Монгольский бык

Пух тибетского яка

Пух яка называют «новым кашемиром». Это достаточно редкий и дорогой материал, он ценится во всем мире.

Як — крупный бык с длинной косматой шерстью, обитающий в высокогорных районах Монголии и Тибета. Для жизни в суровых климатических условиях (4 000 метров над уровнем моря) природа обеспечила яков удивительно теплым шерстяным покровом.

Разводят яков малыми группами, не более 300 особей. И только один раз в год — весной во время линьки — собирают (не состригают!) ценную шерсть. Под длинными волокнами имеется густой мягкий подшерсток — как раз этот подшерсток и используется для изготовления тонкой и прочной пряжи.

Главные достоинства пуха тибетского яка – мягкость и теплота. При толщине волокон 20-24 мкм и длине 34-35 мм он хорошо прилегает к коже и защищает её от переохлаждения, а также отводит пот и препятствует образованию неприятного запаха. Вещи, изготовленные из такого материала, устойчивы к износу и скатыванию, а также не требуют особых условий хранения. Владельцы одежды из пуха яка отмечают, что по удобству она сравнима с кашемировым гардеробом.

Натуральные цвета пуха яка:

Мягкий пух помогает якам выжить в холодные зимы, а для людей является символом статуса и элегантности. От пальто до палантина и от шапки до варежек, изделия бренда «KHAN Cashmere» сочетают изысканный материал и мастерство изготовления. Обратите на них внимание, чтобы выбрать люксовую продукцию с благородным внешним видом для себя и своих близких.

*Пух тибетского яка, изделия из которого Вы найдете в нашем магазине, — 100% органический продукт, обладающий лечебными свойствами (его применяют в том числе при лечении заболеваний опорно-двигательного аппарата).

Монгольского быка считают самым диким и самым сильным на планете. У него еще есть название длинношерстный бык, или дикий як.

Эти животные отлично приспособились к горным условиям Монголии, Туркмении и Тибета.

Монгльский бык (Bos grunniens).

Монгольским быкам не составляет труда взбираться на головокружительную высоту, так, уровень ниже 2500 метров над уровнем моря для них не только дискомфортен, но и опасен, ведь здесь животные чувствуют себя очень плохо. Поэтому, чем выше взберется як, тем веселее ему становится. Высота 6500 метров способствует бодрости длинношерстного быка, в то время как у человека, вследствие нехватки кислорода, появляется головокружение. Удивительным является еще и то, что яки находит пищу на территории, покрытой льдом, снегом и камнями.

Внешний вид монгольского быка

Внешние черты яка чем-то схожи с зубром, быком, лошадью, козой и бараном, словно всех их поселили в одно тело. Округлое тело монгольского быка и его пушистый хвост напоминают лошадиные, длинная шерсть, как у козы, массивная голова и огромные рога, такие же, как у быка, а мускулистым телом зверь удался в зубра.

В тибетском языке дикий як, в отличие от домашнего, называется дронг.

Высота монгольского быка в холке достигает 2 метров, длина тела – более 4 метров, а вес животного колеблется в пределах 1 тонны.

Монгольского быка выдает наличие небольшой горба, длинных широко расправленных рогов, загнутых вперед и кверху и длиннющая косматая шерсть, которая практически болтается по земле. Цвет шубки яка темно-бурый или серовато-черный. Благодаря ей, животному не страшны лютые зимние холода.

Голос яка схожий с хрюканьем свиньи, но несколько приглушенный.

Як хорошо адаптирован к условиям высокогорья. Его легкие и сердце крупнее, чем у быков, живущих в низменных районах.

Польза монгольских быков для человека

Яки являются объектом охоты, хотя этот процесс, увы, нельзя назвать простым и безопасным. Животное невероятно массивное и выносливое. Человек, охотящийся на быка должен обладать навыками первоклассного альпиниста и суметь забить грозного зверя с первого выстрела, ведь раненый як ужасен в гневе, и мгновенно может настичь «меткого» стрелка.

Однако, даже несмотря на норовистость, монгольского быка одомашнили, при чем, как и в дикой природе, питание он добывает себе самостоятельно. Путешествуя по Тибету или Монголии, можно наблюдать большие стада домашних длинношерстных быков.

