Коровы больные оспой

ОСПА (Variola), контагиозная вирусная болезнь животных и человека, характеризующаяся лихорадкой и папулёзно-пустулёзной [папулезно-пустулезной] сыпью. О. овец наиболее распространена в Индии, Пакистане, странах Ср. и Бл. Востока, Средиземноморья, Африки, Индии; О. верблюдов — в Иране, Пакистане, Иордании, Монголии и странах Сев.-Вост. Африки, периодически регистрируется в СССР на терр. Ср. Азии; О. буйволов — в Индии, Пакистане и др. Вспышки О. у коров, свиней и кур отмечают в ряде стран всех материков мира. Летальность 20—90% , особенно среди молодняка, зимой и при осложнениях.

Этиология. Возбудители О. животных и человека — большая группа оспенных вирусов. Известно св. 100 т. н. “оригинальных” вирусов О., в т. ч. вирусы О. овец, кол, свиней, коров, лошадей, верблюдов, кроликов и птиц, передающихся от животного к животному внутри одного рода и не создающих перекрёстного [перекрестного] иммунитета у животных др. рода. Среди вирусов О. есть отдельные виды возбудителей, напр. вирусы О. коров и осповакцины, вызывающие заболевание животных разных родов, сем. и отрядов: коров, буйволов, верблюдов, свиней, лошадей, ослов, мулов, слонов, кроликов, обезьян, а также человека. Все возбудители О. объединены в сем. Poxviridae, подсем. Chordopoxvirinae, включающее 6 родов (см. Поксвирусы ). Вирус, находящийся в клетках негниющих тканей, особенно в сухих корках, отпавших с оспин в холодное время года, сохраняет жизнеспособность месяцами. Вирус О. овец может сохраняться в тёмном [темном] прохладном месте до 2 лет. Вирус О. коров жизнеспособен во внешней среде при t 4°С до 18 мес, при t 20°C — 6 мес.

Эпизоотология. О. болеют овцы, козы, свиньи, кр. рог. скот, лошади, верблюды, кролики, птицы. Источники возбудителя инфекции — больные животные и вирусоносители в инкубац. периоде и после клинич. выздоровления. Факторы передачи возбудителя — предметы ухода и корма, контаминированные вирусами. Возможна передача вируса кровососущими насекомыми (клещи, клопы), в организме к-рых вирусы О. птиц могут сохраняться до 2 лет. Во внешнюю среду вирус попадает с отторгающимся поражённым [пораженным] эпителием, истечениями из носа, рта и глаз больных животных и вирусоносителей. Осн. путь заражения — аэрогенный. В распространении О. большое значение имеют передвижение животных по контаминированиым вирусом пастбищам, скотопрогонным трактам и местам водопоя, а также контакты с дикими животными, к-рые могут быть вирусоносителями. Млекопитающие и птицы болеют чаще и тяжелее зимой и ранней весной, особенно молодняк и животные культурных пород, скороспелых типов, а также декоративные птицы.

Патогенез обусловлен эпителиотропностью вируса. Поражаются кожа и слизистая оболочка. Формирование специфич. сыпи — оспин проходит в неск. стадий (розеола — папула — везикула — пустула — струп) и у разных животных имеет нек-рые отличия. Почти незаметно проходит стадия везикул у свиней и овец, отчего у них не бывает выраженной стадии пустул. Оспенный процесс в слизистой оболочке характеризуется образованием эрозий и изъязвлений. У птиц преобладает пролиферативный характер оспенного процесса с образованием эпителием (см. вклейку к стр . 368—369).

Иммунитет. Переболевшие животные приобретают пожизненно иммунитет, к-рый бывает гуморальный и тканевой, нестерильный и стерильный. Менее напряжённый [напряженный] и продолжит. иммунитет образуется после вакцинации животных инактивнрованными вакцинами, а также вакцинами из аттенуированных штаммов вирусов О. (от 3—4 до 8— 12 мес), особенно после прививок ими молодняка.

Течение и симптомы. Инкубац. период 3—14 сут. Течение острое, подострое, реже хроническое, а также абортивное и скрытое; формы клинич. проявления — типичная и атипичная (чаще смешанная с др. инфекциями). У млекопитающих бывает предвестниковая стадия, к-рая длится 1—2 сут и часто не замечается, особенно при первом появлении О. в х-ве.

О. овец (V. ovium) сопровождается опуханием век и серозно-слизистым или гнойно-слизистым истечением из глаз и носа. Оспенная сыпь выступает на малошёрстных [малошерстных] участках головы, ног, хвоста, вымени, у баранов на мошонке. Наиболее характерны папулы в виде серо-белых или тёмно-желтоватых [темно-желтоватых] плотных припухлостей с красноватым ободком. Некроз их бывает поверхностным с легко снимающейся плёнкой [пленкой] . Папулы часто сливаются, подсыхают и образуют корки, после отпадения к-рых видны белые или розовые пятна и небольшие углубления. Значительно тяжелее протекают сливная и геморрагия. О., для к-рых характерны гнойные процессы и кровоизлияния в папулах, коже и внутр. органах с резко выраженной температурной реакцией и выпадением шерсти. Часто поражаются лёгкие [легкие] и глаза с образованием бельма; при осложнениях — суставы и жел.-киш. тракт (хромота и поносы). Овцы гибнут от сепсиса и аутоинтоксикации. Болезнь длится ок. 20—28 сут. Наиболее чувствительны к О. овцы романовской и тонкорунных пород.

О. коз (V. caprarum) проявляется теми же симптомами, что и у овец, но чаще процесс локализуется на вымени. Козлята-сосуны часто болеют атипично с поражением слизистой оболочки рта, верхних дыхат. путей и жел.-киш. тракта. Животные кашляют. У коз О. протекает более доброкачественно, чем у молодняка, в течение 10—15 сут. Наиболее тяжело болеют козы ангорской и придонской пород. Беременные козы нередко абортируют.

О. свиней (V. suum) характеризуется почти одновременным появлением на разных участках тела (чаще на слабо покрытых щетиной) розеол и папул, к-рые быстро превращаются в желтовато-серые пустулы. Всё [Все] это сопровождается зудом, расчёсами [расчесами] и шаткостью походки, иногда поносами. О. у свиней длится ок. 20— 30 сут, но может затягиваться до 45— 60 сут, особенно при появлении вторичных оспин. Длительно и тяжело протекают сливная и геморрагия. О., при к-рых прогноз неблагоприятный. О. у свиней, вызванная вирусами О. коров и осповакцины, протекает, если нет осложнений, более доброкачественно.

О. коров (V. vaccina) сопровождается снижением удоев и ухудшением качества молока. Оспенная сыпь на коже проходит все стадии своего формирования. При генуинной О. (вызванной вирусом оспы коров) некроз захватывает более глубокие слои ткани, и оспины выглядят плоскими (рис. 1); при кровоизлияниях они становятся синевато-чёрными [синевато-черными] . На месте пустул образуются корки, к-рые, отпадая, оставляют рубцы. Болезнь длится 14—20 сут, иногда осложняется язвами и маститами. О. коров, вызванная вирусом осповакцины, протекает легче и менее продолжительно, хотя и охватывает иногда до 100% дойных коров. У коров поражается обычно кожа вымени и области промежности, а у телят — в области головы и слизистой оболочки губ, рта и носа. Прогноз благоприятный. О. у буйволиц протекает так же, как у коров.

О. лошадей (V. equorum) проявляется в виде папулёзно-пустулёзного [папулезно-пустулезного] стоматита (рис. 2), везикулёзно-пустулёзного [везикулезно-пустулезного] дерматита и в смешанной форме. При дерматите поражения локализуются чаще в области сгибательной поверхности путового сустава.

После вскрытия нагноившихся пузырьков картина напоминает вид мокреца. Животные хромают, худеют. Болезнь длится 14—28 сут. Прогноз, как правило, благоприятный, особенно при заражении вирусом осповакцины.

Для О. верблюдов (V. camelorum) характерны узелково-пустулёзная [узелково-пустулезная] сыпь на коже и слизистой оболочке, отёк [отек] подкожной клетчатки. У нек-рых животных — помутнение роговицы глаз и временная слепота. У жерёбых [жеребых] верблюдиц бывают аборты и преждевременная выжеребка; у верблюжат отмечаются оспенные поражения кожи и слизистой оболочки. О. у верблюдов сопровождается атонией и запорами, у верблюжат — чаще поносами. Они обычно погибают (особенно зимой). Взрослые животные болеют до 40— 45 сут. При этом сильно худеют, долго лежат и поднимаются с большим трудом. При доброкачеств. течении О., обычно летом, верблюды выздоравливают через 20—25 сут.

О. кроликов (V. cuniculorum) характеризуется узелковой сыпью на коже ушей, век, живота, спины и ног. Поражаются также конъюнктива и слизистая оболочка рта, носа и жел.-киш. тракта. О. сопровождается нередко лимфаденитом, а у самцов орхитом. О. у кроликов очень контагиозна и протекает чаще в виде энзоотии.

О. птиц (V. avium), “оспа-дифтерит”, проявляется в кожной (наиболее типичной) и дифтериоидной (иногда наз. атипичной) формах, а также в смешанной форме, к-рая встречается наиболее часто. При скрытом течении О. поражаются внутр. органы и птица постепенно худеет и гибнет (без видимых симптомов). Чаще эта форма О. бывает у птиц-дистрофиков и птиц отр. воробьиных (канареек и др.). О. кур (V. gallinarum) при кожной и смешанной формах характеризуется поражениями в области клюва, век, на гребне, серёжках [сережках] и др. бесперьевых участках тела в виде круглых, сначала бледно-жёлтых [бледно-желтых] , а затем красноватых пятнышек, превращающихся в бородавчатые эпителиомы (наросты), часто сливающиеся между собой и достигающие в диам. 0,5 см. Затем оспины покрываются корочками и отпадают. На 17—19 сут возможно вторичное высыпание оспин на непоражённых [непораженных] ещё [еще] участках тела. Иногда О. сопровождается кератитами и офтальмией. При дифтериоидной и смешанной формах О. на слизистой оболочке органов дыхания и жел.-киш. тракта образуется сыпь в виде беловатых, непрозрачных, неск. приподнятых узелков. Они быстро распространяются, увеличиваются в размерах и, сливаясь между собой, образуют плёнку [пленку] , тесно связанную с подслизистой оболочкой. Если её [ее] удалить, возникают кровоизлияния и эрозии. Образующиеся плёнки [пленки] затрудняют дыхание. У птицы рот открыт, дыхание со свистящими и хрипящими звуками. Куры нередко гибнут от удушья. После переболевания птица становится неполноценной. О. голубей (V. columbarum) протекает чаще в кожной форме с локализацией оспенных поражений по краям глаз, у основания клюва и при генерализации оспенного процесса на ногах.

Патологоанатомические изменения. На коже и слизистых оболочках — характерные поражения. При вскрытии трупа обнаруживают признаки аутоинтоксикации и истощения. У птиц при дифтериондной и смешанной формах О. обнаруживают трудно снимаемые плёнки [пленки] на слизистой оболочке органов дыхания и пробки в воздухоносных мешках. В цитоплазме эпидермиса кожи и на слизистой оболочке характерны оспенные включения, имеющие диагностич. значение.

Диагноз основан на клинико-эпизоотол., эпидемиологич., патологоанатомич. данных и результатах лабораторных исследований. Подтверждают диагноз обнаружением оспенных телец вирусоскопией мазков, обработанных серебрением по Морозову и представляющих собой скопления коричневатых коккоподобных телец (вид россыпи) — Борреля у птиц (рис. 3), Пашена у др. животных и человека. При атипичном течении О. в изоляторе ставят биопробу: восприимчивым к О. животным в скарифицированную кожу или внутрикожно вводят исследуемый материал. Цыплятам испытуемый материал из оспин или дифтериоидных плёнок [пленок] втирают щёточкой [щеточкой] в свежеобнажённые [свежеобнаженные] перьевые фолликулы. Дополнительными методами диагностики могут быть серологич. исследования (РН, РДП), метод флюоресцирующих антител, нахождение оспенных включений в клетках с помощью электронного микроскопа. О. дифференцируют от экзем незаразной этиологии, чесотки, парши, ящура, некробактериоза и контагиозной эктимы коз и овец; пастереллёза [пастереллеза] у овец и кур; трихомоноза у голубей; паравакцины и герпесного маммиллита при генитальной форме у коров и буйволиц; эруптивной формы чумы и оспоподобных экзантем при везикулярной болезни у свиней; стрептококкового сепсиса, сальмонеллёза [сальмонеллеза] , трихофитии, гельминтозов; от А-авитаминоза, кандидамикоза и аспергиллёза [аспергиллеза] у птиц, инфекц. ларинготрахеита и бронхита кур и синусита индеек; от инфекц.эктромелии у кроликов.

