Корова объект

Однажды по предоставленному эскизу потребовалось отрисовать иллюстрацию для плаката фильма «Отдать концы».

Работа с формой

Главный объект на плакате — корова, ей и уделим основное внимание.

За основу берем белую корову — будет проще нанести пятна и работать со светотенью.

Обтравливаем корову и разрезаем ее на части.

И собираем заново, заменив ей вымя и придав нужную форму.

Каналы позволяют создавать сложные выделения, рисование которых не представляется возможным. Они полезны при обтравке непростых форм, например волос.

Для создания контурного выделения необходимо выбрать самый контрастный в зоне предполагаемого выделения канал, создать его копию и пройтись по границе фона и объекта кистью, поочередно переключая ее цвет с черного на белый, с небольшой прозрачностью в режиме рисования Overlay. Далее закрашиваем внутреннюю часть белым цветом в режиме Normal. Необходимый результат — практически белая корова на черном фоне. Кликаем по миниатюре отредактированной копии канала левой кнопкой мыши с зажатой клавишей Cmd.

Выделение создается с учетом прозрачности, что гарантирует плавный переход объекта в фон любого цвета. В нашем случае выделение необходимо инвертировать, используем комбинацию клавиш Cmd+Shift+I.

Стоит сохранить выделение, так как оно не раз еще может пригодиться. Для этого, выбрав любой инструмент выделения, кликаем по созданному выделению правой кнопкой мыши и выбираем пункт Save Selection. Нажимаем ОК, и выделение сохраняется как отдельный канал.

Самый контрастный, синий канал

Проходим по контуру кистью в режиме Overlay

Закрашиваем внутреннюю часть белым цветом в режиме Normal

Светотень на корове. Вместо того чтобы регулировать контраст корректирующими слоями, лучше создать выделения для света и теней, что позволит отрегулировать их интенсивность по отдельности, без труда покрасить в нужный цвет и убрать излишки при помощи маски.

Делается это аналогично созданию контурного выделения, только в данном случае мы работаем внутри формы коровы, а не с ее контуром. После создания выделения света или тени необходимо исключить все лишнее, кликнув по миниатюре недавно созданного канала левой кнопкой мыши с зажатыми клавишами Cmd+Shift+Alt.

Читайте так же:

  • Кормление коров в стельный сухостойный период ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СХТП Весьма серьезное внимание следует уделять режиму содержания стельных животных. Ведь плод особенно чувствителен к условиям содержания матерей при переходе от […]
  • Корова линяет Алевтина Кузбасова, Воронежская обл. Фермеры пристально следят за здоровьем своих животных на ферме. Если они замечают какие-нибудь тревожные симптомы, то сразу обращаются в ветслужбу. Но […]
  • Где живут корова Одомашненный крупный рогатый скот живет на фермах или ранчо и хранится в амбарах или других средствах укрытия. В дикой природе они будут жить в лесных районах с большим количеством […]
  • Загоны для коров Постройка стойла для коров своими руками – только на первый взгляд кажется простой задачей. Например, необходимо правильно рассчитать нагрузку на фундамент, сделать правильное покрытие […]
  • Сабаки и бык Лучше, если в этом союзе Собака — мужчина, а Вол — женщина. Собака обретет желанное равновесие, которое ей даст спокойная и респектабельная женщина — Вол. Только в этом случае Собака будет […]
  • Поголовье коров в россии 2020 Общее поголовье КРС в хозяйствах всех категорий в 2018 году составило 18 152 тыс. голов, что на 5,8% меньше, чем в 2013 году, когда поголовье составляло 19 273 тыс. голов. Наибольшее […]

Канал для света

Канал для теней

У этого приема есть множество применений.

Создание ряби на воде

Создание тумана из облаков

Добавляем пятна на шкуру. Они рисуются кистью с наложением Multiply, затем нужные места при помощи ворсистой кисти закрываются маской вдоль направления волос (было принято решение сохранить небольшую рукотворность).

