Коровы медем

О проекте Коровы

Художественный фильм (Испания, 1992).
Режиссер Хулио Медем.
Сценарий Хулио Медем, Микель Гастамбиде.
Операто Карлес Гузи.
Продюсер Хосе Луис Олайсола, Фернандо Гарсиллиан.
Композитор Альберто Иглесиас.

В ролях: Эмма Суарес, Кармело Гомес, Ана Торент, Тксема Бласко, Кандидо Уранга.

История конфликтных отношений между двумя баскскими семьями на протяжении трех поколений. Действие происходит в маленькой долине Гипускоан, где обе семьи живут по соседству.

Призы:
— Премия «Гойя» (1992) Хулио Медему как лучшему режиссеру.
— Специальный приз за лучший дебют на Международном кинофестивале в Монреале (1992).
— Гран-при за лучший фильм на кинофестивале в Токио (1993).
— Премия за лучший фильм на кинофестивале в Турине (1993).
— Премии за лучший фильм и лучшую операторскую работу на кинофестивале в Александрии (1993).

Геннадий Белостоцкий о фильме:
«Культура» продолжает представлять фильмы Хулио Медема — самого признанного испанского режиссера после Педро Альмодовара (в воскресенье, 11 сентября, смотрите его «Землю»). Он стал знаменитостью, поставив «Коровы» («Культура», 18 сентября, 23.15. Испания, 1991. В ролях: Кармело Гомес, Эмма Суарес, Ана Торрент) по собственному сценарию, — загадочный, завораживающий и удивительно красиво снятый фильм. Это история вражды между двумя баскскими семьями на протяжении трех поколений. Действие происходит в маленькой долине, где обе семьи живут по соседству. Столь близкое соседство приводит к бурным столкновениям и взрывам безумной ярости между ними. Драма начинается в 1875 году, в окопе, во время второй карлистской войны, и заканчивается через 60 лет, летом 1936-го, в начале испанской гражданской войны. Картина состоит из четырех отдельных новелл разного периода, самостоятельных сами по себе, но связанных друг с другом. В течение этого времени сменяются три поколения коров и людей, лица которых остаются неизменными в каждом поколении и которых играют одни и те же актеры. «Корова — экономическая основа жизни басков, — говорил Хулио Медем, — и означает множество вещей. С одной стороны, это достаток фермы, с другой — корова — удивительно нейтральное животное, у нее огромные, теплые и теоретически очень пассивные глаза. Мне казалось, если я расположусь как бы в центре коровы, смогу посмотреть на мир глазами Мануэля. Однако нейтральность потом оказывается очень ясной, мудрой и тяжелой».
Газета «Культура», 8-14 сентября 2005.

Передачи

На сайте функционирует система коррекции ошибок. Обнаружив неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Киноклуб. Хулио Медем «Коровы»

Информация

Описание: Коровы / Vacas / Beiak (1992)
Испания. 96 минут.
Жанр: драма.

Режиссер: Хулио Медем. Показать полностью…
Сценарий: Мишель Гастамбид, Хулио Медем.
Оператор: Карлес Гуси.
Редактор: Мария Элена Сайнц де Розас.
Композитор: Альберто Иглесиас.

Награды:
1993 — Sutherland Trophey — British Film Institute Awards; лучший оригинальный сценарий — Cinema Writers Circle Awards, Spain; лучший начинающий режиссер — Гойя; лучшая первая работа — Saint Jordi; лучшая главная роль (Кармело Суарес) — награда профсоюза испанских актеров

Место: Областная юношеская библиотека, Советская 6, 4 этаж.
Время: 14:30. Начало: 22 ноября 2008 в 11:30 Окончание: 22 ноября 2008 в 14:00

Сегодня и завтра на телеканале «Культура» можно посмотреть лучшие фильмы современного европейского кино. Ретроспектива картин Хулио Медема — знаменитого испанского режиссера: «Коровы» и «Рыжая Белка».

«Фильмы, предлагаемые внимаю зрителей, – «Земля», «Рыжая белка» и «Коровы» — это три полнометражных картины Хулио Медема, с которых началась его крупномасштабная кинематографическая карьера», — рассказывает заместитель руководителя студии художественного кинопоказа телеканала «Культура» Анна Доброволькая. — Медема уже сейчас, несмотря на его молодость, справедливо называют культовым режиссёром. Хотя, как известно, «культовый» применительно к кино — весьма неоднозначное понятие. То есть для кого-то это действительно предмет культа, — то, что режиссёр снимает и какое мировоззрение он выносит в свои картины. А для кого-то, возможно, наш показ будет ещё одним любопытным очерком о современном испанском кинематографе. Тем не менее, изящество, яркость, экспрессивность картин Медема, думаю, вряд ли кого-то оставят равнодушным. И, надо отметить, что даже в каких-то вещах, которые априори не могут относиться к чувственной стороне жизни, Медем может быть невероятно чувственным. Например, по отношению к животному или какому-то природному веществу и человеческому телу в том числе».