Читайте так же:

  • Процесс получения молока у коровы Технология получения молока Доильные установки и их устройство Для машинного доения коров на пастбищах, имеются передвижные универсальные модифицированные доильные установки УДС-ЗБ. Эти […]
  • Когда лучше брать теленка на откорм Автор Сергун, 22 марта, 2015 в КРС Рекомендуемые сообщения Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь Вы должны быть пользователем, чтобы оставить […]
  • Для привязи коров Привязное содержание КРС Особенности введения на ферме привязного содержания КРС В российской практике молочного скотоводства привязное содержание КРС является доминирующим. Перед […]
  • Норма сенажа для коров На поддержание жизни 0,9 корм.ед.; 60г ПП на 100 кг живой массы. На образование 1 литра молока 0,42 – 0,5 корм.ед.; 50 г ПП. На 1 кг прироста живой массы 5 корм.ед.; 500г ПП На развитие […]
  • Помещение для одного теленка Все о животных Добавить в закладки Найдется Все! Войти/Регистрация Помещения для крупного рогатого скота При возведении построек для крупного рогатого скота учитывают их […]
  • Коровы кочубеевский район Продаются дойные Коровы !Все вопросы по телефону К сожалению, данное объявление больше не актуально. Вы можете ознакомиться с похожими актуальными объявлениями из текущей категории […]

Лечение. Сыворотки реконвалесцентов и гипериммунных животных слабоэффективны. Лучшее действие оказывают гамма-глобулины. Антибиотики применяют для предупреждения осложнений. Оспины на коже размягчают нейтральными жирами, мазями пли глицерином, а язвенные поверхности обрабатывают прижигающими средствами (раствор иода), 3—5%-ными растворами хлорамина или др. антисептич. жидкостями. Носовую полость и конъюнктиву промывают тёплой [теплой] водой и орошают 2—3%-ными р-рами борной к-ты, настоем ромашки и др. Животным дают воду без ограничений, добавляя в неё [нее] иодид калия.

Профилактика и меры борьбы. Для предупреждения О. соблюдают общие вет.-сан. меры и применяют специфич. иммунизацию. При обнаружении О. у кр. рог. скота ферму (х-во) объявляют неблагополучной. При О. кур, овец и коз на х-во накладывают Карантин, при О. свиней в х-ве вводят ограничения. Больных и подозрительных по заболеванию млекопитающих изолируют и лечат или убивают; больную птицу убивают. Клинически здоровых овец и коз иммунизируют без ограничений соответствующими им формолвакцинами, а птиц отр. куриных — вирусвакциной из голубиного вируса О. втиранием её [ее] в фолликулы голени. Против О., вызываемой коровьим вирусом, свиньям, верблюдам, буйволам и лошадям рекомендуют применять мед. оспенный детрит вируса осповакцины. Его вводят в кожу методом скарификации или под кожу. На терр. ферм и в животноводч. помещениях проводят механич. очистку и дезинфекцию не реже одного раза в неделю. При сливной и геморрагич. формах О. туши и внутр. органы овец, коз и свиней направляют в технич. утилизацию. При выраженном генерализованном процессе О. у птиц тушки с внутр. органами также направляют в технич. утилизацию; при поражении только головы её [ее] утилизируют, а тушки и органы выпускают после проварки. Туши больных О. животных вывозят на мясокомбинаты в спец. таре. Молоко, получаемое от животных неблагополучного стада, используют на месте после кипячения в течение 5 мин или пастеризации в течение 30 мин при t 85 °С. Трупы животных, павших с клинич. признаками О., вместе со шкурой и шерстью сжигают. Шкуры и шерсть, снятые с животных, убитых в период неблагополучия х-ва по О., дезинфицируют и реализуют только после снятия карантина и ограничений. Навоз обеззараживают биотермически или сжигают. Карантин снимают через 2 мес при О. кур, через 20 сут при О. овец и коз, а ограничения при О. свиней — через 14 сут после последнего случая выздоровления или падежа животных от О. и проведения заключит. дезинфекции, а при О. птиц — и дезинсекции. По уходу за животными в очагах коровьей О. допускаются люди, имеющие справки о наличии у них напряжённого [напряженного] иммунитета против О.

Оспа человека (натуральная) проявляется лихорадкой, интоксикацией и в типичных случаях высыпанием на коже и слизистых оболочках характерных сыпей, проходящих все стадии формирования. После отпадения корок у человека обычно остаются пожизненные рубцы. Особую опасность представляет геморрагич. (чёрная [черная] ) О. Источник вируса О. натуральной — больной человек. О. человека ликвидирована во всём [всем] мире в 1979.

Заболевание человека коровьей О. носит профессиональный характер: заражение происходит при доении и уходе за больным животным.

Лит.: Борисович Ю. Ф., Оспа верблюдов, в кн.: Малоизвестные заразные болезни животных, 2 изд., М., 1973; его же, Оспа, в кн.: Инфекционные и инвазионные болезни лошадей, М., 1976; Лихачев Н. В., Борисович Ю. Ф., Оспа, в кн.: Болезни свиней, 3 изд., М., 1970; их же, Оспа, в кн.: Болезни птиц, 2 изд., М., 1971; их же, Оспа коз, в кн.: Болезни овец и коз, 3 изд., М., 1973; их же. Оспа коров, в кн.: Инфекционные болезни крупного рогатого скота, М., 1974; Кадыров У. Г., Борисович Ю. Ф., Оспа животных, М., 1981.

СЛУЧАЙ ЛОЖНОЙ КОРОВЬЕЙ ОСПЫ

Ложная коровья оспа (узелки доильщиц) — зоонозная вирусная болезнь коров, реже овец и коз, характеризующаяся оспоподобным поражением сосков, которая может передаваться человеку при ручном или даже механическом доении, в настоящее время редко возникающая у людей. Коровы болеют двумя оспенными болезнями, вызываемыми различными вирусами. Один из них — вирус коровьей оспы (вакцины) вызывает образование стойкого иммунитета у людей к оспе человека; другой, родственный ему вирус, вызывает у коров болезнь, называемую паравакциной, которая передается человеку, образуя кратковременный иммунитет (не более нескольких месяцев). Эта вторая болезнь известна под названием «болезни доярок и молочниц». Оспа коров от животных может передаваться людям с ослабленным (или отсутствующим) иммунитетом к натуральной оспе. Как правило, регистрируются спорадические случаи заболевания. Источником заболевания оспой коров для людей являются только больные животные. В 2010 г. в Ульяновской области наблюдался случай коровьей оспы с жалобами на отек обеих рук, красные папилломы, сливающиеся между собой, разлитые до локтей и к предплечьям, на левой половине лица красные пятна, губы обметаны высыпаниями по типу герпеса. Больная указала на то, что при дойке коровы она отмечала на вымени бородавки (узелки) и порезы. Ключевые слова: коровья оспа, зооноз, заболевание доильщиц

Издание: Эпидемиология и инфекционные болезни
Год издания: 2011
Объем: 3с.
Дополнительная информация: 2011.-N 4.-С.56-58. Библ. 1 назв.
Просмотров: 1178

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

ИноБлоги

Подкасты

Мультимедиа

Далеко не все виды оспы ликвидированы. Опасны ли для человечества последние оставшиеся вирусы натуральной оспы? Или нам даже грозит новая волна оспы из мира животных?

Натуральная (или черная) оспа, одно из самых опасных инфекционных заболеваний в истории человечества, считается ликвидированной с 1980 года. Всего лишь в двух лабораториях в мире еще хранятся живые вирусы натуральной оспы. Потенциальные аварии, случающиеся в мире, порождают опасения, что опасные вирусы могут однажды вырваться наружу — в результате намеренных действий или случайно. Почему же Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) до сих пор их не распорядилась их уничтожить?

Авария в специализированной лаборатории не всегда влечет за собой «красный» уровень опасности

На шестом этаже российского Государственного научного центра вирусологии и биотехнологии («Вектор») в западносибирском поселке Кольцово недавно взорвался газовый баллон. Огонь охватил площадь в 30 квадратных метров — так было написано в кратком сообщении для прессы, распространенном институтом. Пострадал один человек. Пожар был быстро потушен и, вероятно, не привлек бы особого внимания средств массовой информации, если бы в лаборатории не хранились опасные для жизни вирусы. Помимо вирусов лихорадки Эбола и гепатита, там находятся две последние группы вирусов натуральной оспы. И хотя в сообщении для прессы утверждалось, что в пострадавшей части здания «не хранились биологические материалы», опасения остаются. Ведь в советское время команда лаборатории «Вектора» работала над созданием биологического оружия. Как США, так и в России во время холодной войны исследовали возможность применения вирусов натуральной оспы в качестве оружия.

Могут ли при подобной аварии опасные вирусы — в особенности вирусы оспы — попасть в окружающую среду и заразить людей? Андреас Нитше (Andreas Nitsche), руководитель отдела высокопатогенных вирусов в Институте имени Роберта Коха в Берлине, считает это в высшей степени маловероятным. «Лаборатории сконструированы таким образом, что даже в экстремальных ситуациях ничего произойти не может». Кроме того, при температуре от 100 градусов и выше большинство вирусов погибают. Пламя горелки Бунзена, с которым скорее всего можно сравнить горение газового баллона, разогревается до 1500 градусов Цельсия. От пробирки с вирусами натуральной оспы ничего инфекционного не останется, уверен Нитше.

Все предметы, которые покидают лабораторию биологической безопасности высшей степени защиты после контакта с вирусами, согласно стандартным правилам, проходят через автоклавы, где их стерилизуют при температуре от 121 до 134 градусов и обрабатывают паром под давлением. Благодаря этим и другим строгим правилам опасные вирусы не могут случайно оказаться за пределами таких лабораторий, как в «Векторе». «Пока сотрудники соблюдают эти правила, лаборатории на 100% безопасны», — заявляет вирусолог Нитше.

Более вероятной Нитше считает ситуацию, когда старые пробы вирусов натуральной оспы обнаруживаются вне стен специализированных лабораторий, как это случилось, например, в июле 2020 года. Тогда шесть пробирок с возбудителями оспы, замороженных сухим способом, были найдены на старом складе американского Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA). С тех пор как в 1980 году болезнь была побеждена во всем мире, все имеющиеся запасы возбудителей натуральной оспы хранятся под строгим контролем Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) всего лишь в двух лабораториях: российском «Векторе» и Центре по контролю и профилактике заболеваний в США.

Герман Майер (Hermann Meyer), профессор мюнхенского Института микробиологии бундесвера, не видит в хранящихся в специальных лабораториях штаммах вирусов опасности для человечества. По его словам, в этих лабораториях действуют соответствующие правила допуска и надзора, а персонал обучен и проверен на благонадежность. И хотя злоумышленник, сам работающий в лаборатории, может преодолеть эти преграды, это крайне маловероятно.

Почему вирусы натуральной оспы еще существуют

«Если эти вирусы попадут не в те руки, они могут стать опасными», — говорит Томас Мертенс (Thomas Mertens), вирусолог и председатель Постоянной прививочной комиссии (STIKO). В лаборатории вирусы натуральной оспы относительно легко размножить, и с ними нетрудно обращаться. Кроме того, возбудители этой болезни весьма устойчивы. Даже высохнув, они могут, например, в корках кожи больных, жить месяцами и даже годами.