В какой-то момент потребовалось незначительно изменить форму коровы — вытянуть тело, уменьшить голову, поджать вымя и сделать ноги более стройными.

К белой корове отсекающей маской прилинковано достаточное количество слоев: пятна, свет, тень и так далее.

Поэтому, если менять форму коровы, все эти слои сместятся относительно основного слоя. Для решения проблемы корова и все прилегающие к ней слои переводятся в смарт-объект (эти объекты и некоторые их преимущества были описаны в статье «23 рубля»).

Кого-то при работе со смарт-объектами смутит отсутствие некоторых фильтров типа Lens Blur и Luquify, но эта проблема легко решается запуском скрипта, имеющегося в недрах программы: Photoshop/Scripting/Sample Scripts/JavaScript/EnableAllPluginsForSmartFilters.jsx. Если по каким-то причинам скрипта в папке нет, ссылка для скачивания: EnableAllPluginsForSmartFilters.jsx (4 КБ).

Теперь смело гнем корову средствами фильтра Liquify, не переживая за контент смарта, который в любой момент возможно без труда отредактировать, Liquify все равно применится. Более того, если понадобится что-то изменить, хорошо, когда на всех этапах есть возможность добраться до самой первой, исходной версии изображения (в нашем случае это белая корова). Глубина такой вложенности прямо пропорциональна размерам файлов и мощности компьютера.

Вложенность на примере головы

При работе с Liquify важно сохранять сетки для возможности «отката». В данном случае были созданы несколько вариантов сеток — отдельно для головы и для тела.

Актеры фотографируются вместе со столом в двух версиях — обычной и для отражения. Поверх рисуются необходимые свет и тени, добавляются предметы на стол, кому-то дорисовывается рука, кому-то — ружье.

Добавляются плавающие предметы. Текстовая часть отдается в работу шрифтовику.

В рамках республиканского фестиваля «LETO YAKUTIA» в городе Мирном до конца года будет установлен паблик-арт «Игрушка».

Проект «Игрушка» — это десять коров ярко-красного цвета простой геометрической формы, которые будут служить скамейкой для посетителей. Автор арт-объекта – художник Вера Петрова, выпускница Арктического института культуры и искусства в г. Якутске и Школы современного искусства «Свободные мастерские» при Московском музее современного искусства.

Основные направления, в которых работает художник, – это живопись, инсталляция и паблик-арт. Вера Петрова – участник международных и региональных художественных проектов, а также параллельной программы XVII Московской международной биеннале современного искусства (2017). Награждена золотой медалью Творческого союза художников России «За вклад в отечественную культуру». Работы Веры Петровой находятся в коллекциях Национального художественного музея Республики Саха (Якутия), Государственного Дарвиновского музея в Москве, а также в частных коллекциях России и за рубежом.

Арт-объект «Игрушка» с глубоким символичным значением, впрочем, как и все работы Веры Петровой. Коровы для наших предков служили транспортом, источником мяса и молока, из шкуры шили одежду. Богатство тойонов оценивалось по количеству рогатого скота и табуна. А игрушка — одна из самых древнейших форм творчества якутов, на протяжении веков она изменялась вместе со всей народной культурой, впитывая в себя ее национальные особенности и своеобразие. В якутских национальных играх отразились особенности менталитета, мировоззрения народа, которые основывались на сохраняющемся до сих пор почитании, культе природы.

Красный цвет для объекта также выбран не случайно! В мифоритуальной традиции якутов красный цвет – цвет жизни, цвет плодовитости, цвет родства, цвет огня. Ещё художник учитывает значение чисел в своих проектах. Число десять символизирует величайшую мудрость и чистейшую любовь. Число десять обозначает жизненный путь от начала до конца, завершенность любого дела. Таким образом, наделяя их сакральным значение и своего рода оберегом для места, где осуществляется инсталляция.

«Игрушка» создана еще семь лет назад для II Международного якутского биеннале современного искусства. Сейчас они выставлены в Якутске в музее в собрании картинной галерее Афанасия Осипова, а эти объекты, в которых поменялся материал для «жизни» на улице, в процессе создания. В конце октября вылетаю в Мирный для авторского надзора», — поделилась Вера Петрова.

