитающая в 4 зале нечистоты, в одной из преисподней своего повелителя Самаэля из каббалисткого списка рэббе Шимона. Она принимает образ свиньи, занимается колдовством и владеет многими клиппот (мелкими духами).
*Астир – демоница раввинского экзорцизма, одна из княжён ада, пребывающая в «Беэр Шохат» — «Могильной яме». Заточает тех, кто бесполезно проливает своё семя.
*Гештинанна – шумерская богиня, покровительствовавшая виноделию, домашнему уюту, женскому благополучию и плодородию. Связала свою судьбу с прекрасным весенним богом Думузом.
*Ишхара — месопотамская богиня любви и созидания, управлявшая скорпионами.
*Ашера – Богиня ДРЕВО в еврейской и арабской культуре.
древнееврейское имя аморейский или ханаанской богини, а также название деревянного столба, символизирующего богиню. Слово встречается в Ветхом Завете, в текстах угаритских мифов и других памятниках древнего Ближнего Востока. Синодальный перевод передает слово «ашера» как «роща», «дубрава», «дерево» и «Астарта».
Происхождение имени Ашера остается неопределенным. Ученые выдвинули несколько альтернативных гипотез, ниже приведены некоторые из них.
Связь с древнееврейским именем Ашер. Считается, что имя восьмого сына Иакова связано с божеством Ашер или Ошри, приносящим удачу. Такое мнение основано на анализе стиха Быт. 30:13, в котором Лия, родив сына восклицает: ;;;;; «бэ-ошри», дословно – «к моей удаче». Некоторые ученые склонны видеть в этом восклицании упоминание божества удачи. Если такая интерпретация верна, то Ашера может быть формой женского рода имени божества Ашер или Ошри. Связь с аккадским «асиртум» – священное место.
Ашера – сокращение более длинного титула, означающего «Госпожа, поправшая Море». Такая этимология подразумевает, что Ашера – разрушительница водного хаоса, подобно победе Мардука над Тиамат.
Связь с угаритским глаголом ;;r – «следовать». Существительное «ашера», образованное от этого глагола, изначально могло означать «спутница», «жена».
Тексты, найденные в древнем городе-государстве Угарите — основной источник сведений об Ашере. В цикле Бааля Ашера (Асирату) — это верховная богиня-мать, супруга главы пантеона Илу. В Сказании о Карату упоминается храм Ашеры в стране тирийцев и сидонян, что позволяет сделать вывод о распространении культа Ашеры в Финикии.
Термин «ашера» встречается около сорока раз в масоретском тексте. В большинстве случаев термин обозначает культовый объект, который можно сделать, срубить и сжечь. Возможно, вначале это было живое дерево или священная роща, затем «ашера» — это деревянный столб, вероятно, стилизованный как дерево или представляющий собой статую богини.
В 3 Цар. 15:13 царь Аса лишил свою мать звания царицы за то, что она сделала истукана (миплецет) Ашеры. Аса срубил миплецет и сжег его у потока Кедрон. Похоже, что этот текст описывает влиятельную царицу иудеев как участницу культа Ашеры. 3 Цар. 18:19 рассказывает о 400 пророках Ашеры, питающихся от стола царицы Иезавели
*САрасвати – одна из главных индуистских богинь-матерей, имя которой с санскрита переводится как «богатая водами, текущая река». Это богиня женской мудрости и материнства. Супруга Брахмы. Её абстрактно представляли, как брак земли с небом, она была покровительницей и созидательницей небесных браков и семей. Олицетворение небесной реки «Сараути». Её описывали облачённой в шикарное белоснежное сари с жемчужными чётками, сравнивая с белым лебедем.
*Сарра (с иврита «владычица народа») — легендарная праматерь в иудаизме, главная обожествлённая покровительница еврейского народа. Вместе с мужем, также родоначальником и попечителем иудеев, Авраамом она странствовала в поисках новых адептов древней религии, следуя божественными указаниям. Бог наставлял их «взять с собой души, созданные в Хара (н,м)е», ей сотни новообращённых женщин, а ему сотни новообращённых мужчин.
*Сурабхи — древнеиндийская «сладкопахнущая» богиня плодородия, имевшая ипостась чудесной коровы, исполнявшая желания своих подопечных героев и богов, одним из которых был риши (мудрец) Васекитху (1 из 8 Васу). Её потусторонней обителью был молочный океан.
*Бхуты – древнеиндийские демонические оборотни, сеющие вражду и разбои, развлекающиеся на кладбищах, оскверняя и разграбляя захоронения, поедающие плоть трупов. Они обращались в свиней и бегемотов. (дети этой демоницы, пользующиеся её именем).
*Бабустида — жена древнеегипетского ночного демона и адского владыки. Их называли Баба и роднили с «царём бабуинов» Бабаном. Сподвижники Сэта.
* СИБИЛЬЯ – священная эпическая корова викингов. Давным–давно, в далеком краю викингов жили ярлы и было их много. Они воевали, женились, слушали скальдов, снова воевали и снова женились. Одним из таких легендарных ярлов был Эйстейн Бели (Eysteinn Beli), правитель Швеции (8 век). Эйстейн отличался еретическим нравом, прекрасной дочерью и священной коровой Сибилья (Sibilja), которая умела мычать на врагов так, что они начинали атаковать друг друга.

