М стокоу коровы

онлайн журнал ужасов и мистики

Новости и анонсы

Авторские колонки

Мероприятия

Мэттью Стокоу — настоящий классик контркультуры и нуарист (хотя таковым себя не считает), в прозе которого крепко засели элементы жестокой литературы. Известность автору принес дебютный роман «Коровы», вышедший в 1998 году. Книга вызвала настоящий шок и тут же была объявлена одной из самых отвратительных и тошнотворных книг в истории литературы и культовым произведением в своем направлении. В 2004-м роман издали в России, и тут тоже не обошлось без скандала (правда, из-за авторских прав). И сегодня Максим Деккер расспросил автора о жизни и творчестве в эксклюзивном интервью.

Здравсвтуйте, Мэттью. Начнем с банальностей: расскажите о себе, о своих хобби. На разогрев, как говорится.

По правде говоря, у меня нет хобби. Когда я жил в Новой Зеландии, я активно занимался катанием на лыжах. Но шесть лет назад переехал в Австралию, и с тех пор больше не становился на лыжи. И конечно же, я читаю книги и смотрю много фильмов в жанре «нуар», что неудивительно!

Объясните тем, кто никогда не читал ваших книг, каковы отличительные черты вашей прозы и с чем читатель может столкнуться во время чтения?

Я стараюсь писать правдиво и честно. К примеру, описывая сцену убийства, я не буду ее приукрашивать, потому что убийство — это безобразно, жестоко и ужасно. И меня бесит, когда авторы используют элемент убийства, но отказываются показать правду, которая представляет собой кошмарную потерю и боль.

А какие авторы или, может быть, работы доказали вам, что вы можете стать полноценным писателем? Когда вы начали придумывать идеи для будущих работ?

На меня сильно повлияли Реймонд Чандлер, Нельсон Алгрен и Хьюберт Селби-младший. Я начал писать киносценарии, когда мне было лет тридцать, и вскоре решил перескочить на романы. Когда я закончил «Коров», то подумал написать что-то более «мейнстримное», но не удалось! После этого я думал о «Пустой миле», так как она содержала темы и вопросы, очень близкие моему сердцу. Потом набросился на «Колонию шлюх». Помимо вышеупомянутых тем, с технической точки зрения автора это был своего рода тест на способность управлять сложной повествовательной структурой с множеством персонажей.

Что бы вы назвали источником своего вдохновения?

Жизнь. Одна английская пословица о писательстве гласит, что все существующие в мире истории можно найти в собственном саду. Я считаю, в этом есть какая-то доля правды. Мы все сталкиваемся с победами и проигрышами, радостью и сожалением, потерями, отчаянием. Написание истории, значимой истории по крайней мере, — это обдумывание и поиск пути для показа своих мыслей в такой манере, которую другие люди будут хотеть читать. В целом, поскольку я не самый оптимистичный парень в мире, большая часть моего вдохновения приходит от того, что я видел и испытал в несчастливое время.

Свою первую книгу, «Коровы», вы написали в тридцать три года. С тех пор ваша библиография пополнилась романами «Высшее общество», «Пустая миля» и «Колония шлюх». Вы вообще когда-нибудь писали короткую прозу — рассказы, новеллы? Если да, почему не выставляете на всеобщее обозрение?

Нет, я никогда не писал рассказы. Меня всегда тянуло к большим формам произведений. Именно так я предпочитаю романы сборникам рассказов, фильмы — телевизионным сериалам (хотя сейчас снимают довольно хорошие шоу).

«Коровы» — одна из самых шокирующих и висцеральных книг на Земле! «Высшее общество» богато на различные сцены пыток, жестокого секса, убийств и т. д. Но вот и два последних романа, «Пустая миля» и «Колония шлюх», написаны в жанре нуара без элементов беспощадного насилия. Какова причина такого перехода от жесткого к мягкому, от андеграунда к мейнстриму?