Читайте так же:

  • Гейфорд бык Герефорд бык до 250 кг 70 голов 960 304 44 84 Герефорды цена: от 200 руб / кг. Бычки герефорда цена: 35 000 руб / кг. Продаём 20 голов быков.260-300 кг. Товарные герефорды. […]
  • Сколько стоила корова в 1913 Гаращук В. "Что можно было купить на медную монету?". Все мы, выуживая из земли денежки и кошельки, задаем­ся вопросами - что можно было на них купить, и сколько стоили товары, и какая […]
  • Вес коровы таблица Выращивание молодняка крупного рогатого скота влечет за собой большие затраты, которые зачастую значительно недооцениваются в хозяйствах. Согласно информации, содержащейся в отчете о […]
  • Река клепан бык Отдых в региональном ландшафтном парке Клебан-Бык, Константиновский район. Контакты: +38(095)504-55-59, +38(050)185-75-82 Как добраться: - автотранспортом по трассе H20 […]
  • Рацион кормления для дойной коровы опубликовано: 18 . 12 . 2019 автор: Админ Админыч Из этой статьи вы узнаете: Каким должно быть питание коровы для увеличения надоя В чем особенности рациона дойной коровы К чему приводит […]
  • Сколько денег стоит корова Думаю, эта математика будет интересна и тем, кто собирается в деревню, и тем, кто подумывает завести дойную корову, и тем, у кого уже есть корова, одна или несколько, для сравнения. […]

Монгольские быки живут семьями или небольшими стадами по 10—12 голов.

Единственной сложностью, которая может возникнуть при работе с монгольским быком, является нагрузка на него поклажи, так как животное очень упрямое и капризное. Зато никто, кроме яка не одолеет узенькие горные тропинки. Если вы новичок в поездках яке, то можете ужаснуться, как он ходит по самому краю тропинки над пропастью. Но бывалые ездоки привыкли к этому, ведь знают, что животное твердо ступает и точно рассчитывает каждый шаг.

Дикие яки водятся на Тибетском плоскогорье и в сопредельных горных областях.

Яки способны перевозить большие тяжести (до 200 кг груза), кроме того, на них ездят верхом и используют для вспахивания земли.

Шерсть монгольского быка пользуется большой популярностью, особенно у тибетцев. Можно увидеть, что на некоторых одомашненных яках есть упряжь, сплетенная из их собственных волос.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Рассадин В.И.

В статье на материале современного халха-монгольского языка рассматриваются названия крупного и мелкого рогатого скота в сравнении с соответствующими названиями домашних животных, зафиксированными в древнетюркском языке . Автор приходит к выводу о том, что эти названия были заимствованы древними монголами у древних тюрок булгарской группы, в ту эпоху, когда древние монголы представляли собой некое единство, еще не распавшееся на ареалы.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Рассадин В.И.

Turkic-Mongolian Names of Neat and Small Cattle in the Khalkha Mongolian Language

The article investigates the terms for cattle and small ruminants on the material of the modern Khalkha-Mongolian language and compares them with the corresponding names of animals in the ancient Turkic language . Khalkha Mongolian animal names are compared with the Buryat, Kalmyk and Old Mongolian names. It allows pointing out their archetypes for their Turkic correspondences based on the information in these Turkic terms taken from etymological dictionary of the Turkic language. The article also reveals general Turkic character of corresponding lexeme and its Turkic protoform from comparative historical grammar of Turkic languages (the volume dedicated to the lexicon) which allows to conclude that relevant terms for cattle and small ruminants in the Mongolian language are of Turkic origin as a result of borrowing from the ancient Turkic people of Bulgarian group by ancient Mongolian people in an era when the ancient Mongols presented a unified society far from disintegration.

