Обсидиановый бык пв

Уголок Монстра

73 записи Показать все записи

#твины@tier_v
Периодически вожу в 2 пати твинов на Тоску, чтобы серебро для домов было. И поняла что особо сборище не скринила. Ну вот исправилась.

Основные и вторичные твины, но все конечно же слабые, морай шмот и пуха есть у первой группы. Показать полностью… Во второй просто 85 мираж и 95 морай пушки.
Но все равно я им симпатизирую. Да и домики приносят свои ресурсы.

Развивать их до уровня походов в ми и прочее не планирую.
Я основой то не делаю ничего, откуда ж тут взяться заботе о твинах хД.
Домики сделала и все. Всем.

Не исключаю, что могу опять бросить игру на Н-ый период. Но пока что-то делается, пусть. Насчитала в узлах, монетах на сайте и ярмарке 40 деревяшек. Когда-нибудь 40па я и до тебя дойду. Где-нибудь через годик или 2 😀 (остальные ресы собрать+перенести+10 заточку+ 50кк нереально долго в моем исполнении)

#твины@tier_v
Две рыбки, которые никогда не станут сотниками, шамка и синка. Но вроде они симпатичные, 85 шмот им вручу и все. Ну и синке можно модное оружие.
Вообще разучилась играть за синов. Но дамаг у них классный.

И третий день я с сонной головой и захожу в пв весьма поздно, когда делать ничего не хочется. Но планку пристом держу, пытаюсь делать зз императорскую и дейлик на обсидиан

Длиннопост.
Показать полностью…
Немного горю с еж. Вернее нет. Все таки много горю с еж. За неделю сплошные дырки и фишки, это дичайше бесит. И заходы все не всегда гладкие.

Я умудрилась чисто случайно с корабля на бал попасть в ла на 15 боссов. Я мало что поняла. Только то, что на 14 надо рассеивать отбежавшего, и ставить сферу до появления 15 босса. Но все получилось. Теперь можно по еже и до 15 ходить. Руки тряслись, но так всегда при новом.

В НМИ озадаченно смотрела на всяких чаров которые плюсят как дд, но бегаю с пз пухами. Разъяснит кто, в чем тут суть? (профы страж и танк)

Все время тихо надеюсь на шоты финалки. Это самое главное. Хотя порой нервно дергается глаз (когда Боза не шотнулся, а финалка шотнулась) и так бывает.

===
Сводила всех на тоску и потратилась лучнику на 3 пассивки по хп (был 2 лвл, сейчас 5) 3кк, но раз я собралась и бегаю лучником в цитадель (сомневаюсь, что буду делать р8р, но вдруг?)

Еще собираю с чернокрыла скиллы косе и опять же луку. Зачем? Не знаю. Но если ежа, почему бы и нет, серебришко будет.

Вообще надо как-то собраться и серьезно разобраться с твинами.
Я их по сути делю на четыре эшелона.
1ый: лук и коса(одноакк с пристом) . У них есть р8 часть пассивок и скиллов.
2-ой: шаман, друля 1, страж 1, страж 2 у них 2 рб, морайский шмот и пушки, пассивки самые простые и без скиллов, либо самая малость.
3-ий: друля 2, призрак, прист (муж твин), паладин, мистик(одноакк с пристом) 1 рб все, шмот мираж 85.
4-ый: Все остальные твины 100-без рб.

Вообще большинство из них у меня чисто для дома и малых марафонов.
Но сволочи майлы не дают мешки с едой и я не могу увеличить количество домов. Обидно.

Порой качать хочется, но надо кучу времени. Я заметила что в пв стало намного больше сидеть. Время то есть, но сам факт. неправильно как-то я распределяю силы.
Нужно как то из всей этой кучи сделать что-то вменяемое и полезное.
И не забыть про основу приста.
Я в размышлениях.

Опции темы

[Гайд] Обряд инициации (бывш. гошики)

Не только гайд, но и краткая история о том, что у них (у амфибий) вообще случилось, если вдруг кому интересно, но квесты читать лень.

Ваш персонаж немного подрос, достиг 50 уровня , и теперь вам доступна новая увлекательная цепочка квестов, которая в простонародье называется «Гошики». Благодаря этим квестам вы ощутимо поднимите свой уровень, получите немного полезных вещей и итемы для ПВЕ экипировки, которая крафтится в котлах, возле «Миража».
Все начинается с системного сообщения, в котором будет предупреждение о том, что вам необходимо пройти обряд до перерождения, иначе потом вы это сделать уже не сможете.

Первым делом, вам нужно повидаться со Старейшиной вашей расы.

— Поговорите со старейшиной своей расы
— Вы получаете свиток телепортации, который перенесет вас в Порт Мечты, там находите
Каменную стелу — 669 353(22)
Старейшина рассказывает вам о странной стеле и просит вас пойти посмотреть.

Награда:

119 монет
11.900 очков опыта
2700 единиц духа


Чужак

Пока вы рассматривали ее со всех сторон, вас окликнул незнакомец.
— Поговорите с Ву Зуном — 669 352(23)

Награда:
119 монет
11.900 очков опыта
2700 единиц духа

Ву Зун по поручению Старейшины должен посетить материк. Он вступает в вашу команду, и вы вместе отправляетесь в путешествие, предварительно поговорив со Старейшиной Порта Мечты.

Материк
— Поговорите со Старейшиной Порта Мечты — 662 375(26)

Экскурсия по Городу Мечей
— Телепортируйтесь в Город Мечей.
Квест засчитывается на площадке у телепорта.

Прекрасное Озеро Мечей
— Достигните точки: 492 895 высота не важна.
Любуясь озером и наслаждаясь теплой водой, вы услышали пронзительный крик – это была молодая девушка, свалившаяся буквально с неба.

Молодая девушка
— Поговорите У Реши — 492 891(22)
Девушка оказалась нагловатой, но все же уговорила взять ее с собой.

Экскурсия по Городу Оборотней
— Телепортируйтесь в Город Оборотней, квест засчитывается сразу, в районе телепорта.

Экскурсия по Городу Перьев
— Телепортируйтесь в Город Перьев.

Экскурсия по Городу Единства
— Телепортируйтесь в Город Единства.

Путешествие в Лунную Гавань

— Телепортируйтесь в Лунную гавань.

Путешествие в Город Драконов
— Телепортируйтесь в Город Драконов.

Награда:
1195 монет
119.500 очков опыта
27.000 единиц духа

Письмо от старейшины клана Вечернего прилива
— Старейшина отправил вам письмо, проверьте почтовый ящик .
— Возьмите квест в почтовом ящике (подойдет любой ближайший).
В письме Старейшина рассказывает историю о том, что когда-то давно над Городом Цунами нависла беда и чужеземец Ю Мин вызвался помочь. Он пообещал спасти клан Вечернего прилива, даже если это будет стоить ему жизни. Он сдержал свое слово и больше его никто не видел. По нему сослужили церемонию прощания. Но до Старейшины дошел слух, что Ю Мин все еще жив, и теперь Старейшина просит вас найти его, предлагая начать поиски с расспросов у местного лодочника.

Награда:

119 монет
11.900 очков опыта
2700 единиц духа

Поговорить с Лодочником
— Поговорите с Лодочником — 581 660(22)

Разговор с Рыбаком
— Поговорите с Рыбаком — 640 803(22)
Наконец, расспросив людей, вы находите потерянного Ю Мина.

Деревня рыбаков
— Поговорите с Ю Мином – 644 838(22)
Награда:
597 монет
59.700 очков опыта
13.500 единиц духа

Далекий загадочный клан
— Поговорите снова с Ю Мином — 644 838(22)
Ю Мин поведал длинную историю о том, как он попал в клан Вечернего прилива. Как 10 лет назад он, несмотря на опасности, поплыл в неизвестность, чтобы увидеть новые земли, которые все считали проклятыми. Он безрассудно плыл сквозь волны и шторм, пока его лодка не разбилась, но его спасла прекрасная русалка, которую он так и не мог вспомнить. Он прожил с Амфибиями несколько лет и так ее и не нашел, но он смог ей отплатить, вызвавшись помочь Амфибиям.
Он пошел на материк, чтобы открыть путь в земли амфибий, для помощи из вне, в борьбе с бездушными.
После он попросил передать привет Старейшине города Цунами и напомнить ему об обряде инициации, который должен пройти каждый настоящий воин.

Награда:
119 монет
11.900 очков опыта
2700 единиц духа

Далее Вам доступна следующая цепочка квестов — Обряд инициации — Вызов.

Вызов
— Поговорите со Старейшиной Города Цунами – 657 143(25)
После смерти величайшего героя амфибий, в его честь было организовано семь состязаний, каждое из которых нацелено на одно из лучших его качеств. Только тот, кто пройдет все семь испытаний обряда инициации, считается настоящим воином.

Награда:
119 монет
11.900 очков опыта
2700 единиц духа
Древняя матрица

Старейшина предлагает вам пройти 7 испытаний: жертва, воля, смелость, мудрость, преданность, сила, ловкость. Берем все эти квесты и идем выполнять.

Сила
— Соберите 5 Использованных кристаллов энергии координаты: 638 106(19); 643 103(19)
— Вернитесь к Старейшине.

Награда:
1195 монет
119.500 очков опыта
27.000 единиц духа
Древняя матрица
Успешный вызов на бой
Медаль клана Вечернего прилива

Ловкость
Нужно убить крошечных вертлявых жучков.
— Убейте 5 кровососущих насекомых координаты: 648 113(27); 646 117(23)
Монстры имеют иммунитет к магии, постоянно улетают, засчитываются в группе.
— Вернитесь к Старейшине.

Награда:
1195 монет
119.500 очков опыта
27.000 единиц духа
Древняя матрица
Успешный вызов на бой
Медаль клана Вечернего прилива

Воля
Старейшина отправляет вас на караул в центр города Цунами, нужно стоять на посту, что бы ни произошло.

Пост
Достигнуть точки: 667 124 (0)

Дождаться начала расстановки
Через 10 секунд приступите к несению службы, не покидайте пост.

Таинственное оружие
Вас соблазняют невероятным оружием, которое не уступает оружию 9 ранга, причем без какого-либо ограничения по уровню и характеристикам. Говорят, что это оружие можно взять у Вея Сяобао прямо сейчас.
Но вы продолжаете стоять, никакого оружия у Сяобао нет.

Сундук с драгоценностями
Теперь вам говорят, что у Вея Сяобао есть сундук с обезьяньим принцем, камнями Нюйвы и Сюаньюань, а также уникальным летательным средством.
Продолжаете стоять, никуда не идете, вас опять обманывают.

Проклятье
На этот раз вас пугают проклятьем, которое на вас наложили — если вы от него сейчас же не избавитесь, то показатель здоровья снизится на 30%, а количество получаемого опыта уменьшится вдвое. Чтобы от него избавиться, советуют обратиться к Вею Сяобао.
Но Вы продолжаете стоять на посту.
— Сообщите Старейшине .

Преданность
Предательница похитила жизненно важные кристаллы энергии. Вы докажете свою преданность, если найдете и убьете ее.
Старейшина предлагает выбрать один из 2 вариантов этого испытания – в сольном режиме или в команде. С сольным режимом все понятно, но если вы выбрали командный режим, то ваш помощник должен быть не ниже 80 уровня, иначе квест не взять, сопартиец должен стоять рядом с вами на момент взятия квеста.
В любом случае, босс не такой уж и простой, если вы маленького уровня. Поэтому, даже если вы выбрали сольный режим, лучше попросить о помощи товарища, который хотя бы вас похилит.
— Нужно убить Русалку-воровку(60) 658 259(22)

Награда:
1195 монет
119.500 очков опыта
27.000 единиц духа
Древняя матрица
Медаль клана Вечернего прилива

Жертва
— Нужно собрать несколько цветов, чтобы преподнести их воинам, пожертвовавшим собой .
— Соберите нужное количество (5, 10, 15) Свежих цветов, координаты: 662 155(22); 664 155(22); 666 153(22) Награда зависит от количества цветов.
— Поговорите со Старейшиной.

Награда:

717 монет
71.700 очков опыта
16.200 единиц духа
Древняя матрица
Успешный вызов на бой
Медаль клана Вечернего прилива

1 0 цветов:

1195 монет
119.500 очков опыта
27000 единиц духа
Древняя матрица
Успешный вызов на бой
Медаль клана Вечернего прилива

1673 монет
167.300 очков опыта
37.800 единиц духа
Древняя матрица
Успешный вызов на бой
Медаль клана Вечернего прилива

Мудрость
Настоящий воин клана Вечернего прилива должен быть не только сильным и ловким, но и мудрым, а доказать это можно только тогда, когда будешь видеть суть вещей. Нужно отличить истинных крабов от ложных.

— Нужно убить 10 Крабов-отшельников (43) координаты: 640 179(25); 647 179(24)
На локации бегают совершенно одинаковые на вид крабы, но часть из них усиленные. По квесту засчитывают тех, которые не усиленные. Если попался усиленный (он труднее убивается и более светлый по цвету), просто отагрите его и выберите другого.

Награда:
1195 монет
119.500 очков опыта
27.000 единиц духа
Древняя матрица
Успешный вызов на бой
Медаль клана Вечернего прилива

Смелость
Чтобы доказать свою смелость, убейте Ледяного истязателя.
— Нужно убить Ледяного истязателя (50) точка респа: 453 249 (24) , бродячий мини босс, ходит по дорожке вокруг башни.

Награда:
1195 монет
119.500 очков опыта
27.000 единиц духа
Древняя матрица
Успешный вызов на бой
Медаль клана Вечернего прилива

Вы прошли обряд инициации и теперь вам доступна новая цепочка квестов.

Первая волна
— Поговорите со Старейшиной Города Цунами — 657 143(25)
Поздравляю! Тебе удалось пройти обряд инициации! Можешь поделиться радостью со своими друзьями.
И вы идете хвастаться этим к У Реши.
— Убедитесь, что у вас в инвентаре есть 7 Медалей клана Вечернего прилива.
— Отправляйтесь к У Реши — 492 891(22) , покажите ей свои 7 медалей, они исчезнут из инвентаря.

Награда:
119 монет
11 900 очков опыта
2700 единиц духа

Тоска У Реши
У Реши и Ву Зун полюбили друг друга, но теперь они в разлуке, так как Ву Зун выполняет очередное поручение от Старейшины. У Реши просит вас передать нежный привет Ву Зуну от нее.
— Снова поговорите с У Реши.
— Отправляйтесь в Порт Мечты и поговорите с Ву Зуном — 669 352(23)

Награда:
119 монет
11.900 очков опыта
2700 единиц духа
Укоренившийся цветок

Прощание со Старейшиной
Ву Зун просит передать Старейшине их планы с У Реши о свадьбе и о том, что он больше не вернется в Город Цунами.

— Снова поговорите с Ву Зуном — 669 352(23)
— Доложите Старейшине — 657 143(25)

Награда:
119 монет
11.900 очков опыта
2700 единиц духа
Укоренившийся цветок

Сокровенная тайна
— Снова поговорите со Старейшиной -657 143(25)
— Убейте 15 Главарей быков-снайперов (52) 435 544(26)
— Сообщите о выполнении Старейшине.

Вторая волна
— Поговорите со Старейшиной — 657 143(25)
— Соберите 6 Кристаллов энергии, координаты: 631 115(20); 631 113(20); 631 112(19); 631 111(19); 634 112(20); 634 111(19)
— Сообщите Старейшине.
Награда:
597 монет
59.700 очков опыта
13.500 единиц духа

Укоренившийся цветок

Энергия кристаллов
— Еще раз поговорите со Старейшиной.
— Принесите добытые кристаллы Ремесленнику Фен Лан — 661 121(24) . Если вы потеряли кристаллы по дороге, то можете купить их у него за 10.000 юаней.
— У вас пропадут 6 кристаллов.

Награда:
597 монет
59.700 очков опыта
13.500 единиц духа

Укоренившийся цветок

Магия предметов
— Еще раз поговорите с Ремесленником Фен Лан.
— Подождите 3 минуты, пока ремесленник огранит кристаллы.
— Заберите 6 Кристаллов энергии.

Награда:
597 монет
59.700 очков опыта
13.500 единиц духа

Укоренившийся цветок

Заряженные кристаллы
Вам нужно зарядить ограненные кристаллы.
— Создайте 6 Заряженных кристаллов , с помощью источников силы (фиолетовые столбы вокруг Города Цунами), нужно их откопать.
— Места расположения: 658 116, 668 113, 678 124, 660 153, 650 140, 658 117.
— Сообщите Старейшине.

Награда:
597 монет
59.700 очков опыта
13.500 единиц духа

Укоренившийся цветок

Третья Волна
Как оказалось, клан Вечернего прилива может черпать энергию только из кристаллов, месторождения которых иссякают с ужасающей быстротой. Поэтому клан ищет новые способы сохранять и поддерживать энергию. Старейшина отправил на материк несколько разведчиков, чтобы они отыскали ключ к спасению.
— Поговорите со Старейшиной- 657 143(25)

Пропавший отряд
Но разведчики пропали и вам нужно отправиться на их поиски.
— Летите в Храм Орхидей и поговорите с Сяо Цянь — 581 770(29)

Кровавые пески
Разведчики Вечернего прилива отправились на северное побережье. Разыщите их.
— Достигните точки: 560 977

Подмога
Вы нашли разведчиков на берегу Великого предела, и они сражались с Бездушными.
— Убейте 20 Духов скорби-воинов (55)
На берегу бегают солдаты и бьют этих монстров, им помогать не надо, иначе не зачтут.
— Летите к Заместителю командира — 568 970(22) и сдайте задание.

Досадный рапорт
Командир отряда погиб вместе с бойцами, да и тем, которые остались, Бездушные не дадут пройти. Поэтому заместитель командира просил передать Старейшине клана сумку, в которой было все, что удалось найти разведчикам на континенте.
Он даст вам сумку из рыбьей кожи . Если Вы эту сумку где-то потеряете, то ее можно будет купить у Старейшины Города Цунами за 10.000 юаней.

Спасение уцелевших
Убейте пламенного ящера, чтобы отвлечь Бездушных и дать разведчикам время уйти.
— Убейте босса: Пламенный ящер (54) — 553 979(23)
Босса лучше бить в команде, так как одному справится с ним будет очень трудно.
— Поговорите со Старейшиной — 657 143(25)

Награда:
1195 монет
119.500 очков опыта
27.000 единиц духа

Укоренившийся цветок

Четвертая волна
— Вновь поговорите со Старейшиной — 657 143(25)
— У вас из инвентаря пропадет Сумка из рыбьей кожи.

Подготовка
Благодаря разведчикам клан Вечернего прилива не будет нуждаться в энергии несколько тысячелетий, но за смерть героев клан обязан отомстить Бездушным. Амфибии не прощают смерть сородичей! Нужно сообщить Ву Зуну о подготовке к бою.
— Поговорите с Ву Зуном — 669 352(23)

Лекарство
Перед походом нужно запастись лекарством.
— Соберите Молочай 4 штук.
— Сообщите Ву Зуну — 669 352(23)
Как только вы подготовили все необходимое к походу, нужно сообщить Старейшине о своей готовности и передать У Реши новость о походе.

Доклад старейшине
— Поговорите со Старейшиной — 657 143(25)

Тайный поход
Расскажите У Реши, что вы с Ву Зуном собираетесь нанести удар по Бездушным.
— Идите к У Реши — «Мир» 492 891(22) и поговорите с ней.

Награда:
1195 монет
119.500 очков опыта
27.000 единиц духа

Укоренившийся цветок

Пятая волна
У квеста 3 этапа, которые нужно успеть завершить в течении 30 минут.
— Поговорите с У Реши — 492 891(22)
Заранее возьмите все бафы, которые только сможете найти, возьмите с собой Амулет здоровья, починитесь. Задание проходится в одиночку.

Война
— Вас телепортируют в данж, начинается отсчет времени.
— Поговорите с Ву Зуном.
— Нужно убить 15 Духов скорби-солдат (55)
— Вернитесь и поговорите с Ву Зуном.

На краю пропасти
Внезапно один из вражеских офицеров проскочил за спину Ву Зуна и ударил его ножом. Необходимо подождать 50 секунд.

Последняя просьба
— Убейте 15 Духов скорби-офицеров (55) чтобы отомстить за Ву Зуна.
Ву Зун умирает, перед смертью он просит передать его возлюбленной У Реши одну вещичку.
— Поговорите с Ву Зуном. Он даст вам Кукла русалки

Награда:
1195 монет
119.500 очков опыта
27.000 единиц духа

Укоренившийся цветок
Пилюля откровения — 10

Тяжелая ноша
Похоже, именно вам предстоит поведать У Реши печальную новость о гибели Ву Зуна.

Память о прошлом
— Расскажите У Реши — 492 891(22) о смерти Ву Зуна и отдайте ей Куклу русалки.