Медем, родившийся в провинции Испании — Стране Басков (Басконии или Эускарди, как часто называют свою родину сами баски), начал снимать в 15 лет немые фильмы без сюжета, а в 17 уже выпустил несколько короткометражек: «Слепой», «Если бы я был поэтом. », «Театр в Сории» и другие. Параллельно с учёбой на медицинском факультете он работал в качестве кинокритика в баскском еженедельнике «Голос Эускарди», но врачом, к счастью для киноманов, так и не стал. Горячий испанский темперамент, свободолюбие, жажда независимости – всё это есть в фильмах Медема. Как и любой сын Страны Басков, он не может оставаться равнодушным проблемам своего народа. На его счету короткометражный образовательный фильм «Баскский ежедневник» и документальный «Мяч басков. Кожа против камня». Лента «Коровы», один из фильмов Медема, представленный в ретроспективе на телеканале «Культура», рассказывает о конфликте между двумя баскскими семьями, Иригибель и Мендилусе, на протяжении трех поколений. Близкое соседство приводит к бурным столкновениям и взрывам безумной ярости между ними. Драма начинается в 1875 году во время Второй Карлистской войны (кстати, Медем работал помощником режиссера документального фильма «Хроника Второй Карлистской войны») и заканчивается лишь через 60 лет, летом 1936, в начале Испанской гражданской. В течение этого времени сменяются три поколения коров — Тксагорри, Пупилле и Бланка — и три поколения людей, лица которых остаются неизменными. Роли в каждой новелле («Коровы» состоят из четырех отдельных новелл – «Трусливый дровосек», «Топоры», «Темное дупло», «Война в лесу») исполняются одними и теми же актерами, что невольно заставляет проводить аналогии (не говоря уже о присущем фильмам Медема «бытовом» мистицизме) с классиком латиноамериканской литературы Габриэлем Гарсия Маркесом. «Коровы» — история старения людей, мудрых людей и людей жалких. История выживания и история любви — незаконной, ненасытной и почти невозможной, игра теней и страха, лирический фильм, где яркие цвета и контрастирующие с ними темные тона (из-за постоянного дождя) изображают человеческую драму. Мы видим жизнь людей глазами коров: они наблюдают за происходящим безо всякого интереса; в их равнодушном взгляде отражаются человеческие страсти и страхи, амбиции и мелкое тщеславие. Это, в какой-то степени, и есть неосуждающий, беспристрастный взгляд самого режиссёра.

«Талантливый создатель изысканных драм, страстных и интеллектуальных одновременно», — любят говорить о нём кинокритики. Хулио Медем, чьи фильмы обласканы международными призами, сейчас на пике популярности. Так, например, картина «Коровы» получила испанский аналог «Оскара» — «Гойю» — в категории «лучшему режиссёру-новичку», награды Монреальского и Токийского кинофестивалей. «Рыжая белка» удостоена Зрительского приза за лучший иностранный фильм в Канне и награды «Фильм — откровение года» французского журнала «Positive». Завсегдатай кинофестивалей, Медем не перестаёт удивлять любителей так называемого «другого кино». «Рыжая белка», например, — это анти-мачистская притча в форме мистической драмы. История, рассказанная с точки зрения мужской психологии, преподает нам моральный урок против чувства собственности, которым мужчины донимают женщин (в современной Испании проблема дискриминации женщины – мачизм (от слова macho) — стоит очень остро). Сюжет «Рыжей белки» строится на серии как неожиданных, так и ожидаемых ситуаций, возникающих из-за лжи главного героя Хоты (Нанчо Ново), который выдает себя за молодого человека девушки Лисы (Эмма Суарес), страдающей амнезией.

«Мы незначительные существа, потерянные где-то посреди огромного пространства и вечности. Наша жизнь совершенно не интересна законам, которые управляют космосом», — говорит Медем в одном из своих интервью. Но сам он как режиссёр к героям своих лент относится внимательно, наблюдая за ними немного со стороны. Фильмы Медема рассказывают об обычных людях, которым свойственно ошибаться, блуждая по тёмным закоулкам жизни в поисках счастья.

На снимке кадр из фильма «Рыжая белка»

страна слоган — режиссер Хулио Медем сценарий Мишель Гастамиде, Хулио Медем продюсер Фернандо де Гарсильян, Хосе Луис Олайсола, Энрике Лопес Лавинье оператор Карлес Гуси композитор Альберто Иглесиас художник Рафаэль Пальмеро, Мария Хосе Иглесиас, Гонсало Товар монтаж Мария Элена Саинс де Росас жанр драма, мелодрама, детектив, военный , . слова премьера (мир) возраст зрителям, достигшим 16 лет время 96 мин. / 01:36

26 февраля 1992

Читайте так же:

  • Корова с дыркой в боку зачем Сейчас часто сталкиваюсь с подобными изображениями в сети, но меня, как студента ветфака это, увы, не задевает. Однако многим этот рекламный ход зашёл и все массово стали гуглить и искать, […]
  • Бизон корова Гибрид коровы и бизона бык гибрид коровы и бизона Научная классификация Королевство: Animalia Тип: Хордовые Учебный класс: млекопитающие Порядок: Artiodactyla […]
  • Ph мочи коровы Сотрудники университета штата Висконсин разработали принципы биохимических анализов, которые можно использовать при оценке стада для выявления проблем, связанных с кормлением. Виды […]
  • Корова первого отела Хорошая молочная корова ценилась хозяевами с самых давних времён, не утратила она свою ценность и в наши дни. Бурёнка на собственном подворье – это возможность ежедневно получать свежую, […]
  • Симментальская порода коров мясная Симментальская порода коров Самой распространённой в России породой коров специалисты считают симментальскую породу. Эта корова — палевая, палево-пёстрая, реже красно-пёстрая, на голове и […]
  • Бык бельгийский Приветствуем тебя, дорогой читатель! Устраивайся поудобнее, сегодня мы подготовили для тебя кое-что очень необычное. Итак, поехали! Героями публикации стали интересные коровы и быки. […]

В главных ролях:

показать всех »

История конфликтных и бурных отношений между двумя баскскими семьями, Иригибель и Мендилусе, на протяжении трёх поколений.

Действие происходит в маленькой долине Гипускоан, где обе семьи живут по соседству, с разных сторон холма, разделённые лишь рощицей. Такое близкое соседство приводит к бурному столкновению и взрывам безумной ярости между ними.