Текст научной работы на тему «Тюрко-монгольские названия крупного и мелкого рогатого скота в халха-монгольском языке»

?УДК 49 ББК Ш 164.2

ТЮРКО-МОНГОЛЬСКИЕ НАЗВАНИЯ КРУПНОГО И МЕЛКОГО РОГАТОГО СКОТА В ХАЛХА-МОНГОЛЬСКОМ ЯЗЫКЕ*

Turkic-Mongolian Names of Neat and Small Cattle in the Khalkha Mongolian Language

В. И. Рассадин (V. Rassadin)1

1доктор филологических наук, профессор кафедры калмыцкого языка и монголистики, директор Научного центра монголоведных и алтаистических исследований Калмыцкого государственного университета (Ph. D. of Philology, Professor of the Kalmyk Language and Mongolian Studies Chair, Director of the Scientific Centre for Mongolian and Altai Studies at Kalmyk State University). E-mail: [email protected]

В статье на материале современного халха-монгольского языка рассматриваются названия крупного и мелкого рогатого скота в сравнении с соответствующими названиями домашних животных, зафиксированными в древнетюркском языке. Автор приходит к выводу о том, что эти названия были заимствованы древними монголами у древних тюрок булгарской группы, в ту эпоху, когда древние монголы представляли собой некое единство, еще не распавшееся на ареалы.

Ключевые слова: крупный рогатый скот, мелкий рогатый скот, халха-монгольский язык, бурятский язык, калмыцкий язык, старомонгольский язык, архетип, праформа, древнетюркский язык, общетюркское слово, булгарская группа тюркских языков, заимствованное слово.

The article investigates the terms for cattle and small ruminants on the material of the modern Khalkha-Mongolian language and compares them with the corresponding names of animals in the ancient Turkic language. Khalkha Mongolian animal names are compared with the Buryat, Kalmyk and Old Mongolian names. It allows pointing out their archetypes for their Turkic correspondences based on the information in these Turkic terms taken from etymological dictionary of the Turkic language. The article also reveals general Turkic character of corresponding lexeme and its Turkic protoform from comparative historical grammar of Turkic languages (the volume dedicated to the lexicon) which allows to conclude that relevant terms for cattle and small ruminants in the Mongolian language are of Turkic origin as a result of borrowing from the ancient Turkic people of Bulgarian group by ancient Mongolian people in an era when the ancient Mongols presented a unified society far from disintegration.

Keywords: neat cattle, small ruminants, the Khalkha Mongolian language, the Buryat language, the Kalmyk language, the Old Mongolian language, archetype, protoform, ancient Turkic language, general Turkic word, Bulgar group of Turkic languages, borrowed word.

Как известно, вот уже почти триста лет тому назад учеными, занимавшимися сравнительным языкознанием, было замечено, что между тюркскими, монгольскими и тунгусо-маньчжурскими языками, названными впоследствии алтайскими, существует большое сходство как в области лексики, так и в грамматике. Особенно большие схождения отмечались между тюркскими и монгольскими языками. Так, классик алтаи-стики В. Л. Котвич утверждал, что между тюркскими и монгольскими языками выявляется около 50 % общих элементов в грам-

матике и около 25 % схождений в области лексики [Котвич 1962: 351]. В. Л. Котвич, к сожалению, не представил конкретного списка схождений, подтверждающих эти выкладки. Поскольку в последнее время опубликованы достаточно полные лексикографические пособия по современным монгольским языкам, а также по древнему и современным тюркским языкам, то появилась возможность осуществить полномасштабное сравнительное исследование по установлению конкретных лексико-се-мантических групп, в которых наблюдают-

* Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ-МинОКН Монголии в рамках проведения научных исследований «Тюрко-монгольская лексическая общность как результат взаимодействия тюркских и монгольских этносов», проект № 14-24-03003а (м)

ся схождения между тюркскими и монгольскими языками.

В данной статье, лимитированной объемом, остановимся лишь на одной тематической группе лексики в одном из конкретных современных монгольских языков — халха-монгольском, так как именно данный язык представлен вышедшим в свет наиболее полным четырехтомным словарем [Большой академический 2001, 2002], который дает возможность провести достаточно подробные сравнительные исследования лексики. Тюркский материал для сравнения взят из «Древнетюркского словаря» [1969], поскольку данный материал в нем представлен в более чистом виде, нежели в современных тюркских языках, в свое время подвергшихся значительному монгольскому влиянию. Такой тематической группой лексики может стать группа названий крупного и мелкого рогатого скота, который представляет собой для кочевников-степняков основу их хозяйственной деятельности. Здесь выявилась следующая тюрко-мон-гольская лексика.