Воскрешение сердца
Расскажите Старейшине печальную новость.
— Поговорите со Старейшиной — 657 143(25)

Награда:
597 монет
59.700 очков опыта
13.500 единиц духа

Укоренившийся цветок
Пилюля откровения — 5
Пилюля примудрости — 5

Письмо Старейшины
У Реши тяжело переживает смерть любимого, поэтому Старейшина решает написать письмо Ю Мину, чтобы он помог несчастной.
— Поговорите с Старейшиной — 657 143(25) и получите от него Письмо старейшины .
— Поговорите с У Реши — 492 891(22)

Визит к У Реши
— Поговорите с Ю Мином — 644 838(22)
Передайте ему Письмо старейшины

Д оверие Ю Мина
Ю Мин прочитал письмо и предложил бедняжке зелье, которое ему помогает избавиться от тоски. Готовит его Богиня.
— Поговорите с Ю Мином — 644 838(22)
— Поговорите с Богиней — 418 645(23)

Награда:
119 монет
11.900 очков опыта
2700 единиц духа

Боль пронзенного сердца
Чтобы приготовить зелье, нужно собрать ингредиенты.
— Снова поговорите с Богиней — 418 645(23)
Отправляйтесь на Длинный откос, убейте Тигра-сокрушителя.
— Соберите15 Пронзающих сердец.
— Сообщите о выполнении задания Богине — 418 645(23)

Награда:
597 монет
59.700 очков опыта
13.500 единиц духа

Неугасающая любовь
— Вновь поговорите с Богиней — 418 645(23)
— Соберите 5 Цветов погибшей дружбы 408 497(22)
— Доложите Богине.

Капля бесстрастия
Богиня рассказала историю Ю Мина, после его путешествия. Прежнего озорного мальчугана было не узнать. Это был разбитый мужчина, который топил свою жизнь в вине. Богиня не могла не помочь ему. Но никакое средство не действовало, кроме воды бесстрастия.

— Поговорите с Богиней — 418 645(23)
— Подождите минуту.
— Повторно поговорите с Богиней и получите от неё Воду бесстрастия.
Если вы где-то потеряете воду по дороге, можно вернуться и купить ее у Богини за 10.000 юаней.

Передача лекарства
— Поговорите с Богиней — 418 645(23)
— Передайте Воду бесстрастия Ю Мину — 644 838(22)
Ю Мин пообещал угостить У Реши этим замечательным напитком и постараться утешить ее.

Награда:
595 монет
11.900 очков опыта
2700 единиц духа

Лекарство от тоски
— Поговорите с У Реши — 492 891(22)
— Вернитесь к Ю Мину — 644 838(22) и расскажите все.
У Реши отказалась пить зелье, она не хочет забывать любимого.

Возвращение в Город Цунами
Ю Мин понял, почему из его жизни исчезли несколько последних лет. Он захотел все вспомнить, узнать, что же с ним случилось. Он отправляется с вами в Город Цунами, чтобы пообщаться со Старейшиной.
— Поговорите с Ю Мином — 644 838(22)
— Поговорите со Старейшиной — 657 143(25)

Похищенный кристалл
Старейшина отложил разговор о Ю Мине. Нужно заняться более важным делом, разыскать еще одного предателя, похитившего добытый разведчиками кристалл с бесконечной энергией.
— Поговорите со Старейшиной — 657 143(25) и добудьте Камень хрустального источника.
— Убейте Мятежника клана Вечернего прилива(150) координаты: 638 177
Босса нужно бить соло, на маленьких уровнях будет трудно, поэтому лучше попросить товарища вас похилить вне группы.
— Доложите об убийстве Старейшине.

Награда:
597 монет
59.700 очков опыта
13.500 единиц духа
Пилюля примудрости — 10

Поиск Прекрасной Луны
Вы вновь помогли Старейшине, и теперь он готов ответить на ваши вопросы. Он отправил вас на Акулью отмель, сказав, что недавно там появилась одна женщина и он не знает, что она там ищет.
— Поговорите с Прекрасной луной — 648 111(22)

Берег печали
На берегу вы встретили русалку, которая не помнит ни своего настоящего имени, ни последние 5 лет своей жизни. Но сердце ей подсказывает, что 5 лет назад произошло, что-то важное.… Но вот что? Она снова и снова приходит на этот пляж в поисках ответа.
Пройдясь вдоль берега, вы нашли засыпанную песком бутылку, на ее боку нацарапано: «Лю Сянь и Ю Мин».
Вы открываете бутылку, и из нее выливается морская вода. Вместе с ней на песок падает полуистлевший бумажный свиток. Вы осторожно разворачиваете его. Вот что говорится в одном из них: «Впервые вижу, как кто-нибудь тонет. Неужели так бывает? Я спасла его. Боги, до чего же он красив!» Судя по дате этот отрывок, был написан 10 лет назад. Чуть пониже можно разобрать другую запись, сделанную 3 года спустя: «…ним так счастлива! Уверена, мы с Ю Мином будем вместе навс…»
Похоже, это дневник Прекрасной луны.
-Достигнуть точки: 628 122 и найдите Старую бутылку.
Может засчитаться не сразу, иногда нужно побегать, полетать вокруг.

Потерянная жизнь
— Поговорите с Прекрасной луной — 648 111(22) и отдайте Старую бутылку.

Болезнь
— Поговорите с Прекрасной луной — 648 111(22)
Неожиданно у Прекрасной луны начала болеть голова.

— Проконсультируйтесь со Старейшиной — 657 143(25)

Награда:
119 монет
11.900 очков опыта
2700 единиц духа

Слезы богини
Старейшина рассказал всю историю Ю Мина, как он попал в клан, как его спасла молодая русалка Лю Сянь, как они полюбили друг друга и поженились. Еще он рассказал о том, как Асуры похитили прекрасную Лю Сянь. Ю Мин спас ее, но было уже поздно — Асуры вселили демона в ее тело. Ю Мин взял на себя бремя освобождения своей любимой и убил её. Когда все закончилось, несчастный парень постарел на несколько десятилетий. Старейшина нашел способ воскресить русалку, но у этого способа было условие: воскресший лишается своего прошлого, и любое воспоминание может убить его. Ю Мину пришлось покинуть материк, чтобы поведать миру о землях Амфибий, а старейшина сделал все, чтобы оградить Лю Сянь от ее воспоминаний, он дал ей новое имя – Прекрасная луна. И попросил Богиню присматривать за Ю Мином и давать ему воду бесстрастия.
Нелегко прятать воспоминания от Прекрасной луны. Иногда она сама их находит и тогда у нее начинает болеть голова. В такие моменты ей помогает только одно лекарство – это слезы богини.
— Поговорите с Старейшина — 657 143(25)

У Старейшины лекарство закончилось и вы отправились к У Реши.
— Идите к У Реши — 492 891(22) и попросите у нее Слезы богини.

Лекарство для Луны
— Побеседуйте с У Реши -492 891(22)
— Отнесите снадобье Прекрасной луне — 648 111(22)

Наг рада:
119 монет
11.900 очков опыта
2700 единиц духа

Память о прошлом
Вы отдаете Луне лекарство, которым поделилась У Реши. В ответ Луна желает помочь ей и рассказывает, что недалеко, в прибрежных водах, плавает тысячелетняя рыба, вместо сердца у которой — кристалл «Дух времени», который позволяет перенестись в любое воспоминание.
— Поговорите с Прекрасной луной — 648 111(22)

Дух времени
Добыть: Дух времени
— Нужно убить Тысячелетнюю рыбу (150) , координаты: 619 170 под водой.
Одному очень сложно справиться с этим боссом, а если уровень маленький — то практически невозможно. Поэтому бить лучше в группе.

Магия времени
— Поговорите с У Реши — «Мир» 492 891(22)
— Отдайте Дух времени У Реши — 492 891(22)
У Реши стоит с «Духом времени» в руках и ни на что не реагирует. По ее щеке катится слезинка, она едва заметно улыбается. Похоже, девушка снова переживает счастливое время с Ву Зуном. Не мешайте ей, подождите минутку.

Награда:
1195 монет
119.500 очка опыта
27000 единиц духа
Пилюля откровения — 5
Пилюля примудрости — 5

Счастливый конец
У Реши дарит вам талисман своей матери.
— Поговорите с У Реши — «Мир» 492 891(22)

Награда:
597 монет
59.700 очка опыта
13.500 единиц духа

Страж Вечернего прилива — платиновый амулет на 1.200.000 ХП. Не передается.

Настоящий воин
Поздравляем, вы прошли все испытания и стали настоящим воином. Сообщите радостную новость Старейшине.
— Поговорите со Старейшиной своей расы.
Старейшина просит снова вспомнить все тяготы и лишения этого пути. Чтобы в будущих испытаниях остаться таким же порядочным человеком.
— Помедетируйте.

Награда:
1195 монет
119.500 очков опыта
27.000 единиц духа

Надеюсь, ты навечно сохранишь выносливость, смелость, верность, жертвенность и волю. А еще лица друзей твоей юности — У Реши, Ву Зуна, Прекрасной Луны, Ю Мина.

Последний раз редактировалось zlobniy; 27.11.2018 в 17:47 .

Останки заколдованных монстров.
Используются для квеста «Поиск драконов: Ба Ся» (71)

Представляем информацию по срочным исправлениям к дополнению World of Warcraft: Battle For Azeroth. Некоторые из приведенных ниже исправлений вступят в силу сразу, в остальных же случаях требуется перезагрузка игрового мира. Учтите, что некоторые исправления не могут быть внесены без обновления клиента игры. Список будет пополняться по мере появления дополнительных срочных исправлений.

5 февраля 2020 г.

Игровые автоматы ярмарки Новолуния

Открытые в игре «Ряд рун» уровни сложности больше не обнуляются еженедельно; они остаются доступными для всех персонажей, которые их открыли.

Ни’алота, Пробуждающийся Город Панцирь Н’Зота Исправлена неполадка, в результате которой Ярость НЗота могла получить эффект «Мицелиальное насыщение» во время перехода в Полость переливания в эпохальном режиме.

Предметы и награды

Зараженные порчей предметы Исправлена неполадка, в результате которой показатели некоторых эффектов порчи некорректно изменялись в режиме путешествий во времени. Исправлена неполадка, в результате которой эффект порчи оружия «Фаралос, Сон Империи» не всегда поражал крупных противников.

MacOS Игроки, сталкивавшиеся с техническими неисправностями, которые приводили к прекращению работы игры или зависаниям, теперь могут отключить параметр «Плотность частиц» в настройках графических эффектов. Это должно помочь обойти неисправности, пока мы заняты поисками решения.

4 февраля 2020 г.

Перенос персонажа в другой игровой мир и смена фракции больше не обнуляют прогресс разработки в архиве исследований титанов.

Игроки, имеющие при себе справочник ярмарки Новолуния, больше не будут получать сообщения об ошибке при убийстве врагов в подземельях, открытых с помощью эпохальных ключей. Игровые автоматы ярмарки Новолуния При гибели на игровом поле «Магического сапера» персонажи теперь будут телепортироваться к консоли игровых автоматов Новолуния. Теперь по отмеченным магическим минам можно ходить, и это не приведет к их срабатыванию.

Подземелья и рейды

Ни’алота, Пробуждающийся Город Ра-ден Отчаявшийся Эффект «Извержение Бездны» больше не наносит урон питомцам во всех режимах. Эффект периодического урона «Гниющая рана» теперь будет прекращать свое действие по завершении боя во всех режимах. Заклинание ночного кошмара «Жуткое пекло» больше не прерывает поддержание способностей в эпохальном режиме. Запас здоровья Ра-дена, сущности Бездны, сущности кошмара, грозового охотника, охотника Бездны и ночного кошмара уменьшен на 5% в эпохальном режиме. Панцирь Н’Зота Уменьшен набор заклинаний, способных приостановить Ярость НЗота. Исправлена неполадка, в результате которой эффекты «Бомба сумасшествия» и «Бомба безумия» могли вызвать потерю здравомыслия у основной пораженной цели. Исправлена неполадка, в результате которой персонажи могли застрять в последней комнате. Исправлена неполадка, в результате которой эффект «Адаптивная мембрана» рассеивал наложенные на персонажей положительные эффекты в эпохальном режиме. Операция «Мехагон»: свалка Ворчуны из племени Хламоедов, появляющиеся во время боя с королем Гоббамаком, теперь наносят такой же урон, как и аналогичные им существа во всех остальных частях подземелья во всех режимах. Урон, наносимый в ближнем бою ворчунами из племени Хламоедов, уменьшен на 43% во всех режимах. Тяжелый хламобот и неисправный хламобот теперь будут реже применять способности «Гирохламобот» и «Выхлоп» во всех режимах. Операция «Мехагон»: мастерская Исправлена неполадка, в результате которой игроки иногда не могли использовать шпили Ниалоты при прохождении подземелья, открытого эпохальным ключом. Осада Боралуса Расположение шпиля Ниалоты слегка изменено для открытого эпохальным ключом подземелья, в котором действует эффект «Пробудившийся». Комментарий разработчиков: когда подземелье зачищали игроки Альянса, шпиль оказывался рядом с группой сильных противников, однако в случае с игроками Орды ситуация была иной. Теперь условия примерно равны для игроков обеих фракций.

Штормград Падший странник разломов Теперь падшие странники разломов реже применяют «Удар разлома», а урон от этой способности уменьшен на 37,5%. «Сдвиг теней» теперь уменьшает получаемый урон на 50%, а не на 75%.

Эффект порчи оружия «Сочащийся проникатель» теперь корректно учитывает дистанцию до цели и стабильнее поражает очень крупных противников. Применяемый эффект устройства для дистанционного управления теперь корректно начинает отсчет общего времени восстановления для применяемых эффектов аксессуаров и эффектов предметов (20 сек.). Исправлена неполадка, в результате которой друиды со специализацией «Страж» при использовании искр незыблемой силы получали ускоряющую азеритовую жеоду вместо руководства несбалансированной тактики. Зараженные порчей предметы Эффекты порчи «Обсидиановое разрушение» и «Огненное дыхание» больше не поражают цели, находящиеся вне поля зрения персонажа и за препятствиями. Потусторонняя тварь, призываемая соответствующим эффектом порчи, стала чуть менее ужасающей в режиме путешествий во времени: ее характеристики теперь корректно уменьшаются в соответствии с изменениями уровня предметов персонажа. Присутствие потусторонней твари больше не заставляет других монстров атаковать владельца предмета, с помощью которого она была призвана. Потусторонняя тварь больше не может вызвать эффект головокружения у владельца предмета, с помощью которого она была призвана. Исправлена неполадка, в результате которой потусторонняя тварь могла промахнуться по персонажам игроков. Так или иначе потусторонняя тварь всегда настигает свою цель.

Теперь игроки снова могут занимать места в очереди на потасовку «Миссия неприготовима».

3 февраля 2020 г.

Читайте так же:

  • Древнейшие породы коров В крестьянское хозяйство Скалюк Н.А. из Воронежской области привезли 50 коров симментальской породы. Животные проделали длинный путь в 8 дней, но чувствуют себя отлично. В настоящее время […]
  • Самый красивый бык в мире За день он съедает до 45 кг сена, 7 кг крупы и выпивает около 380 литров воды. На самом деле это не очень то и удивительные показатели. Вот например главным «толстяком» прошлого века […]
  • Кетоз коровы история болезни Страницы работы Содержание работы МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА ФГОУ ВПО ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ ВЕТЕРИНАРНОЙ МЕДИЦИНЫ И ЗООТЕХНИИ Кафедра […]
  • Молочная железа коров Похожие темы научных работ по ветеринарным наукам , автор научной работы — Л. П. Соловьева, О. О. Сизова Текст научной работы на тему «Микроструктура молочной железы коров костромской […]
  • Корова отказывается от питья Вода – источник жизни, а ещё вода это самый доступный и дешёвый корм. Такой же важный вид корма, как грубые корма и концентраты и, в сущности, требует такого же внимания и контроля, как и […]
  • Бык в калмыкии 20.01.2019 в 23:58, просмотров: 853 Какие-то вандалы повредили знаменитую скульптуру калмыцкого быка у автодороги Элиста-Волгоград при повороте на село Овата. Стоит отметить, что этот […]

Охотник Сердитый бык, Анзу, Блейт, лань, большерогий олень, Гневокрыл, Моторилла и Отбивнец теперь входят в число животных, которых можно приручить. Имена Цзи-Куня, Ссинкрикса, Крошекса и Ксааршеджа больше не меняются после приручения.

Лалатин теперь появляется во всех фазах Сурамара.

Теперь запас здоровья противников снижается еще сильнее, когда игроки в одиночку проходят видения за лекаря или танка. Лекари будут сражаться с противниками, у которых на 42% меньше здоровья, а в случае танков данный показатель будет снижаться на 25%. Комментарий разработчиков: мы хотим, чтобы игроки могли без проблем повышать уровень легендарного плаща с любой специализацией. Сложность жутких видений меняется в зависимости от состава группы, но их все равно довольно трудно проходить за лекарей и танков. Чтобы помочь этим игрокам, мы внесли соответствующие изменения. Исправлена неполадка, в результате которой некорректно отображалось описание эффектов, действующих на охотников видений.

Эффект гудящей чешуйки черного дракона больше не влияет на скорость передвижения. Теперь при активации он замедляет скорость падения, если у персонажа — легендарный плащ. Если перестать использовать манифест безумия, то и его эффекты перестанут действовать. Если снять гудящую чешуйку черного дракона после использования, ее эффект будет отменен.

30 января 2020 г.

Ни’алота, Пробуждающийся Город Шад’хар Ненасытный Исправлена неполадка, в результате которой в обычном, героическом и эпохальном режиме «Энтропический синтез» мог вызвать неоднократные взрывы, если несколько игроков пытались поглотить один и тот же сгусток.

Исправлена неполадка, в результате которой игроки не могли улучшать свои угодья на ферме Солнечной Песни в Вечноцветущем доле. Персонажи, принадлежащие к расе вульпер, теперь могут выполнить задание «Идеальный костюм».

29 января 2020 г.

Охотник Грозных воронов, рухов, морских змеев и механических куриц теперь можно приручить. Железные исполины, призванные охотниками в рейде «Осада Оргриммара», теперь соответствуют по уровню призвавшим их персонажам.

Солеклювые альбатросы теперь корректно относятся к семейству хищных птиц. Лалатин выбралась из своей клетки и теперь находится близ Сурамара. Обновлен внешний вид тенекогтя. Сланцевые ползуны, бесноватые терродактили и цепкие жуткие клещи теперь относятся к соответствующим типам существ.

Ни’алота, Пробуждающийся Город Ра-ден Отчаявшийся Эффект «Нестабильный кошмар» больше не наносит урон питомцам в эпохальном режиме.

Исправлена неполадка, в результате которой друиды со специализацией «Страж» при использовании дыхания вечного духа получали жетон метки смерти для бойцов c силой «Вздох умирающего». Эффективность исцеляющего тотема вуду снижена на 50%, когда в бою с другими игроками его используют персонажи, не принадлежащие к специализации лекаря. Эффект зараженного Бездной осколка титанов теперь корректно срабатывает при применении исцеляющих заклинаний. Зараженные порчей предметы Графический эффект «Сумеречного разрушения» теперь виден дружественным игрокам только в открытом мире. Сердце Азерот Исправлена неполадка, в результате которой сущность «Воспоминания о снах наяву» при использовании своей активируемой способности вызывала несоответствия у магов специализации «Лед» между количеством накопленных кристаллов льда и их визуальным отображением.

Исправлена неполадка, в результате которой персонажи Альянса не могли выполнить задание «Героический фронт: битва за Темные берега».

28 января 2020 г.

Охотник Некоторых акиров в Ульдуме теперь можно приручить.

Вольная Гавань Урон от способности капитана Юдоры «Пороховой выстрел» уменьшен на 15% во всех режимах. Ни’алота, Пробуждающийся Город Шад’хар Ненасытный Запас здоровья Шад’хара Ненасытного увеличен на 30% в героическом режиме. Комментарий разработчиков: после этого изменения бой с Шад’харом должен соответствовать по сложности остальным стычкам в этом подземелье в героическом режиме. Н’Зот Заразитель Эффект «Паранойя» больше нельзя рассеять с помощью эффектов невосприимчивости (например, способности паладинов «Божественный щит») во всех режимах, но урона и потери здравомыслия от «Паранойи» все еще можно временно избежать с помощью этих эффектов. Некоторые открытые синапсы в разуме НЗота были немного смещены. Комментарий разработчиков: это изменение призвано повысить удобство игры для персонажей ближнего боя, которым теперь будет проще добраться до открытых синапсов.