Ну, в «Колонии шлюх» были некоторые моменты, на которые люди жаловались, но я понял, о чем вы. После «Высшего общества» я хотел узнать, смогу ли рассказать историю, сохранив элемент достоверности и не прибегая к экстремальным описаниям секса и насилия. «Пустая миля» по большей степени — психологический роман. Под этим я подразумеваю акцент скорее на эмоциях, нежели на физических действиях, и считаю, как ни странно, что из-за этого книга оказала эффект на читателей. Они испытали чувства неудачи и сожаления, а значит — книга сдетонировала. Также переход от суперэкстремального насилия — продукт взросления творца. Я никогда не хотел быть писателем, который рассказывает одну и ту же историю на протяжении всей жизни. Каждая написанная мной книга отличается от предыдущих. Если бы я продолжил писать книги в духе «Высшего общества», я бы стал творцом-неудачником, который не эволюционирует.

Некоторые критики сравнивают два ваших романа, «Коров» и «Высшее общество», с произведениям американского короля сплаттерпанка, Рэта Джеймса Уайта. Кто-то говорит, что вы брутальнее, кто-то — что он. Что скажете по этому поводу?

Ничего. Я еще не читал его, извините. Я вообще не читал чистый сплаттерпанк, просто не интересуюсь.

Что вы чувствовали как писатель, создавая «Коров» и «Высшее общество»? Как ваши друзья отреагировали на тот факт, что вы пишете такую «жесть»?

Ну, эти чувства появились раньше, чем я стал писателем. Я не мог провозгласить себя писателем до тех пор, пока не опубликовал пару книг. Это было долго (и «Коровы», и «Высшее общество» искали издателя по пять лет). Я никому ничего не говорил про свою писанину. В конце концов, когда один или два моих друга прочитали рукописи, поняли причины наличия сцен насилия и секса. Что я чувствовал, когда писал? То же самое, что и другие писатели. Писательство — чертовски ужасная работа. Но ты чувствуешь себя прекрасно, когда заканчиваешь!

Как я знаю, вы вместе со своим агентом искали издателя аж целых пять лет! Что вы чувствовали в то время? Какой совет можете дать «зеленым» авторам относительно поиска надежного издателя, которому они станут действительно полезны?

Читайте так же:

  • Стокгольм корова в скафандре Где можно найти самые необычные памятники мира? Один из таких памятников, конечно же, находится в Стокгольме. Стокгольм — крупнейший город в Швеции и его столица. Город потрясающе красив и […]
  • Клоны коровы В октябре в Исследовательском центре животноводства префектуры Исикава в Японии умерла первая в мире клонированная корова Кага. Ей был 21 год и 3 месяца. «Хайтек» подробно рассказывает, […]
  • Коровы вентспилса Разноцветные коровы на улицах Вентспилса появились благодаря Швейцарии — именно там в 1998 году был проведен первый "Парад коров". С тех пор прихотливо раскрашенные коровы в разное время […]
  • Северно американский бык Другие варианты определений к слову : 2. Силуэт этого животного изображён на флаге штата Вайоминг, расположенного на Среднем Западе США. 3. Какое животное считается самым крупным […]
  • Япония коровы В заповеднике японской префектуры Исикава от старости умерла первая в мире появившаяся на свет в результате клонирования корова. Об этом в четверг, 10 октября, сообщает агентство […]
  • Художники рисовавшие коров Ученый Вашингтонского университета исследовал влияние на аукционную цену произведения искусства предмета изображения, фирменного стиля художника, популярности автора и ряда других […]

Это было, мать его, кошмарно. Я ожидал, что сразу стану литературной звездой. Может быть, не с «Коровами», но точно с «Высшим обществом». Но то, что мы не могли найти издателя, очень удручало. Должен признать, что это повлияло и на мою манеру писательства, потому что я начал сомневаться в том, что мало кто захочет читать то, что я хотел донести. Вы должны помнить те времена, когда Интернет только расцветал и доступа к донесению работ до широкой общественности, который сейчас есть у начинающих авторов, не было. Мне посчастливилось найти издателей для «Коров» и «Высшего общества» — мой агент пахал как проклятый ради меня. Но мне не повезло с тем, что эти издатели недостаточно занимались продвижением книги.

Совет «зеленым» писателям? Черт, это сложная задача. Одно я могу сказать: не планируйте стать знаменитым лишь благодаря первой книге. Планируйте шесть или семь романов, пока не получите признание (или деньги!). Может быть, для вас это случится раньше, но, как по мне, этот метод наиболее реалистичен для приближения к цели и уменьшению разочарования. У меня даже есть статья на эту тему.

А вообще, у вас были идеи написать чистый хоррор, возможно, в духе «Коров»?