Прежде всего следует отметить, что весь скот в совокупности носит в халха-монгольском языке общее название мал (ср. бур. мал, калм. мал id.), представленное и в старописьменном монгольском языке как mal. Эта лексема может быть сравнена с древнетюркским словом mal «имущество, достояние, богатство; товар», относительно которого утверждается его арабское происхождение. Справедливость этого сравнения подтверждается тем, что скот для кочевников является и достоянием, и богатством, и товаром.

Приплод, молодняк скота в халха-мон-гольском языке носит название тел (ср. бур. тул, калм. тел id.), которое в старомонгольском письменном языке зафиксировано как tol. Это монгольское слово следует сравнить с др.-тюрк. tol «момент родов; детёныш», которое, как мы полагаем, этимологически связано с древнетюркским глаголом toru= «происходить, возникать, рождаться, появляться; рожать». Кстати, этому древне-тюркскому глаголу соответствуют х.-монг. тер= , бур. тYрэ=, калм. тер=, стп.-монг. toru= «рожать; рождаться; появляться, возникать».

Общим названием крупного рогатого скота в халха-монгольском языке является ухэр (ср. бур. ухэр «крупный рогатый скот, корова», калм. >кр «корова»), которое в ста-

ромонгольском письменном языке зафиксировано в виде йкег Это название следует сравнить с тюрк. окй2, дgйz «бык, вол». Монгольская словоформа представляет собой ротацирующий вариант этой тюркской лексемы, характерный для тюркских языков булгарской группы, как это мы видим и в современном чувашском языке, в котором представлено слово вакаг «бык, вол». Э. В. Севортян указывает на общетюркский характер термина в^з (дkйz) и выявляет его сближения с монгольским ухэр (йквг) [Севортян 1974: 521-523].

Бык-производитель крупного рогатого скота в халха-монгольском языке носит название бух (ср. бур. буха, калм. бух которое в старомонгольском письменном языке зафиксировано в виде buqa. С этим монгольском словом следует сравнить др.-тюрк. buqa «бык-производитель». Э. В. Севортян пишет об общетюркском характере этого слова, о его этимологической близости с тюркским Ьиуи «самец оленя» и связи с монгольским buqa [Севортян 1974: 230-232], на эту же близость указано и в академическом труде [Сравнительно-историческая 2001: 437-438].

Корова в халха-монгольском языке носит название Yнэ (ср. бур. Yнеэн которое в старомонгольском письменном языке фиксируется как йтуеп. Архетип этой словоформы может быть восстановлен в виде *йnigen, где элемент -еп можно трактовать как общемонгольский показатель имени, а элемент *йnig-, возможно, является корневой основой, которую можно попытаться сравнить с др.-тюрк. щак, так «корова». Э. В. Севортян демонстрирует широкое распространение этого слова в тюркских языках и доказывает его тюркскую этимологию [1974: 358-361]. В «Сравнительно-исторической грамматике тюркских языков. Лексика» праформа этого тюркского слова дается в виде *in(i)gйk [Сравнительно-историческая 2001: 436].

Теленка крупного рогатого скота с момента рождения и до года независимо от пола в халха-монгольском языке называют тугал (ср. бур. тугал, калм. тукл в старомонгольском письменном языке соответственно пишется Ыуи1. На монгольской языковой почве это слово не этимологизируется. Если предположить тюркское происхождение этой монгольской лексемы, то увидим, что в ее составе вычленяется корень tuq=, который есть не что иное, как

адаптация общетюркского глагола toy=// tuy «рождаться» (ер. др.-тюрк. toy «рождаться, возникать, появляться, восходить»), а элемент -ul является аффиксом, его ламбдаи-рующим вариантом общетюркского отглагольного словообразовательного аффикса -is, образующего имена существительные в тюркских языках. Ламбдаирующий вариант характерен для тюркских языков бул-гарской группы. О том, что это предположение верно, может свидетельствовать слово toyus «детёныш косули», которое В. В. Радлов зафиксировал в языке барабинских татар [Радлов 1905: 1165].