В сундуках, полученных за прохождение подземелий, открытых с помощью эпохальных ключей, больше не могут содержаться плащи. Зараженные порчей предметы Сила эффекта порчи «Внезапное озарение» теперь корректно зависит от показателя интеллекта персонажа. Урон от эффекта порчи «Эхо Бездны» уменьшен на 20%. Комментарий разработчиков: принцип действия эффекта «Эхо Бездны» позволяет ему гарантированно наносить достаточно высокий урон в большинстве боев. Поскольку этот эффект является более универсальным, чем другие эффекты порчи, мы решили, что в сравнении с ними «Эхо Бездны» наносит слишком большой урон за каждый пункт порчи. Скшуул Ваз Урон от эффекта порчи этого оружия «Обсидиановое разрушение» теперь делится между всеми пораженными целями, но наносит больше урона за каждую пораженную цель (максимальная прибавка достигается при поражении 6 целей). Урон при поражении одиночной цели увеличен до 700% от показателя брони (ранее — 175% от показателя брони). Исправлена неполадка, в результате которой тайник с сокровищами Ниалоты мог быть помечен в подсказке как зараженный порчей, даже если он не содержал зараженный порчей предмет. (Вероятность получения зараженного порчей предмета из тайника не изменилась.) Исправлена неполадка, в результате которой эффекты «Обсидиановое разрушение» и «Жгучее пламя» действовали на цели, находящиеся за препятствиями. Исправлена неполадка, в результате которой эффекты контроля, которые рассеиваются при получении урона (например, заклинание магов «Превращение»), рассеивались при получении урона от эффекта «Глаз порчи».

Исправлена неполадка, в результате которой сундучки, найденные в малых видениях, не содержали зараженных реликвий.

Исправлена неполадка, в результате которой снижение эффективности PvP-талантов, позволяющих накладывать эффекты разоружения (например, талант разбойников «Долой оружие»), рассчитывалось некорректно при наложении эффектов разоружения на персонажей, которые недавно уже были им подвержены. Исправлена неполадка, в результате которой персонажи не получали иллюзию «Всепожирающее пламя» после получения достижения «Дуэлянт: 4-й сезон Battle for Azeroth».

Задание «Вуклаз Землелом» теперь будет корректно предлагаться игрокам Орды.

27 января 2020 г.

Исправлена неполадка, в результате которой выполнившие все условия игроки не получали достижение «Это не секта», когда участник рейда умирал во время боя с НЗотом Заразителем в обычном или героическом режиме.

Убийство редких существ в Вечносумеречном доле и Видении кружащих песков теперь засчитывается всем игрокам. Поглотители душ больше не должны оставаться в состоянии невосприимчивости.

Ни’алота, Пробуждающийся Город Исправлена неполадка, в результате которой «Благословенный молот», талант паладинов со специализацией «Защита», наносил урон Гневиону, Дестагат и Илгиноту. Гневион Исправлена неполадка, позволявшая игрокам получать добычу с Гневиона, если тот погибал во время смены фаз. Маут Увеличено количество маны, получаемой Маутом от «Темного приношения» в обычном режиме. Также увеличено количество маны, получаемой Маутом от «Пожирания воплощений» в обычном режиме. Н’Зот Заразитель «Сбор мыслей» более не считает питомцев и стражей игроков при распределении урона и эффекта потери здравомыслия. Немного увеличена дистанция, на которой игроки могут поражать открытые синапсы атаками ближнего боя в обычном и героическом режиме.

Исправлена неполадка, в результате которой «Расслоение личности» и «Темное заблуждение» выводили игроков из состояния незаметности.

Начиная с этой недели после перезагрузки игровых миров количество сгустков видений, получаемых за первое ежедневное задание в малом видении игроки, будет увеличено с 2000 до 3000.

Время восстановления активируемой способности «Злобы падшего гладиатора» сокращено с 90 до 60 сек. Эффект левитации от «Гудящей чешуйки черного дракона» больше не срабатывает, если на игрока наложен эффект неврального глушителя или пресекателя магических посягательств. Урон, наносимый «Извивающимся сегментом Дестагат», увеличен на 20%. Зараженные порчей предметы «Эхо Бездны» (эффект порчи) теперь срабатывает только от способностей, связанных с общим временем восстановления. Эффект «Эхо Бездны» теперь снимается способностями, рассеивающими магические эффекты. Запас здоровья «Искаженного отростка», призванного эффектом порчи, уменьшен до 1% максимального запаса здоровья игрока (ранее было 20%). Визуальный эффект, отмечающий область действия «Глаза порчи» (эффект порчи), теперь лучше виден на неровных участках. Остатки ментального панциря Теперь применяет к цели щит, предотвращающий 80% получаемых повреждений, пока не поглотит указанное на предмете количество урона. В подземелье «Ниалота, Пробуждающийся Город» ресурс поглощения увеличивается в зависимости от сопротивления порчи владельца предмета. Максимальный бонус составляет 50%. Комментарий разработчиков: поскольку этот аксессуар вызывал некоторые проблемы, мы изменили его свойство, сделав более интуитивно понятным. Описание аксессуара будет исправлено в следующем обновлении. Искаженные отростки, призванные соответствующим эффектом порчи, теперь невосприимчивы к атакам, действующим по области, таким как «Чародейский взрыв» мага. Уничтожение искаженных отростков более не приводит к активации талантов и способностей, срабатывающих при убийстве противников, таких как «Победный раж» воина. Исправлена неполадка, в результате которой некоторые способности ближнего и дальнего боя не активировали эффект порчи «Невыразимая истина». Сердце Азерот Исправлена неполадка, в результате которой сущность «Раскаленный тигель» иногда некорректно исцеляла Гневиона, когда игроки сражались против него в рейде «Ниалота, Пробуждающийся Город».

Эффект порчи «Сумеречное разрушение» теперь имеет время восстановления 12 сек. в бою с другими игроками. Урон от «Сумеречного разрушения» в бою с другими игроками теперь уменьшен на 50%. Урон от «Эхо Бездны» в бою с другими игроками теперь уменьшен на 50%.

Игроки снова могут открывать чертежи инженерного дела времен Катаклизма, изготавливая соответствующие предметы.

Теперь игроки могут проводить ритуал Нордрассила при выполнении задания «Лунная консервация», не прерывая последующих ритуалов.

Теперь выполнение задания «Благословение Элуны» корректно засчитывается игрокам.

24 января 2020 г.

НЗот Заразитель Исправлена неполадка, в результате которой время поддержания способности «Сияние Азерот» могло сократиться, если игрок не применял заклинания или не двигался. Способность «Сияние Азерот» теперь восстанавливается в начале боя и после смерти игроков в рейде. Комментарий разработчиков: это изменение повысит качество игрового процесса. Оно должно устранить неразбериху, появляющуюся в результате необходимости ждать восстановления способности перед каждой следующей вылазкой. Жуткие видения Исправлена неполадка, в результате которой «Экстренная черепная дефибрилляция» не исцеляла игрока, когда он находился под воздействием способности «Обращение» инквизитора Темнослова.

Сундуки со снаряжением посланников больше не будут содержать плащи на протяжении 4-го сезона Battle for Azeroth. Эффективность свойств следующих аксессуаров, которые можно получить в Пробуждающемся Городе Ни’алоте, увеличена приблизительно на 10%: заряженный жизненной силой осколок титанов, зараженный Бездной осколок титанов, гудящая чешуйка черного дракона и манифест безумия. Эффект поглощения урона от зараженного Бездной осколка титанов будет работать в соответствии с большинством обычных эффектов поглощения урона. Зараженные порчей предметы «Вспышка ясности» больше не взаимодействует со способностью чернокнижника «Управление демоном» или способностью охотника «Команда питомцу». Плеть Бездны Урон от эффекта порчи «Плеть Бездны» теперь зависит от уровня оружия «Сочащийся проникатель», а не от силы атаки персонажа. Исправлена неполадка, в результате которой «Плеть Бездны» срабатывала гораздо чаще, чем необходимо, но атаковала все цели перед персонажем. Сердце Азерот Исправлено несколько неполадок, в результате которых чернокнижники со специализацией «Разрушение», использующие азеритовую сущность «Видение совершенства», либо не могли призвать инфернала рядом с целью, либо призывали инфернала обычным способом, но при этом его время существования сокращалось, как если бы он был призван за счет эффекта «Видения совершенства».

В Альтеракской долине больше нельзя получить добычу за победу над игроками, на которых наложен эффект «Бесславная цель».

23 января 2020 г.

Показатель скорости теперь корректно влияет на время восстановления расовой способности вульпер «Набор хитростей».

Хранитель истории Чо в Вечноцветущем доле будет снова корректно отображаться для всех игроков.

Операция «Мехагон» В сундуках, которые игроки получают за прохождение подземелий «Мехагонская свалка» и «Мехагонская мастерская», открытых с помощью эпохальных ключей, теперь может содержаться машина механического совершенства, чертеж «Идеально синхронизированный дифференциал» или колеса прогресса, позволяющие усилить сущность «Видение совершенства». Ни’алота, Пробуждающийся Город Панцирь Н’Зота Исправлена неполадка, в результате которой Ашжракамас, Покров Решимости, не переносил к Гневиону игроков, находящихся в Полости переливания. Исправлена неполадка, в результате которой Ашжракамас, Покров Решимости, при активации рассеивал некоторые положительные эффекты игроков при использовании. Исправлена неполадка, в результате которой время восстановления активируемой способности легендарного плаща Ашжракамаса не обнулялось в начале боя. Запас здоровья мицелиальных кист уменьшен на 30%. Н’Зот Заразитель Здравомыслие персонажей теперь корректно уменьшается, когда действие эффекта «Зараженный разум» оканчивается само по себе, и не уменьшается, если этот эффект рассеять.

Исправлена неполадка, связанная с заданием «Восстановление «Страха и плоти»», в результате которой игроки, выполнившие задачи в захваченной области до выполнения задач в зараженной области, получали 1 из 2 необходимых им вырванных страниц из «Страха и плоти».

Зараженные порчей предметы Теперь урон от эффектов «Бесконечных звезд», «Искаженных отростков» и «Кровоточащих ран» зависит от уровня зараженного порчей предмета, а не динамически изменяется в зависимости от показателей силы атаки и силы заклинаний. Комментарий разработчиков: ранее урон от этих способностей модифицировали показатели силы атаки и силы заклинаний, из-за чего их эффективность могла в существенной мере увеличиваться или уменьшаться в зависимости от способностей некоторых специализаций или каких-либо случайных бонусов. Благодаря этому обстоятельству — и некоторым другим — эффект «Бесконечные звезды» в особенности был чрезвычайно эффективен в бою с одиночными целями. Мы также соответствующим образом подкорректировали базовый урон «Бесконечных звезд», поскольку именно динамическое изменение урона было одной из главных причин чрезмерной разницы в эффективности эффектов, о чем свидетельствуют наши данные и отзывы игроков. С помощью данного изменения и других корректировок способностей зараженных порчей предметов мы хотим достичь примерно равного прироста в эффективности за каждый пункт порчи для различных бонусов, представленных в обновлении «Видения Н’Зота». Существо, призываемое эффектом зараженного порчей предмета «Страшные заблуждения», больше не исчезает, если его хозяин оказывается под действием эффектов контроля, наложенных враждебными игроками. Исправлена неполадка, в результате которой Кольцо скрывающегося махинатора могло с небольшим шансом получить еще одно гнездо вдобавок к своему основному гнезду. Теперь области злобы, созданные союзниками и противниками с помощью «Злобы падшего гладиатора», проще отличить друг от друга благодаря особым графическим эффектам. Графический эффект гудящей чешуйки черного дракона больше не прерывает воспроизведение анимации и корректно отображается, когда персонаж использует средство передвижения.

Смерть во время выполнения задания «Пробуждение спящего» может привести к тому, что Голдринн не появится, из-за чего завершить задание не удастся. «Т.А.Н.Э.Ц.», несомненно, многим по нраву, но теперь поблизости от телепорта в Зале Сердца танцевать запрещено. Теперь грубые шкуры гиены можно получить за победу над любой гиеной в Ульдуме, а также за победу над аматетами-охотниками. С помощью навыка снятия шкур все еще можно гарантированно получить одну шкуру вдобавок к тем, которые игроки получают в качестве добычи..

22 января 2020 г.

Теперь достижение «Собачку погладить можно, но…» корректным образом получают все участники рейда, погладившие Шад’хара, даже если кто-то из них погиб в бою в обычном и героическом режиме.

Персонажи союзных рас, не являющиеся рыцарями смерти, на 58-м уровне больше не получают классовый транспорт «Конь смерти Акеруса», который нельзя использовать.

Маг Исправлена неполадка, в результате которой при применении заклинаний «Невидимость» и «Великая невидимость» не отображались корректные визуальные эффекты. Чернокнижник Демонология Персонажи, использующие жезлы, больше не будут автоматически атаковать цель при попытке применения заклинания «Рука Гулдана» без необходимого количества осколков души. Существа и NPC Неминуемый урон от способности «Разбивание земли» Ташары уменьшен. Теперь у игроков будет больше времени на то, чтобы покинуть область действия вторичного эффекта.

Ни’алота, Пробуждающийся Город Ил’гинот, Возрожденная Порча Исправлена неполадка, в результате которой Илгинот не совершал переход во вторую фазу после того, как его запас здоровья опускался до 0%.

Исправлена неполадка, в результате которой при определенных условиях на персонажей не накладывался эффект «Дар титанов».

Исправлена неполадка, в результате которой Кольцо скрывающегося махинатора могло с небольшим шансом получить еще одно гнездо вдобавок к своему основному гнезду. Сердце Азерот Исправлена неполадка, в результате которой сущность «Незыблемая преграда» иногда утрачивала пассивный бонус, повышающий сопротивление порче. Малая способность сущности «Вздох умирающего» 2-го уровня больше не исцеляет в чрезмерных количествах при нанесении урона целям более низкого уровня.

Ежедневные задания, связанные с нападениями в обновлении «Видения Н’Зота» Количество получаемой репутации увеличено с 75 до 125. Количество получаемых сгустков видений увеличено с 50 до 250. Ежедневные задания в малом видении Количество получаемых сгустков видений увеличено с 1000 до 1500. Количество получаемых зараженных реликвий увеличено с 8 до 30. Бонусы за выполнение ежедневных заданий обновления «Видения Н’Зота» в режиме войны теперь корректно отображаются в пользовательском интерфейсе. Существа и объекты, необходимые для выполнения ежедневных заданий обновления «Видения Н’Зота», теперь будут появляться чаще. Теперь предмет, необходимый для выполнения задания «Шаг сквозь тьму», можно найти в сундуках в захваченных областях, а не только в зараженных. Цели цепочки заданий на получение легендарного плаща стало проще отслеживать. Персонажи, которые возвращаются в Силитус после завершения сценария «Твердыня Крыла Тьмы», теперь будут появляться в корректном месте и в соответствующей фазе. Путешествие во времени — дело непростое! Теперь задания «Добряк среди альпак» и «Альпачиный взгляд» можно выполнять, находясь в составе рейдовой группы. Урон, наносимый персонажем самому себе игрушкой «НЛьет, осколок НЗота», больше не может быть критическим и не получает бонусов от модификаторов урона. Персонажи, выполняющие задание «Путешествие к Солнечному Колодцу», теперь смогут выполнить задание «Расколотый народ». Повышена вероятность получения трофеев голиафа в ходе выполнения задания «На голову выше».

21 января 2020 г.

Вульперы теперь могут корректно отключить «Реликвию Света» после ее получения при помощи расовой способности «Встряхнуть сумку». Вульперы и механогномы теперь могут читать древний фолиант динозаврологии.

Вечноцветущий дол Призыв Сюэня Урон, наносимый автоатаками Сюэня, уменьшен на 80%. Урон от всех способностей Сюэня увеличен на 100%. Способности Сюэня наносят на 80% меньше урона, если игроки находятся в PvP-бою.

Рыцарь смерти Нечестивость Исправлена неполадка, позволявшая «Смертоносной чуме» распространяться на взрывчатку в подземельях, открываемых эпохальным ключом. Друид Страж Урон, нанесенный при помощи PvP-таланта «Защитник стаи», больше не может быть поглощен или уменьшен за счет эффектов снижения урона. «Острые колючки» больше не будут наносить урон после получения урона от PvP-таланта «Защитник стаи». Эффект увеличения максимального здоровья PvP-таланта «Мать-медведица» больше не влияет на друидов со специализацией «Страж». Охотник Повелитель зверей Исправлена неполадка, в результате которой дополнительные питомцы, призываемые с помощью способности «Питомец», не получали бонусов от таких способностей как «Звериный гнев», «Удар зверя» и «Порыв». Монах Исправлена неполадка, в результате которой «Захват оружия» сокращал длительность эффектов немоты, накладываемых на цель после применения данной способности.

Ни’алота, Пробуждающийся Город Исправлена неполадка, не позволявшая игрокам получать силу артефакта за победу над боссами Ниалоты. Победа над Шад’харом Ненасытным больше не требуется для входа на арену для схватки с Дестагатом в обычном и героическом режиме. Н’ Зот Заразитель Исправлена неполадка, из-за которой «Паранойя» воздействовала на большее количество игроков, чем предполагалось в обычном и героическом режиме. Ил’гинот, Возрожденная Порча Исправлена неполадка, в результате которой победа над пророком Скитрой не приводила к появлению Ил’гинота, Возрожденной Порчи в обычном и героическом режиме.

Исправлена неполадка, в результате которой с игроками, погибшими в Жутких видениях, нельзя было взаимодействовать в течение короткого времени.

Накидку хламоуправительницы больше нельзя получить в подземельях, открываемых эпохальным ключом. Сердце Азерот Исправлена неполадка, позволявшая сущности «Проводник жизненной силы» рассеивать эффекты контроля (например, «Превращение»). Зараженные предметы Исправлена неполадка, в результате которой «Бесконечные звезды» и «Искаженный отросток» не могли своевременно учитывать изменение силы атаки и заклинаний. Урон от «Бесконечных звезд» был уменьшен на 25% для всех уровней порчи. Эффект, доступный при экипированном «Рассекателе души», теперь может быть активирован только заклинаниями.

Глубины Черной горы – подземелье для битв питомцев Понижена сложность боев питомцев с Терином Небесной Песнью, Альран Темное Сердце и Зуной Крушительницей Черепов. Линия Манапшика теперь может телепортировать игрока, прошедшего подземелье для битв питомцев в Глубинах Черной горы, ко входу в Глубины Черной горы.

Задания безликих масок больше нельзя выполнять с другими игроками. В режиме войны снова можно получить корректные бонусные награды за выполнение ежедневных заданий, связанных с видениями НЗота. Пользовательский интерфейс все еще некорректно отображает получаемые награды, но мы уже работаем над этой проблемой. Исправлена неполадка, приводившая к отключению анимации дара Н’Зота при посещении Оргриммара, Штормграда, Ульдума или Вечноцветущего дола. НЗот не забыл тех, кто ему верен!

Исправлена неполадка, в результате которой игрокам не засчитывалось задание «Великая императрица Шек’зара» после победы над данной императрицей. Теперь игрокам корректно засчитывается победа над королем Дазаром в локальном задании «Гробница королей: Королевская стража».

17 января 2020 г.

Исправлена неполадка, в результате которой наложенный погибшим игроком эффект периодического урона препятствовал получению достижения «Лучшие из нас».

Для питомцев в клетках теперь корректно отображаются ставки на вкладке продажи. Исправлена неполадка, в результате которой при продаже предметов, не относящихся к категории ресурсов, не указывалось количество. При использовании фильтра «Только недостающее» не отображаются питомцы, уже добавленные в коллекцию игрока. Теперь фильтр «Только улучшения» корректно затрагивает щиты и жезлы. Теперь фильтр «Используемые» применяется к предметам, предназначенным для профессий, и полученным игрушкам, как и предполагалось. При покупке лота целиком в списке продавца теперь отображается число предметов. Теперь игроки могут выкупать предложения, даже если они сделали самую высокую на текущий момент ставку. Исправлена неполадка, в результате которой письма с аукциона иногда не содержали золото.

Теперь победа над Взором НЗота засчитывается игрокам лишь определенной фракции только в режиме войны. «Кольцо молний» ониксового боевого змея больше не наносит игрокам чрезмерный урон. Тайцзин Циклон теперь корректно возвращается к исходному состоянию. Увеличена частота появления некоторых редких противников в зонах нападений в Ульдуме и Вечноцветущем доле.

Азеритовые сущности Исправлена неполадка, в результате которой эффект способности «Вздох умирающего» 1-го и 2-го уровня, наносящий небольшой урон, получал прибавку к вероятности срабатывания от 3-го уровня при использовании против целей с небольшим запасом здоровья. Эффекты порчи Исправлена неполадка, в результате которой атаки дальнего боя не вызывали срабатывание «Сумеречного разрушения». Урон от «Бесконечных звезд» уменьшен на 25% для всех уровней порчи.

Эффективность исцеления подпрограммы «Дефрагментация» красной перфокарты теперь составляет 50% в PvP. Исправлена неполадка, в результате которой некорректно уменьшалось время восстановления «Вздоха умирающего» при применении против питомцев игроков в PvP.

Хитрость вульпер «Реликвия Света» теперь восполняет корректный объем здоровья. Исправлена неполадка, в результате которой механогномы и вульперы не могли пользоваться призрачными средствами передвижения после смерти в соответствующих зонах. Исправлено действие звукового эффекта голосов рыцарей смерти, принадлежащих к расе пандаренов.