Первый в Якутии фестиваль современной культуры «LETO YAKUTIA» республиканского масштаба продолжает свою работу. Фестиваль проводит Центр компетенций по вопросам городской среды РС (Я) совместно с Союзом архитекторов Якутии с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов, и в рамках Года Консолидации, объявленного в Республике Саха (Якутия).

Напомним, что с 1 июля по 30 ноября 2019 года созданы порядка четырнадцати арт-объектов в общественных пространствах в городах Якутск, Вилюйск, Нерюнгри, Нюрба, Удачный, Среднеколымск, Олёкминск и сёлах Амга, Бердигестях и Чурапча. Остались еще пять инсталляций и скульптур в Мирном, Ленске, Покровске и Верхоянске. Над созданием проектов работают художники и архитекторы из Якутии, отобранные экспертным советом фестиваля, а также победители открытых творческих конкурсов. Во всех населенных пунктах также организуются образовательная программа: лекции, творческие встречи с художниками и архитекторами, инклюзивные мастер-классы для детей и подростков.

Организаторы и участники надеются, что проведение фестиваля будет способствовать развитию общественных пространств в городах и сёлах нашей республики, созданные арт-объекты помогут визуально улучшить и привлечь внимание к проблемным локациям, помочь молодым талантам реализовать свой творческий потенциал и, конечно, поддержать инициативы граждан, которые стремятся менять жизнь вокруг себя к лучшему.

В Крутых Ключах неизвестные разбили скульптуру «Корова», которую торжественно открыли 2 июня. Арт-объект не простоял в Кошелеве и трех дней: в ночь с 4 на 5 июня вандалы напали на арт-объект и перевернули его.

Скульптурная композиция получила существенные повреждения. Чтобы не расстраивать детей микрорайона, арт-объект демонтировали. На данный момент специалисты управляющей компании работают над поиском технических решений по спасению скульптуры.

Добавим, в ноябре 2016 года корпорация «Кошелев» объявила конкурс «раскрась корову». Одним из победителей конкурса стала шестилетняя Виктория Астафьева с коровой в стиле «Мондриан». Именно эту корову и установили на бульваре Финютина. Вторым арт-объектом, который должен появиться в Крутых Ключах должна стать корова в ромашках, которую нарисовала местная жительница Юлия.

Также в микрорайоне должна появиться первая уличная библиотека. Ее планируют разместить в сквере возле храма на бульваре Шпаковой.

Этические и эмпатические задачи в новом романе Линор Горалик «Все, способные дышать дыхание»

Текст: Андрей Мягков
Фото обложки с сайта издательства «АСТ»

Линор Горалик. «Все, способные дышать дыхание». — М.: АСТ, 2019

«Асон» — это «трагедия», или, если хотите, «катастрофа». У него много ликов: проваливаются под землю города, все живое терзают радужная болезнь и слоистые бури, а еще звери начинают говорить — то есть овладевают человеческой речью, которую в этом случае как-то неправильно уже называть человеческой. И, конечно, асон случился — иначе не случился бы роман Линор Горалик «Все, способные дышать дыхание», потому что эта книга целиком об асоне, а если точнее: о неприятных этических проблемах, связанных с тем, что корова на скотобойне теперь может промычать любому решительно настроенному человеку с пневматическим пистолетом: «Не надо! Надо кормить!»

Нужно сразу подчеркнуть, что остальные признаки асона Горалик не интересуют ни капельки. Они частенько маячат перед глазами, нагнетая эсхатологической безнадеги — Израиль, в котором разворачивается действие романа, превратился в какую-то пустыню, испещренную лагерями для беженцев и тающими городами, живущими по законам военного времени, от пайка до пайка — но все это пунктиром и в конечном счете нужно скорее затем, чтоб ловчее озадачить читателя очередным этическим уравнением. Таких уравнений здесь что-то около ста — по числу главок, по сути отдельных зарисовок, которые соединяются в роман сквозными персонажами и тому подобными — довольно аккуратными, нужно сказать — стежками. А иногда не соединяются ничем, но это не страшно: текст вопреки всему остается более-менее традиционным романом, потому что непосредственно фантастические элементы, как мы помним, Горалик ни капельки не интересуют.