Если вам понравился этот , не пропустите. развернуть v Если вам понравился этот , не пропустите Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их. все рекомендации к фильм у ( 20 ) скрытые оцененные фильмы ( 5 )

Порекомендуйте фильмы, похожие на « »
по жанру, сюжету, создателям и т.д.
*внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
Отзывы и рецензии зрителей
  • Добавить рецензию.

Как я полюбил коров

Просмотрев великолепную, на мой взгляд, «Беспокойную Анну» Медема, я загорелся желанием ознакомиться со всеми его работами, и естественно начал с самой первой полнометражной ленты «Коровы»,1992г.

Повествование этого фильма состоит из трех временных отрезков, охватывающих 60 лет и протекает в стране басков, начиная с гражданской войны 1875 года и заканчивая гражданской войной 1936 года. Каждый отрезок времени охватывает жизнь одного поколения двух баскских семей Иригибель и Мендилусе, разделенных огромным лесистым холмом и живущих в малопригодной для жизни, затерянной у границы с Францией высокогорной долине Гипускоан. Казалось бы, такое соседство и уединение должно располагать к крепкой и большой дружбе, взаимопомощи между семьями. Но у Медема свое виденье данного соседства, и эта близость у него ведет к настоящей кровной вражде, безграничной ненависти и соперничеству, Медем разворачивает перед нами их жизнь и взаимоотношения в таком цвете, что шекспировские Мантеки и Капулетти остаются в стороне

Начало фильма показывает процесс рубки колоды в лесу, что сразу задает нешуточный тон и атмосферу всему действу. С быстротой молнии топор взлетает и падает в сантиметрах от босых ног дровосека, который стоит на этой самой колоде, при этом рубит он настолько быстро, лихо и виртуозно, что кажется вот-вот и его рука нечаянно дрогнет, и вместо щепок вверх полетят пальцы его ног

Затем этого самого дровосека (глава одного из семейств) призывают на войну, насколько он бесстрашно рубит дерево, настолько же он труслив, боится войны и смерти. Его полк, попав в переплет на фронте, полностью погибает, выживает лишь наш дровосек, измазавшись кровью, он прикинулся мертвым. Со всех убитых испанцы снимают одежду, дровосек лежит голым на пыльной дороге, его переезжает труповозка, при этом дробя его ногу и оставляя на всю оставшуюся жизнь калекой Очутившись в той самой труповозке, заваленный горой окровавленных и обнаженных трупов, насмерть перепуганный, но живой дровосек начинает откапываться из этой горы При этом Медем вырисовывает картину не для слабонервных: все в крови, обнаженная плоть, мухи, кажется, что через экран до зрителя доходит даже аромат зловония и разлагающихся тел, запах смерти

Выбравшись из этой «адской» повозки дровосек сразу же сталкивается с коровой, причем она ему видеться если не воплощением самого Бога на земле, то знаком свыше уж точно. Интересно показаны глаза этой коровы, бездонные и огромные, облепленные мухами, они напоминают сюрреалистический образ глаза, разрезаемого лезвием ножа из «Андалузского пса», тем более, что Бунюэль и Дали человеческий глаз в съемках заменили коровьим

Не будучи и до этого эпизода смелым, после всех пережитых лишений и ужасов кровавой бойни, в которой он побывал, трусливый дровосек начинает потихоньку съезжать с катушек ? сознание осталось цельным, а подсознание получило огромную пробоину, теперь он начинает рисовать и фотографировать коров, привлекая к общей экспозиции и членов семьи. Рисунки эти отображают его переосмысление прошлого, виденье настоящего и пророчество скорого будущего, причем сюрреализм в этих картинах бьет через край, и поражает своей силой Трусость его начинает передаваться по наследству, и хоть выражена она слабо, но в трудные минуты дает о себе знать не понаслышке (последний эпизод с фоторепортером)

После такого интенсивного и обескуражущего начала, на фоне междоусобных разбирательств, холодной войны между семьями и яростных противостояний глав семей, ритм и накал страстей несколько падают, но ощущение некого страха, ужаса и тревоги не покидает уже до самого конца. Постоянно рядом с людьми мелькают топоры, косы и огнестрельное оружие, более того Медем обрушивает на зрителя обильную волну символизма и мощного сюрреализма, большая часть, которых лежит на поверхности, но внимательные и интеллектуально развитые люди без труда найдут еще целый пласт посылов режиссера и растлумачат их

В нужные моменты накал нарастает до предела, а происходящее немного пугает и отталкивает:

— рождение теленка и его совместное вытаскивание посредством веревки и рук;

— огромное бездонное старое дупло посреди леса, оставшееся от сгнившего огромного дерева, которое постоянно появляется по ходу фильма и уж больно напоминает мистические врата в преисподнюю, очевидно, что все жители испытывают к нему трепетный страх и ужас, не даром туда отправляют целые туши мертвых животных и грозятся скинуть туда врагов;

— смертоносные чучела-капканы, с топорами и косами, расставленные в лесу, которые самопроизвольно начинают работать орудиями смерти;

— сам лес. Мне он сильно местами напомнил лес из «Антихриста», и еще не факт, что фон Триеровкий лес выглядит ужасней и мистичней, у Медема он завораживает красками и величием, постоянно таит в себе скрытую угрозу и дышит смертью, несмотря даже на постоянное присутствие людей.

По ходу фильма постоянно появляются огромные, мясистые коровы ? безмолвные свидетели всех происходящих конфликтов и страстей, они единственное постоянное, что есть в этой картине, могучие кормилицы людей, подобны святыне, они чтятся и оберегаются хозяевами, они у Медема представлены в необычном свете, потрясают величием и даже, как бы странно не звучало ? харизмой

Фильм, хотя местами и завораживает, очень динамичный и сияет красками. Блестяще подобрана музыка знаменитым испанским композитором Альберто Иглесиасом, музыку которого ценители испанского кино могут знать по многим фильмам Альмодовара, она волшебна и всегда попадает в такт происходящему, усиливая впечатления.