Эта зачастую смертельная болезнь передается воздушно-капельным путем от человека к человеку, например, при кашле. Даже пыль, содержащая вирусы, может привести к заражению. Но чтобы создать террористическое биологическое оружие, нужно обладать соответствующей технологией его распространения, считает Мертенс.

Самое опасное в вирусах натуральной оспы — в том, что сегодня практически никто против них не привит. С тех пор как оспа — кстати, первой из инфекционных заболеваний — была побеждена во всем мире, выросло целое поколение, не вступавшее в контакт с соответствующей вакциной. То есть люди не подготовлены к аварии, саботажу и тем более к террористическому акту, в котором могут быть использованы вирусы натуральной оспы.

Правда, после террористической атаки 11 сентября все индустриальные страны обзавелись запасами соответствующей вакцины. Но развивающиеся страны не могут позволить себе таких мер безопасности. На крайний случай ВОЗ запаслась 2,4 миллионами доз вакцины и разработала план действия. Пять стран-членов ВОЗ — Франция, Германия, Новая Зеландия, Великобритания и США — обладают, кроме того, дополнительным запасом в 31 миллион доз. Но ВОЗ подчеркивает, что этого количества недостаточно, чтобы привить все население Земли. Этого запаса хватит лишь для оперативной реакции на вирус, и он будет служить образцом для фармацевтических фирм, которым придется возобновить производство вакцины.

Вот уже много лет в ВОЗ спорят, не следует ли уничтожить последние вирусы натуральной оспы. Многие видят в уничтожении этих штаммов логичный финальный шаг в деле изгнания этого инфекционного заболевания с нашей планеты. По мнению Мертенса, нет разумных причин продолжать хранить вирусы натуральной оспы, способные вызвать болезнь. Майер того же мнения: «Все необходимые работы со способными к размножению вирусами натуральной оспы завершены». Действенность антивирусных препаратов доказана, человеческий организм способен с помощью прививок вырабатывать эффективные антитела.

Чтобы вирусы были уничтожены, члены Всемирной ассамблеи здравоохранения, высшего руководящего органа ВОЗ, должны единогласно проголосовать за подобную меру. Но решение постоянно откладывается и затягивается. Потому что не всё так просто: как всегда, и в этом деле есть убедительные контраргументы.

«Есть много невыясненных вопросов, на которые нам бы хотелось получить ответы», — объясняет Нитше. Он — член Консультативного комитета по исследованию вирусов натуральной оспы, который решает, какие опыты с оставшимися штаммами можно проводить. По словам Нитше, он может понять коллег, которые хотят продолжать исследования вирусов натуральной оспы. И хотя оспа побеждена прививками, многого о болезни узнать не удалось. Нитше уверен, что будет лучше путем тщательно контролируемых экспериментов накапливать знания, а не считать себя в безопасности и в случае неожиданной новой вспышки заболевания оказаться неподготовленными.

Он говорит, что для исследователей и врачей до сих пор остается загадкой, почему заболевание развивается синхронно по всему телу. На каждом участке тела пациента, где появилась характерная сыпь, в один и тот же момент возникают пустулы, наполняющиеся жидкостью, а затем также одновременно образующие корку. При других болезнях, например, ветрянке, на разных участках тела, как правило, наблюдаются разные стадии заболевания.

Чтобы получить от ВОЗ разрешение на исследовательский проект, надо, чтобы предложенные работы сулили явный прогресс в терапии, диагностике или профилактике натуральной оспы. Большая проблема в том, что эффективность новых антивирусных субстанций или вакцин нельзя проверить в клинических условиях. Пациентов просто больше нет. Поэтому — за исключением защитной вакцины — в Германии нет разрешенных медикаментов от оспы. Только в США недавно на рынке появилось активное вещество тековиримат. Два миллиона доз созданного на его основе препарата TPOXX лежат там на складах на случай возможной биологической атаки с использованием вирусов натуральной оспы. Так как активное вещество поражает протеин, содержащийся во всех ортопоксвирусах, оно не дает им распространиться по организму. Макаки и кролики, инфицированные обезьяньей и соответственно кроличьей оспой, остались живы после терапии тековириматом. Эти данные представила команда ученых фирмы, производящей медикамент. Сработает ли TPOXX и на людях, инфицированных вирусом натуральной оспы, не знает никто. Во всяком случае у здоровых людей препарат не вызвал никаких серьезных побочных явлений.

Благодаря современной генной инженерии вирус натуральной оспы сегодня довольно легко воспроизвести в лабораторных условиях. Группа ученых под руководством канадского микробиолога Дэвида Эванса (David Evans) в университете города Альберта вновь пробудила к жизни вирус лошадиной оспы, которая также больше не встречается в природе. Делать то же самое с вирусом человеческой оспы категорически запрещает ВОЗ. Для всех работ над ДНК вирусов натуральной оспы организация определила строгие правила.

Например, нельзя — за пределами сотрудничающих с ВОЗ исследовательских центров в США и России — иметь в наличии более 20% генома вируса натуральной оспы, причем отдельные экземпляры ДНК не должны быть длиннее 500 пар оснований. Возможно, это слишком мало, чтобы найти решающие места в ДНК оспы и сделать какие-то выводы. Нитше говорит, что понимает обе стороны — и исследователей оспы, и учреждения здравоохранения, настаивающие на окончательном уничтожении последних вирусов вариолы в интересах общественного блага.

Оспу могут вызвать не только вирусы натуральной оспы

Нитше не устается удивляться, как мало людей — в том числе и врачей — знают, что вирусы оспы все еще существуют. «Их никогда не удастся уничтожить полностью», — говорит вирусолог. Потому что, в отличие от вирусов натуральной оспы, которые поражают исключительно людей, другие вирусы оспы, то есть представители рода ортопоксвирусов, имеют значительно более широкий спектр носителей: они инфицируют различных животных. Прививка, защищающая от «настоящей» оспы, защищает и от других ортопоксвирусов. Из-за побочных явлений — и отсутствия необходимости — сегодня практически никого не прививают против натуральной оспы. Но вот уже несколько лет регистрируются случаи заражения людей оспой животных.

В то время как инфекции, полученные от коров, лошадей, а также буйволов, у людей, как правило, вызывают лишь безобидную сыпь на коже, инфицирование обезьяньей оспой может закончиться смертью. Вирусологи называют эту болезнь «маленькой кузиной» натуральной оспы. Впервые этот вирус был обнаружен в 1957 году у обезьян, живущих в неволе. Но, вероятно, не они являются главными носителями, а грызуны, такие как белки и крысы.

В период с 2017 по 2018 год население Нигерии пережило самую большую задокументированную вспышку обезьяньей оспы в мире. Согласно данным Института имени Роберта Коха, в стране было зарегистрировано 262 подозрительных случаев, из которых 113 подтвердились в лаборатории. Семь человек погибли. Возможно, вирус обезьяньей оспы стал всё чаще передаваться людям, потому что они интенсивно вырубают леса и выращивают там пищевые культуры. В ходе одного из исследований установили, что люди в Западной и Центральной Африке, где зарегистрировано большинство случаев заражения, часто употребляют в пищу грызунов, которых находят мертвыми в лесу.

Сама возможность диагностирования болезни в значительной степени зависит от наличия необходимого лабораторного оборудования, то есть от инфраструктуры. Обезьянья оспа встречается, как правило, в отдаленных районах, поэтому трудно оценивать настоящее число заболевших. Благодаря импорту грызунов, а также инфицированным путешественникам, возможны случаи заболевания обезьяньей оспой и за пределами африканского континента, например, в США, Великобритании, Израиле и Сингапуре. Однако риск, что болезнь занесут из Африки в Европу, Нитше оценивает как незначительный. «Это может произойти, но такое случается крайне редко и, как правило, быстро обнаруживается», — говорит он.

Нитше вот уже 17 лет работает с вирусами оспы и руководит Немецкой консилиумной лабораторией при Институте имени Роберта Коха в Берлине. Это одна из немногих лабораторий в Германии, способных диагностировать вирусы натуральной оспы. Кроме того, там исследуют вирусы коровьей и обезьяньей оспы, а также вирусы параоспы, которые встречаются у множества других животных.

«Чем меньше круг носителей вируса, тем вирус более патогенен», — объясняет Нитше. Вирусы натуральной оспы встречаются только у человека, и они крайне опасны: заражение в 30-50% случаев оканчивается смертью заболевшего. А вот коровья оспа, чей спектр носителей невероятно широк, для каждого отдельного носителя, как правило, безобидна. По всему миру зарегистрировано не более трех случаев с летальным исходом.

Однако внутри одного вида вирусов, например, обезьяньей оспы, могут существовать различные подвиды. Западноафриканский вирус обезьяньей оспы не так опасен для человека, как центральноафриканский, объясняет Нитше. Причины до конца не выяснены. Важно определить, какие генетические изменения помогают вирусу лучше приспособиться к носителю и стать для него опасным, чтобы бороться с глобальными эпидемиями, а в идеале их предотвращать. Ведь и вирус натуральной оспы не с самого начала был (только) у человека — он «перепрыгнул» на него с животных, предположительно грызунов. Чтобы исследовать в том числе и эти взаимосвязи и выявить точное происхождение вируса, важно сохранить способные к размножению вирусы натуральной оспы.

Коровья и лошадиная оспа помогли победить эпидемии

Помимо чумы и холеры, оспа была одним из самых страшных заболеваний в истории человека. Среди ее жертв в XVIII и XIX веках — в период расцвета оспы — были и такие знаменитости, как Вольфганг Амадей Моцарт, Иоганн Вольфганг фон Гёте и Фридрих Шиллер. Последняя большая эпидемия разразилась после германо-французской войны 1870-1871 годов. Тогда умерли приблизительно 180 тысяч человек — в четыре раза больше, чем в целом погибло на войне. В 1977 году натуральной оспой заболел сомалиец Али Маов Маалин. Он остался жив и вошел в историю как последний человек, инфицированный этим вирусом.

Обычно первые симптомы заболевания появляются на 12-14 день после заражения. Заболевшие страдают, как правило, от жара и озноба и чувствуют себя разбитыми. Делать прививку на этой стадии однозначно поздно. Спустя пару дней к симптомам прибавляется сыпь, прежде всего на лице, руках и ногах. В азиатских странах веками было принято обрабатывать здоровых людей гнойными выделениями из пустул больных оспой. «Привитые» таким образом люди переносили заболевание относительно легко и до конца жизни сохраняли иммунитет к оспе.

А у британского сельского врача Эдварда Дженнера (Edward Jenner) появилась другая идея. Он заметил, что люди, переболевшие подхваченным от коров похожим на оспу заболеванием, становились невосприимчивыми и к натуральной оспе. Как правило, это были крестьяне, заразившиеся вирусами во время дойки коров. Их болезнь протекала легко, пустулы обычно возникали только на кистях рук.

В 1796 году Дженнер решился на смелый эксперимент: он надрезал пустулу заболевшей коровьей оспой доярки и перенес полученную оттуда жидкость в надрез на коже на руке восьмилетнего мальчика. Ребенок заболел легкой формой оспы. Но он остался здоровым и после того, как Дженнер таким же образом внес в его организм вирусы, полученные от больного натуральной оспой.

Поначалу люди отнеслись к этому делу скептически, некоторые даже опасались, что из-за обработки коровьими вирусами они сами превратятся в коров. Но метод Дженнера оказался успешным. Сам того не осознавая, Дженнер придумал вакцинацию (от латинского слова vacca — корова). Действительно ли он использовал для своего эксперимента вирусы коровьей оспы в качестве вакцины или взял лошадиную оспу, неизвестно. Исследования ранних противооспенных вакцин, в которых участвовал в Нитше, показали, что они, помимо вирусов, как ожидалось, коровьей оспы, содержали и возбудители лошадиной оспы.

В конце концов натуральная оспа была окончательно ликвидирована благодаря вакцине, основанной прежде всего на так называемом оболочечном вирусе (Vaccinia virus). Речь идет о не встречающемся в природе ортопоксвирусе, который может происходить как от коровьей, так и от лошадиной оспы.