А интересуют Линор, как напрямки и заявлено в аннотации, эмпатия и вопросы вроде «становится ли после асона корова со скотобойни, как и все, способные дышать дыхание, объектом социального дискурса, или остается говядиной». Не всегда эти вопросы ставятся во всех смыслах ребром, но парадигма плюс-минус такая: способно ли одно живое существо принять чужую боль и поступиться собой ради другого существа — тоже живого и тоже говорящего, прямо как так ты сам. И ведь не каждого, кто отказывается есть говядину, можно назвать порядочным — хочется написать «человеком», но по правилам нового мира, конечно, «существом» — и Горалик об этом помнит, так что этические задачки не ограничиваются исключительно проверками на межвидовую ксенофобию. Текст вообще крайне изобретателен едва ли не на каждом своем уровне: скажем, олицетворение здесь, по сути, вывернуто наизнанку, и не животные наделяются человеческими качествами, а наоборот — их внезапная речь обнажает в человеческом животное — и продолжать можно еще долго.

Проблема в том, что сколько бы изобретательности нам ни завезли, в конце концов авторский взгляд все равно упирается исключительно в эмпатию или ее отсутствие, максимум — в почти не обособленное от них чувство вины. Горалик как будто слишком сконцентрирована на психотерапевтическом эффекте своих историй, слишком старается уколоть, и это волей-неволей вытравляет из текста жизнь, превращая роман в какой-то учебник по сопереживанию. Из-за этого уже к сотой странице ловишь себя на мысли, что это очень монотонное чтение — по-настоящему моно, без всяких тонов. Мысль эта, забегая вперед, появляется не просто так, и на последних страницах нас ждут примерно те же уравнения, что и вначале, разве что крови побольше. Ни по оной из осей координат сколь-нибудь значительного движения не предусмотрено, так что

читатель вслед за автором вынужден наворачивать концентрические круги вокруг одной-единственной болевой точки

— разумеется, это выматывает, а местами ощутимо раздражает.

Видимо, прекрасно это понимая, Линор попыталась разукрасить книгу максимально возможным количеством текстуальных бирюлек. Чего здесь только нет: повествователями выступают как люди, так и животные, одни главы представляют собой фрагменты из постапокалиптических детских пособий и сборников песенного армейского фольклора, другие — короткие граффити на арабском, вроде «И как оно без поводка?»; есть фрагменты, оформленные как пьеса, а есть оформленные как пьеса, но в два столбца… То же показное богатство и на микроуровне: вдосталь интонаций и голосов, занятные эпитеты — и апрель «тугоплавкий», и лицо «мелкоочечное» — попадаются, наличествуют даже всякие приемчики вроде частушечного ассонанса: «Пока шерочка тяжко дышит и душно шебуршится, тщась нащупать и вытащить, машерочка мягко мяучит и мысленно мелкому маячит…» Особая лингвистическая изюминка — много иврита, иногда обрусевшего. Обсценная лексика в качестве умеренно острой — для определенного круга читателей — приправы тоже на месте.

К сожалению, снова проблема: избыточность почти всегда формальна и лишь подчеркивает заглавную монотонность. Здесь есть, например, без шуток прекрасная первая глава, герой из которой — сейчас будет миниатюрный спойлер, в котором ничего страшного нет, но особо впечатлительным лучше зажмуриться до конца абзаца — вновь появляется в самом конце книги. «Это снова я, покойный нарратор первой главы», — представляется он и рассказывает, как когда-то пытался сфотографировать геккона в раковине, но уронил телефон и сломал ящерке спину, оторвав к тому же и лапу — и он понятия не имеет, зачем это рассказывает, просто оно крутилось у него в голове. И ведь не поспоришь — действительно, не особо понятно, зачем, после сто одной вариации на тот же мотив, и в общем-то, это отлично иллюстрирует все, о чем я распинался выше.