28 сентября 1986 года

Я прихожу на работу в темноте. Уже несколько дней заморозки, и за три километра пешего пути от электрички успеваю замерзнуть. С удовольствием брожу в теплом мраке по широкому проходу. Звери уютно всхрапывают и постанывают во сне. Слегка согревшись и набравшись мужества, иду в ледяную подсобку переодеваться и пить из жестяной литровой кружки вечернее молоко с жёлтой масляной коркой.

Через десять минут возвращаюсь, уже в кирзовых сапогах и пахучем свитере с высоким горлом, включаю безжалостное электрическое освещение. Раздаётся протяжный вздох полусотни лужёных глоток, звенят цепи и стучат копыта подымающегося скота. Моча льётся рекой, звонко сыплятся лепёшки. Усатые морды, выпучив глаза, тянут влажные носы к пустым кормушкам.

Включаю транспортёр и методично сгребаю совковой лопатой нечистоты. С грохотом и лязгом старинная лента уносит отходы говяжей жизнедеятельности в переполненную тракторную телегу. Вывезти её некому — механик Василич уже неделю в запое, на «больничном». Но телега за пределами моей зоны ответственности, поэтому со спокойной совестью приступаю к раздаче кормов. Тем более, что коровы уже орут в голос, желая хотя бы сена. Вчера было лакомство: наверное последняя в этом году, слегка подвяленая трава. Сегодня пока только сено и комбикорм.

Через час с небольшим утренняя работа сделана, мне на смену приходят доярки — степенная Мария Семёновна и слегка придурошная, зато стройная, Василиса Раисовна. Обе они приехали индустриализировать Москву едва ли не в первую пятилетку, но синие халаты поверх телогреек выглядят ещё старше. Бабки выгружают из здоровенной каталки бидоны, вёдра с тёплой водой и тряпками, доильные аппараты и принимаются беззлобно материться. Не знаю, действительно ли на концертах известного оперного солиста Фёдора Шаляпина гасли свечи. Но несколько коров приседают на задних ногах при первых раскатах бабских разговоров.

Разговоры совершенно бессмысленные:

«Надо бы сходить в баню, распарить шпоры.»
«Где ж ты в Москве, да в баню сходишь? Это бани тут разве?»
«Да. не бани это. Помывочные. Вот в 28-ом. Нарубишь, бывало, с девками пихтовых веток, да по голой жопе! А чай пьёшь прямо из самовара! Вот это баня, ит-тить тебе некуда!»

Представляю, как молодая и дебелая Мария Семёновна стоит на краю тайги, уперев мощные ноги в землю русскую, и, подняв двумя руками, переворачивает в рот двухведёрный кипящий самовар. Сыплются из трубы искры и уголья в белом дыму. По огромной красной жопе хлещут её подруги смолистыми ветками, только шишки летят. А на шее ожерелье из баранок.

Ухожу на время дойки. Дело недолгое, дойных коров всего четыре с половиной. Но слушать про шпоры тягостно. Тем более, что ещё не заходил к телятам. Звери мелкие, а все тяжелее меня и с головой из чистого чугуна. В отличии от взрослой скотины — в свободном выгуле. Тоже, конечно, матерюсь, отбиваясь от дружеских приглашений поскакать и пободаться.

Наконец бабки зовут меня; гружу уже тяжёлые бидоны в телегу и везу на кухню. Ведро отнесу телятам, литр-другой отдадут мне, а из остального молока будут взбиты сливки и масло, сквашены вкуснейшие кефир и сметана. Что-то такое впоследствии удалось отведать лишь несколько раз — в литовском Радвилишкисе и Симферополе.