В 1966 году ВОЗ запустила на основе этой вакцины обширную программу прививок. Обычно прививку делали в плечо при помощи шприца или ланцета, на месте прививки со временем образовывался небольшой круглый шрам. Натуральную оспу ни в коем случае нельзя путать с широко распространенной и сегодня, но значительно более безобидной ветряной оспой (ветрянкой). Это распространяющееся воздушно-капельным путем заболевание вызывается вирусом варицелла-зостер, не относящимся к семейству поксвирусов, и поражает в основном детей. Кстати, с августа 2006 года в Германии имеется комплексная вакцина от четырех заболеваний: кори, паротита, краснухи и ветряной оспы

Из-за потепления климата оспа может вернуться

С оспой приходилось бороться не только в XVIII, XIX и XX веках. С ней, вероятно, сталкивались даже древние египтяне. Говорят, что оспины были обнаружены на мумии фараона Рамзеса V. Однако последние данные свидетельствуют, что это заболевание значительно более молодое. Сравнение ДНК, полученной из генных материалов XVII века, с современной ДНК оспы показало, что штаммы вирусов имеют общего предка, возникшего между 1588 и 1645 годам. Эволюционный биолог Хендрик Пойнар (Hendrik Poinar), сумевший вместе с коллегами реконструировать геном натуральной оспы на основе материала из детской мумии, найденной под одной из литовских церквей, считает, что у фараона Рамзеса была не натуральная оспа, а корь или ветрянка.

Каждый раз, когда ученые наталкиваются на старую ДНК оспы — например, на трупах или высохшей корке кожи больных оспой, которая вплоть до ХХ века использовалась в качестве вакцины, они в первый момент испытывают смешанные чувства. Вдруг эти материалы еще заразны? Но до сих пор ни от одной из этих находок не удалось получить или вырастить активных вирусов. В большинстве случаев ДНК натуральной оспы носила фрагментарный характер или была частично разрушена.

Как долго вирус остается живым в человеческом теле? По прошествии какого времени вирус из трупа еще может быть оживлен? Ученым это неизвестно. Лучше всего вирусы сохраняются в замороженном состоянии. Исследователям вечной мерзлоты в Сибири несколько лет назад удалось оживить мимивирус возрастом 30 тысяч лет, введя его в амебу. Замерзшие трупы больных натуральной оспой, которые, вероятно, обнаружатся в ходе потепления климата и таяния ледников, теоретически могут стать источниками вирусов натуральной оспы, считает Нитше. Но пока ничего подобного не произошло.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Оспа — это вирусное заболевание, которое передается контактным путем и сопровождается повышением температуры, высыпаниями на коже и слизистых покровах

Часть 1.

Историческая справка

Именно история изучения этого заболевания внесла в иммунологию огромный вклад и по сути явилась толчком к возникновению науки об иммунитете. Связано это прежде всего с тем уроном, который болезнь наносила человеческим сообществам в самых разных концах мира на протяжении веков.

Согласно последним данным вирус оспы мутировал из возбудителя болезни у верблюдов примерно в начале нашей эры. Одна из первых исторически подтвержденных эпидемий поразила Китай в IV столетии, а в VI веке унесла жизни 30% населения Японии. Европа продержалась немногим дольше. Причем свирепствовала оспа практически до конца XVIII века. Для примера: в одной Германии от недуга умерло порядка 70 тысяч людей лишь в 1796 г. По оценкам современных ученых ежегодные человеческие потери в Европе составляли более полутора миллионов.

И это при том, что уже в VIII веке на Востоке лекари использовали примитивный метод вакцинации, используя гной из созревших пустул для переноса болезни на здорового человека. В результате, привитый таким образом человек, переболевал в легкой форме без тяжелых последствий.

Лишь в конце XVIII века трудами английских медиков была доказана взаимосвязь между оспой людей и крупного рогатого скота, и возможности прививки человека коровьей оспой, для защиты от смертельного недуга. К чести тогдашних правителей стоит отметить, что уже с 1800 года прививка от оспы была принята как обязательная мера для служивших в армии и на флоте. Именно с тех пор началась победа разума над вирусом. Последний случай заболевания натуральной оспой зафиксирован в октябре 1977 года в Сомали.

Этиология

Возбудителем заболевания является патоген различных семейств и родов, которые морфологически схожи. В целом это крупные вирусы, образующие внутри клеток особые включения округлой формы, которые можно обнаружить под микроскопом путем окрашивания по Морозову. Хотя возбудители имеют филогенетическое родство, но сила их патогенности различна, а иммуногенные связи есть не везде. Есть, так называемые, натуральные вирусы, которые характерны только для определенных видов животных (овцы, козы, свиньи, птицы). Существуют так же виды, которые способны поражать животных многих видов и даже человека.

Во внешней среде вирус может сохранятся долгое время. В корочках от оспин вирус живет до 2 лет, в заморозке — дольше. В помещениях, где проживают животные, вирус живет до полугода, в шерсти и на пастбищах более 60 дней. Вирус не выдерживает гниения, прямых солнечных лучей, нагревания до высоких температур. При кипячении жидкостей оспа погибает мгновенно, в кислотах — за 1 час. Дезинфицирующие растворы с содержанием формальдегида, хлорамина убивают вирус за 60 минут. В навозе больных животных при биотермическом обеззараживании сохраняется до 1 месяца.

Эпизоотологические данные

Заболеванию подвержены млекопитающие и птицы, независимо от возраста, пола и породы. Однако каждый из видов возбудителя способен вызывать самостоятельную болезнь, то эпизоотические данные регистрируются, учитывая тип возбудителя, вызвавшего заболевание в определенном месте.

Обычно парнокопытные, однокопытные, верблюды и зайцеобразные заражаются натуральной оспой коров или вирусом осповакцины.

Вирус распространяется с экссудатом из глаз и носа, с корочками-крустами и секретом слюнных желез. Передается заболевания через корма, инструменты, подстилку, транспортные средства.

В основном заболевание возникает через контакт с больным животным, через корма и воздушно-капельным путем, реже — трансмиссивно и через плодные оболочки матери — потомству. Вирус оспы птиц хранится долгое время в яйце.

Способствует развитию болезни неполноценное кормление животных с недостатком витамина, А в рационе, нарушение ветеринарно-санитарных норм. Молодняк болеет тяжелее.

Патогенез

Инфекция проникает в организм через кожные и слизистые покровы, из-за чего на них появляются характерные образования — оспенные экзантемы. Весь процесс происходит по следующей очередности

Розеола — покрасневшие пятна в течение 48 часовПапула — образование на месте пятен узелковВезикула — на месте узелков образуются заполненные жидкостью пузырьки. В этот период лихорадка прекращается. Пустула — жидкость в пузырьках превращается в гной. Круста — образуется при высыхании пустул с появлением струпьев, которые отпадают в течение недели.

Эта патологическая картина развивается у всех существ, способных заразиться оспой с небольшими изменениями.

У мелкого рогатого скота и свиней стадия везикулы практически не выражена. С этим связана сложность диагностики заболевания у этих животных.

На коже птиц образуются бородавчатые разрастания. На слизистых покровах появляются дифтеритические пленки. Процесс развития оспы имеет ярко выраженную генерализированную форму, а дифтеритическая возникает отдельно или совместно с ней.

При попадании через кожу, оспа протекает, как локальный процесс. Однако при попадании в организм через дыхательные пути или желудочно-кишечный тракт, возбудитель вызывает септицемию, генерализацию процесса и лихорадку. При таком течении, оспа осложняется вторичными инфекциями.

Лечение и иммунитет

Лечение проводят в условиях карантина. Больных животных изолируют и нормализуют рацион. В воду добавляют кристаллы йодида калия. Для устранения воспалений и вторичной микрофлоры применяют антибиотики, чаще пенициллинового ряда.

Местно используют размягчающие жиры и мази. Для выдаивания молока используют молочные катетеры. Для обработки возникающих оспин местно используют антисептические препараты. Тяжелобольные животные подвергаются убою.

Птиц лечат симптоматически. В кормах повышают концентрацию витамина А. Здоровым животным добавляют премиксы с антибиотиками в составе.

Переболевшие животные получают пожизненный иммунитет. Из их крови получают необходимые антитела и агглютины.

Для вакцинации овец используют формол-вакцину Лихачева. Иммунитет развивается через неделю после применения и длится до 8 месяцев. Так же часто применяется сухая вакцина, которая дает животным иммунитет продолжительностью до года. Вакцину используют только в угрожаемых зонах и непосредственных очагах болезни.

Коров вакцинируют от оспы редко и используют для этого подкожно медицинскую осповакцину. Иногда эту вакцину наносят на кожу для профилактики болезни.

Для свиней применяют вакцину, полученную из крови переболевших животных-реконвалесцентов. Втирают препарат в кожу бедер и ушей. Такие животные переболевают в легкой форме и получают иммунитет на срок до 270 дней.

Птицу иммунизируют вакциной из штамма 27-АШ. Ее втирают в кожные покровы бедра. Иммунитет приобретается в течение 3 недель и сохраняется до 4 месяцев у молодняка и до 10 месяцев у взрослых животных.

Профилактика и карантин

Для профилактики заболевания используют общепринятые правила: вовремя проводят все ветеринарно-санитарные мероприятия, все поступающие в хозяйство животные должны проходить карантин в течение месяца, пресечение контактов животных из разных групп и хозяйств. Контроль качества кормов. Люди привитые вирусом осповакцины не допускаются к работе с животными в течение двух недель с момента вакцинации. В неблагополучных комплексах вводится обязательная вакцинация поголовья.

На птицефермах проводят дезинфекцию после каждой партии животных с использованием раствора едкого натра. Вся новая птица карантинируется месяц изолированно от других групп птицы.

При возникновении очага оспы на хозяйство накладывают карантин. Больные животные изолируются и лечатся. Здоровые животные вакцинируются. Все животноводческие помещения дезинфицируются. Трупы павших животных уничтожают. Молоко используется только после пастеризации внутри хозяйства.

В неблагополучных районах, где ликвидирована оспа, на протяжении трех лет проводят иммунизацию всего поголовья.

Карантин снимают спустя 20 суток (на свинокомплексах — спустя 2 недели) с момента последнего падежа или убоя зараженных животных. Перед этим проводится заключительная дезинфекция. Так же проводится проверка всего поголовья ветеринарным специалистом.

На птицефабриках всех заболевших птиц подвергают убою. Мясо используют только после тщательной проварки. Вывоз и ввоз птицы на территорию птицефабрики запрещается. Яйца используются только в пищу. Здоровое поголовье вакцинируют на территории птицефабрик и в близлежащем частном секторе.

Карантин с птицефабрик снимают спустя 2 месяца с последнего случая гибели или убоя зараженной птицы. Вывоз птицы из хозяйства разрешен только через полгода с момента снятия карантина.

В продолжении статьи можно прочитать и клинических признаках оспы у различных видов животных и диагностике.

сельского хозяйства СССР

18 октября 1984 года

О МЕРОПРИЯТИЯХ ПО ПРОФИЛАКТИКЕ И ЛИКВИДАЦИИ ОСПЫ СВИНЕЙ

1. Общие положения

1.1. Оспа свиней — контагиозная болезнь, протекающая с признаками интоксикации, лихорадки, узелковой пустулезной сыпи на коже (экзантемы) и на слизистых оболочках (энантемы).

1.2. Заболевание может вызываться несколькими возбудителями:

вирусами оспы коров или осповакцины , близкими в антигенном и иммуногенном отношении к вирусу оспы человека;

вирусом оспы свиней (оригинальным, собственным), опасным только для этого вида животных.

Свиньи, переболевшие оспой, вызванной вирусом оспы свиней, сохраняют восприимчивость к вирусам оспы коров и осповакцины , и наоборот.

1.3. Диагноз на оспу свиней ставят на основании оценки клинико-эпизоотологических данных, патологоанатомических изменений и результатов лабораторных исследований. При постановке диагноза необходимо исключить ящур и везикулярную экзантему свиней.