Тут бы справедливости ради начать хвалить роман, но есть еще одна проблема, о которой нет сил молчать, хотя, может, и стоило бы — а то как будто падающего подталкиваешь.

Дело в том, что «Все, способные дышать дыхание» требует недюжинных моральных — душевных, если хотите — усилий.

Горалик дьявольски умело конструирует болезненные ситуации и монтирует их одну за одной, без передышки, так что книгу действительно некомфортно брать с наскока — особо восприимчивые даже могут почувствовать себя главным героем «Зеленой мили». Против такой сложности я ничего не имею, даже наоборот, всеми руками за — но вдобавок к этому роман просто технически некомфортно читать: Линор ведь не только меняет рассказчиков чаще, чем перчатки, но и катастрофически, как говорят очечные литературоведы, сужает панораму. Проще говоря, зачастую неясно, животное перед тобой или венец творения, о ком идет речь и что вообще сейчас происходит. Подсказок иногда приходится ждать до конца главы, иногда они появляются через десяток глав, и, опять же, никаких возражений — тот же Фолкнер блистательно выводил этим из себя еще в прошлом веке, — но Горалик как-то заигрывается. Сначала это даже работает, но затем прием кооперируется с двумя описанными выше проблемами и тоже превращается в проблему.

В итоге перед нами талантливый текст, который раздражает своим топтанием на месте, раздражает формальной избыточностью своих пируэтов и через который раздражающе нелегко продираться — а все из-за того, что в какой-то момент понимаешь, что продираться-то и некуда. Хотелось бы сказать «раздражающе талантливый», но, к сожалению, в случае со «Всеми, способными дышать дыхание» эти два слова играют в разных командах — и главная интрига в том, кто победит, когда вы начнете перелистывать страницы.

15 мая в столице Коми установили новый арт-объект в стиле стимпанк. Это оказалась корова — большая и очень красивая. Также любой желающий сможет для фотографии «подоить» животное. Об этом корреспонденту портала PG11.ru рассказали братья Дмитрий и Аркадий Савельевы — исполнители проекта.

Арт-объект «Корова» был установлен на перекрёстке улиц Бабушкина и Интернациональная сегодня, 15 мая. Её изготовила одна из фирм Сыктывкара по заказу Министерства сельского хозяйства и потребительского рынка Республики Коми. За выполнение этого проекта отвечали братья Дмитрий и Аркадий Савельевы.

— Нас попросили сделать корову, но в цельном металле было непонятно, что она кованая. Поэтому я придумал чем-то разбавить её бока и добавил резной рисунок. Идея изобразить растения пришла в голову быстро, — рассказал Дмитрий Савельев.

Цветы и растения напомнили прохожим шестеренки, поэтому первые зрители отметили, что стиль, в котором исполнена корова, похож на стимпанк.

В целом, работа вместе с покраской длилась не больше двух месяцев, как отмечают братья. Кроме того, молодые люди изготовили не только сам памятник корове, но и «аксессуары» к ней: животное можно будет «подоить». Для этого рядом с её выменем есть кованый стульчик и ведро.

Какие ещё арт-объекты вы бы хотели увидеть на улицах города? Оставляйте ответы в комментариях

Сегодня братья Савельевы уже закончат последние приготовления коровы перед её торжественным открытием.