В вялом безделии брожу по проходу. Удовлетворённые коровы улеглись, потихоньку отрыгивают и тщательно пережёвывают съеденный завтрак. Вся коровья жизнь состоит из одного сплошного пищеварения. Немного задерживаюсь у половины дойной коровы — зебу. Целой её назвать невозможно — самая задрипаная коза даёт больше молока, чем это горбатое чудовище. Но мне она нравится своей несуразностью, невероятными огромными рогами и кротким нравом. Прямо через проход стойла двух совершенно противоположных зебу зверюг — абердинских комолых коров. Их две: мать килограмм на 700, и двухлетняя дочка чуть стройнее. В прошлую смену я гонял их в выгул, а когда надевал цепи после прогулки, эти свиноподобные твари чуть не лишили меня жизни, просто прижав боками друг к другу. Не со зла, конечно — каждая хотела урвать кусок сена у товарки.

Рядом с шотландской скотиной, единственная во всём коровнике, стоит ярославская тёлка. Тоже жуёт, но мне кажется, как-то вяло. И ещё мне кажется, что она сильно потолстела. Прямо раздулась. Обхожу её спереди — глаза полуприкрыты, дышит тяжело. Иду к бабкам.

Бабки сидят у окошка в сепараторной и пьют чай.

«Там корова раздулась, вы бы глянули?»
«Фроська? Да, я тоже углядела с утра. Понесла она, кажись» — Василиса Раисовна умильно сморщилась.
«Что ты бормочешь, Вася? Чего это она понесла? Кто её крыл? Дух Святой, прости Господи?» Мария Семёновна возмущённо и шумно хлебнула чаю.
«А бывает такое, бывает. Вот у нас в деревне одна девка двойню родила, а мужика у неё и не было!»
«Дура ты старая, Вася. До седых волос дожила, а всё херню какую-то несёшь! В деревне-то мужики были?»
Василиса Раисовна покраснела и засуетилась, перекладывая печенье и поправляя посуду — «Чужие то были мужики, деревня ведь. Где ты деревню без мужиков видела?»
Семёновна заржала в голос: «Ты, что ли, двойню непорочно родила?!»
«Чой-то я то? Некому рожать, что ли? Это щас не рожают, а там тогда. Каждую зиму всякая баба непременно родит. Да ну тя, право слово!» Василиса Раисовна опрокинула чашку и залила чаем клеёнку на столе. «Вишь, чо: от твоей болтовни — чашки валятся. Несёт не пойми чего!»

Я кашлянул. «Вы бы на корову глянули?»

Бабки успели забыть обо мне, и пару секунд вспоминали, о чём речь.

Мария Семёновна махнула рукой — «Иди, ща придём»; повернулась к Василисе Раисовне — «Васька, ты что, обиделась? Не обижайся, татарская морда, я ж шучу».
«Да ладно, я уж и забыла. »
«Вот и я говорю — родила и родила, делов-то!»
«Да что ж ты за сволочь такая! Сказано тебе — другая это совсем девка, неизвестная. »
«Неизвестная. А этот твой. энурез — в курсе?»
«Ильдус, а не энурез!»
«Ну простите! Поназывают себя кошачьими именами, разберись потом. »
«Это башкирское имя, а не кошачье!»
«Ты же говорила, что ты татарка?»
«Я — татарка, муж — башкир. Чего тут непонятного?»
«А дети у тебя — кто?»
«Дети — русские, в Москве уже родились. »
«Тьфу, прости Господи! Срам один с вами, нехристями.»

Я тихонько прикрыл дверь и вернулся в коровник. За десять минут тёлку раздуло в шар. Она стояла, покачиваясь на напряжённых ногах, приоткрыв сухой рот. Обычно влажные, большие глаза навыкате глубоко запали и смотрели куда-то внутрь. Я побежал к директору вивария.

Директор, Геннадий Петрович М., был огромным представительным мужчиной безо всякого намёка на интелигентность, всегда в киношном пиджаке с широкой горизонтальной полоской. Чтобы войти к нему в кабинет, полагалось постучаться, услышать «Минуточку», и через минуточку — «Войдите». Ситуация была критическая, и время на «постучаться» не было. Я ворвался в кабинет без стука.

Геннадий Петрович спал за столом, запрокинув голову с открытым ртом в потолок и прислонившись затылком к стене. Всё его грузное тело волшебным образом держалось на задних ножках накренённого стула. Несколько длинных волосин, уцелевших на ранней лысине, вяло свисали через левое ухо вниз.