Фильм о прописных истинах: что война это плохо, что любовь не знает границ и препятствий, о цикличности жизни (типичная тема испанского кинематографа), о сексе, как начале новой жизни, о рождении и смерти, о жизни, которая их разделяет и, прежде всего о небольшом, гордом, вспыльчатом и независимом народе горцев (басках) ? об их жизни, которую надо достойно прожить и из которой надо красиво и достойно уйти, с высокоподнятой головой, оставив после себя потомство

В первой большой работе Медему сходу удалось создать очень тонкий и глубокий фильм, насыщенный отменным сюрреализмом и символизмом, фильм о любви, о жизни горцев, тернистой и суровой, такой, как она есть. Пустым и нудным этот фильм я бы точно не назвал Почитателям испанского кинематографа и творчества Медема в частности ? к просмотру рекомендуется. Может кому-то покажется, что моя оценка немного завышенна, но я ставлю:

Взрывательный эффект мозгов посредством некоторых фильмов уже известен довольно хорошо в современном кинематографе. Не исключение оказался и фильм « Коровы» режиссера Хулио Медема.

Сам сюжет фильма основан на реальных событиях. Вроде и война, и жизнь обычных сельчан, и их странные состязания лесорубов- все нормально, адекватно и понятно. Возникает вопрос: А чего же тогда здесь такого мозговзрывательного? А вот и ответ, дело в том, что через всю картину красной нитью проходят коровы. Да, да именно коровы.

С первых кадров нас сопровождает этот удивительный персонаж. Удивителен он тем, что не говорит, не показывает нам чудеса сообразительности не свойственные типичному животному, в общем ничего такого не делает, просто живет так, как есть. Это и удивляет. И возникает новый вопрос: причем здесь эти коровы?

Но на самом деле все гораздо проще, и все « непосвященные» уже к половине фильма понимают, зачем режиссер ввел этих, или этого персонажа, потому что по всей видимости в картине фигурирует одна и та же персона, в лице коровы. Здесь и заключается вся задумка и новаторство режиссера. На фоне войны, всего того, что делает человек, коровы, как бы присутствуют и наблюдают за всем происходящим, но им по барабану от того когда убивают человека, до того когда главные герои «развлекаются» друг с другом. И остается сделать вывод. Что режиссер посредством введения коров, как бы дает зрителям тему для раздумий, а именно: что все все все, что делает человек настолько ничтожно и не нужно, что люди просто навсего жалки в своих деяниях. Что они те же коровы, которым все по барабану, кроме, конечно, своей шкуры. Так оно на деле и оказывается.

Что же сказать о работе оператора, то здесь он постарался. Блеклые, псеводнатуральные краски делают свое дело. И картина становится не только мраченной, но и оставляет небольшой осадок негодования после просмотра. Но исходя из сюжета режиссер явно добивался того исхода. По этому, можно сказать, что оператор справился со своей задачей.

Работа актеров тоже не плохая. Она не то, что не плохая она скорее никакая. И это не в плане плохо, а в плане сыгранно очень натурально. Потому что актером., по большей части, приходилось играть сельских обывателей. А с этим они неплохо справились.

На счет музыки точно сказать ничего нельзя, потому что музыка здесь скорее использована в качестве фона и ее не так уж и заметно с течением фильма.

Так, в общих чертах, фильм более чем странный. Но все становится на свои места, когда фишка с коровами наконец разгадывается. И, хотя картину нельзя назвать гениальной или, допустим, шедевром, все равно она неплохая. Или, можно сказать, что это неплохое странное кино. Но оно не для всех. Просто его не все поймут.

В деревню в глушь лесную

Есть люди, которые могут продемонстрировать чудо даже в чём-то абсолютно банальном и приземлённом. При этом они не используют каких-либо хитростей и зарекомендовавших себя проверенных искусственных приёмчиков. Медем один из таких кудесников. В его картинах нет буйства экшена и ряда других проверенных коммерческих ходов, однако причислять его к категории арт-хауса я бы тоже не стал. Медем снимает глубинку, деревню, глушь лесную. Вы думаете в деревне твориться бурная светская и иная жизнь? Да полно вам. На селе события, когда гражданин П съел курицу гражданки Б уже является нескончаемой темой дня, а то и недели. Это знаю, потому как сам живу примерно в такой же пластилиновой местности, когда темп вязок, как смола.

Однако, даже такие дебри оказываются в выигрыше пред таким многовариант-ным городом, главное ? уметь это всё подать. Фильм однозначно не понравиться тем, кто не любит ждать. Представьте себе, что, скажем час ничего не происходит. Вы как будто смотрите Клуб Кинопутешественников, но при этом попали не в экзотическую страну. А к себе на дачу, при этом комментатор, который мог бы разбавить действо, ну например, анекдотами, отсутствует. Скушно? Для кого как. Впрочем, этих для кого может оказаться явное большинство. Это минус не столько фильму, сколько деревенскому быту.

Второй минус это ряд очень сомнительных в целесообразности сцен. Они как-то на мой взгляд выбивались из общей канвы, например, эротическая сцена а-ля Превед-Медвед. Может я, конечно. Чего недопонял, но вот как-то так.

Третий минус скорее очень субъективная придирка. Местами. На мой взгляд автор слегка запутывался и потому ряд моментов кажутся уходом в сторону. В рамках и без того неторопливого фильма они здорово озадачивают. Иногда попросту создавалось впечатление, что автор зашёл в тупик и снимает просто что-то, потому что нужно перейти к следующему фрагменту.