Теленок по второму году безотносительно к полу в халха-монгольском языке называется бяруу (ср. бур. бурун «телка-двухлетка», калм. 6ypy «бычок по второму году»), в старомонгольском письменном языке этому названию соответствует birayu, архетипом которого является * birayu. Эту словоформу следует рассматривать как ротацирующее соответствие древнетюркской лексеме buzayu «телёнок». Ротацирующий вариант характерен для булгарской группы тюркских языков, о чем свидетельствует современное чувашское парау «теленок», ср. тат. бызау, башк. бы^ау «теленок». На широкое распространение этого общетюркского слова в различных фонетических вариантах типа buzayu, bozayi, buzay и т. п. и его тюркскую этимологию, а также его гомогенную связь с монгольской формой birayu, называет Э. В. Севортян [1978: 239-242], как затем и труд по лексике тюркских языков [Сравнительно-историческая 2001: 438-439].

Поскольку самым характерным внешним признаком коровы является ее вымя, дающее молоко, то следует рассмотреть и его название в халха-монгольском языке, каковым является дэлэн (ср. бур. дэлэн, калм. делц id.), в старомонгольском письменном языке ему соответствует форма deley. Этому монгольскому термину соответствует др.-тюрк. jelin «вымя». Об общетюркском характере и, предположительно, тюркской этимологии этого слова пишет Э. В. Севортян [1989: 180-181].

Основным действием, которое совершается в отношении коровы, является ее доение, которое в халха-монгольском языке передается глаголом саа= (ср. бур. каа=, калм. саа= id.), в старомонгольском письменном языке ему соответствует saya=. С этой монгольской словоформой коррелирует др.-тюрк. say= «доить». Об общетюрк-

ском характере этого слова и его связи с монг. ъауа= читаем в современном словаре [Этимологический 2003: 1137-140].

Основной продукцией, получаемой от коровы, ради которой выращивают этот вид скота, является молоко, которое в хал-ха-монгольском языке носит название суу (ср. бур. кун, укэн, калм. усы id.), в старомонгольском письменном языке это слово зафиксировано как ъйп. Эта монгольская словоформа может быть сравнена с др.-тюрк. ъШ «молоко», широко распространенной по всем современным тюркским языкам, о чем в связи с монгольским словом ъйп см.: [Сравнительно-историческая 2001: 448-449].

Первым продуктом у коров первоначальной весенней лактации является молозиво, которое в халха-монгольском языке носит название уураг (ср. бур. уураг, калм. уург id.), в старомонгольском письменном языке ему соответствует иуигау. Тюркской параллелью к этой монгольской словоформе является др.-тюрк. оуи2 «первое молоко, молозиво». Монгольская форма распадается на два элемента: аффиксальный элемент -ау и корневой иуит, который является ротацирующим аналогом тюркского оуи2, что было характерно для древних тюркских языков булгарского типа, из которых, по всей вероятности, и было заимствовано это слово. О широком распространении этого слова в современных тюркских языках в различных фонетических вариантах типа обуз, огуз, агыз и т.п. и его связи с монгольским уураг пишет Э. В. Севортян [1974: 405-407].

Древнетюркские параллели имеются также и в монгольских названиях продуктов и кушаний, приготовляемых из молока. Но это предмет отдельного рассмотрения, выходящего за рамки данной статьи.

К числу крупных рогатых животных, которых разводили монголы, живущие в северо-западных горных районах Монголии, относятся яки и домашние северные олени. Монгольские термины яководства, такие как саарлаг и т. п., не имеют параллелей в древнетюркском языке и здесь не будут рассматриваться.

Домашний северный олень, разводимый некоторыми племенами дархатов, в халха-монгольском языке называется цаа буга (ср. зап.-бур. сакаан, сакаан мал, калм. цаа id.), в старописьменном монгольском языке этому словосочетанию соответствует са Ъиуи. Здесь элемент са тот же, что и корневой

элемент в слове cayаn «белый» и caji= «белеть». Слово же buyu, само по себе обозначающее «олень, марал, изюбрь», находит свою параллель в др.-тюрк. buyu «олень». На общность происхождения этого тюрко-монгольского слова указывает Э. В. Севор-тян [1978: 237-238].