Теперь вульперы смогут корректно продолжать выполнение задания «Письмо Алого ордена» в Тирисфальских лесах. Игрокам, находящимся вне видения, пока их группа сражается с Изедрой Омрачительницей, теперь корректно засчитывается выполнение условия задания «Во тьму». Исправлена неполадка, в результате которой Магни Бронзобород не появлялся в ходе задания «Чертоги Созидания». Теперь снова можно корректно сообщить о выполнении задания «Ключ от древней усыпальницы». Артефакты титанов, необходимые для задания «Раскопанные артефакты», теперь будут появляться, независимо от текущего прогресса отражения нападений. Теперь для выполнения связанных с нападениями ежедневных заданий, таких как «Избранники Солнечного короля» или «Сильнейшие из них», требуется победить 3 редких противников, а не 4. Теперь убийство редких противников дает большую прибавку к прогрессу отражения нападений.

Выпадающие меню параметров гильдии и сообщества больше не отображаются, если они неактивны.

Теперь показатель здравомыслия будет истощаться быстрее, если игроки проведут определенное время в «Видении кружащих песков» и «Вечносумеречном доле». Исправлена неполадка, в результате которой невозможно было получить предмет 430-го уровня после выполнения двух задач и победы над боссом в жутком видении. Игроки смогут получить предмет в следующий раз, если выполнят условия.

15 января 2020 г.

Игроки, получившие достижения «Угроза со стороны Мехагона» и «Ржавоболтское сопротивление» персонажем Орды, теперь снова могут открыть расу механогномов персонажем Альянса. Исправлена неполадка, в результате которой принц Эразмин не появлялся на острове Мехагон после прохождения игроками цепочки заданий, открывающей союзную расу механогномов.

Теперь при сжигании зараженных трупов в Ульдуме друиды не утрачивают походный облик.

Мехагонская мастерская и свалка Теперь при сжигании зараженных трупов в Ульдуме друиды не утрачивают походный облик.

Предметы, полученные в жутких видениях Н’Зота, больше нельзя передать или продать.

Начиная задание «Мир, достойный спасения» игроки снова переносятся в полное противников подземелье «Чертоги Созидания». Исправлена неполадка, в результате которой игроки, которые имели возможность посетить похороны короля Вариана Ринна, не могли выполнить вступительные задания «Видений НЗота». Игроки, посещающие малое видение НЗота, не получив задание «Безупречная черная чешуйка», теперь смогут получить ежедневное задание уже в самом видении. Выполнение задания «Добряк среди альпак» больше не засчитывается всем членам группы. Теперь убийство игроков в Ульдуме и Вечноцветущем доле идет в счет выполнения задания «Бои с превосходящими силами противника».

14 января 2020 г.

Теперь борьба с проводниками Бездны идет в счет отражения нападений.

Уменьшена эффективность отбрасывания способности Магни Бронзоборода «Раскатистый хлопок». Теперь убийство «Взрывотрона Х-81» корректно засчитывается всем игрокам, участвующим в бою с ним. Время восстановления способности Камеса Клинка рассвета «Возмездие солнца» составляет 3 сек.

Исправлена неполадка, в результате которой некоторые предметы Армии Чести и 7-го легиона обладали свойством «кованный титанами», будучи зараженными порчей. Неисповедимы и ужасны пути НЗота. Теперь конденсатор электронного потока корректно повышает репутацию персонажей, еще не достигших превознесения Ржавоболтского сопротивления.

Исправлена неполадка, в результате которой задание «Кое-что новенькое» не начиналось при переходе к потасовке на поле боя «Каньон Суровых Ветров».

Игроки, которым нужно исследовать Твердыню Крыла Тьмы вместе с Гневионом, теперь смогут корректно перейти в область, пока активны задания «Стремительное нисхождение» и «В катакомбы!». Нагорные ворги вычеркнуты из Красной книги, так что теперь их снова можно убивать в ходе задания «Немного участия». Исправлена неполадка, в результате которой в награду за первое ежедневное задание в малом видении «Тьма следит за тобой» некоторые игроки получали 1000 сгустков видений, а не 2000. Игроки, столкнувшиеся с данной неполадкой, смогут выполнить особое задание и получить 2000 сгустков видений завтра. Песчаная охотница Захра больше не становится невидимой для находящихся поблизости игроков, когда кто-то принимает задание «На Луну!». Также больше не будут появляться ее двойники. Обнаружение причины возникновения аномалии в ходе задания «Во тьму» теперь корректно засчитывается всем членам группы. Теперь убийство игроков в Ульдуме идет в счет выполнения задания «Бои с превосходящими силами противника», пока происходят нападения.

Перемещение по морю между Пиратской Бухтой и Прибамбасском больше не приводит к потере соединения.

— Ну, что ж, сын мой, думаю, мы ничем не рискуем. Что бы ни произошло, мы не свалимся на землю, и ветер, несущий нас, не превратится в ураган… Включай!

После мгновенного колебания Иеро нажал клавишу пуска. Зеленоватый экран потемнел, налился призрачным мраком будто пластинка обсидиана, затем в его мерцающей глубине проступили линии координатной сетки и россыпь крохотных светлых точек. Брат Альдо, склонившись над плечом священника, взволнованно вздохнул: перед ними, в плоском маленьком круге, сияли звезды — те же светила, висевшие в данный момент в небесах, загадочные и безмерно далекие. С минуту они взирали на этот удивительный пейзаж, на точную копию Мироздания, что рисовал на светочувствительном экране электронный луч, затем рука Иеро потянулась к клавише с надписью «поиск».

Вспыхнул еще один экран, прямоугольный, и по нему, спустя недолгое время, побежали слова — компьютер сообщал, что поиск завершен. Одновременно в темном круге замигала линия, пересекавшая звездное поле из конца в конец, и оба испытатели, не сговариваясь, подняли взгляды вверх, к красной искорке, что мчалась в ночных небесах.

— Путь сателлита… — шепнул потрясенный эливенер. — Это устройство показывает, где он находился прежде, и где окажется в будущем… Видишь, на линии — точка… вот здесь, левее созвездия Кассиопеи… — он снова вскинул глаза вверх. — И эта летящая к югу звезда находится как раз там! А точка на линии движется… Я ведь не обманываюсь, сынок?

Иеро кивнул и покосился на прямоугольный экран. Надпись на нем сменилась, и теперь он с трудом разбирал таинственные письмена. Для брата Альдо, владевшего древним английским, это являлось менее сложной задачей.

— Тут написано, что установлен режим слежения за объектом, — пояснил эливенер. — Затем идет вопрос: желаем ли мы с ним связаться? Если да, надо послать пароль, а затем коснуться клавиши связи.

«Сейчас был бы очень кстати один из бурдюков, которыми запасся Гимп», — мелькнуло у священника в голове. Глоток вина снимает напряжение…

Резко выдохнув, будто перед прыжком в ледяную воду, он нажал клавишу «пароль», а за нею — «связь».

Несколько секунд не происходило ничего — по прежнему ярко горели экраны, и в кабине слышалось взволнованное дыхание двух человек. Затем мелькнула надпись «Связь установлена», вспыхнули зеленые огоньки, и тут же из решетки динамика раздался голос:

— Объект «Аргус», серийный номер 11-зет, на связи. Полный рапорт или сокращенный?

Голос был гулкий, безжизненный и совершенно нечеловеческий. Иеро вздрогнул. Примерно так мог бы вещать Нечистый, спрятавшись где-нибудь в пульте «Вашингтона», за панелью с россыпями ламп и стеклянными глазами экранов.

«Вашингтон», принадлежавший в древности Военно-воздушным силам США, являлся одним из дюжины мобильных пунктов слежения и контроля. Три из них были оборудованы на таких же дирижаблях, остальные — на самолетах «Супер-Авакс», и каждый тип воздушного судна имел свои преимущества и недостатки. Самолеты передвигались быстрее, маневрировали оперативней и несли на борту больше приборов, зато тихоходные дирижабли были практически невидимы — как для радарных станций, так и для визуального наблюдения. Они могли подниматься на высоту в десять-двенадцать миль, прятаться в облаках и плыть вместе с ними, они обладали огромным ресурсом хода и не нуждались в посадочных площадках. Это делало их отличным средством для выполнения поставленных задач.

Согласно военной доктрине минувших времен, первый ядерный залп противника уничтожал две трети наземных пунктов централизованного управления войсками, и было сомнительно, что остальные переживут второй. Найти и поразить мобильные пункты, которые мчатся или плывут в воздухе, было гораздо труднее, и потому им отводилась важная роль на завершающей стадии противоборства. Их оснастили мощными всеволновыми передатчиками, радиолокаторами и компьютерами, позволявшими выполнить несколько функций: во-первых, установить масштаб разрушений на собственной территории и в стане врага; во-вторых, связаться с уцелевшими силами и средствами, оценить их состояние и рассчитать на боевом компьютере оптимальный вариант «удара возмездия»; в-третьих, послать все нужные команды — в том числе, атомным подводным крейсерам и силам космического базирования. Кроме того, «Линкольн», собрат «Вашингтона», и один из «Аваксов» были приспособлены под резиденцию президента и генеральный штаб, поскольку не исключалось, что базовый комплекс в Скалистых горах окажется не столь надежным укрытием, как воздушные аппараты.

Все было рассчитано и предусмотрено, все направлено к тому, чтоб выжить и победить, но даже гениальнейший политик и самый опытный стратег не представляли размеров воцарившегося хаоса. Победителей в атомной бойне не было; в считанные минуты мир рухнул в пропасть, и над обезумевшей Землей сомкнулись объятия Смерти — такие прочные, что никто из президентов и генералов не мог ответить на простой вопрос: кем нанесен первый удар, и кем — удар возмездия? На фоне разрушения и гибели никто не выяснял, сколько мобильных пунктов поднялось в воздух и удалось ли им вообще взлететь; равным образом осталось тайной число подводных крейсеров, космических систем, секретных баз, что не попали под огонь противника.

Что-то безусловно уцелело. И теперь мобильный пункт слежения и контроля «Вашингтон» мог поговорить с боевой единицей космического базирования под названием «Аргус», серийный номер 11-зет.

— Полный рапорт или сокращенный? — раздавался в пилотской кабине грохочущий голос с небес.

Шок, испытанный Иеро, был сравним лишь с тем, что наступал после тяжкого ментального поединка. Шокировали резкий тон, нечеловеческие обертоны и внезапность — он не ожидал услышать чью-то речь; а кроме того, он не понимал ни слова, ибо в его эпоху древнеанглийский сделался классическим, таким же мертвым, как латынь. Конечно, он, вместе с индейскими наречиями, лег в основу языка западных и восточных метсов, хотя в Союзе Атви добавилось влияние французского и говорили там немного иначе, чем в Республике; конечно, английский был базой негритянского жаргона, который со временем превратился в певучий язык Д’Алви, Чизпека и Кэлина; да, все это было так, но слова, интонация и построение фраз изменились, и теперь немногие специалисты-историки читали на древнеанглийском, и лишь один из десяти мог понимать живую речь.

К счастью, брат Альдо владел почти забытым языком.

— Я думаю, с нами говорит машина, — прошептал он на ухо Иеро под звуки грохочущего голоса. — Она желает что-то доложить и спрашивает, нужны ли нам подробные сведения. Ну, выбор тут ясен — чем больше мы узнаем, тем лучше. — И, набрав воздуха в грудь, брат Альдо гаркнул, подражая механическому голосу: — Полный рапорт!

В ответ раздалось:

— Хронологическая справка: объект «Аргус», серийный номер 11-зет, введен в эксплуатацию 22 сентября 2037 года. Участвовал в боевых действиях 7 августа 2039 года. Поврежден снарядом противника. Экипаж скончался в результате утечки воздуха. Произведены ремонт, а затем автоматическая консервация объекта — ввиду того, что команды наземного центра управления не поступали в течение пяти лет. Дата консервации — 30 августа 2044 года. Расконсервирован по команде с Земли 13 ноября 7422 года.

— Он утверждает, — пробормотал брат Альдо, — что больше пяти тысячелетий находился в состоянии… ну, скажем, спячки. Но около пятидесяти лет тому назад его разбудили.

— Кто? — шепнул Иеро, но эливенер лишь пожал плечами.

— Состояние объекта на данный момент: работоспособен, все системы функционируют нормально. Штатное вооружение: ракеты «Торнадо» с ядерными боеголовками, класс «воздух-воздух» — ноль; ракеты «Вулкан» с ядерными боеголовками, класс «воздух-земля» — ноль; ракеты «Вулкан» с химическими боеголовками, класс «воздух-земля» — ноль; лазер — полный боевой ресурс, подзарядка за счет солнечных батарей.

Брат Альдо вытер испарину со лба.

— У волка выпали зубы… У этой штуки — там, вверху! — больше нет снарядов. Правда, упоминается лазер… Ты не знаешь, что это такое?

На сей раз пожал плечами Иеро.

— Не имею понятия. В Академии я прослушал курс об оружии древних — пушки, ракеты, ядовитые газы, болезни, которыми заражали воду, воздух и животных… Чем они только не воевали! Но про лазер я не помню ничего.

— Нештатное вооружение, — продолжал грохотать голос. — Излучатели электромагнитных волн в диапазоне… — Последовал ряд цифр, терминов и кодированных обозначений, не говоривших слушателям ровным счетом ничего. Длинный перечень закончился фразой: — Монтаж излучателей продолжается.

— Этот сателлит пробудили и теперь ведут на нем какую-то работу, — пояснил эливенер. — Неважная новость, сын мой!

— Спроси: кто пробудил? — прошептал священник. Сердце его сжималось в тревоге, к горлу подступал ледяной комок.

Ответ был для них непонятным — снова буквы и числа, условные координаты какой-то точки на земной поверхности, откуда «Аргусу» поступали команды и доставлялось на ракетах оборудование. Эти ракеты он называл странно — челноками, словно речь шла об иннейский пирогах, в которых плавают по озерам и рекам. Иеро и брат Альдо так и не смогли понять, являлись ли эти устройства беспилотными или же на них имелся экипаж — равным образом как и то, какие грузы перевозились и какую работу вели на «Аргусе» пробудившие его создания. Но священник уже не испытывал сомнений, что здесь пахнет Нечистым.

Наконец их механический собеседник рявкнул: — Рапорт завершен! — и после краткой паузы поинтересовался: — Новые команды? Готов к выполнению!

Усмехнувшись, эливенер погладил седую бороду и сообщил Иеро:

— Он ждет от нас приказов, мой мальчик. Ну, и чего же ты хочешь?

— Чтоб эта летающая гробница смерти провалилась в тартарары! Так же, как пещера с машинами, Домом и колдунами Нечистого! — Священник облегченно вздохнул, глядя, как тусклая искорка скользит по ночному небу. — Многие боевые механизмы древних имели систему самоликвидации. Наверное, есть такая и в этом сателлите. Значит…

— Хорошая мысль, — согласился брат Альдо. — Лучший способ покончить с делом.

Он вступил в переговоры с «Аргусом», о чем-то спрашивая его, выслушивая ответы, мрачнея и спрашивая вновь. Это длилось минут семь или восемь, и священник, покусывая губы, терпеливо слушал диалог двух голосов: теплого, живого и металлического, мертвого. Иногда он ловил знакомое слово — «порт», «пароль» или «челнок», но общий смысл беседы ускользал от него; звуки древнего языка казались непривычно резкими, будто разговор то и дело переходил в ругань.

Наконец брат Альдо повернулся к нему и с угрюмым видом произнес:

— Боюсь, сынок, мы не сможем взорвать эту штуку. Для этого, видишь ли, нужен особый пароль, известный только древним генералам. Тот, который излучается при нажатии на клавишу, разрешает сателлиту говорить с нами и выполнять наши приказы, однако не все. Пределов нашей власти я так и не выяснил, но ее не хватает, чтоб запустить механизм самоуничтожения. Правда, есть другой способ… не уничтожать, а сделать так, чтобы ракеты, летящие с земли, не могли соединиться с сателлитом. Он, — брат Альдо ткнул пальцем вверх, — называет это блокировкой стыковочных портов. Это не морские порты при гаванях, а что-то вроде особых дверей… я не совсем понял, как они действуют, но приказал, чтобы на них были навешаны замки.

— Что ж, если ничего иного нельзя сделать… — Иеро развел руками и надавил клавишу выключения.

Экран со звездным небом погас, как и другой, прямоугольный. Они сидели в молчании, глядя на громоздившиеся внизу облака и вспоминая про озарившее их дьявольское пламя. Лицо брата Альдо выглядело усталым, на лбу и у полных губ пролегли морщины, веки отяжелели. «Сколько ему лет? — подумал Иеро. — Наверняка не меньше сотни…» Такой возраст казался священнику почти бессмертием. Если обычный человек может достичь его и сохранить энергию и силу, чего стоят соблазны Нечистого? Все эти обещания власти и вечной жизни… Брат Альдо имел то и другое, не осквернив души союзом с дьяволом.

Внезапно он откинулся в пилотском кресле, закрыл глаза и тихо вымолвил:

— Не знаю, мой мальчик, верно ли мы поступили, отдав команду этому «Аргусу»… Враг коварен и хитер… Может, сами того не ведая, мы предупреждаем его? — Вздохнув, старик добавил: — Однако сделанного не вернешь! Надеюсь, рука у него не такая длинная, как мысль, и не дотянется до нас.

Но эта надежда не оправдалась.

Миновал день, и в сумерках дирижабль приземлился на вершине холма, торчавшего над степью как прыщик на коже великана. Верхушка этой возвышенности была плоской, окруженной гранитными глыбами, словно кто-то превратил ее в рукотворное укрепление, воздвигнув по периметру невысокие утесы и завалив проходы между ними камнями помельче. Тут струился ручеек, питавшийся, видимо, подземными водами; он пробивался среди скал и, проложив себе ложе по склону, наполнял довольно большое озеро у подножия холма. У ручья росли травы, а чуть поодаль — большой раскидистый граб, к стволу которого привязали канаты, подтянув гондолу почти к самой земле. Совершив быструю вылазку к озеру, Иеро и Горм возвратились с добычей, крупным гусем, весившим фунтов сорок. При виде его мастер Гимп облизнулся и начал торопливо раскладывать костер.

Заночевали путники в гондоле — с приходом темноты с севера надвинулись облака и хлынул сильный дождь. Шорох и шелест водных струй убаюкивал, влажная теплая тьма заползала в кабину сквозь распахнутый люк, тихо журчал ручей, пахло землей, травой, дымом от погасшего костра, и священнику казалось, что он вновь находится в далеких степях иир’ова, Детей Ветра.

Он заснул с этой мыслью, но пробудился среди ночи будто от внезапного внутреннего толчка. Не потому ли, что прекратился дождь, и стих усыпляющий монотонный шелест? Нет… Может быть, какая-то опасность витала в воздухе, какой-то зверь взбирался по склону холма? Сомнительно… Слух и быстрый ментальный поиск не говорили ничего. Сигнал от компьютера? Звонок или вспышка лампочки? Но огоньки в пилотской кабине чуть тлели, и оттуда не доносилось ни звука.

Внезапно он понял и вскочил на ноги.

Предупреждение! Сигнал от Локи, от Нечистого! Не одобрительный, не направляющий, не саркастичный — совсем с другим оттенком! Как обычно, едва заметный, с трудом проникший сквозь многослойную защиту, но совершенно недвусмысленный!

— Вставайте! — крикнул Иеро. — Вставайте! Груз — наружу! Выбрасывайте все, что удастся, и бежим!

Он уже швырял сквозь раскрытый люк мешки с запасной одеждой, копья и арбалеты, ящики с продовольствием и стрелами. Брат Альдо и Гимп помогали ему без лишних вопросов. С минуту с кабине слышалось лишь громкое дыхание людей, мягкие шлепки мешков да лязг и звон оружия.

«Горм!» — позвал священник.

«Я уже на поляне».

«Перетаскивай мешки к скалам, прячь в щели. Все, что успеешь! И не приближайся к дирижаблю!»

«Понял», — пришел ответ.

Внутренние часы Иеро подсказали, что время вышло.

— Уходим! — распорядился он, хватая метатель, тяжелую сумку с зарядами и подвернувшуюся под руки корзину. — Брат Альдо, ты — первый! Хватай, что можешь — и к камням! Прячься!

Они побежали, инстинктивно пригибаясь и скользя в мокрой траве, отбрасывая груз подальше от дирижабля; луна в разрывах туч да рычание Горма помогали ориентироваться.

«Здесь проход среди утесов, — сообщил медведь. — Безопасное место. Но что случилось, друг Иеро?»

Трое человек скользнули друг за другом в узкую щель, бросили на землю свою ношу, а затем и сами распластались на каменистом грунте. Здесь было темно, как в желудке у снапера.

— Да, мой мальчик, что случилось? — повторил брат Альдо вопрос медведя.

— То, чего ты опасался. Враг коварен и хитер, и рука у него такая же длинная, как мысль… Не знаю, как, но он сейчас дотянется до нас.