НО. Но тем не менее НО. Фильм мне понравился. И в принципе именно это кино подтвердило желание найти иные фильмы режиссёра (первой была земля). О других фильмах отпишусь в другой раз, ибо настала пора орденов и медалей.

Во-первых, отмечу картины, рисуемые одним из героев. Пожалуй эти картины составляют 50 а то и 75% скелета кино. Этакого позвоночника, к которому крепятся остальные компоненты.

Второе. Пейзажи. Лес и природа это своеобразная кожа, которая всё чувствует и должным образом реагирует на прикосновения.

Третье. Картинка в целом и для скриншотов в частности. Зелени и харизматичных персонажей хватит на все случаи. Очень ярко и сочно.

Четвёртое ? диалоги. В них нет зауми. Но в них есть мудрость. Сельские жители вообще просты и понятны, но нигде вы не встретите такую простоту, которая умней самого мудрого мудреца.

Пятое. Элементы авангарда. Повторюсь, что не причисляю Медема к авангардистам, но такие решения как чучело(?) с косой или не менее эпохальное нечто в лесу с топором, да и сами коровы

Шестое. Коровы. Как же без них. Вот только кажется, что это не мир, глазами коров. Это мир, отражённый в глазах коров, но увиденный людьми. То есть как бы есть люди, которые смотрят через очки или иные технические решения. Здесь этим решением были коровы.

Седьмое. Масса мелочей, благодаря которым фильм собирается как замысловатый паззл, при этом каждая из этих мелочей уникальна как в фильме, так и для этого режиссёра. Взять ту же щепку, удачно отлетевшую в нужном направлении и сравните её с самолётом из «Любовников Полярного круга». И таких мелочей много, хотя Медем иной раз ими немного злоупотребляет.

Итог 7 из 10. Добротный фильма о сельской местности. С низким темпом и массой поводов для раздумий.

На лугу, на лугу

Это, пожалуй, самая масштабная и обстоятельная лента Медема с самым запутанным и насыщенным сюжетом, который умудряется уместиться в 1,5 часа экранного времени, не вызывая нареканий к цельности полотна. Единственный на сегодняшний день фильм режиссера, обращенный лицом к историческим событиям прошлого, составляющих его контекст, и с местом действия, далеким от современного урбанистического окружения последующих работ. Течение фабулы охватывает период с 1875 по 1936 года, разрывы между основными действиями в несколько лет образуют временные дыры, позволяющие разделить историю на 4 главы (не считая пролога).

Зарисовки характеров и непродолжительные описания событий и традиций составляют движущую силу повествования, где максимально сжато и с помощью емких образов создается групповой портрет двух соперничающих семей, Мендилузе и Иригибель. Аналогия с недавним эпиком «Баария» так и напрашивается, хоть второй фильм и младше «Коров» на 17 лет. Только то, что Джузеппе Торнаторе запихал в три часа хронометража, Медему удалось уместить в полтора, пусть и с меньшей помпой. Думаю, не будет преувеличением добавить, что ноги обеих картин растут из романа «Сто лет одиночества» Маркеса.

Здесь много вещей, заключающих в себя концентрированные образцы баскской культуры (не зря же в Испании эту область называют отдельной страной), например, соревнование в искусстве рубки топором толстых поленьев. Отдельные мифы семейства стареющего Мануэля Иригибеля тоже чем-то да навеяны, образы их жизни, модели поведения, их горячая кровь. Что касается образа, вынесенного в заглавие картины, то вероятнее всего, корова в этом фильме представляет собой немого наблюдателя, который, как и человек, уже не является частью дикой природы, но все же ближе к ней, чем люди, ибо она не наделена разумом. Все три поколения семьи держали коров. Люди меняются, коровы ? нет. У них нет индивидуальности, нет свободы выбора. Кроме того, старший член семейства Иригибель, Мануэль, был буквально одержим коровами. Во-первых, именно корову из всех живых существ он повстречал первой на земле своих предков. Потом он стал изображать коров на холстах и досках. Его картины были полны печали и скорби, а сами животные выходили страдальцами. Например, отрубленные коровьи головы в окопе символизировали войну, а соединенное тело двух коров (как мифическое существо) с двумя рогатыми головами ? дружбу. Закончилось это помешательство для Мануэля не слишком хорошо: отравив одно из болевших животных, дабы оно не мучилось, он отрезал ей ноги, как на одной из своих картин, и вымазал в ее крови некий ритуальный пень ? часть своего вымышленного мира.

Эротика. В «Коровах» всего одна откровенная сцена, длится она совсем недолго ? около 30 секунд ? и являет собой завершение 2-й главы. На самом деле трудно назвать ее в полном смысле откровенной, так как в нескольких кадрах нет ни обнаженки, ни смакования деталей. В монтаже этой сцены используются классные наработки оператора Карлеса Гуси, включая панорамный план папоротниковой поляны в лесу, где все происходит, и обзорного движения камеры мимо двух шевелящихся в едином ритме тел любовников из враждующих семей, Каталины Мендилузе и Игнасио Иригибеля. Обрамлено все отрывистыми вздохами обоих и тихой, почти незаметной музыкой, заряжены эти несколько кадров такой страстью и реализмом, что можно даже мысленно перенестись туда, на этот ковер из папоротниковых листьев, где порыв животной похоти овладевает человеческим разумом. Это далеко не ключевой эпизод, но он двигает историю вперед. Сразу за ним нам показывают, как рождается теленок у коровы, тем самым намекая на рождение сына Игнасио и Каталины, о котором мы узнаем чуть позже.