Я бы удовольствием попробовал себя в написании чистого хоррор-романа. В некотором смысле каждая книга, которую я написал, переосмысливает каноны жанров. «Коровы» — это своего рода неохоррор, «Высшее общество» — переосмысленный южнокалифорнийский детектив в духе работ Реймонда Чэндлера, «Пустая миля» — закрученная семейная драма, а «Колония шлюх» — пересмотренная голливудская мистерия. Поэтому написание книги ужасов хорошо впишется в рамки моего «переосмысливания». Но это случится нескоро — у меня есть, по крайней мере, две книги, которые я хочу написать до этого.

Хотели бы вы посетить миры, которые создали?

Ну, скажем так: я бы хотел пожить в высших слоях калифорнийских кинодельцов (как в «Высшем обществе» и «Колонии шлюх»). Но ни за что не хотел бы побывать в мире «Коров» или на эмоциональных просторах «Пустой мили» (я прошел через много дерьма и не хочу к нему возвращаться!).

В 2004-м публикация «Коров» в России не обошлась без скандала, раскрутившегося из-за халатности «Creation Book». Знаю, это задело вас как автора. Но несмотря на это, хотели бы вы, чтобы переводы ваших романов дошли до читателей из СНГ? Есть какие-то идеи насчет этого?

Я бы хотел привлечь как можно больше читателей из СНГ. Да, с публикацией «Коров» в России с точки зрения бизнеса вышла фигня, но тем не менее! Это круто, что книга проложила свой путь в другие части света. На протяжении нескольких лет со мной связывались люди из России и Украины, чтобы сказать что-то хорошее про «Коров» (и «Высшее общество», хотя читали они его на английском), и это реально кайфово слышать от них и знать, что в стране (или странах), которые отличаются от тех, в которых я жил или о которых знаю, мой продукт для кого-то актуален. Насчет планов по переводу других книг, помимо «Коров», — с радостью, но для начала нужно найти издателя. И, чувак, даже в англоязычных странах это почти невыполнимая миссия! Но если ты знаешь заинтересованного издателя — дай мне знать!

Многие считают вас классиком контркультуры. Что делает ваши работы уникальными и выделяет из множества других? Что вы принесли в этот мир посредством своих книг?

Я считаю, что мои книги отличаются от рядового мейнстрима тем, как я говорил ранее, что мне важнее писать правду, нежели рассказывать историю ради истории или заставлять людей просто перелистывать страницы. К тому же я пишу о сферах общества, жизни, человеческой психике и сексуальности и др. — о том, о чем умалчивает мейнстримная литература. К примеру, проблема инцеста в «Колонии шлюх». Да, я не единственный кто пишет об убийствах, инцесте или пытках. Но когда я пишу, я предполагаю, что мои главные герои по мере того, как они плетут свои пути через всевозможные табу, их образы все еще вызывают симпатию, все еще заслуживают сострадания или любви. Проще говоря, они для меня — люди, действия которых не лишают их возможности искупления.

Вашему перу свойственен грубый, темный и брутальный слог с вкраплениями мата. Почему именно такой стиль вам нравится?

Я пишу вот так: сажусь за стол — ко мне приходят слова. Я слышу их у себя в голове. И это, наверное, миллионные множества самых разных вещей.

Но если подробнее, стиль всегда был чрезвычайно важным компонентом моего творчества. Я ранее упоминал тех, кто меня вдохновил, — Чэндлера, Селби-мл., Альгрена. Это те писатели, которые хорошо понимали потенциал языковой красоты. Они были теми, кого я называю писателями-лириками — поэтами в душе, которые случайно предпочли писать романы. Вы используете слово «брутальный», говоря о моей прозе. И вы правы — ведь большинство того, что я написал, действительно брутально. Но описывая эту брутальность, я всегда стремлюсь делать это так красиво, как только могу.

«Высшее общество» — ваш первый опыт в написании нуара. Почему вы обратились именно к этому жанру? Как тесно вы с ним связаны?