К мелкому рогатому скоту относятся овцы и козы. Рассмотрим имеющиеся здесь тюркские параллели. Общим названием овцы и одновременно овцы-самки в халха-монгольском языке является хонь (ср. бур. хонин, калм. хвн что в старописьменном монгольском языке пишется как qonin. Этому монгольскому слову в древнетюркском языке соответствует: qoj, qon, qojin, qojun «овца». Кроме того, среди древнетюркских названий овцы встречается также вариант с назализованным j, от которого и мог произойти палатализованный п в монгольском языке. Общетюркский характер этого слова и его широкое распространение в тюркских языках, а также его гомогенная связь с монгольским qonin «овца», рассмотрены в Этимологическом словаре тюркских языков» [2000: 24-26]. В «Сравнительно-исторической грамматике тюркских языков. Лексика» [2001: 431] тюркская праформа для названия овцы указывается в виде *qoni.

Баран-производитель в халха-монголь-ском языке называется хуц (ср. бур. хуса, калм. хуц в старомонгольском письменном языке соответственно пишется quca. Этому монгольскому слову в дрневнетюрк-ском языке соответствует форма qoc «баран-производитель», которая в древнетюрк-ском языке имеет еще варианты qocyaг, qocщaг и qocqaг. Праформа этого общетюркского слова восстанавливается в виде *qocyaг // *qoc [Сравнительно-историческая 2001: 432]. «Этимологический словарь тюркских языков» [2000: 87-89] свидетельствует о широком бытовании этого термина в современных тюркских языках в виде коч и кочкар, а также о его заимствовании монгольскими языками.

Ягненок в халха-монгольском языке называется хурга (ср. бур. хурьган, калм. хуркн которому в старомонгольском письменном языке соответствует quгiyan. Его праформу в монгольском языке можно восстановить в виде *quгiyan, где элемент ^п является аффиксом, а элемент *quгi-представляет собой корневую основу, которой в древнетюркском языке соответствует словоформа qozi «ягнёнок». О широком

распространении в современных тюркских языках словоформы qozi

quzi в значении «ягнёнок» и ее заимствовании в монгольский язык см.: [Этимологический словарь 2000: 108-109]. В «Сравнительно-исторической грамматике тюркских языков. Лексика» [2001: 433] тюркская праформа этого слова восстанавливается в виде *qozy. Монгольская корневая основа *quri представляет собой ротацирующий вариант этой тюркской основы, характерный для тюркских языков булгарской группы.

Домашняя коза в халха-монгольском языке носит название ямаа (ср. бур. ямаан, калм. яман id.), которое в старомонгольском письменном языке фиксируется в виде imayan. Архетип этого монгольского термина можно восстановить в виде *yi’mayan. В древнетюркском языке этому монгольскому архетипу соответствует yi’mya «самка дикого горного козла», imya «коза».

Самец дикого горного козла в халха-монгольском языке называется тэх (ср. бур. тэхэ «козёл», калм. тек «козёл некастрированный»), в старомонгольском письменном языке соответственно передается как teke. В древнетюркском языке этому монгольскому слову соответствует teku «козёл». Архетип этого общетюркского слова в «Сравнительной грамматике тюркских языков. Лексика» [2001: 428] восстанавливается в виде *tuku и сравнивается с монгольским teke.

Подводя итоги сказанному, можно сделать вывод, что все халха-монгольские названия крупных и мелких рогатых животных имеют параллели в древнетюркском языке. Ротацирующий вариант этих параллелей, имеющих, как правило, общетюркский характер, свидетельствует о том, что термины эти попали в древний монгольский язык от древних тюрков булгарской группы вместе с тюркским типом номадного молочного животноводства, который древние монголы, еще не распавшиеся на ареалы, адаптировали и освоили еще в древнее время на прамонгольском уровне.

Большой академический монгольско-русский словарь. В четырех томах. Том I. А — Г / под ред. Г. Ц. Пюрбеева. М.: Academia, 2001. 486 с.

Большой академический монгольско-русский словарь. В четырех томах. Том II. Д — О / под ред. Г. Ц. Пюрбеева. М.: Academia, 2001. 507 с.

Большой академический монгольско-русский словарь. В четырех томах. Том III. 9 — Ф / под ред. Г. Ц. Пюрбеева. М.: Academia, 2001. 438 с.