Дверь за мной со стуком захлопнулась, директор разом открыл мутные глаза, опустил стул на передние ножки, схватил авторучку в одну руку, телефонную трубку в другую и гнусавым басом крикнул в неё: «шоферОв не хватает, средствА заморожены!» Увидел, что это я, рукой с авторучкой прикрыл микрофон.

«Ты что — дурак?! Стучаться не учили? Видишь, у меня разговор важный?»
«Я ж не в сортир, чтоб стучаться. Там корова дохнет!»
«Иди к ветеринару, чего ты ко мне-то пришёл?»
«Так нету у нас ветеринара!»
«Ну да, ну да. Откуда в сельхозакадемии ветеринары? У нас профессора всё, аспиранты. А бабки чего говорят?»
«Спорят, кто из них двойню родил.»
«Доболтаешься ты у меня. Никакой субардинации. Чего там с коровой?»
«Раздуло её.»
«Это херово. Напои её маслом и побегай с ней.»
«Да она еле стоит. Если ещё жива.»

Геннадий Петрович грустно посмотрел на меня, вздохнул и положил трубку. Открыл нижний ящик стола и достал что-то вроде гигантского трёхгранного напильника.

«Пошли. Что за работники, елы-палы! Всё самому приходится делать. А у меня насморк, нос забит напрочь! Мне бы самому лечиться надо!» Взял с вешалки шляпу с полями, спрятал в неё лысину и решительно вышел из кабинета.

Корова валялась в стойле, голова её повисла на цепях. Бабки перегнали соседнюю скотину и теперь тужились, пытаясь вытянуть коровью башку из петли. Туловище животного выглядело как резиновая перчатка на банке с брагой, только вместо пальцев торчали прямые ноги.

Вчетвером мы ухитрились снять цепь с верхнего крюка. На мой взгляд, лечение опоздало — почерневший от удушья язык вывалился наружу, и тёлка выглядела абсолютно дохлой. Но директор был полон энтузиазма. Он протянул мне странный инструмент:

«Коли!»
«В сердце?»
«В какое сердце, обалдуй! Мы же её лечим! Газы надо выпустить, в желудок коли. В сычуг. Или в рубец?»
«Вы мне пальцем покажите, куда?»

Геннадий Петрович не сходя с места описал полуметровый круг по воздуху в направлении коровы. «Сюда вот в точности. Коли быстрее, сдохнет ведь!»

Я прислонил руку к говяжьему боку: «Сюда?»

Директор кивнул как-то вбок. Двумя руками ухватив деревянную ручку «напильника», я широко размахнулся и вогнал клинок по самую рукоятку. По периметру отверстия появились зелёные пузырики с невероятным, ни на что не похожим запахом. Я много времени проводил в зоопарке и привык к самым возмутительным животным ароматам. Так мне думалось. Но этот запах был не просто противным. Он вызывал спазм дыхательных путей и помутнение зрения. Я отшатнулся от пациентки, оставив рукоять пробойника вызывающе торчать из черно-белого бока.

Геннадий Петрович забеспокоился: «Ну что ты там телишься? Надо пошерудить лезвием. А ещё лучше — сделай разрез!»
Я посмотрел на лопающиеся в коровьей шерсти зловонные пузырьки, и помотал головой. «Если она обосрётся в процессе операции, я уберу. Если проголодается — накормлю. Резать или шерудить — не буду.» И залез с ногами в кормушку.
«Ах ты черепок ржавленый!» — подала удивлённый голос Мария Семёновна. «Петрович — режь сам давай!»

Директор пребывал в явном замешательстве. Достал папиросу, выбил мунштук о кулак и так сильно продул её, что весь табак вылетел. Выругался, бросил папиросу, достал новую и хищно закусил. Не закуривая, нахлобучил поглубже шляпу, поддёрнул рукава пиджака вверх и ухватил двумя руками ручку пробойника. Заложенный нос не почуял опасности. Посмотрел на меня: «Учись, салага!»

И замер. Все мы простояли в полном молчании некоторое время. Я в коровьей кормушке, бабки в штопаных синих халатах и Геннадий Петрович раком.

«Н-ну-у!» Взвизгнула Василиса Раисовна.
Директор разжал руки и выпрямился. «Что ты нукаешь мне тут?! Ты думаешь, легко вот так взять, и живого человека резать? Иди отсюда!»
Василиса Раисовна обиженно поджала губы: «Корова это, а не человек. И околела она уже. »
Геннадий Петрович совсем поник. «Мне бы спирту. Нету у аспирантов спирту?»
«Аспиранты в десять только придут. У меня есть немного. Режь, потом налью.» Мария Семёновна зябко поёжилась. «Петрович, давай уже, не томи.»