Дмитрий и Аркадий Савельевы В Сыктывкаре установили памятник корове в стиле стимпанкВ Сыктывкаре установили памятник корове в стиле стимпанкВ Сыктывкаре установили памятник корове в стиле стимпанк

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Функция поиска

? Закрыть

Функции Примеры Результат поиска
Ищите как можно более точно сформулированные понятия «отмывание денег» Обратите внимание на правописание: каждое слово должно быть написано без ошибок
Ищите все релевантные понятия («и») отмывание денег В результате вы получите все найденные соответствия к каждому слову
Поиск по приницпу «или-или» отмывание-денег Вы получите все соответствия только к первому слову или только ко второму
Поиск одного понятия при исключении другого отмывание -денег Вы получите соответствия, подходящие только к первому слову
Поиск по корню крас* В результате Вы получите слова «красный», «краснота», «краснеть», «красно»
  • немецкий (de) «Die Schweizer verehren die Kuh, toten sie aber trotzdem»
  • французский (fr) «Les Suisses celebrent la vache, mais cela ne les empeche pas de la tuer»
  • итальянский (it) «Gli svizzeri celebrano le mucche, ma continuano ad ucciderle»
  • В Швейцарии праздник возвращения коров с горных летних пастбищ к началу зимнего сезона является одной из важнейших дат сельского календаря. На фото — праздник спуска стад в долину в кантоне Во, сентябрь 2018 года.

    (KEYSTONE/ VALENTIN FLAURAUD)

    Накануне референдума по законодательной инициативе «О достоинстве сельскохозяйственных животных» Внешняя ссылка мы встретились и поговорили со швейцарским социологом Бернаром Кретта, который попытался проанализировать для нас характер столь неоднозначной связи, существующей между швейцарцами и коровой, их «тотемным животным».

    Коровы всегда вызывали у Бернарда Кретта (Bernard Crettaz) самый живой интерес. Социолог, специалист по этнологии, он вырос в крестьянской семье в регионе Валь-д’Аннивье в кантоне Вале. Изучая эренскую породу коров он изъездил практически все альпийские регионы страны. В преддверии референдума 25 ноября он любезно согласился поделиться с нами своими размышлениями о социально-экономическом значении коров для Швейцарии, равно как и о их роли в качестве символа Конфедерации.

    swissinfo.ch: Швейцария и коровы, что их связывает? И как возникла эта связь?

    Бернар Кретта: В период раннего средневековья в Европе Швейцарию с некоторым снисхождением считали этакой страной одних пастухов. Такое отношение начало меняться в 15-16 веках, когда жители больших городов, таких как Базель, Цюрих, Берн или Люцерн, отправились открывать и осваивать горы, найдя вдруг там для себя чуть ли не рай на земле! Новый размах и блеск такие взгляды приобретают в 18 веке с изменением в обществе отношения к природе в целом.

    Здесь стоит отметить две важные даты. Первая: публикация в 1732 году поэмы под названием «Альпы». Её автором был Альбрехт фон Галлер (Albrecht von Haller, 1708–1777). Этот универсальный учёный родом из Берна, классик Ренессанса, был еще и философом, и считал, что жители городов испорчены богатством и пустыми развлечениями.

    «Наша страна представляет собой гигантский Диснейленд в Альпах»

    Для спасения души, утверждал он, им нужно покинуть города, отправиться в горы и взять пример с пастухов, живущих там в счастливой гармонии с природой и со своими стадами. Альбрехт фон Галлер выступал за возвращение в лоно природы и его поэма оказала огромное влияние на всю Европу.

    Вторая дата — это 1761 год. Тогда вышел, как бы мы сказали сейчас, бестселлер Жан-Жака Руссо «Новая Элоиза». Эта книга посвящена мифу о золотом веке, благословенном времени, когда люди жили счастливо. Для женевского писателя понятие счастья было тесно связано со швейцарскими Альпами.

    Эти два произведения породили огромный корпус литературы о горах. С этих же книг пошла и традиция, в рамках которой стало принято превозносить и почти обожествлять швейцарскую корову. Отмечались красота этого животного, праздники спуска и подъёма стад на пастбище стали обязательным событием крестьянского календаря, коровьи колокольчики и великолепные высококачественные молочные продукты приобрели культовый статус.

    swissinfo.ch: Изменилось ли с тех пор представление о корове?

    Бернар Кретта: В начале 19 века мы наблюдаем за развитием «коровьего вопроса» по двум направлениям: речь идет как о корове символической, так и о проблемах, связанных с необходимостью улучшения пород швейцарских коров, которые были ведь, это нельзя забывать, продуктом питания, источником животного белка.