Большой академический монгольско-русский словарь. В четырех томах. Том IV. Х — Я / под ред. Г. Ц. Пюрбеева. М.: Academia, 2002. 506 с.

Древнетюркский словарь. Л.: Наука, 1969. 676 с. Котвич В. Л. Исследования по алтайским языкам / пер. с польск. М.: Изд-во ин. лит., 1962. 373 с.

Радлов В. В. Опыт словаря тюркских наречий. Т. 3. СПб.: Тип. Имп. акад. наук, 1905. 2203 с.

Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Лексика. М.: Наука, 2001. 822 с.

Севортян Э. В. Этимологический словарь тюркских языков (Общетюркские и межтюркские основы на гласные). М.: Наука, 1974. 767 с.

Севортян Э. В. Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские основы на букву «Б». М.: Наука, 1978. 349 с.

Севортян Э. В. Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские основы на буквы «Ж», «Ж», «Й». М.: Наука, 1989. 292 с.

Севортян Э. В. Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские лексические основы на букву «К». М.: Ин-дрик, 2000. 259 с.

Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские лексические основы на буквы Л-М-Н-П-С. М.: Вост. лит., 2003. 446 с.

Шестидесятые годы двадцатого века, казалось, станут закатом кашемира. На смену натуральным волокнам пришла технологичная синтетика – полиэстер и акрил. Мода на них была невероятной. Кроме того, натуральные ткани не могли соперничать с новинками ни по цене, ни по легкости ухода.

Монголы сидели в седле с трехлетнего возраста. Даже в самых небогатых семьях были кони. Отцы изготавливали для мальчиков и девочек специальные детские седла, с дополнительными креплениями для безопасности.

Каких только названий не придумывают посетители для этих животных! Их принимают за овцебыков, зубров, туров и даже кабанов и оленей… Но это настоящие монгольские яки. Як – это один из самых больших и сильных быков, его еще называют длинношерстым или монгольским быком. Живет он в Монголии, Туркмении и на Тибете. Як забирается на головокружительную высоту. На высоте 6500 метров он резвый и полон сил, в то время как у человека начинает кружиться голова от недостатка кислорода. Удивительно и то, что як находит себе корм там, где сплошной лед, снег и камни. Не смотря на его грозный норов, яка удалось приручить. Как домашнее животное он очень удобен, поскольку он сам себе добывает корм, в условиях вольного выпаса. Сейчас на Тибете и в Монголии есть огромные стада домашних яков. Яков разводят для молока, мяса, шерсти, а также як очень удобен при перевозке тяжестей: он способен нести 200 килограммов груза, на нем также ездят верхом и даже используют для пахоты. Всего в Этнопарке четверо яков, причем двое — очаровательные Манюша и Зая родились уже в парке.

НЕ РАБОТАЕМ
с 28 марта по 5 апреля

??Режим работы??
Суббота и воскресенье
с 10:00 до 18:00

НЕ РАБОТАЕМ
понедельник, вторник, среда, четверг, пятница

Обслуживание туристических групп проводится в любой день по предварительной договоренности.

Владелец животноводческих ферм в Западной Австралии Джефф Пирсон вырастил самого крупного на «зеленом континенте» быка по кличке Кникерс. Рост производителя голштино-фризской породы достигает в высоту 1,94 метра, а вес — почти полторы тонны.

Высота животного примерно равна росту знаменитого баскетболиста Майкла Джордана. Достичь таких показателей, как сообщает газета Daily mail, удалось за семь лет жизни на ферме Лэйк Престон. Из-за больших габаритов животное отказались принимать на местной скотобойне, хотя подсчитано, что из быка можно было бы сделать примерно 4000 гамбургеров. В итоге фермер решил использовать Кникерса в роли внушительного пастуха для коров и телят.

«Куда бы ни отправился этот гигант остальные обитатели фермы послушно следуют за ним», — заявил Джефф Пирсон.

Теперь причины большого роста животного изучают ветеринары и зоотехники, чтобы можно было регулировать размеры коров на ферме.

Однако, несмотря на внушительные размеры, Кникерс — это не самый большой бык в мире. Согласно Книге рекордов Гиннесса, рост итальянского быка Беллино в высоту достигает 210 сантиметров.