Я никогда не ставил перед собой цель написать нуар. Даже сейчас. Я просто пишу истории, которые приходят ко мне. Просто я считаю, что писать о темной стороне жизни важно. Я не смотрю на мир через розовые очки, и с моей стороны было бы нечестно высасывать из моих историй какие-то неприятные вещи. Я люблю читать истории, которые происходят в Калифорнии, и я догадываюсь, что это задело мой слог, так как большинство книг про Калифорнию имеют ярлык «нуар». Но одна книга, «Меньше нуля», которую я прежде не упоминал, — смелый калифорнийский роман, но его вы явно не назовете нуаром. «Нуар» — это всего лишь термин, который критики и обзорщики находят полезным. Каждая история с убийствами — это нуар? Очевидно же, что нет. Но шансы, что книгу, содержащую сцены убийств, кто-то где-то назовет нуаром, есть. Все же если ты нарушишь каноны классического нуара, полагаю, будет трудно оспорить то, что ты их не использовал. Но это неощутимо. «Пустая миля», например, для меня семейная драма, но издатели и рецензенты вовсю кричат: «Нуар, нуар, нуар. » И, как по мне, это в конечном счете вредит книге.

Вы спрашиваете, почему я пишу эдакий «нуар» — как я уже говорил, я должен писать честно. И случается так, что я обильно вырисовываю тени. Просто как дважды два.

Что вы недавно прочитали или посмотрели? Следите ли за деятельностью каких-то современных или молодых авторов?

Я смотрю много фильмов и малую часть крутых сериалов в духе НВО (такие как «Во все тяжкие», «Правосудие Декстера», «Рэй Донован», «Саутленд»), читаю меньше, чем надо, — чаще всего это не художественная литература, а что-то вроде истории Лос-Анджелеса, киноиндустрии, или то, что меня заинтересовало. Например, недавно я прочитал «Темный город» Эдди Мюллера, просто фантастический обзор на фильмы-нуар. Вообще, я не увлекаюсь современными авторами. Если вы расскажете мне о какой-то последней литературной сенсации, я точно отвечу, что почти ничего об этом не слышал. Хотя есть парень, который мне интересен. Пол Квятковски. Я даже написал сценарий к его короткометражке «Собака». Полагаю, сейчас он живет в Нью-Йорке. Он написал потрясающую книгу «И каждый день было пасмурно» — эдакий роман, разбавленный суперкрутыми фото от автора. Я уже жду его следующих работ!

Во время чтения «Коров» на месте Стивена я представлял вас. Поэтому следующий вопрос будет такой: как вы «рисуете» портреты героев своих произведений? Воплощаете ли в их образах свои комплексы, мечты, события из жизни?

Да, все мои главные герои имеют хотя бы что-то от меня — какие-то мечты, какие-то сожаления. И пусть ни одна из моих книг не содержит в себе прямых описаний того, что я сделал в жизни, но на страницах присутствуют эпизоды, основанные на жизненном опыте, — что-то, через что я прошел, кто-то, кого знал, что-то, что видел.

Давайте пофантазируем! Представьте, спонсоры выдали вам бюджеты с большим количеством нулей и предложили снять фильм по мотивам «Коров». Кого бы вы пригласили на главную роль?

(Смеется.) Вы еще тот фантазер! Возможно, Майкл (не Брэд) Питт на главную роль, не? По правде говоря, я никогда не задумывался об этом!

Расскажите напоследок читателям DARKER о своих планах на будущее. Чего ждать, когда выпустите новый роман?

Сейчас я начинаю новый роман. Кто знает, как долго я буду его писать? Кроме того — хотя, возможно, это ничего не значит для вас или ваших читателей, — скоро я переиздам «Высшее общество». Новая версия будет доступна на «Амазоне» через несколько недель. Я также стараюсь сделать англоязычную версию «Колонии шлюх» доступной для покупки на том же «Амазоне». Я снял промо-версию романа с продаж, так как искал издателя в США и Великобритании, но сейчас собираюсь издать ее самостоятельно.

И наконец, что касается моего текущего писательского статуса — на «Высшее общество» и «Пустую милю» положил глаз сценарист и режиссер из Лос-Анджелеса, который уже написал сценарии. Кто знает, возможно в один день вы увидите что-то из этого на большом экране.

Поделиться ссылкой на книгу!

Название:Автор:Серия книг:Жанр(ы):

Стивен пытается вырваться из ада однообразного существования, из-под гнета материнского давления и обрести киношное семейное счастье. Перед его глазами предстает конвейер уничтожения на мясокомбинате, превратившийся для рабочих убойного цеха в почти религиозный культ убийства и сексуальных извращений. И вот результат: тело матери разделано на части, мертвая собака гниет на крыше, подружка со вспоротым животом в коме, вырезанный из чрева плод приставлен к стене, а тонны одержимой смертоносной говядины носятся по подземным туннелям в поисках человеческих жертв.