1.4. Для вирусологических исследований берут патологический материал (срезы оспенной сыпи), который помещают в стерильные пробирки с резиновыми пробками. Снаружи пробирки обрабатывают 3-процентным раствором хлорамина, упаковывают в пеналы и направляют с нарочным в ветеринарную лабораторию или научно-исследовательское ветеринарное учреждение.

2. Мероприятия по профилактике оспы свиней

2.1. Для предупреждения возникновения заболевания свиней оспой и ее распространения руководители хозяйств, организаций и учреждений, зооветеринарные специалисты, а также граждане — владельцы животных обязаны:

не допускать ввоза (ввода) в хозяйство, на ферму, отделение, в населенный пункт животных, а также кормов из хозяйств и населенных пунктов, неблагополучных по оспе;

всех вновь поступивших в хозяйство животных карантинировать в течение 30 дней;

содержать в надлежащем ветеринарно-санитарном состоянии животноводческие помещения, выгульные дворы и площадки, места кормления и водопоя;

обеспечивать систематическое наблюдение за состоянием животных.

2.2. При подозрении на оспу необходимо изолировать больных и подозрительных по заболеванию свиней и сообщить об этом ветеринарному специалисту, обслуживающему хозяйство или населенный пункт.

Ветеринарный специалист в случае обнаружения у этих животных характерных для оспы признаков сообщает об этом главному ветеринарному врачу района, отбирает и направляет патологический материал для лабораторных исследований, проводит клинический осмотр всех остальных подозреваемых в заражении животных и совместно с руководителем хозяйства организует изоляцию больных, подозрительных по заболеванию и подозреваемых в заражении свиней от остального поголовья.

3. Мероприятия по ликвидации заболевания свиней оспой

3.1. При установлении диагноза на оспу свиней хозяйство (ферму, отделение, населенный пункт) в установленном порядке объявляют неблагополучным по этой болезни и в нем вводят ограничения.

3.2. В неблагополучном пункте запрещают:

ввод и вывод за его пределы свиней;

вывоз из него шкур, другого сырья животного происхождения, а также фуража. Фураж, с которым имели контакт больные или подозрительные по заболеванию оспой свиньи, скармливают на месте больным и переболевшим этой болезнью свиньям;

перегруппировку поголовья свиней без ведома главного (старшего) ветеринарного врача, обслуживающего этот пункт;

проведение выставок, ярмарок, базаров, а также других мероприятий, связанных со скоплением животных на неблагополучной территории;

доступ лиц, не связанных с обслуживанием неблагополучных по оспе свиней групп, в места содержания этих животных.

3.3. Ограничивают ввод и вывод за его пределы крупного и мелкого рогатого скота, лошадей, кроликов.

3.4. Идентифицируют вирус, вызвавший заболевание в хозяйстве. Для этого изолируют несколько голов свиней (не менее двух), уже переболевших оспой, и им в свежескарифицированную поверхность кожи на тыльной стороне уха, ближе к основанию, или внутренней части бедра втирают оспенную вакцину (из вируса осповакцины ).

Отсутствие реакции на вакцину у животных (образования оспенных пустул на месте введения) говорит о наличии в пункте оспы свиней, вызванной вирусом оспы коров или осповакцины . Положительная реакция на вакцину говорит о заболевании свиней оспой, вызванной оригинальным вирусом оспы свиней.

3.5. При установлении оспы, вызванной вирусом оспы коров или осповакцины , здоровых свиней прививают сухой оспенной вакциной (из вируса осповакцины ) в соответствии с действующим наставлением по ее применению для свиней.

3.6. Свиней, больных оспой, изолируют и подвергают симптоматическому лечению независимо от возбудителя, вызвавшего заболевание, а именно:

при распространении сыпи с целью предупреждения развития вторичной инфекции и осложнений внутримышечно вводят пенициллин и стрептомицин в соответствии с наставлениями по их применению;

пораженные участки кожи обтирают 5-процентным раствором перманганата калия, местно применяют примочки из буровской жидкости и мазей, содержащих антибиотики;

при наличии высыпаний, эрозий, возникновении некротических очагов на слизистой оболочке рта и глотки пораженные участки промывают 1-процентным раствором перманганата калия или борной кислоты, 3-процентным раствором перекиси водорода, отварами шалфея, ромашки и другими дезинфицирующими и вяжущими средствами;

при затрудненном жевании и глотании животным дают высококалорийные, богатые витаминами корма в жидком или полужидком виде. В кормах не должно быть раздражающих веществ;

при соответствующих показаниях применяют сердечные и другие симптоматические средства.

3.7. Санитарную оценку мяса и других продуктов, получаемых от убоя больных и подозрительных по заболеванию свиней, осуществляют согласно действующим Правилам ветеринарного осмотра убойных животных и ветеринарно-санитарной экспертизы мяса и мясных продуктов.

Шкуры и щетину, полученные от животных в период неблагополучия хозяйства по оспе, дезинфицируют согласно действующей Инструкции по дезинфекции сырья животного происхождения и предприятий по его заготовке, хранению и обработке.

3.8. Свиней, павших при наличии клинических признаков оспы, утилизируют вместе со шкурами.

3.9. В очаге оспы животноводческие помещения, оборудование, предметы ухода, а также места, в которых находятся больные животные, дезинфицируют через каждые 5 дней в течение всего периода неблагополучия хозяйства по оспе.

Для дезинфекции применяют: 4-процентные или горячие 2-процентные растворы едкого натра, калия; 20-процентную взвесь свежегашеной извести; осветленный раствор хлорной извести, содержащей 2% активного хлора; горячий 3-процентный раствор сернокарболовой смеси или 2-процентный раствор формальдегида.

3.10. Навоз и навозную жижу обеззараживают согласно действующей Инструкции по проведению ветеринарной дезинфекции, дезинвазии , дезинсекции и дератизации.

3.11. Лица, занятые на работе в очаге оспы свиней, должны быть обеспечены двумя сменными комплектами спецодежды и необходимыми предметами ухода за животными. Спецодежду и предметы ухода за животными запрещается выносить из животноводческих помещений.

Спецодежду и спецобувь ежедневно после работы дезинфицируют в пароформалиновой камере или обрабатывают 3-процентным раствором хлорамина, 3-процентным раствором хлорной извести в соответствии с действующей Инструкцией по проведению ветеринарной дезинфекции, дезинвазии , дезинсекции и дератизации.

Руки обрабатывают 1-процентным раствором хлорамина.

3.12. Ограничения с пункта, неблагополучного по оспе свиней, снимают по истечении 21 дня после полного выздоровления, падежа или убоя больных оспой животных, обработки кожных покровов свиней 1 — 1,5-процентным раствором креолина или лизола, 0,3-процентным раствором едкой щелочи, а также проведения заключительных мероприятий.

С утверждением настоящей Инструкции утрачивает силу «Инструкция о мероприятиях против оспы свиней», утвержденная Министерством сельского хозяйства СССР 27 февраля 1953 г.

Интернет архив законодательства СССР. Более 20000 нормативно-правовых актов.
СССР, Союз Советских Социалистических республик, Советская власть, законодательство СССР, Ленин, Сталин, Маленков, Хрущев, Брежнев, Андропов, Черненко, Горбачев, история СССР.

Победа человечества над одним из самых тяжелых заболеваний пока не окончательна

Найти средства, которые бы надежно защищали от смертельно опасных заболеваний, — давняя мечта человечества. Самыми удачными оказались опыты медиков с поиском защиты против натуральной оспы. Именно они легли в основу вакцинации. Фото: James Gathany/CDC

14 мая 2008 года исполняется 312 лет с одного знаменательного события не только в медицине, но и в мировой истории: 14 мая 1796 года английский врач и исследователь Эдвард Дженнер ( Edward Jenner , 1749–1823) провёл первую процедуру, которая впоследствии совершит революцию в медицине, открыв новое профилактическое направление. Речь идет о вакцинации против натуральной оспы. У этой болезни необычная судьба. Десятки тысяч лет она собирала с человечества кровавую дань, унеся миллионы жизней. А в XX веке буквально за 13–15 лет её стерли с лица земли и оставили лишь два коллекционных образца.

Картина сыпью

Натуральная оспа (Variola vera) относится к особо опасным острым вирусным инфекциям . Характерные её признаки общая интоксикация, лихорадка и специфическая сыпь, состоящая из пузырьков. Пузырьки имеют обыкновение сливаться, затем подсыхать и заживать, оставляя после себя обезображивающие рубцы — оспины. Правда, до момента высыпания клиническая картина очень напоминает грипп, что затрудняет диагностику.

Инкубационный период оспы составляет 10–12 дней от момента заражения. В первые дни болезни температура тела быстро повышается до , больного знобит, тошнит, развиваются боли в животе, мышцах поясницы и крестце. С четвёртого дня болезни состояние пациента несколько улучшается, и появляется оспенная экзантема — так медики называют сыпь. Сначала она возникает на лице, затем на туловище, и только потом перебирается на конечности. пятна быстро превращаются в папулы цвета. В центре папул через 2–3 дня появляются пузырьки (везикулы). На слизистых оболочках сыпь представлена эрозиями и язвочками. Спустя неделю состояние больного резко ухудшается, идет вторая волна лихорадки (температура тела достигает 40 °С), а сыпь нагнаивается. На данном этапе возможна смерть от инфекционного коллапса. Улучшение начинается только к концу второй недели болезни.

Переболевшим оспой на всю жизнь остаются уродливые напоминания о страшной болезни — на месте подсохших язв образуются рубцы. Фото: CDC/ World Health Organization; Stanley O. Foster M.D., M.P.H.

Геморрагическая, или черная оспа — самая тяжелая клиническая форма заболевания. Многочисленные кровоизлияния во внутренние органы и кожу быстро приводят к гибели заболевшего. Встречаются также легкие формы с кратковременной лихорадкой без сыпи (или с кратковременной локальной сыпью). Переболевшие получают стойкий пожизненный иммунитет к данной инфекции.

Виновник оспенной напасти

Что же является причиной оспенной напасти, удалось выяснить лишь в конце XIX века. В 1892 году итальянский патолог Джузеппе Гварниери (Giuseppe Guarnieri, 1856–1918), изучая эпителиальные клетки больных оспой, обнаружил в них особые включения, которые были названы тельцами Гварниери. В свете современных представлений можно сказать, что тельца эти были внутриклеточными скоплениями вируса. рассмотреть возбудителя оспы удалось только в 1947 году, с появлением электронной микроскопии. Выяснилось, что вирус размером около 250 мкм имеет форму вытянутого прямоугольного параллелепипеда с закруглёнными углами. Кроме того, он обладает сложной внутренней структурой и оболочкой. Доказан также газообмен вируса, то есть его способность «дышать». Единственное, к чему неустойчив вирус, — это температура. Он быстро погибает даже в комнатных условиях. Однако внутри чешуек вирус способен сохраняться годами, переходя в состав пыли и распространяясь таким образом.

Сегодня люди знают возбудителей оспы «в лицо», ими оказались разновидности ортопоксвируса — Orthopoxvirus variola major, который вызывает так называемую «большую оспу» с летальностью до 30–50%, и Orthopoxvirus variola minor, вызывающий оспу с более лёгким течением и летальностью всего около 1%.

Хотя возбудитель натуральной оспы патогенен для большинства животных (нередки, например, случаи коровьей или обезьяньей оспы), вирус считается чисто человеческим. И заболевания млекопитающих — лишь следствие контакта с ними человека.

Больной оспой заразен для окружающих в течение всей болезни — от скрытого периода до момента отпадения всех корочек. Именно это обстоятельство вкупе с ее способностью долго сохраняться в пыли и переноситься по воздуху и превратили натуральную оспу в натуральный кошмар человечества.

След в истории

Историки полагают, что человечество познакомилось с натуральной оспой за 10 тысяч лет до нашей эры. Родиной инфекции считают Древний Китай и Азию, именно в древнеиндийских и древнекитайских трактатах встречаются первые описания не только самой болезни, но и попыток бороться с ней. Знали о болезни и в Древнем Египте, болезнь не щадила ни простых жителей, ни «живых богов». Так, египетский фараон Рамзес V умер от оспы, предположительно в 1160 году На его мумии были обнаружены характерные следы этого заболевания .