Тонкий синеватый луч пал с неба, заплясал острием клинка в листве граба и по обшивке дирижабля, кромсая их в клочья; с глубоким шумным выдохом «Вашингтон» будто провалился внутрь себя самого, осел и расплющился, накрыв гондолу. Газ, наполнявший его оболочку, был негорючим, пластик корпуса тоже сопротивлялся огню, но дерево уже пылало, разбрасывая огненные искры. Затем синеватая игла нашарила баки с горючим, пламя вспыхнуло с громким хлопком, оранжевый столб взметнулся в воздух, и лицо священника опалило жаром. Он прикрыл глаза ладонью, а когда отвел ее, упавший с неба луч исчез, а на месте дирижабля пылал костер из обломков дерева и пластика.

— Все! — Он поднялся, отряхивая куртку. — Теперь остается лишь подойти к огню и поглядеть, что можно спасти из нашего имущества.

Капитан Гимп чертыхнулся.

— Нас нашел Нечистый? Не так ли, мастер Иеро?

— Нашел он нас давно, — откликнулся священник, — а теперь подверг наказанию. Отомстил! Думаю, за излишнюю самонадеянность.

— Но как ты… — начал брат Альдо.

Иеро резко вздернул голову.

— Он расщедрился на предупреждение! Понимаешь, предупредил меня, послав сигнал, проникший сквозь защиту! Не знаю, по какой причине, но он не хочет нашей гибели.

— Может быть, не нашей, а твоей? — тихо произнес брат Альдо, но эти слова безответно повисли в воздухе. Священник лишь пожал плечами и направился к разбросанным у пылающего огня мешкам и ящикам.

Кто может предвидеть умыслы дьявола?

Рука его безотчетно нащупала древний крестик в кармашке перевязи.

ГЛАВА 8. СТЕПЬ И ГРАНИЦА

— Дальше они не пойдут, — сказал брат Альдо, поглаживая ноздри вороного скакуна. — И скажу тебе по чести, мой мальчик, я не намерен их гнать и чинить насилие над столь прекрасными животными. Они и так нам изрядно послужили.

Иеро, положив руку на приклад свисавшего с плеча метателя, согласно кивнул. В самом деле, кони послужили им лучше некуда — без них пришлось бы бросить большую часть снаряжения и запасов. Да и путешествовать в степных просторах вместе с лошадьми было гораздо безопаснее — не каждый хищник рискнул бы напасть на табун, охраняемый тремя десятками яростных жеребцов.

Шесть дней назад они встретили утро у обломков воздушного корабля, затерянные в саванне, что протянулась на все четыре стороны света. Большую часть имущества им удалось спасти; у них было оружие, одежда, пища и даже мешок с пеммиканом, который Горм оттащил к камням в первую очередь. Не было лишь одного — спин, на которые можно взвалить весь этот груз.

Проблема, однако, разрешилась. Пока Иеро и мастер Гимп возились у груды вещей, откладывая нужное и соображая, что навьючить на Горма, а что — на собственные плечи, брат Альдо спустился с холма на равнину и вскоре исчез среди высокой, по грудь, травы. В этой степи, где обитали лишь птицы да звери, о нем не приходилось беспокоиться; ментальное искусство эливенеров служило защитой от любого хищника. Их Братство, изучавшее животный мир на протяжении пяти тысячелетий, стало уже такой же частицей природы, как ветер, дождь или солнечный свет, и Иеро не был бы удивлен, если бы родич его принцессы вернулся к холму верхом на полосатой кошке, которую он называл тигром.

Но брат Альдо, похоже, рассудил, что тигры в данной ситуации бесполезны и не стоят усилий на их приручение. Солнце еще карабкалось к зениту, когда в степи возникла темная полоса, а почва дрогнула под ударами сотен копыт — и не прошло и четверти часа, как у подножья холма, рядом с озером, появился табун грациозных животных. Струились по ветру хвосты и гривы, пронзительное ржание оглашало воздух, мелькали то белоснежная спина, то золотистый или серый бок, то круп, широкий и темный, как ночь; резвились жеребята, кобылы щипали траву, а жеребцы гордо вскидывали головы и настораживали уши.

Как они были прекрасны! Сердце Иеро затрепетало, охваченное древним чувством близости к этим животным, чудесным творениям Господа, которых Он создал в помощь человеку. Но, несомненно, не только затем, чтоб ездить на них, возить грузы или мчаться в бой — эти утилитарные задачи не раскрывали их сути и смысла. Смысл же заключался в том, чтоб любоваться ими, поскольку Бог с безмерной щедростью отпустил им то, чего не хватало лорсам — красоту.

Брат Альдо подъехал к спутникам на великолепном коне с черной блестящей шкурой. Казалось, они знают друг друга добрый десяток лет, проведенных в неизменном согласии; эливенер, держась за гриву, сидел свободно, точно на смирном быке кау, а жеребец нес его с плавным неторопливым величием и только пофыркивал на других лошадей, как бы желая предупредить: эта почетная ноша — моя! Видно, он был вожаком — кони расступались, давая ему дорогу. В сотый раз Иеро поразился той власти, которую эливенеры имели над животными; сам он мог бы убить любое из этих созданий или покорить силой, а вот подружиться было б гораздо трудней.

— Я заключил союз, дети мои, — произнес брат Альдо, взирая с высокой спины на своих двуногих и четвероного спутников. — Наши новые друзья готовы отправиться к юго-западу и проводить нас до границ саванны. Я даже договорился, что они понесут груз и нас самих — за исключением, конечно, Горма. Он умное и благородное существо, но все же с мохнатой шкурой, клыками и когтями, а лошади таких не любят. Но они согласны потерпеть его присутствие, если он не станет им досаждать и приближаться к жеребятам.

— Клянусь клотиком и мачтой. — выдохнул пораженный Гимп. — Усмирить этаких зверюг! Почтенный мастер творит чудеса! Если бы перевезти это стадо в Ниану и продать по пятьдесят монет за каждого, отбоя не было б! А доход… — Он оглядел табун, поднял глаза вверх и погрузился в сложные расчеты.

«Наш старейший — святой человек», — сообщил Горм, осторожно подкатываясь к вороному и позволяя себя обнюхать. В следующий миг все касавшиеся его условия были нарушены: к медведю подскочил один жеребенок, затем — другой, а следом — целая орда. Волны игривого восторга текли от них к Иеро; улыбаясь, он следил, как Горм притворно рычит на малышей, бросается за ними в погоню, а те кружат рядом с медведем, пихая его мордами в бока и стараясь повалить. Подскакали несколько кобыл, тревожно раздувая ноздри, но вдруг успокоившись, стали щипать траву, не обращая внимания на игравших. Вид у них был такой, будто они не возражают свалить заботы о потомстве на мохнатую няньку.

Брат Альдо погладил седую бороду.

— Кажется, с Гормом и жеребятами у нас не возникнет проблем. Ну, тогда грузите мешки! Вот этот рыжий конь — для тебя, Иеро, а эта кобылка согласна подставить спину мастеру Гимпу… Те трое понесут имущество. Грузите его, и в путь!

Путь занял шесть суток, и за это время Иеро дважды слышал зов, подтверждающий, что они двигаются в нужном направлении. Степь изо дня в день менялась; холмы и высокие деревья постепенно исчезали, травы становились ниже и жестче, мелели ручьи и водоемы, воздух казался суше — видимо, летом этот район превращался в полупустыню с выгоревшей растительностью и без источников воды. Но сейчас была весна, и среди изумрудных травяных стеблей пестрело множество цветов — алые маки, лазуритовые васильки и огромные желтые одуванчики. Тут и там паслись стада быков и антилоп, иногда попадались горбачи с длинными шеями и на редкость уродливыми мордами, кабаны и огромные птицы, от которых табун старался держаться подальше. Вероятно, среди копытных соблюдалась четкая иерархия, касавшаяся водопоев, пастбищ и того, кто кому обязан уступать дорогу; первыми шли быки — большие, косматые с трехфутовыми острыми рогами, затем — горбачи, чьи копыта и мощные ноги давали весомое преимущество в драке, а уж затем — лошади и антилопы. Птицы держались особняком; как заметил Иеро, они не проявляли интереса к траве, листьям и плодам, а выискивали мелких животных, степных зайцев, тушканчиков и крыс.

Время от времени за табуном увязывались хищники, не столь крупные, как волки, и похожие на рыжих гладкошерстных псов. Их главным оружием была настырность; они могли преследовать стадо часами, разражаясь иногда дикими воплями, напоминавшими хохот обезумевшего человека. Цель погони была для Иеро неясной — ведь эти твари не могли догнать и одолеть кобылу или жеребца. Но однажды утром из бамбуковых зарослей прянул большой полосатый тигр, и рыжие хищники тут же разразились восторженным воем — видимо, они подбирали останки трапез более крупных собратьев.

К счастью, метатель был у священника под руками, и тигр остался лежать в траве с разбитым черепом. Грохот выстрела перепугал табун едва ли не больше, чем огромная кошка, и лошади пустились в стремительный галоп; Иеро едва успел вцепиться в гриву своего скакуна и стиснуть его ногами. Удержаться на этом могучем животном без седла и стремян было нелегкой задачей, но в этот раз все обошлось — хотя капитан Гимп потом жаловался, что отбил себе задницу о тощий хребет кобылы.

На первый взгляд табун перемещался неторопливо, то и дело останавливаясь, чтоб попастись в сладких травах, однако к вечеру путники одолевали не менее полусотни миль. Для ночевки вороной вожак выбирал ровное место, подальше от холмов и деревьев, дабы ничто не мешало обзору; Иеро и Гимп раскладывали маленький костер из собранных по дороге веток, а брат Альдо пускался в долгие беседы со своим скакуном. Разум лошадей был не столь ясным, как у Клоца, однако превосходил ментальные способности их предков, и старый эливенер ухитрялся получить массу любопытной информации. Как утверждал вороной, летом эта часть степи действительно выгорала, поступая в полное распоряжение горбатых длинношеих животных — они с удовольствием ели сухую траву и могли не пить по трое суток. Другие интересные сведения касались северной окраины равнины, граничившей с лесом и заселенной странными животными — огромными, косматыми, с кольцеобразными бивнями, длинным хоботом и ногами будто живые колонны. Они собирались в небольшие стада, ели траву и ветви и не трогали ни быков, ни лошадей, и даже временами защищали их от белых/длиннозубых/несущих-смерть — так вожак называл гигантских хищников с белоснежной шкурой.

Когда костер затухал, и путники укладывались спать, являлся Горм. Пятьдесят миль в день не были для него проблемой, но он не всегда поспевал за лошадьми, а к тому же отвлекался на различные соблазны — дупла, полные прошлогоднего меда, свежие бамбуковые стебли, форелей и лососей, что попадались в каждой речушке и наиболее полноводных ручьях. Обычно он извещал о своем приближении кратким ментальным сигналом, адресованным не Иеро, и не брату Альдо, а лошадям: образ мохнатого медвежонка, который катается в траве среди жеребят. Затем приходила мысль: «Я здесь, друг Иеро, и я сыт»; следом за ней раздавалось тихое сопение, и священник чувствовал, как теплый шершавый язык касается его щеки.

На пятый день с запада повеяло морским ветерком, а в полдень шестого запахи соли и влажных водорослей сделались совсем отчетливыми. Но степь, однако, становилась все засушливей, и среди травы начали попадаться проплешины песка. Он был не золотистым и не желтым, а грязновато-серым, и вскоре Иеро определил, что почва здесь хранит слабые следы радиоактивности. Кажется, они приближались к пустыне Смерти, хотя он не мог понять, что явилось целью для древних ракет в этих безлюдных краях. Ни разу они не встретили человеческого следа или развалин поселений, которые тут, несомненно, были — но, вероятно, редкие и небольшие, так что время стерло их до основания, а ветры развеяли прах.

Наконец на западе засинело море, трава исчезла, и под копытами лошадей зашелестел песок. Они шли вперед все медленней и неохотней; вороной вожак останавливался через каждую сотню шагов, поворачивал голову к брату Альдо и косился на него укоризненным взглядом, будто говоря: «Неужели ты хочешь, чтоб мы пропали в этих гибельных песках?» Радиация была слабой и, по наблюдениям Иеро, не увеличивалась, однако ее хватало, чтобы отпугнуть животных.

Брат Альдо слез с вороного и похлопал его по шелковистой шее.

— Пора прощаться, малыш. Спасибо тебе и твоему племени.

Иеро и мастер Гимп разгрузили вещи, которых осталось не так много — фляги, пара бурдюков с водой, одежда, метатель, копья и два арбалета с запасом стрел, сумка с картами, зрительной трубой и другими мелочами. Кроме того, у них был небольшой запас сухарей и сушеного мяса, а также полупустой мешок с пеммиканом. Нелегкая ноша для их маленькой экспедиции, но сущий пустяк для трех лошадей.

Невольно вздохнув, священник проводил табун взглядом и повернулся к югу. Бесплодная равнина, засыпанная серыми песками, лежала перед ним; где-то далеко за ней маячили горные вершины, а справа, милях в трех-четырех, блистала морская гладь, над которой кружили чайки. Оттуда налетал порывали свежий ветер, гнал редкие облака, умерявшие знойную духоту; солнце хоть и перевалило зенит, но до вечера было еще часов пять.

— Я думаю, — произнес брат Альдо, — сегодня нам не стоит трогаться в дорогу. С грузом по такой жаре мы не пройдем и пяти миль.

— Согласен, — кивнул мастер Гимп, — но по другой причине. Моим ягодицам нужен отдых после шестидневной тряски на лошадиной спине. До чего же она костлявая! И я, клянусь мачтой, пересчитал все проклятые позвонки от шеи до самого крупа!

— Мы заночуем здесь, — кивнул Иеро, — а дальше пойдем вдоль морского берега. Там прохладнее, и, наверное, есть сухие водоросли для костров. Но прежде… — Он поглядел на чаек, метавшихся над морем, и довольно усмехнулся. — Прежде я попробую разведать путь, взглянув на него чужими глазами. Запасы воды у нас небольшие, и мне хотелось бы знать, где и когда мы набредем на ручей или речку.

С этими словами он сбросил с плеча метатель и сумку с зарядами, уселся, скрестив ноги, на песок, и закрыл глаза. Искусство дальновидения было одним из самых сильных его талантов, и за два последних года он усовершенствовал свое мастерство — теперь он мог не только увидеть местность глазами птицы, но и отдать ей приказ двигаться в нужную сторону. Это было непростой задачей, лишь внешне похожей на управление человеческим существом. В последнем случае Иеро подчинял себе разум и слух, зрение, обоняние и мышцы — словом, превращался в кукловода, который дергает нужные ниточки, но с птицей этот способ не годился. Он был человеком, а значит, мог делать с полной уверенностью то, что человеку привычно — идти или бежать, сесть или прыгнуть, лечь или метнуть камень. Но рефлексы, необходимые для полета, у него отсутствовали, и попытка управиться с крыльями была бы, скорее всего, фатальной — его пернатый компаньон просто бы рухнул вниз.

Памятуя об этом, он осторожно внедрился в сознание чайки. Птица оказалась крупной — не таким гигантом, как хищницы, едва не убившие Лучар, но все же в три-четыре раза больше, чем чайки былых времен. Чайка кружила над морем, высматривая рыбу, а священник убеждал ее, что она сыта, что стоит подняться повыше, полететь к берегу и высмотреть местечко для отдыха. Понемногу это удавалось; синий морской простор, качавшийся под ним, сменился серой полосой песка, прибрежными камнями в плетях бурых водорослей и уже знакомой пустынной равниной. Она была неширока, от пятнадцати до двадцати миль, и за ней вдавался в море большой полуостров, рассеченный надвое горами. Ближняя часть полуострова зеленела лугами и лесами, среди которых сверкал голубой ятаган реки; дальняя была скрыта живописным хребтом, поросшим соснами и кедрами.

Пустыня, над которой мчался сейчас крылатый разведчик, казалась с высоты плоской, как стол, если не считать курганов и тонких стройных башенок, тянувшихся цепочкой от морского берега до самых гор. Башни блестели металлом в солнечных лучах, а курганы никак не походили на гряду холмов: все одинаковые, лежащие на равном расстоянии друг от друга и чередующиеся с башенками. Более всего это напоминало оборонные сооружения, но довольно странные — ни патрулей, ни часовых, ни воинов на башнях Иеро не разглядел. Широкая песчаная полоса меж полуостровом и степью была безлюдной, и в ней не замечалось никакого движения — лишь ветер иногда вздымал песок, закручивая его небольшими серыми смерчами.

Он направил птицу поближе к одной из башен, и тут же почувствовал ее сопротивление. Чайка не хотела туда лететь! Ее не соблазняли ни видение озера, полного серебристой форели, ни отмель с моллюсками, чья плоть соблазнительно розовела в приоткрытых раковинах, ни прочие миражи, внушаемые священником. Пришлось вообразить, что сверху нависает огромный орел с растопыренными когтистыми лапами, и что башня — скала со спасительной узкой расщелиной, куда пернатому хищнику не забраться. Пронзительно вскрикнув, чайка ринулась вперед, и Иеро увидел на мгновение далекую бухту за лесом или возможно, садом, краешек белокаменного здания и широкие ступени; затем панорама сместилась, внизу побежали серые пески с торчавшей из них металлической иглой и двумя курганами по обе стороны. Внезапно что-то блеснуло, страшный удар ослепил Иеро, обжег болью. Чайка умерла.

Он разлепил веки и потер плечо, изгоняя гнездившуюся там боль. Гимп и брат Альдо глядели на него с тревогой.

— Это, — Иеро повел рукой в сторону пустыни, — защитная полоса. Зверей и птиц отпугивает радиация, а кроме того от моря до гор протянулись заставы. Башни и конические холмы, похожие на иннейские вигви, только очень большие, ярдов двадцать в поперечнике… Стражи нет, но птицу, посланную к одной из башен, убили. Чем-то вроде огненной стрелы, похожей на молнию из пушек адептов Нечистого… Но я уверен, что на башне никого не было, и что там нет бойниц, сквозь которые можно выстрелить. Похоже, башня сама метнула эту стрелу!

— Выходит, мы добрались до места, — произнес после недолгой паузы эливенер.

— Выходит, — подтвердил Иеро, глядя, как мастер Гимп пристраивает на мешке с одеждой арбалет. Лицо капитана было хмурым и сосредоточенным; он явно готовился к соревнованию в стрельбе с Нечистым.

Священник поднялся и, вытащив из сумки подзорную трубу, направил ее на горизонт. Теперь, когда он знал, что именно искать, курганы и башни нашлись без труда; первые были словно холмики на засыпанной песком равнине, вторые — как тонкие серебристые иглы, почти сливавшиеся с небесной синевой. Расстояние до этой оборонительной линии составляло милю с небольшим.

— Взгляни, отец мой, там и там, — протянув трубу эливенеру, Иеро показал примерное направление. — И ты тоже полюбопытствуй, мастер Гимп, и скажи, что это тебе напоминает?

Капитан хмыкнул, принимая трубу из рук брата Альдо, приложил ее к глазу, потом пробормотал:

— Эти башни тонкие, как мачты, и человеку в них не забраться… во всяком случае, человеку моей комплекции… Наружных лестниц я не вижу, канатов тоже нет, и если башня стреляет сама, так это сущее колдовство! А что до холмиков, то они похожи на кучи мусора. Очень аккуратные кучи… вроде бы из бревен, камней и всякого хлама… что-то и правда напоминают…

— Огромные муравейники, — подсказал брат Альдо и повернулся к священнику. — Больше ты ничего не видел, сын мой?

— За песками — леса и горы, — отозвался Иеро, — и, кажется, есть дома… или один дом… не могу сказать в точности. Но это не крепость. Не замок, который я видел на Мануне, и на другие постройки слуг Нечистого он тоже не похож. Скорее…

— Что-то вроде королевского дворца в Д’Алви. Белый камень, просторная лестница и зелень вокруг… Впрочем, я могу ошибаться.

В молчании они выкопали яму в песке, разложили крохотный костер из запасенного по дороге хвороста, сухого и почти бездымного, обжарили мясо на кончиках ножей, съели его с сухарями и запили водой. Молчание не было полным — Иеро рассказывал Горму об увиденном, но комментарии медведя были краткими. «Если злой, который зовет тебя, — заметил он, — хочет, чтоб ты до него добрался, он не перепутает нас с птицами и не сожжет».

Спустились сумерки. С моря надвинулись тучи, закрыв тусклый бледный месяц и мерцающие звезды; лишь пламя маленького костра, незаметного с пяти шагов, соперничало с темнотой. Медведь дремал, подставив огню мохнатый бок, мастер Гимп и брат Альдо молчали, но Иеро догадывался, о чем они думают. Он сам размышлял о том же: как пробраться в обитель Нечистого мимо охранных башен и что, собственно, делать дальше. Он послан сюда Советом Аббатств и отцом Демеро на разведку, и часть его миссии уже исполнена: он посетил святые места и обнаружил, где затаился Нечистый. Возможно, этого хватило, если бы он мог вернуться в Канду столь же быстро, как долетел сюда, в далекую азиатскую степь; отцы Церкви обсудили бы принесенные им вести и приняли решение. Скажем, такое: послать воинов и священников-телепатов на дирижабле или отправить на кораблях целую армию, два или три легиона Стражей Границ.