Сюрреализм. Здесь еще нет тех выбросов в другое измерение, которые появляются в более поздних фильмах режиссера ? «Беспокойная Анна» и «Люсия и секс», а совершенно иная направленность тематики «Коров» приводят к тому, что секс и «над-реальность» внутреннего мира героев картины практически существуют в разных плоскостях. Здесь сюрреализм проявляется только благодаря фантазиям единственного героя ? Мануэля, того самого дезертира, выползшего из груды нагих мертвых тел в начале истории. Среди деревенских жителей обоих семейств он как инопланетянин, человек не от мира сего с богатым внутренним миром, чудаковатым поведением и привычкой строить объекты, не имеющие отношения к реальности ? кукла-косильщик, соломенный ловец кабанов в лесу, уже упоминавшийся пень и, конечно, его странная живопись.

Сюрреализм заключается еще и в том, что даже если для картины позируют люди, он видит и изображает корову. Есть еще пара моментов, в которые мир не совсем то, что кажется, но они мало относятся к истории, ведь, не считая эпизодов прекрасного чистого кино, ? это самое реалистичное произведение Медема.

Стоит добавить, что два актера в этом фильме играли разных персонажей на протяжении всех лет, о которых повествует история: Кандидо Уранда играет Кармело Мендилузе в 1875 и его маниакально-депрессивного сына Хуана вплоть до гражданской войны 1936 года. Кармело Гомес играет Мануэля Иригибеля, его сына Игнасио, и сына Игнасио Перу (сына режиссера, кстати, тоже зовут Перу). Между прочим, Кармело Гомес сыграет еще в двух фильмах Медема ? «Рыжая белка» и «Земля», вместе с задействованной тут же актрисой Эммой Суарес.

После выхода «Коров» на большой экран Медем сразу же получил признание на киносмотрах в Токио, Турине, Александрии, а также получил премию Гойи Испанской Академии кино как лучший начинающий режиссер. Этот забытый фильм сегодня смотрится мощно и захватывающе, в своем дебюте режиссер проявил себя зрелым мастером с собственным стилем и богатым воображением, которое помогло ему создать почти эпическую историю жизни трех поколений двух баскских семей.

Другие названия: «Коровы» / «Cows» (международное англоязычное название).

Продолжительность 96 минут.

Режиссёр Хулио Медем (премия «Гойя» как лучшему новому режиссёру).

Авторы сценария Мишель Гастамбиде, Хулио Медем (номинация на «Гойю»).

Композитор Альберто Иглесиас (номинация на «Гойю»).

Оператор Карлес Гуси.

Также на премию «Гойя» номинировался Рейес Медем (специальные эффекты).

Жанр: драма, детектив, мелодрама, военный фильм

Краткое содержание
Действие фильма, условно разделённого на четыре новеллы («Трусливый дровосек», «Топоры», «Тёмное дупло» и «Война в лесу»), начинается в 1875-м году, в разгар Третьей карлистской войны, и завершается в 1936-м, когда Испанию охватила война гражданская. Сержант-баск Кармело Мендилусе ( Кандидо Уранга ) узнаёт в одном из новобранцев дровосека Мануэля Иригубеля ( Кармело Гомес ), своего соседа по небольшой деревне, расположенной в провинции Гипускоа. Однако в первом же бою его настигает шальная пуля, а испугавшийся Мануэль, вымазавшись в крови испускающего дух земляка, притворяется мёртвым — и действительно едва не погибает. Уцелевший благодаря корове, случайно оказавшейся рядом, Иригибель возвращается домой и становится художником, раз за разом перенося на холст образы этих домашних животных. Однако поступок дровосека не может пройти бесследно, косвенно отзываясь в судьбах следующих поколений обеих семей.

Также в ролях: Эмма Суарес (Кристина), Ана Торрент (Каталина), Карра Элехальде (Илегорри / Лукас), Клара Бадиола (Мадален), Тхема Бласко (Мануэль), Кандидо Уранга (также Хуан), Пилар Бардем (Паулина), Мигель Анхель Гарсия (Перу в детстве), Ане Санчес (Кристина в детстве), Рамон Бареа (Хуэс).

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com , 19.08.2018

Авторская оценка 9/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Будущее Испании

Любопытно и показательно, что «Коровы» увидели свет в один год с другой испанской картиной, возвращающей в канун гражданской войны и также посвящённой воинской доблести и трусости, любви и предательству, – «Прекрасной эпохой». Причём, хотя первая полнометражная лента тридцатичетырёхлетнего Хулио Медема была отмечена премией «Гойя» в номинации «Лучший новый режиссёр» и наградами на кинофестивалях в Токио, Монреале, Турине, национальная отборочная комиссия не прогадала, предпочтя выдвинуть на соискание «Оскара» работу его старшего коллеги. Всё-таки фильм Фернандо Труэбы по сценарию Рафаэля Асконы открыт во внешний мир – подобно тому, как его Фернандо в итоге решает покинуть родные края, отправившись вместе с обворожительной юной избранницей Лус в США задолго до того, как начнутся боевые действия. В то время как медемовский Перу, напротив, при первой удобной возможности возвращается из затянувшейся эмиграции домой, к подруге детства Кристине, пусть и выдавая себя в критический момент за американского фотожурналиста, якобы сохраняющего нейтралитет в противостоянии республиканцев и националистов. Да и во многих иных отношениях «Коровы» могут показаться со стороны чуждыми, погруженными в национальную культурную среду, далеко не во всём понятную и тем зрителям, кто, хорошо зная общеевропейскую и даже испанскую историю, тем не менее смутно представляет себе особенности замкнутых баскских реалий.