    В федеральном парламенте (после 1848 года) велись бесконечные дебаты относительно улучшения пород, а также в связи с мерами по организации конкурсных ярмарок крупного рогатого скота. Началась реализация целого ряда крупных национальных проектов, направленных на развитие именно горных регионов, что в итоге принесло свои плоды.

    Бернар Кретта.

    Кульминацией стало проведение в Женеве в 1896 году Швейцарской национальной выставки достижений народного хозяйства. Это событие стало основой современного швейцарского патриотического нарратива. Только вообразите: для выставки в город Кальвина привезли и разместили настоящее коровье стадо и соорудили копию швейцарской деревни — с почтовым отделением, церковью, озером, водопадом и даже искусственной горой! Именно тогда и родилась идея о швейцарском рае, который следует защищать и развивать.

    Из города эти идеи поднялись наверх — то есть обратно в Альпы. Местные жители полностью приняли на веру теорию обретённого рая, и это сейчас хорошо заметно на примере туристической рекламы. Благодаря исследованиям как в горах, так и в городе у меня родилась вначале гипотеза, а затем и утверждение, что наша страна представляет собой своего рода гигантский Диснейленд в Альпах. Даже мы, коренная деревенщина, вначале-то хорошо понимали, что горы — это тяжкий труд и никакой романтики там нет, но со временем мы тоже поверили, что там вверху и есть рай, и с тех пор твёрдо придерживаемся этой установки.

    swissinfo.ch: То есть горцы стараются соответствовать идеалу, привнесённому извне?

    Бернар Кретта: ???????Вот именно. С начала 19 века город постоянно говорил сельчанам: модернизируйтесь, совершенствуйтесь, осваивайте новые методы и технологии, но в то же время берегите архаичные традиции, сохраняйте старинные наряды и соблюдайте обычаи, потому что мы хотим найти у вас настоящий рай. Если прогуляться сегодня по горным деревням Швейцарии, то эти два взаимоисключающих аспекта немедленно бросятся вам в глаза.

    И не надо забывать: швейцарец превозносит корову, но при этом он не перестаёт рассматривать ее в качестве продукта питания. И ничто не мешает ему рационально провести массовый забой скота в случае возникновения угрозы заболеваний. Вот такой парадокс: с одной стороны символическое восхищение коровой, а с другой — стремление к прогрессу в деле её разведения и повышения производительности и по мясу, и по молоку.

    «Счастлива страна, выносящая на референдум вопрос коровьих рогов!»

    swissinfo.ch: Можно ли утверждать, что коровий миф сегодня жив как никогда??

    Бернар Кретта: Да, но контрапунктом к этой символической священной корове, присутствующей везде в формате статуй и сувениров, возникло своего рода презрение к самой сути этого животного, к его физической натуре. Например, сегодня все больше людей считают, что нам не следует пить так много молока и есть столько мяса, потому что это плохо отражается на экологии и климате.

    Коровы играют свою роль даже в политике. Представьте себе, что мы — единственная страна в мире, которой вот-вот предстоит проголосовать за внесение в Конституцию коровьих рогов. Счастлива страна, имеющая возможность голосовать по такому вопросу!

    swissinfo.ch: Не кажется ли Вам, что это — символическое голосование?

    Бернар Кретта: На мой взгляд, с урбанизацией Швейцарии, с превращением ее в городскую страну, происходит одновременно возврат к корням, к наследию предков. Люди искренне желают видеть на лугах именно рогатых коров. В социологии и истории существует такая жёсткая закономерность: умножение числа означающих символов указывает на то, что означаемые этими знаками сущности начинают последовательно исчезать из социальной реальности.

    Мы хватаемся за некий знак, чтобы вернуть себе то, чего лишаемся в реальной жизни. Художники, графические дизайнеры, рекламодатели проявляют чудеса изобретательности, степень которой находится в прямом отношении с темпом исчезновения коров из социально-экономической реальности. И в самом деле поголовье коров в Конфедерации неуклонно сокращается. Но даже если в один прекрасный день коров не останется здесь вовсе, вся эта коровья символика все равно продолжит свое существование во вторичной, символической реальности.

    swissinfo.ch: В общем, корова для швейцарцев по-прежнему сохраняет свою важность?