Но «Вашингтон» погиб, и Иеро ясно представлял, что дорога домой займет не один месяц. Скорее всего, придется идти на восток, до самого побережья Великого океана, где живут желтокожие люди — те, что отправили некогда парусник в Ванк, тот самый корабль, что был уничтожен проклятыми лемутами… Чтобы добраться до этого племени, нужно пройти три с половиной тысячи миль, потом убедить их правителей в необходимости нового плавания и пересечь океан… Непростая задача! И долгая! В лучшем случае он окажется в Саске через восемь-девять месяцев, а то и через год! Что случится за это время? Какими силами овладеет Нечистый? Ведь ему уже повинуется рукотворная звезда, летящая в небе, за границами атмосферы… звезда, которая может бросать на землю молнии с фантастической точностью!

Нет, решил священник, он не может уйти из этого места, так ничего и не выяснив. Это было бы трусливым бегством, недостойным воина-киллмена и заклинателя! Он не мог бы ни оправдаться в таком поступке перед собственной совестью, ни рассказать о нем отцу Демеро, Лучар и сыну, которого она ждет… Он должен остаться здесь, узнать побольше, и если придется, вступить в борьбу с Нечистым… Сразиться с ним, даже если такая битва означает гибель!

Е г о гибель, но не смерть спутников. Они в любом случае должны вернуться в Канду и сообщить о случившемся. Поведать об острове Асл и затопленном Вечном Городе, о дельфах и Святой Земле, окутанной прахом, о людях и оборотнях, обитающих в Моске, о пещере с крохотными тварями, способными превратиться в любое животное и даже в человека… Обо всех чудесах и диковинах, которые встретились им на долгом пути! Ничего не должно пропасть, ни единая капля новых знаний… даже если он погибнет…

Это предположение на миг омрачило Иеро — не потому, что он боялся умереть, но мысль, что он не вернется на родину, не увидит Лучар и свое дитя, казалась нестерпимой. Нахмурившись и укоряя себя за слабость, священник поднял голову, оглядел сидевшего напротив Гимпа, повернулся к старому эливенеру и сказал:

— Наверное, все мы сейчас прикидываем план дальнейших действий, и я полагаю, что лучше бы нам разделиться. Я проберусь в обитель Нечистого, вы спрячетесь на морском берегу и будете ждать. Положим, десять или двенадцать дней… Когда этот срок минует, найдите новый табун лошадей и двигайтесь на восток, в страну желтокожих. Это самый разумный выход, отец мой. Все яйца не кладут в одну корзину — тем более, что рядом с нею вертится лиса.

— Не нравится мне эта идея, сынок. Разумом я готов ее принять, но сердцем… — Брат Альдо сокрушенно покачал головой.

Мастер Гимп стукнул по колену увесистым кулаком.

— Мне тоже не нравится, будь я проклят! Конечно, пер Иеро, ты великий воин, искушенный вдобавок в магических фокусах, но даже у лучшего из бойцов всего лишь две руки. А еще — спина! Кто будет прикрывать твою спину, а заодно — и задницу? Мы, и только мы! Один медведь, один мудрец и один морской краб с крепкими клешнями! — Он вытянул мощную волосатую руку. — Или мы вместе погибнем, или…

— Спокойнее, почтенный мастер, спокойнее, — прервал капитана брат Альдо. — Конечно, мы дороги перу Иеро, но в данном случае он заботится не о наших жизнях. Вернее, и о них тоже, но во вторую очередь. а в первую — о том, что мы увидели и узнали. Проще сказать, не о твоей голове, Гимп, а о ее содержимом.

Физиономия капитана вдруг исказилась в гневной гримасе. Он сидел напротив Иеро, за ямой, в которой дотлевал костер, и отблески огня меняли его лицо странным, непонятным образом. Тени и морщины словно углубились, полные щеки стали суше, нос заострился, а лоб как бы раздался вверх и в стороны, нависнув над глубокими темными глазницами. Гимп снова вытянул руку и стиснул пальцы, будто пытаясь схватить пустоту или нечто нависшее над костром; губы его шевельнулись, но из горла вырвался лишь яростный хрип.

— Что это с ним? — произнес Иеро, вставая.

Обеспокоенный эливенер тоже вскочил на ноги.

— Напоминает мозговой удар… Никогда б не поверил, что с Гимпом случится такое! Он крепок, как бык кау! — Брат Альдо ринулся к мешку, в котором хранились целебные снадобья. — Сейчас я поищу что-нибудь успокоительное, а ты прощупай его разум. Может быть, внезапный спазм сосуда… мозг в таких случаях отключается…

Жутко хрипя, хватая воздух ртом, Гимп повалился на бок. Лицо его побагровело, но щеки тут же запали и начали бледнеть; он по-прежнему сжимал кулаки и двигал ими так, словно пытался ударить кого-то невидимого, неощутимого. Казалось, он сражается с тенью, но где находился его призрачный противник? В налетевшем порыве ветра, в клубе дыма, в песчаном смерче или в нем самом?

Мощным усилием Иеро разрушил свой ментальный барьер, даривший безопасность, но делавший его почти слепым. Мысль его метнулась к Гимпу, мозг которого напоминал клокочущий вулкан; прочная твердь — разум капитана — таяла и содрогалась под напором огненной лавы, раскаленных газов и кипящих вод. То был припадок яростного умоисступления, но причина его заключалась не в дефекте кровеносных сосудов или другой внезапной болезни, а в борьбе, в сражении, что вели меж собою две силы, внутренняя и внешняя. Внешняя побеждала, и священник с ужасом видел, как лицо Гимпа меняется, приобретая знакомые черты: широкий лоб, крючковатый нос с четко вырезанными ноздрями, глубоко запавшие глазные впадины, тонкие, кривящиеся в насмешливой ухмылке губы.

Перед ним был Нечистый! В том же облике, что являлся ему в плоти Дома и оборотня! Он ощущал, как крепнет ментальная нить, соединявшая разум его товарища с неким источником силы, таившимся где-то за песками, ветрами и тьмой, за башнями и курганами, что стерегли безмолвную пустыню. Этот канал становился все шире и мощнее, но вместе с ним рос и укреплялся гнев — холодный, тяжкий, готовый прянуть из разума Иеро неотразимой ментальной стрелой.

Подскочил брат Альдо — с мягкой тканью и небольшими стеклянными флаконами; от них тянуло резким свежим ароматом.

— Подержи Гимпа, сын мой! Я разотру ему виски, а потом заставлю проглотить вот это зелье… Надеюсь, оно подействует.

— Нет, — пробормотал Иеро сквозь зубы. — Это не болезнь, это ментальная атака, и тут лекарства не помогут. — Челюсти его свело от страшного мысленного усилия, но он заставил себя говорить. — Нечистый овладевает Гимпом. Я постараюсь рассечь канал, и если это удастся, ты прикроешь нас щитом. Плотным и прочным, как броня снапера!

Эливенер кивнул и, присев, положил голову капитана к себе на колени и обхватил его за плечи. Тело несчастного сотрясали конвульсии, но лицо было уже спокойным. Чужое лицо, лишь отдаленно напоминавшее мастера Гимпа.

— Эта тварь, что хочет вселиться в него, способна менять облик своих жертв, — с полным самообладанием произнес брат Альдо. — Психическая трансформация сопровождается телесной… Никогда бы не подумал, что такое возможно! — Он наклонился, заглянул в темные мрачные глаза существа, завладевшего чужим разумом, и пробормотал: — Держись, сынок! Мы тебя не отдадим!

Пружина мысленного арбалета все туже скручивалась в сознании Иеро. Виток гнева, виток презрения, виток ненависти… Он воззвал к Богу и приготовился метнуть незримую стрелу.

Рот Гимпа раскрылся, и странный хриплый звук сорвался с губ.

— Хрр… Твой приятель упрям, но я… хрр… заставлю его подчиниться… Слушай… хрр… Ты должен…

— Я знаю, что я должен и чего не должен, — с холодным бешенством произнес священник.

Стрела сорвалась, рассекла ментальную нить и тут же обернулась пламенем, яростным целительным пожаром, что выжигало следы чужого присутствия в разуме Гимпа. Одновременно путников накрыл ментальный щит, отгородившей их от злобной воли, что бушевала за его пределами. Барьер за барьером воздвигались братом Альдо с той же легкостью, с какой эливенер повелевал животными; невидимый колпак был прочен, но Иеро добавил к нему еще одну стену, ибо ни он, ни Альдо не представляли, какая сила им противостоит.

Затем он выскользнул из сознания капитана, сел и вытер пот со лба. Гимп снова был Гимпом; щеки его еще багровели от прилившей крови, однако знакомые черты и шумное, но не хриплое дыхание доказывали, что Нечистый побежден и изгнан. Горм, застывший на земле во время недолгой схватки, коснулся разума Иеро.

«Пожалуй, этой ночью мне лучше бодрствовать, — сообщил он, поднявшись и ковыляя в темноту. — Поброжу здесь и там, понюхаю, чем пахнет воздух, послушаю, что принесет ветер. Не беспокойся обо мне, друг Иеро, я буду осторожен».

Брат Альдо поил Гимпа каким-то снадобьем, осторожно вливая жидкость капитану в рот.

— Дам ему успокоительное… Он должен выспаться после такой встряски. Я знаю, вино ему больше по вкусу, но наш запас исчерпан, и к тому после моих бальзамов не болит голова. Завтра он будет таким же крепким и подвижным, как обычно. Но нам придется охранять его от Нечистого!

— Эта тварь настигла самого слабого из нас, — произнес Иеро, слушая, как дыхание капитана становится размеренным и спокойным. — Мы, трое, телепаты, и наши разумы защищены, поэтому он выбрал Гимпа. Кажется, он пожелал что-то мне сказать. То ли поиздеваться, то ли намекнуть, какая дорога ведет к его логову.

— Мы отбили его атаку, — заметил брат Альдо, собирая свои флаконы, — ментальную атаку, мальчик мой, но он может придумать что-то еще. Поставленный нами барьер охраняет от злобных мыслей, но не от копий и мечей.

Иеро кивнул и, придвинув поближе метатель, склонился над сумкой, пересчитывая заряды. Потом он поднял голову и встретил взгляд брата Альдо. Соединив свои души и сердца, они долго смотрели друг на друга, черпая поддержку в борьбе со страхом и тревогой.

Сигнал от Горма пришел в самое темное время, часа в два пополуночи.

«Вставай, друг Иеро! Они идут!»

«Кто и откуда?» — отозвался священник, стремительно поднимаясь. Метатель застыл в его руках, над левым плечом темнела рукоять клинка, над правым — ложе арбалета.

«Кто — не могу разобрать, они прикрыты щитами. Идут от ближнего кургана. Быстрей, чем ходит человек, но медленнее, чем скачут лошади».

Значит, будут здесь минут через восемь-десять, подумал Иеро и приказал:

«Прячься! Что бы ни случилось с нами, ты должен быть свободен».

От медведя пришла не мысль, оформленная словами, а чувство тревоги за друзей, смешанное с уверенностью, что его не найдут. Вряд ли Нечистый мог подслушать эти ментальные переговоры — они пользовались слишком необычной частотой, неведомой птицам и животным, рыбам, змеям, ящерам — и, разумеется, человеку. За всеми этими сигналами живых существ лежала область фона, который создавался излучениями насекомых; когда-то, в день пленения на Мануне, Иеро открыл, как пользоваться этой областью для передачи связных сообщений. Это была его военная тайна, но кроме нее он не имел никакий преимуществ: создания, что приближались к лагерю, были надежно защищены. Чем-то похожим на приборы адептов Нечистого, которые он видел прежде; ему казалось, что скрывающий их ментальный колпак носит скорее искусственный, а не природный характер. Но этот щит работал превосходно, и священник даже не мог сказать, сколько врагов явится из ночного мрака. Не один и не сотня, это было понятно, но между десятком и четырьмя дюжинами была большая разница.

Брат Альдо тоже поднялся и стоял сейчас около храпящего Гимпа, напряженно всматриваясь в темноту.

— Можешь его разбудить? — спросил Иеро.

— Могу, но это займет время, — отозвался эливенер.

— Времени у нас нет. Постарайся оттащить его от костра.

Иеро бросил пару сухих веток на тлеющие угли и отступил в сторону, в тень. Подумав, он положил заряженный метатель на землю и снял с плеча арбалет. Метатель, самое мощное его оружие, останется напоследок; удачный выстрел мог уложить сразу нескольких врагов.

Он ждал. Над засыпанной песком пустыней шелестели порывы ветра, и вскоре к ним начали примешиваться шорох и странные скрипы, напоминавшие звук трущихся друг о друга рассохшихся деревяшек. Ментальный щит над лагерем исчез, и Иеро почувствовал, как мысль брата Альдо ринулась к северу, к степям, заросшим сочной травой, где паслись могучие быки и быстрые кони. Стадо быков было б сейчас кстати, мелькнула мысль; да и пара огромных кошек тоже пригодилась бы.

— Очень далеко, — вымолвил за его спиной брат Альдо. — Ни одно из животных, способных сражаться, не услышит моего призыва. На берегу спят чайки, не очень много, с десяток. Позвать их?

— Я тоже так думаю, — со вздохом откликнулся эливенер. — К чему губить невинных птиц?

Высокая тень мелькнула за костром, Иеро вскинул арбалет, выстрелил и тут же перезарядил оружие. Тень исчезла, но он был уверен, что не промахнулся: стрела ударила во что-то прочное — может быть, в доспех — и пробила его с ясно различимым треском. Но нападавший не отозвался ни воплем, ни вскриком, будто убитый наповал.

Шорох и скрипы раздавались теперь со всех сторон, а кроме того появился запах, едкий и неприятный, как от разлитой кислоты. В горле Иеро першило.

— Слева и сзади, — спокойным голосом произнес брат Альдо.

Быстро повернувшись, священник послал стрелу в смутный расплывчатый силуэт. Снова треск и мертвое безмолвие. Кажется, эти существа, кем бы они ни были, предпочитали умирать без стонов. Немые? — мелькнула мысль. Одновременно Иеро поразил третью тень.

Но это не остановило нападавших. Скрипы и шорохи их движений слышались теперь совсем близко, и священник уже не сомневался, что имеет дело с какой-то новой породой лемутов, с тварями, не ведавшими страха, и равнодушными к жизни и смерти. Если б он мог изучить этих существ! Узнать их сильные и слабые стороны, их пристрастия и страхи! Но времени на это не оставалось.

Мысль брата Альдо достигла его сознания.

«Они слишком хорошо защищены, сынок. Я не могу уловить их ментальных излучений и почти ничего не вижу в этом мраке. Но клянусь Одиннадцатой Заповедью, это не теплокровные существа!»

«Люди-ящеры? Похожие на глитов?» — отозвался Иеро, напряженно всматриваясь в темноту.

«Нет. Что-то иное», ответил эливенер и замолчал.

Едкий запах усилился, от него начала кружиться голова. Ветки, прогоравшие в костре, вдруг вспыхнули, брызнув фейерверком искр, и священник увидел, что тьма в одном месте сгущается, будто там находилось пять или шесть готовых к нападению созданий. Отбросив арбалет, он быстро поднял метатель и нажал на спусковой крючок. Грохот выстрела раскатился над безмолвной пустыней, и яркая вспышка высветила на миг черные фигуры с сегментированными телами, гибкие конечности, огромные выпуклые глаза и торчавшие под ними жвалы.

Жуки? Нет, скорее муравьи, подумал Иеро, выхватывая клинок. Где-то рядом вскрикнул брат Альдо, запах стал нестерпимым, и священник, развернувшись, со всего маха рубанул мечом. Казалось, лезвие прошло насквозь через тонкую, но прочную доску; он выдернул его с трудом и нанес новый удар, почти не сознавая, куда метит и кого бьет. Он терял сознание от плывшей в воздухе едкой вони; каждый вдох обжигал гортань и легкие, будто в них впивались тысячи иголок.

Чьи-то жесткие конечности обхватили его, вырвали меч, спеленали, будто шуршащие прочные канаты, стиснули клещами. Падая в пропасть беспамятства, он вспомнил о Горме, послав ему прощальную весть, затем подумал о Лучар. Увидит ли он ее? Свою любимую принцессу и их ребенка?

Мысль оборвалась, и мрак сомкнулся над ним.

Свежий бодрящий воздух, ласкающее тепло, ощущение мягкости… Ни тяжких цепей, ни рева адского пламени, ни ментальной иглы, пронзающей мозг… Тишина. Однако не гнетущее безмолвие склепа — откуда-то издалека слышались птичий щебет, шелест листьев и плеск воды, будто бы падавшей тонкими струями в озеро.

Иеро осторожно открыл глаза и осмотрелся. Он был раздет, и потоки теплого воздуха, струившиеся сверху, приятно ласкали нагое тело. Ложе под ним казазось широким и мягким, а комната — просторной: квадратное помещение футов тридцати в поперечнике, с белыми стенами, высоким потолком и полированной дубовой дверью. Дверь была справа, а слева, за шестью колоннами с полукруглыми арками, открывался вид на внутренний дворик с увитой зеленью беседкой в одном углу и серебристой ивой — в другом. Между беседкой и деревом лежал пруд, края которого были облицованы гладким серо-зеленоватым мрамором; посередине находилось какое-то устройство, выбрасывающее в воздух прозрачные струйки воды. Чуть повернув голову, он разглядел во дворике усыпанные алыми цветами кусты, каменные скамейки на фигурных ножках, похожих на львиные лапы, и колоннаду с арками — видимо, проходами в другие помещения.

Непохоже на ад, где правит Нечистый, подумал священник. Ни на ад, ни на темницы и подземелья Мануна, чьи стены пропитаны кровью и страданием…

Ментальное чувство подсказывало, что во дворике нет никого, кроме певчих птиц и насекомых, но справа, за дверью, ощущалось чье-то присутствие. Не животное, не лемут, скорее всего человек… Разум его был открытым, но Иеро, подозревая ловушку, не торопился нырнуть в пропасть чужого сознания. Вместо того он попробовал связаться с братом Альдо и Гормом, но старый эливенер не откликнулся, а медведь был слишком далеко, милях в тридцати, если не больше. Слабые сигналы доходили, но понять их смысл Иеро не мог.

Он восстановил свою ментальную защиту, потом сел, спустив ноги с мягкого низкого ложа. Теперь вся обстановка комнаты была перед ним: круглый стол и два кресла из такого же мореного дуба, что и дверь; высокий серебряный светильник в виде древесного ствола с хрустальными цветами-лампионами; еще один столик — маленький, резной, с кувшином и парой кубков на подносе; на полу — огромный серо-голубоватый ковер, на стене — необычное украшение: занавес из блестящих стеклянных шариков, за которым, в просторной нише, розовела мраморная ванна и сверкали золотистые рукоятки кранов. Хоть комната выглядела полупустой, роскошь и изящество ее обстановки поразили священника; каждый предмет, начиная с кубков и кончая креслами, казался произведением искусства, выполненным с великим мастерством и тщанием. Такого он не видел ни в королевском дворце, ни у вельмож в Д’Алви, ни у себя на родине; впрочем, Республика пренебрегала роскошью в пользу разумного аскетизма.

Однако главным поводом для изумления был дальний угол комнаты, где аккуратно сложили мешок с запасной одеждой, и другой мешок, с картами, зрительной трубой, шкатулкой с лекарствами и прочими мелочами, а также оружие: два копья, два арбалета, стрелы к ним, мечи и ножи, метатель и сумку с зарядами. Тут было все, даже фляги и посох брата Альдо, все, кроме продовольствия; вероятно, кто-то решил, что пеммикан, сушеное мясо и сухари больше не понадобятся пленнику.

Но пленник ли он?

Иеро поднялся, бесшумным волчьим шагом пересек комнату и убедился, что не стал жертвой галлюцинации: в одном из кресел была разложена его одежда, а рядом стояли сапоги. То и дело бросая взгляды на дверь, он начал одеваться и тут же обнаружил под тщательно вычищенной курткой свой медальон и мешочек с магическим кристаллом и Сорока Символами. Вытряхнув на ладонь знак Книги, священник несколько секунд разглядывал его, соображая, не значит ли этот роскошный покой, что он удостоился Божьей помощи и угодил не в пасть Нечистого, а в чертоги премудрого Творца. Затем с горькой усмешкой бросил фигурку в мешок. Не стоило себя обманывать; если бы он находился сейчас в руке Господней, то Гимп и старый эливенер были бы, конечно, с ним.

Когда он надел перевязь с коротким тяжелым мечом, дверь приоткрылась. Иеро резко обернулся, стиснув пальцами рукоять клинка, и окаменел. Вошедший человек был высоким и худощавым, с бледным лицом и безволосым черепом; крючковатый нос, узкие губы и глубоко посаженные темные глаза не оставляли сомнений в том, кто он такой. Черты, которые не раз являлись священнику, лицо, которое он не забудет до смерти! Впрочем, весьма вероятно, его обладатель и был смертью, гибелью для Иеро, предвестником телесных и душевных мук.