Статуя из дерева бога оспы Сапоне — одного из наиболее почитаемых богов нигерийского племени йоруба. Фото: James Gathany/CDC/ Global Health Odyssey

По мере увеличения контактов между древними государствами оспа стала перемещаться через Малую Азию в сторону Европы. Первой среди европейских цивилизаций на пути болезни оказалась Древняя Греция. В частности, знаменитая «афинская чума», сократившая в 430–426 годах население на треть, по мнению некоторых ученых, вполне могла быть эпидемией натуральной оспы. Справедливости ради отметим, что существуют также версии о бубонной чуме, брюшном тифе и даже кори.

В 165–180 годах оспа прошлась по Римской империи, к 251–266 годам подобралась к Кипру, затем вернулась обратно в Индию, и до XV века о ней встречаются лишь отрывочные сведения. Зато с конца XV века болезнь прочно закрепилась в Западной Европе.

Большинство историков считает, что в Новый Свет оспу завезли в начале XVI века испанские конкистадоры, начиная с Эрнана Кортеса ( Hernan Cortes , 1485–1547) и его последователей. Болезни опустошали поселения майя, инков и ацтеков. Эпидемии не стихали и после начала колонизации, в XVIII веке практически ни одного десятилетия не проходило без вспышки оспы на американском континенте.

В XVIII веке в Европе инфекция уносила более четырехсот тысяч жизней ежегодно. В Швеции и Франции от оспы погибал каждый десятый новорожденный. Жертвами натуральной оспы в том же веке пали несколько европейских царствующих монархов, включая императора Священной Римской империи Иосифа I (Joseph I, 1678–1711), Луиса I Испанского ( Luis I , 1707–1724), российского императора Петра II (1715–1730), королеву Швеции Ульрику Элеонору (Ulrika Eleonora, 1688–1741), короля Франции Людовика XV ( Louis XV , 1710–1774).

Досталось от оспы и России. В 1610 году оспа была занесена в Сибирь и практически на 50% сократила население региона. В XVIII веке в России от этой болезни умирал каждый седьмой новорожденный.

В XIX веке во время ф войны 1870–1871 годов разразилась крупнейшая за всю историю Европы эпидемия, унесшая жизни более полумиллиона человек.

К середине XX века, по оценкам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), ежегодно натуральной оспой заболевали около пятидесяти миллионов человек, причем два миллиона из них умирали. Именно тогда болезни была объявлена настоящая война.

Староиндийская защита

Защищаться от оспы пытались ещё врачи Древнего Китая и Древней Индии. В трактатах, датированных примерно годом , описывается один из способов — высушенные корочки больного оспой растираются в порошок и вдуваются в нос или верхние дыхательные пути здорового человека. Идея, в , правильная. Да, некоторые люди переболевали легкой формой оспы и больше никогда ею не заражались, однако в большинстве случаев происходило распространение живого и полного сил вируса, что только усугубляло эпидемиологическую ситуацию.

Вариоляция — то есть попытка вводить здоровому человеку содержимое оспенных пустул больного — получила широкое распространение в Европе в XVIII веке. Нередко в результате процедуры происходило заражение «большой» оспой (смертность от вариоляции достигала 2%), но это был единственный метод хоть обуздать бушевавшие эпидемии.

Иллюстрация из первого издания книги Эдварда Дженнера «Исследование причин и действий коровьей оспы». Иллюстрация: William Skelton/« An inquiry into the causes and effects of the variolae vaccinae» Edward Jenner

Поэтому метод добрался и до Великобритании, где закрепился в качестве единственного способа профилактики в начале XVIII века. Заслуга доктора Дженнера только в том, что он сделал небольшое уточнение в этой процедуре. Будучи человеком талантливым и наблюдательным, он долгое время собирал информацию о заболеваемости оспой в Глостершире, где работал сельским врачом. Дженнер обратил внимание, что доярки не болеют настоящей оспой, сыпь у них ограничивается только областью кистей рук, а легкое недомогание проходит буквально за пару дней. Доктор выяснил, что доярки заражаются оспой от коров, также восприимчивых к этой инфекции. Дженнер сделал логичный вывод — коровья оспа для людей менее опасна. Если использовать для вариоляции материал не от больных людей, а от больных коров, можно снизить число осложнений и увеличить эффективность профилактики.

Подтвердить эту догадку было можно только экспериментальным путём. Рискованный опыт состоялся 14 мая 1796 года в Беркли. Восьмилетнему мальчику Джеймсу Фиппсу (James Phipps) Дженнер ввёл в царапину на плече жидкость из пузырька на руке больной коровьей оспой доярки. У Джеймса наблюдалось лишь легкое недомогание, которое прошло за пару дней. 1 июля того же года Дженнер решается на отчаянный шаг. Он пытается заразить мальчика настоящей «большой» оспой. Однако у Джеймса развился стойкий иммунитет к одной из самых страшных инфекций в истории человечества. Обрадованный таким исходом врач начинает прививать жителей Беркли и окрестностей. Метод Дженнера получил название вакцинация (от латинского vacca — корова).

Впрочем, эффективность и безопасность вакцинации ещё надо было доказать всему научному медицинскому миру. Это оказалось не так просто. Лондонское королевское общество ( The Royal Society of London for the Improvement of Natural Knowledge ) в 1797 году отказалось публиковать многостраничный труд доктора «Исследование причин и действий коровьей оспы», где был обобщен его опыт по профилактике. Ему пришлось печатать работу за свой счёт. Против Дженнера восстало и духовенство, идея привнесения человеку коровьего показалась священникам на редкость кощунственной.

Травля продолжалась несколько лет, публиковались карикатуры и памфлеты, где рассказывалось о том, что вакцинированные дети начинают ползать на четвереньках, мычать и есть траву. Дженнеру пришлось ещё 12 лет доказывать свою правоту. Официальное признание метод получил только в 1808 году, а массовая вакцинация началась только после эпидемии 1840–1843 годов.

В России же закон об обязательной вакцинации появился лишь в советский период — в 1919 году. Справиться с оспой в СССР удалось только к 1936 году. Прививка для новорожденных и две ревакцинации в более позднем возрасте надолго стали профилактическим стандартом отечественной медицины.

Прошло немало лет, прежде чем метод профилактики натуральной оспы, предложенный Дженнером, был признан. Появлялось множество карикатур, на которых изображались люди с коровьими частями тела, — использование для вакцинации материала животного вызывало негодование. Иллюстрация: James Gillray из архива Библиотеки Конгресса США

Вон с планеты!

Развитые страны к середине XX века избавились от натуральной оспы — появление новых поколений вакцин свело к минимуму возможность осложнений. Исследования, проведенные в Европе в и годах, показали, что оспенная вакцина дает достаточно устойчивый иммунитет против всех вирусов рода ортопоксвирус. Среди людей, вакцинированных 10 лет назад, смертность от оспы составляла 1,3%. Среди непривитых в то время погибали почти 52% заболевших.

Впервые предложение об объединении усилий мирового сообщества по искоренению натуральной оспы прозвучало из уст министра здравоохранения СССР Виктора Жданова на Генеральной ассамблее ВОЗ в 1958 году. Инициатива была одобрена в 1959 году, и началась планомерная работа.

Усилия стоили ВОЗ 2,4 миллиона долларов в год (гигантская сумма для 19 годов), но результаты не заставили ждать. Последняя вспышка натуральной оспы в Европе была зарегистрирована в 1972 году в югославском Косово среди , вернувшихся после хаджа в Мекку. Из 175 заболевших 35 человек умерли. Сообщение о последнем эндемическом случае натуральной оспы поступило из Сомали в 1977 году. Страны мира стали постепенно отказываться от обязательного поголовного оспопрививания.

8 мая 1980 года XXXIII Генеральная ассамблея ООН заявила о полной победе человечества над страшным заболеванием.

В 1980 году было объявлено о победе людей над натуральной оспой. Остались лишь коллекционные образцы вируса, они хранятся в Атланте и Новосибирске. При работе с ними учёные крайне осторожны, нельзя позволить вирусу вырваться за пределы лабораторий, ведь у большинства людей иммунитета к нему уже нет. Фото: CDC

Стоять, бояться

На этом историю натуральной оспы можно было бы и закончить. К 2002 году ВОЗ намеревалась полностью уничтожить в лабораториях последние, так называемые коллекционные штаммы. Один из них — в Центре по контролю и предотвращению заболеваний ( Centers for Disease Control and Prevention ) в американской Атланте, второй — в Государственном научном центре вирусологии и биотехнологии «Вектор» в Новосибирске. Но тут в США случились известные события 2001 года. После рассылки по почте спор сибирской язвы врачи и политики разом заговорили об угрозе биотерроризма. Среди возможных биологических агентов называлась и натуральная оспа — иммунитета к ней нет уже у большинства людей.

Впрочем, использование оспы в качестве оружия — идея не такая новая, и принадлежит она вовсе не , а вполне цивилизованным британцам. И этот случай считается первым задокументированным применением биологического оружия.

1763 год. Новый Свет. Только что закончилась ф война. Британцы при поддержке своих колоний разнесли в пух и прах французов с их . Войска генерала Джеффри Амхерста ( Jeffery Amherst , 1717–1797) брошены на подавление восстания Понтиака — взбунтовалось коренное население в районе Великих Озер. Во время осады Форт Питта полковник Генри Букет (Henry Bouquet, 1719–1765) подает генералу идею — использовать одеяла, которыми укрывали больных натуральной оспой, в качестве «подарка» индейцам. Задумка удалась, среди индейцев разразилась эпидемия с большим количеством жертв, военная мощь повстанцев была подорвана.

Во время Второй мировой войны с натуральной оспой и некоторыми другими возбудителями экспериментировала специальная японская воинская часть № 731, дислоцировавшаяся в Китае. Правда, на практике была использована только бубонная чума.

Угроза биотерроризма в XXI веке заставила вернуться к разработкам новых поколений оспенных вакцин. Необходимость таких исследований связана с высокой реактогенностью препаратов — неразведенная вакцина почти у 95% привитых вызывала ту или иную реакцию .

Между тем, в 2002 году в США возобновились прививки для военнослужащих, в первую очередь для тех, кто проходил службу в Ираке. Для вакцинации в основном использовались старые запасы иммунопрепаратов, изготовленных ещё в 19 годах. Примеру Америки последовали Великобритания и Австралия. В 2003 о возможности возобновления оспопрививания для отдельных групп риска заявили и российские службы.

В том же 2003 году в сентябрьском номере журнале Nature Medicine была опубликована статья группы исследователей из Университета здравоохранения и науки Орегона ( Oregon Health & Science University ) под руководством доктора Марка Слифка ( Mark Slifka ). В ней, в частности, утверждалось, что иммунитет к натуральной оспе оказался куда более стойким, чем считали медики. Из трёхсот обследованных человек у 90% обнаружился достаточно мощный антительный ответ на антигены вируса оспы. И при этом самый пожилой участник исследований был привит 75 лет назад.

Впрочем, по наследству иммунитет не передается, те, кто родились после завершения массовых прививочных кампаний, всё равно остаются незащищенными перед лицом пусть даже и теоретической угрозы. И натуральную оспу изучают студенты всех медицинских вузов. Одно дело — всем миром победить инфекцию. И совсем другое — не дать ей вернуться. Неизвестно ещё, что сложнее.

01. Оспа

Болезнь вызывается вирусом натуральной оспы, передается от человека к человеку воздушно-капельным путем. Больные покрываются сыпью, переходящей в язвы как на коже, так и на слизистых внутренних органов. Смертность, в зависимости от штамма вируса, составляет от 10 до 40 (иногда даже 70) процентов.

В чем победа. Оспа — единственная инфекционная болезнь, полностью истребленная человечеством. История борьбы с ней не имеет аналогов.

Точно неизвестно, как и когда этот вирус начал терзать людей, но за несколько тысячелетий его существования поручиться можно. Первое время оспа накатывала эпидемиями, но уже в Средние века прописалась среди людей на постоянной основе. Только в Европе от нее умирало по полтора миллиона человек в год.