Петрович сглотнул, перебросил закушенную папиросу в другой угол рта и снова ухватился за рукоять. Постоял несколько секунд. Оглянулся на старух. «Я на счёт «три» резану. » Начал считать: «Раз. Два. Три. » Ничего не произошло.

«Давайте, я буду считать?» предложил я.
Директор благодарно взглянул на меня. «Отлично, давай! Только не торопись. Считай с паузами.»
«Начинаю. Р-р-р-а-а-з. », я помедлил, «Дв-а-а-а. »
Только я собрался помедлить опять, как Мария Семёновна гулко крикнула «Три. »

И Геннадий Петрович, директор вивария ведущей сельскохозяйственной Академии Советского Союза, резанул. Мне до сих пор кажется, что с испугу.

У меня было скверное предчувствие по поводу ароматных пузырьков, но ничего подобного я не ожидал. Из не очень большого разреза на боку дохлой коровы ударил мощный и зловонный фонтан густо-зелёного цвета. Он достиг четырёхметрового потолка и, обременённый законами физики, каскадом рухнул вниз. И я, и бабки проявили чудеса реакции и продемострировали исключительное мастерство владения телом. Я опрокинулся в проход для раздачи кормов позади кормушки, и скрючился калачиком. Юркая Василиса Раисовна бросилась наутёк, высоко подобрав полы халата, а грузная Мария Семёновна в мгновение ока распласталась ногами к взрыву на бетонном полу, укрыв голову руками. В зоне поражения остался лишь наш уважаемый директор. Когда плеск и хлюпанье прекратились, я выглянул из своего убежища.

Вонючая каша сугробами лежала на спине и плечах, зелёными соплями свисала с полей модной шляпы директора. И даже с кончика носа и папиросы. С потолка тянулись мягкие сталактиты, постепенно утолщаясь в нижней части и жирными медленными каплями срываясь вниз. Из эпицентра миазма Геннадий Петрович зыркнул в мою сторону белками глаз. «Считай, что она обосралась. », с намёком на злорадство выдавил он из себя.

«Это чо у вас тут за херня?!» В дверях коровника стоял Олег, водитель местного «ЗИЛ-157» «Корову разорвало. »
Мария Семёновна приподнялась на полу: «Гена газы выпустил.» Стащила косынку с головы и зажала ей нос, «Что ты, как баран застыл? Открой воротины обе, ща мы тут сдохнем все!»

Дальше был длинный, очень длинный день. Доярки нагрели воды в несколько приёмов. Я смыл горячей водой ядовитую зелень с потолка, дощатого настила, бетонного прохода и Геннадия Петровича. Он переоделся в один из знаменитых бабкиных халатов и до вечера блистал сквозь прорехи халата бледными ногами в резиновых сапогах, пока его шмотки сохли в сепараторной.

Из Останкино был вызван чей-то знакомый мясник для разделки туши, но приехать он мог только после обеда.

Мы с Олегом разгрузили целую машину арбузов, застигнутых ранними заморозками на уличных лотках.

Через какое-то время беспокойному директору пришла в голову мысль, что никто не выпустил кровь из коровы. Я без опаски вскрыл горло, но ферментация уже произошла. У директора, естественно, было своё мнение на этот счёт, и мы стали искать способ подвесить труп «за ноги, что бы кровь вытекла». Трос, пропущенный в щель между деревянной балкой ворот и стеной, привязали к задним ногам новопреставленной и к олегову «ЗИЛ»-у. Балка сломалась, и ворота пришлось временно подпереть разными подручными палками. Но корову выволокли во двор, где нашёлся остов железного тельфера, на который и была вздёрнута туша. Приехал наконец мясник и отругал нас, но тушу разделал и за работу забрал себе башку, шкуру и лучшие потроха.

Директор позвонил руководству Академии, и скотный двор наполнился сотней оголодавших в разгар «перестройки» научных работников. Светила сельскохозяйственных дисциплин ругались за право обладания конкретным куском, требовали установить строгие нормы отпуска в одни руки и восхищались глубоким красным цветом мяса. «Вот, что значит натуральный продукт свежего убоя!», сглатывая слюну, говорил иссохщий над книгами доктор наук, подняв палец вверх, «А в магазинах — взгляните, коллеги, что нам продают в магазинах? Немного жил на костях. И, глядя на эти бархатистые куски мякоти, я не уверен, что там нам продают мясо животных. »

Но всё когда-нибудь кончается. Кончился и этот суетный день, и моя смена.