Он перекрестился и, охваченный своими страхами, не сразу заметил, что посетитель выглядит как-то странно. Странной казалась цифра девять, выжженная над его левой бровью, и странным было выражение лица — не торжествующее, а скорее униженное; никаких следов триумфа, губы не кривятся в язвительной усмешке, глаза не пылают адским огнем. Жесты и движения плавные, а наклон головы и изгиб спины выражают готовность к поклону.

Крючконосый в самом деле поклонился, почтительно и глубоко. Голос его был сильным, звучным и говорил он на торговом жаргоне батви почти без акцента.

— Приветствую господина в Кентау. Чего желает господин?

Иеро молча разглядывал крючконосого, поглаживая рукоять клинка. Господин? Кажется, его назвали господином? Что это, издевка?

Однако вошедший в комнату человек застыл в поклоне, не поднимая головы.

— Кто ты такой? Локи? — выдавил наконец священник, чувствуя, как по спине струится холодный пот.

— Нет, господин. Деус Локи — великий властитель, а я — всего лишь его копия. Правда, самая совершенная и информированная из всех сохранившихся, и потому меня приставили к тебе. Теон оказывает честь гостю, — он снова поклонился.

— Копия? Не понимаю… Что это значит? Кто такой Теон? И как тебя зовут? Отвечай!

Веки крючконосого опустились, прикрыв темные глаза.

— Я здесь, мой господин, чтобы отвечать на все твои вопросы. Теон — четыре повелителя, которых ты вскоре увидишь и, если будет на то их воля, сможешь с ними поговорить. Они — владыки над этой землей с древним именем Кентау, и над всем миром, над его океанами и континентами, морями и островами. Ты, быть может, этого не знал, но скоро узнаешь. — В тоне говорившего впервые проскользнула чуть заметная насмешка. — Владыки мира живут вечно, выращивая новые тела и создавая слуг из собственной плоти. Это называется клонированием, господин. Я — копия-клон великого Локи и несу частицу его индивидуальности. За минувшие столетия деус Локи создал девять своих совершенных копий и уничтожил восемь из них — по разным причинам, которых не стоит сейчас касаться. Я — Девятый! — он ткнул пальцем в знаки на лбу. — Так меня и называй!

— Девятый… — ошеломленно пробормотал Иеро. Человек? Дьявол? Или прислужник дьявола? Он коснулся медальона, разглядывая крючконосого со смесью жалости и омерзения.

Все-таки человек или подобие человека… Клон! Слово было незнакомым, но его овеществленный результат сейчас находился перед ним. Создание, выращенное из частицы плоти Локи, вместившее некую долю его индивидуальности… Какую же именно? Может, этот Девятый все-таки лемут в человеческом обличье?

Был лишь один способ проверить. Стиснув свой медальон с изображением креста и меча, Иеро раздвинул ментальную стену, что охраняла его разум, и коснулся сознания крючконосого. Он сделал это с той виртуозной легкостью и тонкостью, с какой крохотная капля влаги просачивается в песок, неощутимо и незаметно даже для опытного телепата. Девятый, однако, вздрогнул и поднял руку ко лбу.

— Разумы слуг открыты для властителей, мой господин, но ты еще не член Теона. Может быть, ты им никогда не станешь.

— Скорее всего, нет, — согласился Иеро, отдергивая свой ментальный щуп. Девятый был несомненно человеком, но в нем не ощущалось грозной силы Локи; видимо, хозяин не делился со своими слугами ментальной мощью. Но его способность одушевлять их казалась священнику чудесным непостижимым искусством, которым не владели самые лучшие из телепатов Аббатств. Во всяком случае, он никогда не слышал о подобных опытах, и видимо их никогда не проводили — ведь факт такого одушевления граничил бы с кощунством. Как и отцы Кандианской Церкви Иеро был уверен, что только Бог способен вдохнуть в человека душу и одарить его индивидуальностью. Однако Девятый утверждал, что Локи — или загадочный Теон — тоже владеют священным таинством, и это открытие повергло Иеро в шок.

Но здравый смысл подсказывал ему, что сейчас не время и не место разбираться с теологическими проблемами. Он выпрямился, посмотрел на Девятого, и тот, согнувшись еще ниже, молвил:

— Может быть, ты нуждаешься в еде и питье? Только прикажи, мой господин. Тут все к твоим услугам.

Сквозь широкие арки дворика священник бросил взгляд на небо. Солнце клонилось к закату, и это значило, что он провел в беспамятстве как минимум две трети суток. Однако ни есть, ни пить ему не хотелось; нервное возбуждение глушило телесные потребности, и к тому же он не желал вкушать пищу в логове Нечистого. Во всяком случае, до тех пор, пока не узнает о его намерениях.

— Если ты не голоден, я провожу тебя в Зал Собраний Теона, — произнес крючконосый. — Владыки ждут тебя.

Он распахнул перед Иеро дверь, затем прошел вперед, показывая дорогу. Зал за дверью был огромен и обставлен с большой пышностью: гранитный камин с узорчатой решеткой, кресла, столы и шкафы из черного дерева, обтянутые кожей диваны, светильники из хрусталя и бронзы на стенах и темных тонов ковры. За ним тянулась анфилада столь же роскошных помещений, чье назначение было загадкой для Иеро; возможно, в каких-то из них свершались обычные трапезы, в других — приемы и пиры, третьи служили для совещаний либо уединенных раздумий. Этот дом — или, вернее, дворец — поражал не только пышностью и количеством комнат, но и разнообразием их отделки: стены были мраморными, или покрытыми деревянными панелями, или задрапированными тканью; полы украшены мозаикой либо устланы коврами, в которых тонула ступня; потолки — то плоские, то сводчатые, расписанные звездами, странными пейзажами или орнаментом из цветов, ветвей и листьев. Но самым поразительным были слуги, которых встретилось не меньше двух десятков: все — на одно лицо, точная копия Девятого и повелителя Локи.

Заметив, что Иеро глядит на них с удивлением, его провожатый пренебрежительно махнул рукой.

— Низшие твари, мой господин, с четырехзначными номерами… Деус Локи передал им крохотную частицу своей сущности — ровно столько, чтобы они могли прибираться в саду и в комнатах, заботиться об одеяниях владык и подавать на стол. В этом их жизнь, и срок ее — не больше пятнадцати лет.

— Я видел и других созданий с одинаковыми лицами, — молвил Иеро. — Невысокие, с голубоватой кожей… Они плыли на корабле, и возраст их был невелик для опытных мореходов.

— Клоны деуса Нергала, транспортная служба, — отозвался Девятый без особого почтения. — Не удивляйся их малым годам, мой господин. Клоны творятся в биологических лабораториях во взрослом обличье, а затем поступают в Питомник на обучение, и длится оно от года до пяти лет — смотря по тому, нужны ли владыкам слуги или знающие техники. Копии деуса Нергала живут после Питомника пару десятилетий и все это время плавают по морям. Не тревожься за них; они — умелые моряки.

— А сколько живешь ты?

— Столько, сколько будет угодно моим владыкам, — сообщил крючконосый, и священник заметил, как по его лицу промелькнула мрачная тень. Вероятно, восемь его предшественников расстались с жизнью не по своей воле, подумалось Иеро, и он решил, что этим вопросом стоит заняться подробнее.

Они миновали просторный холл, вышли на террасу и спустились по широкой лестнице в парк. Здесь Иеро остановился и оглядел здание снаружи. Оно оказалось большим, не меньше, чем королевский дворец в Д’Алви или главный собор в Саске; стены из белого мрамора вздымались на высоту трех этажей, по углам плоской кровли торчали четыре изящные башенки, а к парку выходила терраса с колоннадой и лестницей; над ее перилами слева и справа стояли на невысоких пьедесталах гранитные изваяния в полный человеческий рост. При виде их священник вздрогнул. Тут были Волосатые Ревуны, люди-крысы, люди-россомахи и другие лемуты, населявшие его родной материк, и множество других созданий, неведомых ему, но одинаково отвратительных и ужасных. Последними в этой череде мутантов и монстров красовались статуи вербэра и какой-то твари, похожей на гигантского муравья — в ней Иеро узнал подобие своих ночных пленителей.

— Воин-мирмид, — раздался за спиной голос Девятого. — Кажется, ты познакомился с ними прошлой ночью, мой господин? Они охраняют землю Кентау и принесли тебя сюда. — Он помолчал и, с заметным колебанием в голосе, добавил: — Мы, клоны владык, не любим мирмидов. Даже те из нас, у кого четырехзначный номер и не слишком много соображения.

— По той причине, господин, что тела проживших свой срок являются пищей для мирмидов, а провинившихся отдают им живыми. Я постараюсь не заслужить такого наказания и умру легкой смертью… Но все же неприятно смотреть на этих существ. Могила для каждого из нас…

Страх за Гимпа и брата Альдо когтями стиснул сердце Иеро. Неужели их скормили этим тварям? С холодной яростью сжав кулаки, он зашептал молитву; нарушая церковный обычай, он клялся именем Господа, что отомстит, и отомстит жестоко.

— Что ты делаешь, господин? — раздался за спиной голос Девятого.

— Любуюсь этим зданием, — сквозь зубы пробормотал священник. — Любуюсь и гадаю: кому оно принадлежит? Великому Локи?

— О, нет! У деуса Локи и трех остальных повелителей есть свои дворцы, а этот предназначен для тебя. Конечно, если ты станешь пятым в Теоне.

— И что я должен сделать, чтобы добиться подобной чести? — буркнул Иеро.

— Об этом тебе скажут, господин.

Священник кивнул, чувствуя, как ненависть и гнев туманят голову. Это было опасно, и он постарался успокоиться, напомнив себе, что все мало-помалу становится на свои места. Зачем-то он нужен Нечистому, и тот готов его купить — за этот дворец, за власть и могущество, обещанные при прошлой встрече. Что он сулил еще? Кажется, бессмертие? Теперь Иеро понимал, что эти посулы не были ложью; череда клонов, новых тел, сменяемых раз за разом, и в самом деле могла обеспечить бесконечно долгое существование.

Но как Нечистый добрался до этой тайны?

Нахмурившись, он сделал повелительный жест:

— Ну, веди… веди к хозяевам, Девятый…

Они двинулись по главной аллее, обсаженной большими липами и тянувшейся к морскому берегу. По обе ее стороны расстилался сказочный парк, обрамленный с юга горным хребтом; дорожки, отходившие влево и вправо, вели к фонтанам и цветникам, беседкам и беломраморным павильонам, нагромождению живописных скал с темным зевом пещеры, лужайкам, покрытым низкой густой травой, золотистым зарослям бамбука и пальмовым рощам. Кое-где сверкала серебристая гладь озер и прудов, соединенных извилистыми каналами; переброшенные через них мостики словно парили в теплом воздухе, насыщенном запахами цветов и моря. Иногда цепочка лип прерывалась или отступала, открывая вид на нечто особенное: яркие цветочные куртины и фруктовые сады, холм со строением, увенчанным двумя куполами, просторный луг на фоне гор, где дубы, лавры, кипарисы и магнолии были рассажены словно огромные зеленые букеты, озеро, в котором плавали лиловые и алые кувшинки размером с колесо фургона, и стоявшие в отдалении дворцы. Их было четыре, и проходя мимо самого большого, возведенного в форме пирамиды со срезанной вершиной, Девятый почтительно склонился и произнес:

— Обитель деуса Локи, мой господин. А там, правее, участок земли под хрустальным колпаком — видишь, голая почва, песок и камни? Так выглядел Кентау в древние времена. До Смерти в восьмидесяти милях от этих мест лежало поле, откуда стартовали ракетопланы — машины, летавшие выше самых высоких гор; поле уничтожили, и волна радиации докатилась сюда с северо-востока, а с запада подступило море, когда воды его разлились и затопили равнину. Так образовался полуостров, и был он подобен пустоши, которую ты видишь у дворца владыки. Деус оставил этот участок как память о его могуществе и преобразующей силе.

С этими словами Девятый распростер руки, будто обнимая чудесный пейзаж с его цветами, деревьями и строениями.

— Твой владыка мог бы выбрать место поудачнее и не тратить попусту силы и труды, — заметил Иеро. — Есть земли, которых не коснулась Смерть.

— Эта земля подходила более прочих. Что же до сил и трудов, то разве владыки считаются с такими мелочами? В их распоряжении вечность, а то, что ты видишь, сделано за тысячу лет. Моим клоном, строителями и служителями! — Девятый коснулся ладонью груди.

Они неторопливо шагали по аллее к синевшему впереди морю. Берег с огромным зеленым парком, окрестный лес и нависавший над ними горный хребет были знакомы Иеро; совсем недавно, вчера, он глядел на горы, море и этот полуостров глазами птицы и размышлял, как проберется мимо муравейников-курганов и сторожевых башен. Однако Нечистый нанес ему поражение, позаботившись об этом сам… И преимущества Локи были сейчас огромны: он завладел не только Иеро Дистином, нерадивым Божьим слугой, но и его друзьями.

Где они? Что с ними сделали?

Эта мысль не давала Иеро покоя. Он вновь попробовал связаться с братом Альдо, но кроме разумов сотен копий-клонов не обнаружил ничего. Кажется, среди этих ущербных сознаний, горевших идеей подчиняться и угождать, были женские… Отметив это, он вновь замкнул врата своей ментальной крепости.

К югу от аллеи, у морского берега, стояло круглое одноэтажное здание, окруженное колоннадой, с высоким куполом, сверкавшим в лучах вечернего солнца. Во времена Иеро вид его казался необычным, помпезным, вычурным, но и только; однако многие, рожденные до Смерти, узнали бы и этот купол, и кольцо колонн, и стены с высокими вытянутыми окнами. То была копия верхней части здания Конгресса США, одного из символов могущества минувшей эпохи; обломок былого, урезанный и усеченный, ибо вершившие судьбы планеты поубавились в числе: теперь их были не сотни, не тысячи, а только четверо.

Вслед за Девятым Иеро поднялся по мраморной лестнице, миновал распахнутые двери с рельефным бронзовым изображением земных полусфер, сделал три дюжины шагов и очутился в центре обширного зала. Повторяя внешние очертания дворца, он был круглым, величественным и строгим, с куполообразным потолком; сквозь высокие окна струились солнечные лучи, озарявший подиум — возвышение в форме подковы с пятью креслами, одно из которых пустовало. Зал, полный воздуха и света, казался обителью богов, спустившихся с небес на Землю. Совсем непохоже на логово Нечистого, подумал священник, поднял взгляд и замер, изучая сидевших перед ним людей.

Двое были ему незнакомы — плотный мужчина с желтоватой кожей и узкими, чуть раскосыми глазами и молодая женщина, смуглая, гибкая и прекрасная, как взлелеенный руками садовника редкостный цветок. Она не походила на девушек Канды и соплеменниц Лучар или погибшего Сигурда, а принадлежала к расе, с которой Иеро еще не встречался и даже не подозревал, что это племя еще сохранилось на древней своей прародине, среди индийских равнин и джунглей. Черные волосы и черные огромные глаза, пухлый алый рот, узкое лицо с изящным маленьким носом, тонкие брови и ресницы, подобные темным веерам… Она могла бы соперничать в прелести с Вайлэ-ри, однако имела немалое преимущество перед лесной дриадой: эта смуглая красавица была бесспорно человеком.

Плотный мужчина походил на желтокожих мореходов, добравшихся в Ванк с азиатского материка. Этот народ тоже был незнаком священнику, но сохранилось его описание в архивах Аббатств, а также свидетельства иннейца, уцелевшего при нападении лемутов; то и другое совпадало с внешностью узкоглазого. Лицо его было невозмутимым и неподвижным словно восковая маска, и Иеро подумал, что этот человек то ли грезит, то ли спит с открытыми глазами.

Красавица и желтокожий мужчина сидели слева от большого, похожего на трон кресла, в котором, откинувшись на спинку, развалился крючконосый Локи. Справа от него ерзал на сиденье карлик-синюк с голым черепом и резкими чертами маленького уродливого лица; кожа его заметно отливала голубым, а на костлявом плече, вцепившись когтями в темную ткань мантии и кутаясь в кожистые крылья, дремал крупный нетопырь. Нергал, догадался Иеро, переводя взгляд на человека в троноподобном кресле.

Девятый стоял перед ним, кланялся и что-то говорил на непонятном языке — кажется, древнеанглийском; слова его лились рекой, напоминая молитву или песнопение. Властитель слушал слугу, поигрывая свисавшей на грудь золотой цепочкой, то пропуская ее меж пальцев, то комкая в кулаке; и, глядя на два одинаковых лица, священник ощутил озноб.

Они были так непохожи! Бледные, безволосые, копирующие друг друга до мельчайшей черточки, они отличались в той же степени, в какой отличен император от своего прислужника. Одно лицо казалось жестким, твердым, властным, другое — униженно-покорным; одни глаза горели дьявольским огнем, другие были словно угасающие угли, подернутые слоем пепла. Сравнивая их, Иеро понимал, что больше никогда не спутает Девятого и его владыку.

От копии, согнувшейся перед своим оригиналом, долетел едва заметный шепот:

— Сними защиту, господин. Тебе здесь ничего не угрожает. С тобой хотят поговорить.

Глядя в глаза Локи, два темных омута на бледном высокомерном лице, священник принялся уничтожать свои ментальные барьеры. Недолгая процедура, но он не успел справиться с ней, как в сознании ревом набатного колокола загрохотали слова:

«Наконец-то он пришел!»

Мысль была адресована не Иеро, и он лишь прищурил глаза, всматриваясь в темную бездну зрачков Нечистого. Дьявола? Сатаны? Люцифера? Сомнения терзали священника. Сейчас, когда он избавился от защиты и вновь обрел ментальный слух, он чувствовал силу Локи и понимал, что хоть она велика, однако не больше, чем у него. Сидевший на троне был тварью с черной душой, злобной, властолюбивой, не ведавшей жалости, но все же он оставался не демоном, а человеком, и дар его, в силу своей человеческой природы, казался не столь огромным, как у Солайтера или чудовищного Дома. Конечно, Локи был могущественней мастеров из Темного Братства, сильнее Обитающего в Тумане, искусней любого наставника из школы Аббатств, но в нем не ощущалось ничего потустороннего или сравнимого с сокрушительной мощью Дома. Иеро знал, что мог бы вступить с ним в битву с немалой надеждой на успех.

И все же не оставалось сомнений, что Локи — человек ли. демон. — способен творить чудеса. Его ментальный зов летел на тысячи миль, воле его подчинялись Дом и оборотни Моска, его — Другого Разума — страшился даже Солайтер; он мог овладевать душами лемутов, животных и людей и придавать им собственный облик; он плодил свои копии, одушевлял их и уничтожал; и, наконец, он властвовал над огненным лучом и мертвым разумом летающей звезды.

Как? Какими силами свершалось это?

«Наконец-то он пришел!» — гремело в голове Иеро, потом грохот набата сменился серебряным звоном литавр. Говорила женщина:

«Выглядит неплохо. Не каменный истукан вроде Ри Ма, и не такой уродец, как малыш Нергал».

Карлик, сидевший между Локи и крайним пустым креслом, пошевелился и злобно сверкнул на женщину глазами. Его ментальный голос был похож частую глухую дробь обтянутого отсыревшей кожей барабана:

«Хочешь узнать его поближе? Торопись, Кали, пока его не скормили мирмидам!»

«Узнать? Почему бы и нет? Ваши двойники мне порядком надоели».

«Как и твои — нам!»

Ощеривщись в ухмылке, Нергал потянулся к дремавшему на плече нетопырю, и тот, внезапно очнувшись, вонзил мелкие зубы в хозяйское запястье. Брызнули алые капли, особенно яркие и заметные на синеватой коже, но длинный проворный язык тут же слизал их.

«Вампир! — мелькнуло в голове Иеро. — Но зачем эта тварь синюку? Отсасывать дурную кровь?»

Мысль Локи снова грохнула под черепом и раскатилась долгим эхом.

«Ты мог бы добраться сюда быстрее, священник!»

«Тебе известно, почему я задержался», — последовал ответ.

«Да. Что ж, не стоило тебе тревожить „Аргус“ и посылать ему дурацкие приказы! Я не всеведущ, священник, и я не знал, что на твоем воздушном пузыре есть устройство космической связи… не знал и того, что у тебя достаточно мозгов, чтоб им воспользоваться… Это грозило моим планам, и потому твой пузырь был уничтожен. Но я ведь предупредил тебя, не так ли? — Темные глаза сверкнули насмешкой. — Ты должен благодарить меня, священник! Ведь вы спаслись — и ты, и твой чернокожий приятель-хайлендер, и этот боров по имени Гимп…»

«Где мои спутники? — резко спросил Иеро. — Что с ними?»