Бороться пробовали. Сметливые индусы еще в VIII веке поняли, что оспой болеют лишь один раз в жизни, а затем у человека вырабатывается невосприимчивость к болезни. Придумали вариоляцию — заражали здоровых от больных легкой формой: втирали гной из пузырьков в кожу, в нос. В Европу вариоляцию привезли в XVIII веке.

Но, во-первых, эта прививка была опасной: от нее умирал каждый пятидесятый пациент. Во-вторых, заражая людей настоящим вирусом, врачи сами поддерживали очаги болезни. В общем, штука настолько спорная, что некоторые страны, например Франция, официально ее запретили.

14 мая 1796 года английский врач Эдуард Дженнер втер в два надреза на коже восьмилетнего мальчика Джеймса Фипса содержимое пузырьков с руки крестьянки Сары Нельме. Сара была больна коровьей оспой — неопасной болезнью, передающейся от коров людям. 1 июля врач привил мальчику натуральную оспу, и оспа не привилась. С этого времени и началась история уничтожения оспы на планете.

Прививки коровьей оспы стали практиковаться во многих странах, а термин «вакцина» ввел Луи Пастер — от латинского vacca, «корова». Природа подарила людям прививку: вирус осповакцины провоцирует иммунный ответ организма так же, как и вирус натуральной оспы.

Окончательный план уничтожения оспы в мире разработали советские медики, а приняли его на ассамблее Всемирной организации здравоохранения в 1967 году. Это то, что СССР может занести себе в безусловный актив наряду с полетом Гагарина и победой над фашистской Германией.

К тому времени очаги оспы оставались в Африке, Азии и нескольких странах Латинской Америки. Первый этап был самый дорогой, но и самый простой — провакцинировать как можно больше людей. Темпы поражали. В 1974 году в Индии было 188 тысяч больных, а уже в 1975-м — ни одного, последний случай зарегистрирован 24 мая.

Второй и заключительный этап борьбы — это поиск иголки в стоге сена. Нужно было обнаружить и подавить единичные очаги болезни и удостовериться, что оспой не болеет ни один человек из миллиардов, живущих на Земле.

Ловили больных всем миром. В Индонезии платили 5000 рупий каждому, кто приведет больного к врачам. В Индии за это давали тысячу рупий, что в несколько раз больше месячного заработка крестьянина. В Африке американцы провели операцию «Крокодил»: сто мобильных бригад на вертолетах носились по глухим местам, как скорая помощь. В 1976 году за семьей кочевников из 11 человек, зараженных оспой, охотились сотни медиков на вертолетах и самолетах — их разыскали где-то на границе Кении и Эфиопии.

22 октября 1977 года в городе Марка в южной части Сомали к врачу обратился молодой человек, жаловавшийся на головную боль и температуру. Сначала ему поставили диагноз «малярия», а через несколько дней — «ветряная оспа». Однако сотрудники ВОЗ, осмотрев больного, определили, что у него натуральная оспа. Это был последний случай заражения оспой из природного очага на планете.

8 мая 1980 года на 33-й сессии ВОЗ было официально объявлено, что оспа на планете ликвидирована.

Сегодня вирусы содержатся только в двух лабораториях: в России и США, вопрос об их уничтожении отложен до 2020 года.

02. Чума

Болезнь вызывается бактерией чумной палочки Yersinia pestis. У чумы две основных формы: бубонная и легочная. При первой поражаются лимфатические узлы, при второй — легкие. Без лечения через несколько дней начинается лихорадка, сепсис, в большинстве случаев наступает смерть.

В чем победа. «Первый случай отмечен 26 июля 2009 года. Больной обратился к врачам в тяжелом состоянии и умер 29 июля. 11 человек, имевших контакт с больным, госпитализированы с признаками лихорадки, двое из них скончались, остальные чувствуют себя удовлетворительно» — примерно так, как это сообщение из Китая, выглядит сейчас информация о вспышках чумы.

Сообщение из какого-нибудь европейского города в 1348 году выглядело бы так: «В Авиньоне мор поразил всех, десятки тысяч, из них никто не выжил. Трупы с улиц убирать не-кому». Всего в мире во время той пандемии погибли от 40 до 60 миллионов человек.

Планета пережила три пандемии чумы: «юстинианову» 551–580 годов, «черную смерть» 1346–1353 годов и пандемию конца XIX — начала XX века. Периодически вспыхивали и локальные эпидемии. С болезнью боролись карантином и — в позднюю добактериальную эпоху — дезинфекцией жилищ карболкой.

Первую вакцину в конце XIX века создал Владимир Хавкин — человек фантастической биографии, одесский еврей, ученик Мечникова, бывший народоволец, трижды попадавший в тюрьму и отчисленный из-за политики из Одесского университета. В 1889 году следом за Мечниковым он эмигрировал в Париж, где устроился сначала библиотекарем, а потом ассистентом в Институт Пастера.

Вакцина Хавкина использовалась десятками миллионов доз по всему миру вплоть до 40-х годов XX века. В отличие от вакцины против оспы, она не способна истребить болезнь, да и показатели были значительно хуже: она снижала заболеваемость в 2–5 раз, а смертность в 10, но ее все равно использовали, поскольку ничего другого не было.

Настоящее лечение появилось только после Второй мировой войны, когда советские медики применили свежеизобретенный стрептомицин при ликвидации чумы в Маньчжурии в 1945–1947 годах.

Собственно, сейчас против чумы применяют все тот же стрептомицин, а население в очагах иммунизируют живой вакциной, разработанной в 30-е годы.

Сегодня ежегодно регистрируется до 2,5 тыс. случаев чумы. Смертность — 5–10%. Уже несколько десятков лет нет ни эпидемий, ни крупных вспышек. Сложно сказать, насколько серьезную роль в этом играет собственно лечение, а насколько — системное выявление больных и их изоляция. Ведь чума и раньше покидала людей на десятки лет.

03. Холера

Болезнь немытых рук. Холерный вибрион Vibrio cholerae попадает в организм с зараженной водой или через контакт с выделениями больных. Болезнь часто не развивается вообще, но в 20% случаев зараженные люди страдают поносом, рвотой, обезвоживанием.

В чем победа. Болезнь была страшной. Во время третьей пандемии холеры в России в 1848 году, по официальной статистике, отмечено 1 772 439 случаев, из которых 690 150 смертельных. Вспыхивали холерные бунты, когда испуганные люди сжигали больницы, считая врачей отравителями.

Вот что писал Николай Лесков: «Когда летом 1892 года, в самом конце девятнадцатого века, появилась в нашей стране холера, немедленно же появилось и разномыслие, что надо делать. Врачи говорили, что надо убить запятую, а народ думал, что надо убить врачей. Следует добавить, что народ не только так “думал”, но он пробовал и приводить это в действие. Несколько врачей, старавшихся убить запятую для лучшей пользы делу, были сами убиты». Запятая — это холерный вибрион, открытый Робертом Кохом в 1883 году.

До появления антибиотиков серьезного лечения холеры не существовало, но все тот же Владимир Хавкин в 1892 году создал в Париже очень приличную вакцину из прогретых бактерий.

Испытал он ее на себе и троих друзьях, народовольцах-эмигрантах. Хавкин решил, что хоть из России он и бежал, но вакциной помочь должен. Лишь бы пустили обратно. Письмо с предложением наладить бесплатно прививку подписал сам Пастер, и Хавкин отослал его куратору российской науки принцу Александру Ольденбургскому.

В Россию Хавкина, как водится, не пустили, в результате он поехал в Индию и в 1895 году выпустил отчет о 42 тысячах привитых и снижении смертности на 72%. Теперь в Бомбее есть Институт Хавкина (Haffkine Institute), в чем всякий может убедиться, посмотрев соответствующий сайт. А вакцина, правда уже нового поколения, до сих пор предлагается ВОЗ как основное средство против холеры в ее очагах.

Сегодня ежегодно регистрируется несколько сотен тысяч случаев холеры в эндемических очагах. В 2010 году больше всего заболевших было в Африке и на Гаити. Смертность — 1,2%, сильно ниже, чем век назад, и это заслуга антибиотиков. Тем не менее главное — профилактика и гигиена.

04. Язва

Болезнь поражения слизистой желудка и двенадцатиперстной кишки под действием кислоты. Страдает до 15% людей на планете.

В чем победа. Язва всегда считалась хроническим заболеванием: обострится — подлечим, ждем следующего обострения. И лечили ее, соответственно, уменьшая кислотность в желудке.

До тех пор пока два австралийца в начале 80-х годов прошлого века не перевернули медицину так, что до сих пор на семинарах оппоненты рвут друг друга в клочья. (Кстати, это обычное явление в медицине: никогда внедрение нового лечения не проходило без жесткой полемики. Лет через пятьдесят после начала широкого применения осповакцины, например, еще публиковали карикатуры — людей с рогами, выросшими после прививок коровьей оспы.)

Робин Уоррен работал патологоанатомом в Королевской больнице города Перта. Много лет он досаждал медикам заявлениями, что в желудках язвенных больных он находит колонии бактерий. Медики его игнорировали, отвечая, что в кислоте никакие бактерии размножаться не могут. Может, он бы и сдался, если бы не настырный молодой интерн Барри Маршалл, который пришел к Уоррену с предложением культивировать бактерии и потом доказать их связь с язвой.

Эксперимент с самого начала не задался: микробы в пробирках не росли. Случайно их оставили надолго без присмотра — шли пасхальные каникулы. А когда исследователи вернулись в лабораторию, то обнаружили выросшие колонии. Маршалл поставил эксперимент: развел бактерии в мясном бульоне, выпил его и слег с гастритом. Вылечился он препаратом висмута и антибиотиком метронидазолом, полностью уничтожив бактерии в организме. Назвали бактерию Helicobacter pylori.

Оказалось также, что хеликобактером заражены от половины до трех четвертей всего человечества, но не у всех он вызывает язву.

Маршалл оказался на редкость пробивным человеком, ему удалось сломить сопротивление медицинского сообщества, которое привыкло, что пациент с язвой — пациент пожизненный. В 2005 году австралийцы получили за свое открытие Нобелевскую премию.

Сегодня основной схемой лечения язвы является уничтожение Helicobacter pylori антибиотиками. Однако, оказалось, что язва может вызываться и другими причинами, например некоторыми лекарствами. О том, какой процент всех случаев связан с бактериями, спорят до сих пор.

05. Туберкулез

Болезнь чаще всего гнездится в легких, иногда в костях и других органах. Кашель, потеря веса, интоксикация организма, ночной пот.

В чем победа. Победа над туберкулезом довольно условна. С тех пор как Роберт Кох в 1882 году открыл возбудителя — микобактерию Mycobacterium tuberculosis, — прошло 130 лет. Первую вакцину создали в Институте Пастера в 1921 году и используют до сих пор. Это та самая БЦЖ, которой прививают новорожденных. Степень ее защиты оставляет желать лучшего и необъяснимо варьируется от страны к стране, от клиники к клинике вплоть до полной бесполезности.

Настоящий прорыв произошел в 1943 году, когда Зельман Ваксман открыл стрептомицин — первый антибиотик, эффективный против туберкулеза. Ваксман — еще один украинский еврей-эмигрант, уехавший в 1910 году в США. Кстати, термин «антибиотик» ввел именно он. Стрептомицин применяли с 1946 года с неизменным успехом, за что Ваксману дали Нобелевскую премию. Но уже через несколько лет появились формы туберкулеза, устойчивые к лекарству, а сейчас этим антибиотиком вообще нельзя вылечить.

В 60-е годы появился рифампицин, которым с успехом лечат до сих пор. В среднем по миру 87% больных, которым такой диагноз ставился впервые, излечиваются от туберкулеза. Это, конечно, сильно отличается от начала прошлого и всего позапрошлого века, когда доктора писали: «Легочная чахотка (туберкулез) — самая распространенная и наиболее часто встречающаяся болезнь». В XIX веке каждый седьмой житель Европы умирал от чахотки, а по менее развитым странам статистики просто не существует.

Туберкулез сейчас в принципе излечим. Известны схемы и антимикробные препараты, если не помогает терапия первого ряда, назначают резервную… Но! Смотрим статистику ВОЗ за 2012 год: 8,6 млн выявленных больных, 1,43 млн умерли. И так из года в год.