После вечерней уборки я вышел в обезлюдевший двор. Выбил из пачки «Лигерос» сигаретку, зажёг о брезентовый зад спичку. Можно было и по коробоку чиркнуть, но тогда умение чиркнуть об зад, о ноготь, о голенище. хоть об оконное стекло, казалось очень важным. И чуть не обжог пальцы, отвлечённый от прикуривания редкостным зрелищем.

Пока творилась вся эта дурацкая история, совсем стемнело и начался снегопад. Настоящий, с огромными пушистыми снежинками и безо всякого ветра. Белейший снег укрыл серую, истоптанную коровами и учёными мужами землю скотного двора, замшелые кривенькие крыши подсобок и перекошенный ржавый трактор, лишив и так неказистый пейзаж всякого цвета. Даже жёлтый свет старых ртутных ламп на двух столбах не мог отнять белизны у картины. Но самым чудесным казалась груда запорошеных снегом ярко-зелёных арбузов посередине двора. Часть из них раскололась, и кровавая мякоть с черными семенами кричала мне: «Что же ты, гад, не художник?!» Я даже руками развёл: «Ну вот не художник, нет. Скотник я тутошний. Говночерпий и кормилец.»

Я сидел на откатившейся в сторону здоровенной ягоде, вдыхал сладкий дым крепчайших сигарет и наслаждался вечером. От рабочей одежды поднимался вонючий пар, а я совсем забыл, что сегодня мой 17-ый День рождения. Приятная усталость от сделаной работы растекалась по телу, и, наверное, я сонно улыбался. Хорошо, что я не художник. Арбузы на снегу — китч какой-то. Стыдобища такое рисовать.

Бросил окурок в телегу с навозом и пошёл в душ, заранее ругаясь на отсутствие горячей воды.

/

Список дел, назначенных к слушанию, информацию о движении дела и тексты судебных актов Вы сможете найти в разделе » Судебное делопроизводство »
Верховный суд Российской Федерации
Конституционный суд Российской Федерации
Европейский суд по правам человека
Высший Арбитражный суд РФ
Судебный департамент при Верховном суде РФ
Центральный аппарат по организационному обеспечению деятельности мировых судей РС(Я)
Пятый апелляционный суд общей юрисдикции
Девятый кассационный суд общей юрисдикции

Прокурор Мегино-Кангаласского района в интересах гр-на П. обратился в суд с иском к ОАО АК «Якутскэнерго» Центральные электрические сети о взыскании материального ущерба.

Решением Мегино-Кангаласского районного суда иск прокурора Мегино-Кангаласского района удовлетворен.

Судом установлено, что 14 августа 2013 года в результате падения столба электрической линии от удара электрическом током на территории с. Балыктах Мегино-Кангаласского района пала корова, принадлежавшая гр-ну П. Падеж скота произошел в виду несоблюдения работниками Майинского РЭС требований «Правил технической эксплуатации электрических станций и сетей РФ»,утвержденного Приказом Минэнерго РФ от 19 июня 2003 года № 229 (пп. 1.5.1, 1.5.3, 1.6.1, 1.6.3, 5.7.16, 5.7.18).

На основании ст.ст. 1064, 1079 Гражданского кодекса РФ суд пришел к выводу, что ОАО АК «Якутскэнерго» ЦЭС, как владелец источника повышенной опасности, обязан возместить ущерб гр-ну П. исходя из закупочной стоимости 1 кг . говядины и весу коровы.

Судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции.

Распоряжением администрации МО «Мегинский наслег» от 25 июля 2011 года № 21-2 местность, на которой паслась падшая корова, определена как разрешенное место для выпаса скота. Падение электрического столба произошло в результате не соблюдения ответчиком требований эксплуатации электрической сети.

Судом правомерно освобождена от гражданско-правовой ответственности администрация МО «Мегинский наслег», т.к. отсутствует причинно-следственная связь между действиями (бездействием) органа местного самоуправления и наступившим вредом в виде гибели крупного рогатого скота гр-на П.

Апелляционной инстанцией решение суда оставлено без изменения.

Суд обязал собственника электрической сети выплатить истцу материальный ущерб, возникший в результате падения столба электрической линии на корову версия для печати