  • Действие происходит в лесах Карелии после ядерной войны, в результате которой были уничтожены все крупные города планеты. Повествование ведётся от лица героя по имени Александр, который, незадолго до всеобщего Апокалипсиса, оборудовал в тайге убежище с припасами и оружием. Шизофренические и параноидальные мысли в его мозгу побуждают к нелепым действиям, благодаря которым герою удается найти выход из смертельных опасностей. Этим обусловлен и стиль повествования.

    Даша предвкушала увлекательный театральный тренинг в уютном гостевом доме на берегу Плещеева озера, а оказалась внутри самого настоящего детектива! Американец Сэм Гольдберг, приехавший в Россию на поиски ребенка, которого он никогда не видел, так и не дождался встречи с ним – его зарезали в собственной спальне. Из-за дождя речка вышла из берегов и размыла мост, перекрыв дорогу в усадьбу, поэтому ее обитателям придется расследовать это преступление самостоятельно. Хорошо, что среди них есть полицейский Евгений Макаров. Даша чувствовала себя обязанной ему помочь, ведь именно она, сопровождая Сэма в качестве гида, предложила ему приехать в этот гостевой дом…

    Ее благополучная, красивая жизнь рушится в единый миг!

    Ее муж исчез, и полиция уверена в его смерти. В скандальном телешоу появляется девушка, объявляющая себя любовницей погибшего, и заявляет, что ждет от него ребенка. К тому же бандиты стремятся завладеть успешным бизнесом, оставив вдову ни с чем.

    Как же ей выжить и справиться с ударами жестокой судьбы? Она не привыкла сдаваться и сделает всё, чтобы вернуть свое счастье! Теперь ей придется идти вперед, надеясь, что темная ночь когда-нибудь закончится и наступит новый светлый день…

    После самоубийства сестры ничто не может вывести Маккензи из апатии, пока в одну из ночей, в доме знакомых, она не засыпает в постели малознакомого юноши, спутав комнаты. В эту ночь она впервые спит без кошмаров.

    В последующие ночи Райан позволяет ей взбираться в его спальню по растущему у окна дереву, чтобы никто ничего не заподозрил…

    Для совершения серии терактов в Европу под видом беженцев прибывает группа исламских экстремистов. Свою первую кровавую акцию они осуществляют в многолюдном парке крупного французского города. Вдохновленные удачей, боевики планируют новую атаку. Однако в последний момент о предстоящем теракте становится известно местным спецслужбам. Они обращаются за помощью к своим более опытным российским коллегам. На ликвидацию банды отправляется группа спецназа майора Андрея Корнилова. Прекрасно подготовленный офицер готовится использовать навыки управления боем, однако неожиданный поворот событий вынуждает его выступить в совершенно непривычной для себя роли…

    • Если нет цели и желания жить, просто делай свою работу. Стисни зубы, вытри слезы и отправляйся на очередное невыполнимое задание. Играй без правил, находи ответы, ломай стереотипы, и, возможно, ты забудешь, что тебе больно дышать без него.

      Если она стала твоим дыханием… Если ради нее ты готов на все… То отправляйся за той, что лжет даже себе. Стисни клинок, возьми под контроль свою ярость и помни – любовь порой страшнее ненависти, она способна уничтожить все на своем пути.

      Но иногда любовь – это единственное, что у вас есть.

      С чего начинается история девушки? С первого взгляда, неловкого касания пальцев, нежного поцелуя. С чего начинается история женщины? Со свадебных колоколов и нового дома, куда муж вносит ее на руках. Моя история началась в тот день, когда меня из собственной спальни похитили в другой мир…

      Аурихэйм – мир из легенд и сказок. Мир, наполненный магией столь могущественной, что сложно даже представить, насколько силен его повелитель. Мне довелось стать его невестой, и все, что я могу сказать – сказки лгут. Не лжет только сердце, но даже ему я сейчас боюсь верить.

      Джордж Пембрук, герцог Эшбери, вернулся с полей сражений покрытый шрамами и совершенно уверенный: эти шрамы приведут в ужас любую девушку. Однако ему необходимы супруга и наследник, и потому бедная юная модистка Эмма Гладстон, однажды появившаяся у него в библиотеке, получает невероятное предложение…

      Условия герцога просты: никакой романтики, ничего личного. Как только Эмма родит сына, она избавляется навсегда от выполнения супружеского долга.