Дровосек, мастер своего дела

Отчасти это справедливо. Однако дебют (как, пожалуй, и всё творчество) Хулио Медема требует не столько обширных фактических познаний, сколько искреннего стремления раскрыть душу тому потоку, быть может, не всегда приятных и безмятежных образов и эмоций, к которому режиссёр-соавтор 1 сценария позволяет приобщиться, припасть, точно к живительной реке. Разумеется, можно остаться на уровне фабульных перипетий, наблюдая за драматичными поворотами в судьбах Мануэля и Кармело, их детей и детей их детей. Наблюдая и поражаясь тонко уловленному кинематографистами закону коловращения бытия, описываемого на языке философии в понятиях диалектики, но находящему отражение и в обыденном сознании – хотя бы в глубокомысленной поговорке о том, что всё неизбежно возвращается на круги своя. Поступок трусливого дровосека, оказавшийся сродни предательству родных и близких, да и самого себя, остался в тайне – однако с неотвратимостью довлеет над двумя родами и над всей деревней, словно проклятие. Не осознаётся людьми логически, ощущаясь в лучшем случае интуитивно – и обуславливая странные, подчас дикие и спонтанные деяния и переживания, придавая даже такому высокому чувству, как любовь гнусный привкус инцеста. Это без видимых усилий со стороны постановщика (кстати, уроженца той же провинции Гипускоа) приобретает иносказательно-обобщённый характер, выводя на грустные размышления о метаморфозах участи басков, издавна лишь стремившихся отстоять культурное своеобразие, выжить как самобытный народ, но, в силу допущенных слабостей и компромиссов, оказавшихся в числе поборников 2 установления жестокой диктатуры Франко.

Корова, друг человека

И всё-таки «Коровы» резко выигрывают в сравнении с «Прекрасной эпохой» не только в анализе исторических катаклизмов. Медем оказывается ближе, скорее, к Милчо Манчевскому с его блистательной притчей «Перед дождём» /1994/. С той разницей, что коллега из Македонии довольствуется незначительным временным отрезком, живописуя ужасы современной гражданской войны в Югославии, притом что Хулио – охватывает взором сразу четыре эпохи. А кроме того, не нуждается в столь явном драматургическом новаторстве (нарушение хронологии, создающее в финале эффект «зацикливания» экранных событий) и прибегает к более тонким художественным приёмам, например, доверив одним актёрам исполнить роли несхожих по характерам и взглядам представителей разных поколений Мендилусе и Иригибелей. Но в обоих случаях образы животных и всей неравнодушной природы оказываются чужды традиционным 3 , антропоцентрическим установкам, ставятся на уровень, как минимум, не ниже отведённого самозваным хозяином планеты самому себе. Весь мир наполняется священными тайнами (в том числе, хотя и необязательно, пугающими до глубины души), которые не постичь разумом. В них можно лишь заглянуть, зачарованно смотря в коровье око, в объектив фотокамеры и бездонное дупло дерева. Или постараться уловить ускользающую суть в художническом прозрении, наполняя нарисованные в примитивистском стиле полотна (равно как – запечатлеваемые на киноплёнку кадры) глубоким, сакральным смыслом… В непонимании, хуже того, в высокомерном отказе от собственного естества и кроется, по Хулио Медему, усугубляющаяся драма современного человека.

__________
1 – Вместе с Мишелем Гастамиде, который отважится на самостоятельную постановку лишь спустя двенадцать лет.
2 – Вспомним, как женщина бьёт тревогу, призывая мужчин скрыться в лесу, услышав о приближении войск националистов, включая отряды «Рекете»…
3 – Как, скажем, в популярной французской трагикомедии «Корова и военнопленный» /1959/ с участием Фернанделя, некогда получившей одобрительный отзыв другого кинокритика, ставшего кинорежиссёром, – Франсуа Трюффо.

Прим.: рецензия впервые размещена на сайте World Art

Vacas

Информация о фильме

История соперничества двух семей, проживающих в Баскском регионе, за период 1870-1935-х гг.

Мистика, Драма, Мелодрама

В ролях:

Эмоции от фильма

Рейтинг Фильм Про

0.0 (1 оценок)

Любителям жанра рекомендуем

Отзывы о фильме

Смотри новинки онлайн

Драма, Триллер, Криминал

Триллер, Ужасы, Криминал

Боевик, Триллер, Фэнтези

Боевик, Комедия, Ужасы

Драма, Триллер, Ужасы

Биографический фильм, Боевик, Драма, Спортивный фильм

Боевик, Комедия, Приключения

Семейный фильм, Приключения, Фэнтези

Мультфильм, Семейный фильм, Приключения, Фэнтези

Драма, Приключения, Фэнтези

© 2019 Сетевое издание «Фильм Про (filmpro.ru)». Учредитель: Федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания» (ВГТРК). Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-69132 от 24.03.2017. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Главный редактор: Кудрявцев И.А. Адрес электронной почты редакции: [email protected], телефон редакции:+7(495)232-63-33. Для детей старше 16 лет.

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об интеллектуальной собственности. Любое использование текстовых, фото, аудио и видеоматериалов возможно только с согласия правообладателя (ВГТРК).

На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies.

Средняя оценка:
1992. Испания. 96 минут.
Жанр: драма.

Режиссер: Хулио Медем.
Сценарий Мишель Гастамбид, Хулио Медем,
оператор Карлес Гуси,
редактор Мария Элена Сайнц де Розас,
композитор Альберто Иглесиас.

В главных ролях: Эмма Суарес, Кармело Гомес, Кандидо Уранга.
В ролях: Кармело Гомес, Кандидо Уранга, Ана Торент, Кара Элехалде, Мигель Анхель Гарсиа, Ане Санчес.