Монгольский тугрик – национальная валюта республики Монголия, номинально равен 100 мунгу. Международный валютный код MNT, обозначается символом ? — прописная буква Т, с двумя параллельными черточками, перечеркивающими ее под углом.

Монгольский тугрик введен в обращение Монголбанком в конце 1925 года. Он заменил монгольские доллары, китайские и русские деньги, мексиканские песо, а также денежные суррогаты: слитки серебра, кирпичный чай, шёлковые платки хадаки и пр.

Любопытная подробность: стоимость изображенных на банкнотах монгольских долларов животных соответствовала номиналу этих банкнот:

  • • 10 монгольских долларов – баран;
  • • 25 монгольских долларов – бык;
  • • 50 монгольских долларов – лошадь;
  • • 100 монгольских долларов – верблюд.
  • Монгольская валюта были изготовлена в Советском Союзе, монеты – на ленинградском Монетном дворе, банкноты — в московском Гознаке. Со временем разменная денежная единица мунгу и мелкие тугрики из обращения были изъяты.
    На аверсе всех монет основного обращения размещается символ монгольского народа соёмбо, олицетворяющий независимость страны, ниже – год выпуска.

    Реверс монет имеет вид:

    • • 20, 50 MNT, алюминий, — номинал, вписанный в две строки в четырехлепестковую рамку, вверху – виньетка с надписью MONGOLBANK;
    • • 100 MNT, медно-никелевый сплав, — место почитания бога сострадания Жанрайсига, символа независимости Монголии, храм Мэгжид Жанрайсиг. Внизу номинал в две строки, вверху – надпись MONGOLBANK;
    • • 200 MNT, медно-никелевый сплав, — здание правительства в Улан-Баторе. Ниже в две строки номинал, вверху надпись полукругом MONGOLBANK;
    • • 500 MNT, медно-никелевый сплав, — Сухэ-Батор, внизу полукруглая надпись МОНГОЛ АРДЫН ХУВЬСГАЛЫН 80 ЖИЛИЙНОЙ.

    На аверсе банкнот достоинством до 100 тугриков размещается изображение вождя Монгольской народной революции Сухэ-Батора, на более крупных купюрах — Чингисхана, основателя и первого хана Монгольской империи. Портреты располагаются слева — в овальной рамке, на фоне национального орнамента. Справа – символ народа Монголии соёмбо и символ власти пайза. Защита банкнот от подделок: водяной знак; защитная нить, скрытое и совмещающееся изображения, микротекст.

    На реверсе банкнот размещаются изображения:

    • • 10 MNT, цвет зеленый, 125 ? 61 мм, — в прямоугольной рамке на фоне национального орнамента – горный пейзаж и пасущиеся лошади. Вверху справа — цифра номинала, вверху надпись: МОНГОЛ УЛС, внизу — Т?ГР?Г., В вертикальной рамке слева — надпись МОНГОЛБАНК;
    • • 20 MNT, цвет красный/фиолетовый, 130 ? 65 мм, — дизайн аналогичен предыдущему;
    • • 50 MNT, цвет коричневый, 135 ? 66 мм, — дизайн аналогичный;
    • • 100 MNT, цвет фиолетовый, 140 ? 68 мм, — дизайн аналогичный;
    • • 500 MNT, цвет зеленый, 145 ? 70 мм, — в прямоугольной рамке на фоне национального орнамента — быки, везущие ханскую юрту;
    • • 1000 MNT, цвет синий, 150 х 72мм, — дизайн, аналогичный предыдущему;
    • • 5000 MNT, цвет розовый/фиолетовый, — в прямоугольной рамке, расположенной в центре орнаментированной части — древний город Каракорум, фонтан во дворе дворца Чингисхана;
    • • 10000 MNT, цвет оранжевый, — дизайн, аналогичный предыдущему;
    • • 20000 MNT, цвет фиолетовый/известь — в прямоугольной рамке, расположенной в центре орнаментированной части — девять флагов Золотой Орды.
    • Монгольский тугрик не является свободноконвертируемой валютой, более того, именно выражение «тугрик» стало нарицательным определением неконвертируемой валюты.