«Ты слишком тороплив, священник, и забываешь, кто задает здесь вопросы. Слишком тороплив и прыток… — Рот Локи издевательски кривился, цепочка мелькала и посверкивала в длинных беспокойных пальцах. — Прошлой ночью я собирался дать тебе кое-какие инструкции через борова Гимпа, но ты решил, что можешь ими пренебречь… Что подтолкнуло тебя к этому? Страх или глупая поспешность? — Впившись взглядом в лицо Иеро, он выдержал паузу. — Пришлось послать за вами мирмидов, и ты, надышавшись их ядовитых выделений, валялся без чувств до вечера. И кто в том виноват? Твоя торопливость, друг мой, только твоя торопливость!»

«Он расправился с пятью мирмидами и залил Моск ядовитым газом, прикончив наших слуг, — прошелестел ментальный голос. — Он убил нашего эмиссара на северном острове. Он находился среди тех, кто вырезал Круги и все их войско. Этот дикарь опасен!»

Голос, невыразительный, как шипенье змеи, принадлежал желтокожему. Злобен и осторожен, решил священник, соприкоснувшись на мгновенье с его разумом.

«Мы все опасны, Ариман, — откликнулся Локи. — В Теоне слизнякам не место. Этот дикарь убивает с легкостью… Так что же тут плохого?»

«Ничего, — подумал Иеро, — если смерть настигнет злобных тварей вроде вас». Он не дал этой мысли вырваться наружу. Тревога за Альдо и Гимпа терзала его сердце, лицо умирающего Сигурда маячило перед ним, взывая к мщению, и пальцы сами собой легли на рукоять меча. Он не сомневался, что в рукопашной схватке убьет всех четверых; карлик и женщина — не в счет, а Локи и желтокожий Ариман не выглядели могучими воинами.

Пальцы его разжались. Здесь властвовал не меч, а сила мысли.

«Ри Ма прав, он слишком дикий, — торопливой глуховатой дробью раскатились слова карлика. — Я бы скормил его муравьям, но не сразу, не сразу… Почему бы нам не развлечься? Пусть берет свою отточенную железку и бьется с ними один на один. Думаю, шестой или седьмой его прикончит».

«Это глупо, Нерг, — возразил желтокожий. — Лучше отправить его в лаборатории и вырастить клон бойцов, умелых и послушных воинов. А прототип хранить в гибернаторе. Конечно, расчлененным».

«Не раньше, чем я наиграюсь с ним, — прозвенела мысль Кали, смуглой красавицы. — Как-никак, пять убитых мирмидонов, не считая всего остального… Сильный мужчина! Такие мне еще не попадались!»

«Возможно, я учту ваши мнения. — Откинувшись в кресле, Локи оглядел священника с головы до ног, будто прикидывая, на что тот годен. — Возможно… Но лишь в том случае, если мы снова вытянули пустышку».

«В четвертый раз за последние двести лет», — невозмутимо констатировал узкоглазый Ариман.

Слушая их речи и размышляя над своей судьбой, Иеро с осторожностью охотника, что скрадывает редкостную дичь, касался их ментальных аур. Исследование было, разумеется, поверхностным, неполным, но кое о чем он догадался: эти люди не питали симпатий друг к другу. Ненависти, впрочем, тоже; видимо, главным в их отношениях были скрытая неприязнь и чувство усталости, копившейся много лет — или, быть может, столетий. Однако — что казалось поразительным — усталость и неприязнь не исключали доверия. Несокрушимого и полного, какое существует лишь между людьми, объединенными общей целью.

Но думать об этом не время, решил священник, исподволь готовясь к схватке. Мечом ли, мыслью, но он попробует одолеть Нечистого! Это намерение зрело и крепло в нем с каждой минутой.

Он впился взглядом в бездонные глаза Локи.

«Ты не ответил на мой вопрос. Где два человека, что были со мной? Куда вы их дели? Я хочу их видеть!»

«Снова торопишься, священник… Ну, что ж, отвечу: оба в Питомнике, так что не стоит о них беспокоиться. — Сидевший на троне повел рукой, будто отметая все заботы и тревоги. — Может быть, я верну их тебе на какое-то время, чтоб ты проделал с ними пару опытов. Только будь поаккуратнее со стариком, он — хайлендер, как мы с Ри Ма, слишком редкостный мутант, чтоб уничтожить его без досконального изучения. Ну, а другой твой приятель, Гимп, нам тоже пригодится в качестве шута. Он так уродлив и уморителен! Пусть развлекает нас».

«Урод у вас уже есть», — откликнулся Иеро, шагнул к трону и, призвав на помощь Господа, нанес удар.

Атака его была стремительной и внезапной; только скорость и неожиданность давали шансы на успех. Локи вздрогнул и скорчился в своем кресле, запрокидывая голову, трое остальных оцепенели, будто пораженные молнией. Зрачки крючконосого закатились, губы начали синеть; сжимая его в незримых тисках, Иеро пытался добраться до центров, что регулировали дыхание. То был самый надежный путь к победе — две-три минуты без воздуха, и противник мертв.

Если Нечистому нужен воздух… Если он все-таки был человеком, а не демоном…

Кто-то зашевелился за спиной Иеро, и священник, вспомнив о Девятом и не отвлекаясь от борьбы, нанес короткий резкий мысленный удар. Грохот упавшего тела подтвердил, что цель поражена; одновременно ему показалось, что головы сидевших в креслах окутывает серебристый блеск, словно над ними загорались невесомые, подрагивающие в воздухе нимбы. Не придавая этому значения, он продолжал ломать ментальным тараном защиту Локи; ему казалось, что еще мгновенье, и охранительный барьер падет, стены цитадели рухнут, и безжизненное тело свесится с кресла.

Скорее! Прикончить главаря, потом заняться остальными… Их сила не так велика, как у Локи, им не удастся устоять… Стиснув от напряжения челюсти, Иеро сделал еще один шаг вперед, всматриваясь в тускнеющие глаза крючконосого; тот вытянул руку с растопыренной пятерней, как бы желая оттолкнуть неумолимого врага, и трое сидевших по обе стороны синхронно повторили этот жест.

Алая вспышка! Будто снаряд, начиненный порохом, взорвался под черепом священника, лишая воли и атакующего порыва. Он увидел, как сияющий туман окутывает противников, и как из этой серебристой мглы встает гигантская призрачная тень; ее очертания были смутными, словно размытыми ветром, и веяло от нее леденящим холодом и смрадным дыханием преисподней.

Теряя сознание, он услышал громоподобный рык — не ментальный голос, а пригибавшие к полу звуки, что складывались в слова на его родном языке:

— Неплохо, тварь! Пожалуй, ты тот, кого мы ждали! Иди, учись и докажи, что ты достоин слить свою силу с нашей! И если это произойдет, ты разделишь с нами дар бессмертия и власти. Иди!

Иеро почувствовал, как против собственной воли поворачивается к выходу, как ноги несут его из зала, а ураган, ревущий за спиной, подталкивает и давит, вышвыривая прочь. Он споткнулся, чьи-то руки поддержали его, и в следующий миг вселенная утонула в непроницаемой тьме.

Мерно рокотали волны, алый шелк вечерней зари полыхал над морем, и высоко-высоко в темнеющих небесах горела первая звезда — будто рубин в королевской диадеме, сотканной из туч и света заходящего солнца.

Иеро приподнялся на локте и вытер холодный пот со лба. Голова еще кружилась, взгляд туманила полупрозрачная дымка, но все же он разглядел сквозь нее бледную физиономию Девятого. Тот сидел на прибрежном камне и тоже потирал лоб. Губы его страдальчески кривились.

— Ты сильно ударил меня, господин… Зачем? Поверь, я тебе не враг…

— Ты — тот, кто ты есть, — пробормотал священник. — Глаза и уши своего владыки…

— Не так. Не совсем так, — донеслось вместе с дуновением ветра.

Этот порыв освежил Иеро; он попытался разобраться с непослушными руками и ногами и сесть в рыхлом теплом песке. Через минуту-другую зрение восстановилось, под черепом перестало гудеть, но горечь поражения терзала его сердце.

Нерадивый ученик, которого высекли и выбросили за дверь…

— Что это было? Что случилось со мной? — хрипло вымолвил он, адресуя эти вопросы то ли себе самому, то ли ветру, гнавшему тучи и волны. Ветер, пронзительно свистнув, принес ответ Девятого:

— Ты испытал мощь Теона, господин.

— Теон? Что такое этот проклятый Теон?

— Очень древнее слово, немного измененное. На каком-то забытом языке пантеон означал собрание богов… Наши владыки — всего лишь люди, но когда разумы их соединяются в Слиянии и мощь многократно растет, они подобны богам. Никто не в силах бороться с ними!

— Разумы их соединяются и мощь растет… — повторил Иеро, отряхивая песок с одежды. Давняя картина предстала перед ним: мрачные своды огромной, полной неведомых механизмов пещеры, зыбкий силуэт Дома, застывшие воины Нечистого и группа фигур в черных плащах, сблизивших покрытые капюшонами головы. Объединившись, темные мастера сражались с Домом, и монстр не мог их победить! Значит, они владели техникой слияния разумов… пусть делали это не с таким искусством и необоримой силой, как Теон, но все же, все же…

Видение пещеры померкло перед мысленным взором священника, и он, перекрестившись, прошептал:

— Господи, Твоя воля и власть. Но почему Ты дал такую силу людям? Почему Ты сделал так, что нет страшнее чудищ?

Это было правдой, горькой, как сок молочая, и пьяняще-сладкой, как перебродивший мед. Многие юные расы и многие странные существа, возникшие после Смерти, обрели самосознание, могучий телепатический дар или хотя бы способность к ментальной речи, но человек оставался сильнее всех. Иеро вдруг понял это с пугающей ясностью и остротой, будто сам Господь послал ему откровение. Люди, опытные, искусные, объединенные общей целью, могли одолеть и Дом, и Солайтера, и Ветер Смерти иир’ова, и лишь от них зависело, чем обратится эта сокрушительная мощь, Добром или Злом. Одни могли бы сотворить рай на Земле, другие уже сотворили Нечистого…

Он вспомнил призрачную тень, что встала из тумана, и содрогнулся.

— Идем, господин, — Девятый, покачиваясь, встал. — Тебе не помешает отдохнуть. И ты, наверное, хочешь пить и есть.

— Почему меня не убили? — спросил священник, не трогаясь с места.

— Потому, что ты должен войти в Теон и увеличить его власть. Сила Теона с каждым новым членом возрастает, но лишь одаренный необычайной мощью способен соединиться с ним и овладеть искусством переселения разума в других существ, а также иными дивными уменьями. Редко, очень редко рождается такой человек… всего лишь четверо за тысячу лет… Быть может, ты станешь пятым.

— И что я должен для этого сделать? — Иеро поднялся на ноги, осматривая небеса с мерцающими звездами.

— Владыки сказали тебе: иди, учись и докажи, что ты достоин слить свою силу с нашей! Сделай это, и ты удостоишься бессмертия и власти.

— Кто же будет меня учить?

При мысли о предполагаемом учителе холодная дрожь пронизала священника, но Девятый ответил:

— Никто. Теперь ты знаешь, что возможны кое-какие вещи, и этого знания достаточно для человека с твоим даром. Или ты научишься сам, или…

Он сделал паузу, и Иеро закончил:

— Или стану пищей для мирмидов. Я это знаю, мой провожатый в преисподнюю!

Человек и копия человека пересекли песчаный пляж, направляясь к аллее с огромными липами, чья листва в сгущавшемся сумраке еще отсвечивала изумрудом. Ветер гнал по небу темные облака, шелестел в траве и листьях, завывал и свистел, то мрачно, то насмешливо. Круглое здание Теона опустело, и над его высоким куполом кружились летучие мыши, родичи нетопыря, сидевшего на плече синекожего. Их перепончатые крылья и жуткие морды наводили на мысль о стае мелких дьяволов, слетевшихся по зову Сатаны.

Минут через десять, когда они подходили к широкой дворцовой лестнице, Иеро промолвил:

— Твой повелитель что-то толковал о хайлендерах… о моем друге-эливенере, о себе самом и узкоглазом… как его. Ри Ма. Кто они, эти хайлендеры?

— Такая же редкая мутация, как человек с могучим ментальным даром. Бывает, то и другое соединяется в одной личности, как у владык Аримана и Локи… — Девятый усмехнулся и добавил: — Может быть, ты тоже хайлендер, мой господин. Ты узнаешь об этом лет через сто.

Брови священника изумленно приподнялись:

— Да. Я помню, что на древнеанглийском «хайлендер» означает «горец», но не могу сказать, отчего людей, подобных властителю Локи, называли в старину хайлендерами. Может быть, среди обитателей гор долгоживущие встречались чаще, чем на равнинах, или есть какое-то другое объяснение… Не знаю!

Взойдя по ступеням меж каменных фигур лемутов, они шагнули в холл.

— Где пожелаешь отужинать, господин? — спросил Девятый. — В дубовом, мраморном или звездном зале? Или, может быть, у пруда, во внутреннем дворике?

— У пруда. Пусть принесут мясо, хлеб и кувшин с водой.

— Ты не хочешь вина?

— Мне нечего праздновать, — ответил Иеро и повернул к своей опочивальне.

Там, устроившись на краешке мягкой постели, ждала девушка. Смуглая кожа, черные волосы и черные огромные глаза, пухлый алый рот, узкое лицо с изящным маленьким носом, тонкие брови и ресницы, подобные темным веерам… Еще три часа назад он принял бы ее за Кали, но с тех пор случилось многое; теперь он знал, что здесь не стоит доверять глазам. Ни глазам, ни слуху, ни обонянию…

Подойдя к ложу, он стиснул плечи незваной гостьи. Рот девушки приоткрылись в нерешительной улыбке; от нее пахло цветущим жасмином и медоносными травами.

— Я — Сто Двадцать Третья, господин. — Откинув темный локон, она показала выжженные за ухом цифры.

Она снова улыбнулась, на этот раз уверенней.

— Меня прислала повелительница Кали, чтобы служить тебе… служить так, как ты пожелаешь.

Разум ее не отличался глубиной как у Девятого, и правили им не здравый смысл, а примитивные чувства: страх перед болью, потребность в еде и сне, инстинкт абсолютного послушания. Кукла с прекрасным женским телом… Правда, она умела запоминать и говорить о всем увиденном и услышанном, и в том, вероятно, была ее главная ценность — по крайней мере, для ее госпожи.

— Сейчас ты уснешь, — велел Иеро, — а утром отправишься к повелительнице и перескажешь ей свой сон. Сон, который будешь считать реальностью… Ты скажешь ей, что я был холоден, неловок, груб и не доставил тебе удовольствия ни на минуту… да и минут было не очень много — так, одна-другая… Еще добавишь, что мой ужасный храп не позволял заснуть до рассвета, и что я имею привычку лягаться во сне.

Девушка вскрикнула, когда он сдавил ее плечи, оставив на нежной коже десяток темных пятен.

— Спи! — Она покорно закрыла глаза. — И пусть Господь простит мне грех насилия над беззащитным существом! Но Он все видит и поймет, что я не могу делить постель ни с ней, ни с ее хозяйкой-дьяволицей!

Взяв плащ из мешка с одеждой, Иеро вышел во дворик, где уже суетились трое крючконосых слуг, сел на скамью и приступил к трапезе. Потом он бросил плащ на землю, лег и постарался уснуть. Сны в ту ночь снились ему плохие: будто Гимп в шутовском колпаке жжет каленым железом брата Альдо, выпытывая тайну долголетия.

ГЛАВА 10. БЕССМЕРТИЕ И ВЛАСТЬ

В сумерках над деревьями и крышами зданий носились нетопыри. С первыми звездами они покидали пещеру или расселину, темневшую в нагромождении скал в южной части парка и, покружив над ним, темной тучей устремлялись в горы — кормиться. Там, в поросших соснами утесах и ущельях, водилась кое-какая живность с теплой кровью, источник пропитания для маленьких летающих вампиров.

— Стая владыки Нергала, — сказал Девятый, запрокинув голову и глядя на небо. — Минуло триста лет, как он явился на зов повелителя Локи, а затем призвал своих любимцев. Он мутант, из племени карликов, что обитало в Европе в пустынях Смерти. Точнее, на их рубежах, хотя и там радиация была немалой. До сих пор в пустынях сияют голубые огни, и наверно поэтому кожа у карликов поголубела.

— Такой народ есть и на Западном материке, — отозвался Иеро. — Мы называем их синюками.

Они стояли у заросшего кувшинками озерца, неподалеку от пещеры. Ее овальный зев еще курился дымом — последние нетопыри взмывали в воздух.

Девятый покачал головой.

— В Европе этого племени уже нет. Видишь ли, господин, у них был наследственный недуг, болезнь крови, и жили они в симбиозе с нетопырями. Те отсасывали кровь, и какие-то вещества в их слюнных железах стимулировали кроветворную функцию, так что без вампиров синекожие существовать не могли. Когда владыка Нергал появился в Кентау, его клонировали, и в новом теле болезнь его покинула — в лабораториях умеют исправлять генетические дефекты. Став членом Теона, владыка отправил мысленный приказ нетопырям, они покинули его народ и переселились сюда, на полуостров. А синекожие вымерли.

Иеро перекрестился, наблюдая, как темное облачко потянулось в горы. Кувшинки, застывшие на поверхности озера, уже закрывали бутоны, готовясь к ночи.

— Уничтожить собственный народ… Зачем? Зачем он это сделал?

— Не знаю, господин. Среди копий деуса Аримана — а им, специалистам, ведомо многое — идет слух, что повелитель Нергал недолюбливал соплеменников. Кое-кто утверждает, что ненавидел, и потому решился заменить их своими клонами. Он очень жесток, наш крошка Нергал, бессмысленно жесток, и прочим владыкам приходится его обуздывать. Хотя и они не мед, клянусь девятым кругом ада!

Выслушав это, Иеро довольно кивнул. Еще неделей раньше Девятый не рискнул бы сделать такое крамольное замечание, но с той поры кое-что изменилось. Сеансы одушевления, проводимые над крючконосым, имели неожиданный эффект: подопытный мало-помалу приобретал черты его личности. За два последних дня это стало особенно заметным.

Клянусь девятым кругом ада! Копия Локи, которой Девятый был еще недавно, не могла бы так сказать! Тем более, критиковать владык!

— Ну, — произнес священник, — займемся делом, мой несчастный брат. Хоть ты творение дьявола, а не Бога, милость Его беспредельна… Глядишь, Он вразумит тебя через мое посредство.

Сосредоточившись, Иеро проник в сознание Девятого, тут же закапсулировав его личность, как бы переселив ее на островок в бурном потоке собственных ментальных излучений. С каждым разом — а он, наверное, проводил уже сотый эксперимент — эта операция осуществлялась быстрее и легче, что говорило о его возросшем мастерстве. И с каждым разом он все больше узнавал о Девятом, внедряясь в омуты памяти и кладовые накопленных знаний.

Это существо сотворили полвека назад, но оно хранило воспоминания всех своих восьми предшественников. Очень мрачные воспоминания, как полагал Иеро, ибо всех их бросили муравьям, и те пожрали их живыми. Отсюда проистекала ненависть, которую Девятый питал к мирмидам; ненависть, страх и жажда мести, поскольку одной из черт его прототипа было умение не забывать и ничего не прощать. Творя своих совершенных клонов, Локи не наделял их ментальным даром, но многие нюансы характера передавались им с той же неизбежностью, с какой отпечаток ладони в мокрой глине будет иметь пять пальцев. Линии судьбы, пересекающие ладонь, как и другие мелкие детали, могут не оставить следов, но пальцы отпечатаются непременно — и пальцы, и бугорки у их оснований, и общий контур. Ментальный контур, разумеется; а он, как понимал уже священник, определяет главные свойства личности. Коварство или простодушие, покорность или жажду власти, скромность или самомнение…

Амбиции! У всех совершенных копий Локи амбиции были не меньше, чем у него самого. Пламя амбиций ярилось в клетке ограниченных возможностей и прорывалось иногда наружу; в этот момент клон восставал на своего творца в бессмысленном и жалком мятеже, и дело кончалось муравейником.

Девятый об этом помнил. Видимо, память о гибели его предшественников и их предсмертных муках делала его осторожнее — или, если угодно, придавала стабильность его нраву. Временами Иеро подозревал, что Локи, творя и умертвляя эти копии, намерен вывести особую породу — не телепатов, но существ равного с ним интеллекта, способных властвовать и править, однако помнящих о бесполезности восстания. Возможно, размышлял священник, Девятый будет не последним в этом семействе совершенных клонов.

Наложив свою индивидуальность на мозг подопытного, он быстро сплетал паутину, соединявшую разум с периферийной нервной системой, с мышцами и органами чувств. Этот деликатный процесс сильно отличался от привычного ему искусства завладевать чужим сознанием, превращая его владельца в куклу-марионетку. Разница была огромна: в одном случае он держал человека под непрерывным ментальным контролем, в другом — переселял в его разум частицу своей личности.

Какую именно? И что происходило с покоренной, закапсулированной прежней сущностью? Тут были десятки возможностей и вариантов, которые он изучал с упорством воина, готовящего доспех, копье и меч к грядущим битвам.