Награды:
1993 — Sutherland Trophey — British Film Institute Awards; лучший оригинальный сценарий — Cinema Writers Circle Awards, Spain; лучший начинающий режиссер — Гойя; лучшая первая работа — Saint Jordi; лучшая главная роль (Кармело Суарес) — награда профсоюза испанских актеров

1992 — специальное упоминание первого фильма — Монреальский МКФ; Gold Award — Токийский МКФ; лучший фильм — Туринский МКФ..

А. Ботев (и Сладкая N): Об интерстекстовом сюрреализме брата критика

Какие порой случайности водят пером нашего брата критика в процессе написания рецензий! Если поискать «коровы» по рецензиям на сайте (чтоб случайно не запульнуть имеющийся фильм), первой появляется ссылка на фильм «Иди и смотри». Ссылка звучит так: . ста, мухи, ползающие по глазу умирающей коровы, нелепая свистулька в губах избитой и о.

Если б не эта фраза, я бы не стал и упоминать о мухах, ползающих по глазу коровы, не такой, правда, умирающей, как нам описывает брат критика, но от этого кадр не становится слабее, даже наоборот. В момент просмотра кадр резко напомнил мне начало «Андалузского пса» Бунюэля — и, как оказалось, не мне одному.

Еще один брат критика написал 24-страничную статью (pdf, англ.), почти полностью посвященную интертекстовым элементам в этом фильме. Охота была время тратить — в наше время какой ты кадр ни сними — всегда найдется во Владивостоке какой-нибудь Макдональд Карлович, который снимал уже этот кадр. Я вскоре понял это и перестал читать притянутую за уши статью. Но успел увидеть, что про Бунюэля там тоже есть.

Я и сам могу сравнить этот фильм, помимо «Андалузского пса», с «Ромео и Джульеттой», «Моллоем» и «Ста годами одиночества» одновременно — но зачем? Я уже говорил про Макдональда Карловича.

Интереснее говорить не про то, что снял кто-то там другой, а про то, что сам увидел в фильме. Увидел же я примерно то же, что мой брат критика увидел в «Иди и смотри» — еще одна цитата: «видится мне красным аппетитным яблоком, изъеденным изнутри червями безумия. Приманка определенно сработала: я откусил кусок от комка червей, прожевал и проглотил, а теперь мой желудок требует еще, несмотря ни на что«. Примерно так, хотя я не очень понимаю, что в данном случае водило критическим пером.

Начало фильма вызывает чисто животные рефлексы страха и омерзения, в основном страха. В титрах мы видим взлетающий и опускающийся на колоду в сантиметрах от босых ного топор. Снят процесс рубки дерева настолько виртуозно, что веришь в возможность самоотсечения дровосековой ноги. Потом — войну, убитого баска, кровью которого мажется другой баск, чтобы притвориться убитым. Ногу измазанного кровью баска переезжает труповозка (оставляя его на всю жизнь хромым), потом он, голый, в буквальном смысле слова выкапывается из-под трупов, ползет по дороге и видит корову, по глазам которой ползают мухи. Все снято на той самой грани, после которой аромат превращается в зловоние.

После такого забойного начала фильм несколько успокаивается, но страх уже чувствуется в нем постоянно. Интенсивность уже не нужна, требующееся настроение задано. В фильме все время мелькают топоры, косы, мотыги, ружья, все, чем можно убить человека. Помимо убийства, много говорится о рождении, причем в одном эпизоде семейство тащит веревкой из чрева коровы теленка, а один ее (семьи) член даже копошится там рукой. Для офисной формы жизни не очень привычно, это правда. Режиссер вообще не боится крови. Чтобы не разрушать этого страха, ни о чем говорить не буду, кроме как о трусливом дровосеке, о котором уже сказал, как он спасся с войны.

Психика трусливого дровосека плохо выдержала испытания ужасами войны, — сам он остался нормальным, но подсознание все время заставляло его рисовать коров — то с отрубленными ногами, то с двумя головами. И все это на фоне «вражды» двух семейств, как написано в аннотации (а я написал это для того, чтоб во время просмотра фильма зритель не расслаблялся и все время ждал подвоха от кого-нибудь из другой семьи, как делал это я).

Все потомки трусливого дровосека трусливы, в той или иной степени — в любом случае, совершают поступок, который в любом другом месте, кроме Басконии, назвали бы разумным. Вообще фильм довольно концентричен, и, я бы даже сказал, обсцессивен; для усиления навязчивости всех взрослых мужчин каждого из двух семейств играет один и тот же актер (свой для каждой семьи).

Коровы играют большую роль в повествовании, как безмолвные наблюдатели, как некоторое богатство, что ли, басков. Вообще коровы священные существа — не говоря уж про Индию, культура которой нам не близка, можно вспомнить Ирландию, великая литература которой началась с саг в основном про угон коров. Схожи и формы традиционного общественного устройства ирландцев и басков.

Фильм все же не такой брутальный, как у меня описано. Ближе к концу инстинкты из чисто животных переходят на более высокий порядок. Не сказать, чтоб лично мне это сильно понравилось — но тут уж ничего не поделаешь. Фильм просто правдивый, что ли. Он о смерти, о рождении, и о том, что происходит между ними. Буйство жизни и красок, папоротники выше человеческого роста, смертоносные манекены, отрубленные конечности. Кроме того, он очень красивый — и, несмотря на всю динамику, местами медитативный. Это настоящий сюрреализм — не знаю, написал ли тот безумный критик в своих двадцати четырех страницах про Дали (тем более, Каталония совсем близко от Басконии, как и Ла-Корунья, родина ирландцев согласно «Книге захватов»). Предполагаю, что фильм понравился бы брату критику, который хотел откусить еще кусочек от яблока, изъеденного червями безумия.