В России все еще хуже: в 90-е годы начался неконтролируемый рост заболеваемости, который достиг пика в 2005-м. У нас заболеваемость и смертность в несколько раз выше, чем в любой развитой стране. Ежегодно от туберкулеза в России умирают около 20 тыс. человек. И еще — мы третьи в мире по так называемой множественной лекарственной устойчивости. Такие типы бактерий, которые не лечатся препаратами первого ряда, в среднем по миру составляют 3,6%. У нас — 23%. А 9% из них не лечатся и препаратами второго ряда. Вот и умирают.

Виновата система здравоохранения СССР: больных лечили нестандартными схемами, с запасом — надолго клали в больницу. А с микробами так нельзя: они модифицируются и становятся невосприимчивы к лекарствам. В больнице же такие формы с удовольствием переходят на соседей по палате. В результате все страны бывшего СССР — главный поставщик миру устойчивых форм туберкулеза.

Сегодня ВОЗ приняла программу борьбы с туберкулезом. За неполные 20 лет врачи снизили смертность на 45%. Россия в последние годы тоже пришла в себя, прекратила самодеятельность и приняла стандартные протоколы лечения. В мире сейчас испытывают 10 вакцин против туберкулеза и 10 новых препаратов. Тем не менее туберкулез — это болезнь номер два после ВИЧ.

06. Лепра

Болезнь известна у нас как проказа — от «искажать, обезображивать». Вызывается микобактерией Mycobacterium leprae, родственной туберкулезной. Поражает кожу, нервную систему, уродует человека. Приводит к смерти.

В чем победа. Даже сейчас при мысли о случайном заражении проказой у любого из нас впрыскивается изрядная доза адреналина в кровь. И так было всегда — почему-то именно эта болезнь внушала людям ужас. Наверное, своей медлительностью и неотвратимостью. Лепра развивается от трех до сорока лет. Шаги Командора в исполнении микробов.

Обходились с прокаженными соответственно: с раннего Средневековья упаковывали в лепрозории, которых в Европе были десятки тысяч, производили символическое погребение со словами: «Ты не живой, ты мертвый для всех нас», заставляли извещать о себе колокольчиком и трещоткой, убивали во времена Крестовых походов, кастрировали и т. д.

Бактерию открыл норвежский врач Герхард Хансен в 1873 году. Ее долго не могли культивировать вне человека, а это было нужно, чтобы найти лечение. В конце концов американец Шеппард стал размножать бактерии в подошвах лапок лабораторных мышей. Дальше методику усовершенствовали, а затем нашли еще один вид, кроме человека, который поражает лепра: девятипоясного броненосца.

Закончилось шествие проказы тем же, чем и у многих инфекций: антибиотиками. В 40-е годы XX века появился дапсон, а в 60-е — рифампицин и клофазимин. Эти три препарата и сейчас входят в курс лечения. Бактерия оказалась на редкость покладистой, не выработав механизмов сопротивления: не зря эту смерть в Средние века называли ленивой.

Главный антибиотик — рифампицин, его открыли итальянцы Пьеро Сенси и Мария Тереза Тимбал в 1957 году. Они были в восторге от французского гангстерского фильма Rififi, именем которого и назвали лекарство. Выпустили его на смерть бактериям в 1967 году.

А в 1981-м ВОЗ приняла протокол лечения лепры: дапсон, рифампицин, клофазимин. Полгода либо год в зависимости от поражения. Амбулаторно.

Сегодня, по статистике ВОЗ, лепрой болеют в основном в Индии, Бразилии, Индонезии, Танзании. В прошлом году было поражено 182 тыс. человек. Ежегодно это число уменьшается. Для сравнения: еще в 1985-м проказой болели больше пяти миллионов.

07. Бешенство

Болезнь вызывается вирусом Rabies virus после укуса больного животного. Поражаются нервные клетки, через 20–90 дней появляются симптомы: начинается водобоязнь, галлюцинации, паралич. Заканчивается смертью.

В чем победа. «Первые пациенты, им спасенные, были так жестоко искусаны бешеной собакой, что, производя над ними опыт, Пастер, казалось, мог бы успокоить себя мыслью, что делает эксперимент над людьми, фактически обреченными на смерть. Но только близкие к нему люди знали, какой ценой было куплено это торжество. Какие подъемы надежды, сменявшиеся приступами мрачного уныния, какие томительные дни и мучительные, бессонные ночи перенес этот уже немолодой, истощенный трудами и болезнями человек между 6 июля, когда профессор Гранше, вооружившись правацевским шприцем, в первый раз привил живому человеческому существу яд бешенства, на этот раз превращенный в противоядие, и 26 октября, когда Пастер, выждав все сроки возможной инкубации, в своей обычной скромной форме сообщил Академии, что излечение от бешенства — уже совершившийся факт» — это описание Тимирязевым первой лечебной прививки от бешенства, сделанной Луи Пастером 6 июля 1885 года девятилетнему Йозефу Майстеру.

Способ излечения от бешенства как раз интересен тем, что это было впервые. В отличие от Эдуарда Дженнера, Пастер хорошо понимал, что есть какой-то инфекционный агент, но обнаружить его не мог: в то время вирусы еще не были известны. Но процедуру он выполнил идеально — обнаружил локализацию вируса в мозге, сумел культивировать его в кроликах, выяснил, что вирус ослаблен. А главное, выяснил, что слабая форма болезни развивается гораздо быстрее классического бешенства. Значит, и организм иммунизируется быстрее.

С тех пор после укусов так и лечат — побыстрее иммунизируют.

В России первая прививочная станция открылась, конечно же, в Одессе, в лаборатории Гамалеи в 1886 году.

Сегодня лечение от бешенства мало отличается от схемы, разработанной Пастером.

08. Полиомиелит

Болезнь вызывает маленький вирус Poliovirus hominis, открытый в 1909 году в Австрии. Он инфицирует кишечник, а в редких случаях — один на 500–1000 — проникает в кровь и оттуда в спинной мозг. Такое развитие вызывает паралич и часто смерть. Болеют чаще всего дети.

В чем победа. Полиомиелит — парадоксальная болезнь. Она настигла развитые страны по причине хорошей гигиены. Вообще, о серьезных эпидемиях полиомиелита не слышали до XX века. Причина в том, что в слаборазвитых странах дети из-за антисанитарии в грудном возрасте получают инфекцию, но в то же самое время получают и антитела к ней с молоком матери. Выходит естественная прививка. А если гигиена хорошая, то инфекция настигает человека постарше, уже без «молочной» защиты.

По США, к примеру, прокатилось несколько эпидемий: в 1916 году заболели 27 тыс. человек, детей и взрослых. Только в Нью-Йорке смертельных случаев насчитали больше двух тысяч. А во время эпидемии 1921 года заболел будущий президент Рузвельт, оставшийся после этого на всю жизнь калекой.

Болезнь Рузвельта положила начало борьбе с полиомиелитом. Он вкладывал свои средства в исследования и клиники, а в 30-е годы народная любовь к нему организовалась в так называемый марш десятицентовиков: сотни тысяч людей присылали ему конверты с монетами и так собрали миллионы долларов на вирусологию.

Первую вакцину создал в 1950 году Джонас Солк. Она была очень дорогой, потому что в качестве сырья использовались почки обезьян — на миллион доз вакцины требовалось 1500 обезьян. Тем не менее к 1956 году ею привили 60 миллионов детей, уморив 200 тысяч обезьян.

Примерно в это же время ученый Альберт Сабин изготовил живую вакцину, не требовавшую убийства животных в таких количествах. В США очень долго не решались ее использовать: все-таки живой вирус. Тогда Сабин передал штаммы в СССР, где специалисты Смородинцев и Чумаков быстро наладили испытания и выпуск вакцины. Проверяли на себе, своих детях, внуках и внуках друзей.

В 1959–1961 годах в Советском Союзе привили 90 миллионов детей и подростков. Полиомиелит в СССР исчез как явление, остались единичные случаи. С тех пор вакцины истребляют болезнь по всему миру.

Сегодня полиомиелит эндемичен для некоторых стран Африки и Азии. В 1988 году ВОЗ приняла программу борьбы с болезнью и к 2001 году сократила число случаев с 350 тысяч до полутора тысяч в год. Сейчас принята программа полного уничтожения болезни, как это сделали с оспой.

09. Сифилис

Болезнь вызывается бледной трепонемой Treponema pallidum — бактерией, передающейся главным образом половым путем. Сначала поражение локальное (твердый шанкр), потом — кожа, потом — любой орган. От начала заболевания до смерти больного могут пройти десятки лет.

В чем победа. «— Слушайте, дядя, — продолжал я вслух, — глотка — дело второстепенное. Глотке мы тоже поможем, но самое главное, нужно вашу общую болезнь лечить. И долго вам придется лечиться, два года.

Тут пациент вытаращил на меня глаза. И в них я прочел свой приговор:

“Да ты, доктор, рехнулся!”

— Что ж так долго? — спросил пациент. — Как это так, два года?! Мне бы какого-нибудь полоскания для глотки…» — это из «Записок юного врача» Михаила Булгакова.

Сифилис завезли в Европу, по всей вероятности, из Америки. «Французская болезнь» косила людей, одно время она даже стала главной причиной смертности. В начале XX века сифилисом болели целые уезды, а в русской армии был поражен каждый пятый.

Ртутные мази, успешно лечившие вторичный сифилис, ввел еще Парацельс, после чего их применяли 450 лет до середины прошлого века. Но болезнь распространялась главным образом из-за неграмотности населения. Да и лечение было долгим.

Сифилис лечили препаратами йода и мышьяка, пока не были открыты антибиотики. Причем первый же антибиотик, выделенный сэром Александром Флемингом в 1928 году, наповал убивал бледную трепонему. Она оказалась единственной бактерией, которой до сих пор не удалось выработать устойчивость к пенициллину, поэтому ее так и уничтожают. Впрочем, сейчас появилось несколько альтернативных антибиотиков. Курс — от шести дней.

Сегодня пошла очередная волна распространения сифилиса. В 2009 году в России было зафиксировано 52 случая на 100 тысяч населения. Как и во времена Булгакова, главная причина в том, что сифилис опять перестал быть страшным.

10. Корь

Болезнь возникает из-за вируса кори Measles virus — одного из самых заразных вирусов, передающихся воздушно-капельным путем. Болеют в основном дети: сыпь, кашель, температура, множество осложнений, часто смертельных.

В чем победа. Раньше корью болел чуть ли не каждый ребенок. Умирали при этом от 1 до 20% в зависимости от питания. Одно лишь добавление больным витаминов снижало смертность вдвое. Радикальное лечение так и не было найдено, да и сам возбудитель обнаружили очень поздно: в 1954 году. Выделил вирус американец Джон Эндерс с коллегами, и уже в 1960-м получил действующую вакцину. В это же время вакцину получили и советские микробиологи.

В развитых странах детей прививали поголовно, и корь лихо пошла на убыль — вирус, известный своей феноменальной заразностью, не пробивал иммунную блокировку.

Сегодня ВОЗ объявила глобальную программу борьбы с корью. К 2011 году смертность от нее удалось снизить до 158 тыс. в год против 548 тысяч в 2000-м. Однако это означает, что ежедневно на Земле от кори погибают 430 детей. Только потому, что не получают вакцину стоимостью 1 доллар.

P. S. Конечно, есть еще ВИЧ. Но он ведь совсем новый — описание болезни получено в 1981 году, а вирус выделен в 1983-м. На 2012 год в мире были инфицированы 35,2 млн человек, среди них новых случаев 2,7 миллиона, умерли 1,6 миллиона. За все время погибли около 30 млн человек, а заразились больше 60 миллионов. Это, конечно, не идет в сравнение с числом жертв оспы или чумы, но и времени с начала эпидемии прошло немного. Как показывает опыт, человек более свиреп в расправе с инфекциями, нежели инфекции — в расправе с человеком. Так что и с ВИЧ справимся. Ведь это всего лишь вирус.