    Бернар Кретта: Я уверен, что стереть корову из швейцарской национальной памяти невозможно, она стала частью нашего ДНК, нашего пейзажа, она является постоянным артефактом в составе музейных экспозиций. Туристические маршруты, конечно, могут рассказывать и о высоких технологиях, и о часовом деле, но они ни в коем случае не смогут обойтись без таких древних и убедительных символов, как гора Маттерхорн, Шильонский замок или корова.

    Бернар Кретта

    Социолог и этнолог, бывший куратор Этнографического музея в Женеве и один из основателей так называемых «Кафе смерти Внешняя ссылка », цикла философских бесед о человеке, его сущности, его жизни и смерти Внешняя ссылка .

    Выпустил две книги: в 1986 году вышла его монография «Le pays ou les vaches sont reines» («Страна, где коровы — это королевы»), а в 1995 году им была опубликована книга «Au-dela du Disneyland alpin» («Больше, чем просто альпийский Диснейленд»).

    Видео Коровий фотограф Конрад Люстенбергер

    Посмотрите, как работает Конрад Люстенбергер, швейцарский профессиональный фотограф, снимающий коров.

    Интересные новости со всего мира, фотофакты и смешные видеоролики помогут окончательно проснуться, получить заряд бодрости и настроиться на новый день. В конце каждой подборки — обязательная музыкальная пауза. И ни слова о политике!

    Фото на конкурс «Амурский урожай». Все работы — по этой ссылке.

    Корова по кличке Брунета, живущая на ферме в Андорре, стала участницей сразу нескольких волнующих событий. Последние дни беременности проходили у животного так тяжело, что оно оказалось совершенно без сил и не могло вернуться с пастбища на ферму. Оскар Камо, владелец коровы, был очень обеспокоен как её судьбой, так и судьбой нерождённого телёнка. Он обратился за помощью к местным пожарным, и те любезно предоставили вертолёт, с помощью которого беременная Брунета взмыла в небо и отправилась на ферму.

    Спустя три дня после этого захватывающего путешествия в жизни коровы случилось второе важное событие — она благополучно отелилась.

    Сообщается, что и детёныш, и его «летающая мама» прекрасно себя чувствуют.

    Просто так! Взяли и разрисовали активисты обычную транформаторную будку за областной библиотекой в Благовещенске. Под чутким руководством Нины Копорушко. Местные жители уже оценили новый арт-объект: это новое место для свиданий!

  • 5 сладких перцев
  • 400 г филе индейки
  • 2 средние вареные картофелины
  • 2 горсти шпината
  • 1/2 стакана маслин
  • 2 ст. л. кедровых орехов
  • 1/4 ч. л. кайенского перца
  • 1 ч. л. молотой сладкой паприки
  • 1/2 ч. л. хлопьев чили
  • 1 ч. л. чесночного порошка
  • 1/2 ч. л. молотой зиры
  • оливковое масло
  • соль
  • свежемолотый черный перец

Разогрейте духовку до 220 °С. Подготовьте перец — срежьте крышечки, удалите семена и перегородки. Подготовьте ингредиенты для начинки. Нарежьте индюшиное филе и проверните через мясорубку с крупной решеткой.Очистите картофель и нарежьте небольшими кубиками или натрите на крупной терке. Один сладкий перец нарежьте небольшими кубиками. У маслин удалите косточки, разрежьте на 4 части. Обжарьте фарш. Затем добавьте картофель, нарезанный сладкий перец, маслины, шпинат и кедровые орехи. Всыпьте все специи, посолите и хорошо перемешайте. Наполните перец начинкой, накройте крышечками. Выложите перец на противень. Запекайте 25–35 минут, пока перец не станет мягким.

Margaret — «What You Do»

Возрастная категория материалов: 18+