      Подумав, девушка соглашается, но герцог и не подозревает: она надеется изменить этого печального и сурового человека и доказать ему – нет на свете шрамов, которые не исцелили бы любовь, нежность и веселый смех.

      Что вы готовы отдать за знания? Никто не задал мне этот вопрос, давая в руки древнюю книгу, открыв которую, я отрезала себе все пути назад. Теперь я Нейлани у древней расы марианцев. Книга раз за разом поглощает часть меня, а марианцы подчиняют тело. Казалось бы, нет выхода и нужно смириться, но не стоило загонять меня в угол. Оказывается, можно придумать многое, обладая доступом к безграничным знаниям и выторговать у судьбы второй шанс.

      Петр Нагулин выяснил, наконец, отношения с НКВД и, как ему кажется, убедил руководство СССР в своей лояльности. Однако новая должность принесла ему и новые проблемы. Сейчас он в Москве, пока еще расположенной вдали от фронта, но старший лейтенант госбезопасности не может спокойно наблюдать, как в Киевском котле погибают сотни тысяч окруженных красноармейцев, и выходит к начальству с предложением, которое в очередной раз ставит его дальнейшую судьбу под большой вопрос.

      Вехи параллельной России… Продолжение истории жизни и приключений Феликса в параллельном или перпендикулярном мире. Герою предстоит отправиться в Захребетье, где он станет на защиту одинокого бастиона, что на передовом рубеже приграничной обороны от тёмных. Кто придёт ему на помощь? Вопрос сложный, так как друзей скорее всего он не увидит долгое время. Жизнь Рунного Мага в армейских условиях тяжела, если учесть его характер и возраст. Ну и не забывать про договорённости, выполнить которые он обязан, как и обещания самому себе…

      Мы можем спать.

      Но ты? Вряд ли.

      Книги отвращения!

      Много ли вы прочитали книг, после которых оставался лишь осадок отвращения?
      Не грусти, не ужаса, не жалости, а именно отвращения.
      Я прочитала довольно большое количество книг в жанре ужасов, мистики и триллеров. Все они насыщены сценами убийства, извращения, пыток. можно перечислять долго. Но, как правило, все это затменяет суть, истинная цель автора, которую он хочет донести до читателя или же тайну, которую он заложил в книгу.
      А когда цель автора показать истинное лицо извращения, унижения — тут уже совсем другое. Всегда оставался вопрос, как автор пришел к этому, чтобы написать книгу на 100-200 страниц полного отврата.
      Хочу отметить две книги, которые принесли такойц осадок мне.
      1. Коровы. Мэттью Стокоу.

      Его не переплюнуть. Это самое отвратительное чтиво в мире. Вот, что нашла о нем в инете:
      Метью — 44, родился в Великобритании, но живет в где-то в Австралии. Известность автору принёс дебютный роман «Коровы», вышедший в конце 90-х. Книга вызвала настоящий шок, моментально была объявлена «одной из самых отвратительных и тошнотворных книг в истории» и «культовой книгой контркультуры». В настоящее время Стокоу работает над своим третьим романом. Кроме того Стокоу является соавтором интернет-комиксов «Flick and Jube» и автором сценария короткометражного фильма «Dog» (режиссер Paul Kwiatkowski).

      Но заметка не о Метью, а о «Коровах»:
      Стивен пытается вырваться из ада однообразного существования, из-под гнета материнского давления и обрести киношное семейное счастье. Перед его глазами предстает конвейер уничтожения на мясокомбинате, превратившийся для рабочих убойного цеха в почти религиозный культ убийства и сексуальных извращений. И вот результат: тело матери разделано на части, мертвая собака гниет на крыше, подружка со вспоротым животом в коме, вырезанный из чрева плод приставлен к стене, а тонны одержимой смертоносной говядины носятся по подземным туннелям в поисках человеческих жертв.
      Как вам.
      А читать это еще хуже.
      Не знаю, что заставляет дочитывать ее, может желание найти хоть проблеск надежды.
      Но на любой товар есть покупатель, так что: http://readr.ru/mettyu-stokou-korovi.html
      Для реалистичности процитирую:
      — Вижу, тебе охота глядеть на этих блядских коров, козел херов. Я, блядь, собственными руками держал прямо за уши, шкура там мягкая, и они от этого больше всего тащатся… Блин, шкура там мяконькая, как, блин, шелк. Еще я губами трогал эту чертову корову. У нее там усы, а шкура под этими усами как бархат, темненькая, и пахнет сеном. Ну вот, я вечно раскрывал ебало и пробовал на вкус корову. Она лезет своим язычищем мне в рот, а я в ее своим — это наверху он жесткий, а внизу нежный, ты себе представить не можешь. В общем, слизываю я все эти пузыри, которые у нее на зубах, а тут сука чертова осаживает назад и цепляется за мои губы, и башкой начинает мотать. Тут вмешались и ломом меня освободили, корову блядскую захуярили, надо думать. Но зубов у меня уже не было, губы с мясом оторваны, их вообще не нашли. Круто да, блядь? Чё, поверил, твою мать, да, уебок? Ну, в общем, лучше тебе поверить. Коровы, так они прямо-таки божественны, но, блядь, нельзя с ними никогда расслабляться.
      И это не самое худшое.
      2. Ричард Лаймон. Дорога в ночь.

      Автор, к сожалению, уже умер.
      Ричард Лаймон — автор 25 романов и более 60 рассказов; он с успехом работал в различных жанрах — писал рассказы для детей и подростков, триллеры, «фантастику ужасов», любовно-романтическую прозу.

      Детальная информация
      Описание
      Автор

      Отзывы (1)

      Я ожидала от романа некой смеси «Цветов для Элджернона», «Книг крови», и «Осиной фабрики». Ошибалась. Чего-либо более грязного, черного и тоскливого никогда не читала. «Осиная фабрика» по сравнению с «Коровами» просто милая детская сказка. Несколько дней после прочтения не могла есть говядину. Сразу одолевал приступ тошноты.

      Может, этим и хорош роман? Он накрепко заседает в голове, и каким бы плохим он не казался, он производит впечатление.

      Зачем читать такую гадость, скажите Вы, но тем и парадоксален роман, что он притягивает тем, что отталкивает.

      Мораль книги такова — от тигров рождаются тигрята, и как бы ты не старался, как бы не натягивал на себя маску нормальности, ты останешься тем, кем был рожден. А рожден ты страдать, мучаться, унижаться, и не мечтай что сможешь быть похожим на счастливых людей из телевизора. + книги — это великолепность описаний страха главного героя.

      Мезенева М.В. Трансформация личностного самоопределения в сказке Г.Х. Андерсена «Старый уличный фонарь»

      Качалина-Нестерова Д.М. Философское пространство убойного цеха: модификация кроулианских идей в романе М. Стокоу «Коровы»

      Богер Т.Р. Проблема «немецкой вины» в идейном контексте романа Б. Шлинка «Чтец»

      Рожин А.С. Имплементация политического мифа в американском романе конца ХХ века

      ISSN 2308-8869

      Издатель: Координационный совет научной молодежи Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского

      Автор: Мэттью Стокоу
      Название: Коровы
      Жанр: Психоделика, ужасы, сплаттерпанк

      Жизнь Стивена — это погоня за счастьем; жизнь Стивена — это попытка вырваться из безумных уз матери-извращенки, жить так, как живут все нормальные люди там, в телике. Но все это до поры до времени остается лишь мечтой, потому что страх просто так не осилить — он живет глубоко внутри, живет вместе с безумием, которое вырывается на волю после того, как Стивен устраивается работать на мясокомбинат. И тогда он познает путь к освобождению. Освобождению через омывание кровью.

      Автор: Мэттью Стокоу Добавил: Grician 05.10.2018 Просмотры: 320 Загрузки: 18

      «Заводной апельсин» — именно о жестокости и ее месте в культуре.

      Несмотря на то, что действие происходит в вымышленной стране, фантастикой книгу не назовешь — нет основных ее атрибутов.

      Потом, книги Паланика и Уэлша. Не то чтоб до краев были наполнены, но явно полнее многих других.

    Коровы
    Стокоу Мэттью
    Проза, Контркультура
    Издательство: АСТ, Астрель, Компания Адаптек
    Год издания: 2004
    ISBN: 5-17-023469-4, 5-271-08993-2, 5-93827-011-1