Колхозная корова

Колхозная корова, которая отстала от стада и пошла гулять по деревне, доставила хлопот жительнице деревни Байки Слонимского района и спасателям.

Бурёнка забрела на частное подворье, зашла в хозяйс тв енную пристройку и провалилась в погреб, где хозяева хранят банки с компотами и соленьями. Растерянная хозяйка обратилась в службу МЧС . Спасателям пришлось решать нелегкую задачу – как вытащить взрослую корову из погреба через небольшой лаз, куда она умудрилась провалиться, рассказывает телеканал «Слоним ТВ». Тем не менее животное было спасено. Чтобы извлечь корову из погреба, глубина которого 1 м 80 см, сотрудникам МЧС пришлось бензопилой расширять лаз. Потом бурёнку-путешественницу обмотали веревками и при помощи бульдозера вытащили наверх.

Как сообщает телеканал, корову осмотрел ветеринар и пришел к выводу, что она отделалась только легким испугом. О том, сколько банок с огурцами и компотами погибло под копытами буренки, не сообщается.

Связанные слова и выражения

Делаем Карту слов лучше вместе

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я обязательно научусь отличать широко распространённые слова от узкоспециальных.

Насколько понятно значение слова облачный (прилагательное):

Связанные слова (по тематикам)

  • Люди: доярка, колхозник, колхозница, фермер, батрак
  • Места: коровник, хлев, пригон, выгон, телятник
  • Предметы: комбикорм, силос, скирд, сенцо, подойник
  • Действия: дойка, выпас, сенокос, пастьба, покос
  • Абстрактные понятия: скотома, животноводство, хозяйство, артель, птицеводство
  • Предложения со словосочетанием «колхозные коровы»

  • Гружённые двумя добротными возами, поехали в обратный путь, домой, на ферму к колхозным коровам .
  • Ноги до ушей, грудь от почётной колхозной коровы и прочее прилагалось.
  • Что будет с колхозными коровами — крестьянам абсолютно всё равно.
  • (все предложения)
  • Цитаты из русской классики со словосочетанием «колхозные коровы»

  • Было у них два хлева, где стояли Терешкина лошадь и корова Пестренка, под навесом красовалась новая телега, под другим жили овцы, а в огороде была устроена особая загородка для свиней.
  • Значение слова «колхозный»

    КОРО?ВА , -ы, ж. 1. Крупное домашнее молочное животное, самка быка. Молочная корова. Бодливая корова. (Малый академический словарь, МАС)

    КОЛХО?ЗНЫЙ , —ая, —ое. 1. Прил. к колхоз. Колхозные поля. Колхозные фермы.

    Значение слова «корова»

    Предложения со словосочетанием «колхозные коровы»:

    Гружённые двумя добротными возами, поехали в обратный путь, домой, на ферму к колхозным коровам .

    Ноги до ушей, грудь от почётной колхозной коровы и прочее прилагалось.

    Что будет с колхозными коровами — крестьянам абсолютно всё равно.

    Сайт оснащён мощной системой поиска с поддержкой русской морфологии.

    Спасибо! Я стал чуточку лучше понимать мир эмоций.

    Вопрос: двукратный — это что-то нейтральное, положительное или отрицательное?

    Неточные совпадения

    Синонимы к словосочетанию «колхозные коровы&raquo

      КОЛХО?ЗНЫЙ , —ая, —ое. 1. Прил. к колхоз. Колхозные поля. Колхозные фермы. (Малый академический словарь, МАС)

      Значение слова «корова»

      Отправить комментарий

      Значение слова «колхозный»

      КОРО?ВА , -ы, ж. 1. Крупное домашнее молочное животное, самка быка. Молочная корова. Бодливая корова.

      Синонимы к словосочетанию «колхозные коровы&raquo

      Карта слов и выражений русского языка

      Онлайн-тезаурус с возможностью поиска ассоциаций, синонимов, контекстных связей и примеров предложений к словам и выражениям русского языка.

      Справочная информация по склонению имён существительных и прилагательных, спряжению глаголов, а также морфемному строению слов.

      Как-то карьерный зигзаг завел меня в агробизнес. Это произошло неожиданно на одном из этапов развития корпорации, где я трудился. Не скажу, что очень мечтал о такой работе, но что-то притягательное в ней было — романтика и неизвестность. И так однажды я принял предложение возглавить несколько хозяйств в дополнение к моим текущим обязанностям. По ходу работы мы с новыми коллегами искали решения, учились сами, учили других, делали ошибки и одерживали победы. Мы применяли известные методы управления и мотивации, разрабатывали и внедряли другие управленческие практики, которые очень дополнили опыт работы нашей команды. Какие-то из примененных практик могут быть интересны аудитории.

      Новая работа: первые впечатления

      Южный благодатный край. Жарко. Изобилие солнца и фруктов. Уборочная суета в полях и на токах. Когда-то зажиточные дворы и приусадебные участки потихоньку ветшают. Очень добротная контора бывшего колхоза, ныне ОАО в очередном предбанкротном состоянии. На столе у директора кипа газет «Советский спорт», «Аргументы и факты» и еще пары из местных. Одиноко на краю лежит свежая сводка по уборочной. Ничего другого. Компьютера тоже нет.

      Собрались исполнительные директора хозяйств, функциональные руководители из местного селения. Взгляды настороженные. Здороваюсь, улыбаюсь, стараюсь избегать формальных обращений. Хозяина кабинета сразу стал величать по отчеству, чтобы подчеркнуть уважение и признание. В московской штаб-квартире всегда подчеркивали авторитет и влияние руководителя ОАО с оговоркой, что все эти хозяйства существуют сами по себе без тесной связи с головной компанией. Что они приносят прибыль, но у головной компании всегда не хватало времени для них из-за более важных приоритетов.

      Очень заметно, что я для них — чужак. С первых фраз начали поучать, что сельское хозяйство — это совсем не промышленность, здесь все по-другому, особенно в их регионе. Руководители ключевых подразделений — члены семьи директора ОАО. На мои вопросы отвечает только директор, все остальные молчат.

      Поскольку главный интерес для собственника — молоко, то я и начал расспрашивать в первую очередь о нем. После вопроса, почему себестоимость товарного молока на самой большой ферме выше отпускной цены, директор переглянулся с финансовым контролером и согласился, что так не должно быть. Через неделю в следующем отчете себестоимость значилась ровно на 10 коп. ниже цены.

      Мне много что еще было непонятно. Но стало очевидным, что меня обманывают. Доверять отчету было нельзя, как, собственно, и его авторам. Но тогда я не подал вида, что не верю. Всех поблагодарил и выразил полное удовлетворение. Итак, отчеты фальсифицированные, мне лгут. Судя по обмену взглядами и комментариям, директор и финансовый контролер работают в согласии между собой. Что делать дальше? Я один, чужой, а в хозяйстве все подчинено местному директору и только ему.

      Мне повезло, что совсем недавно был назначен новый территориальный руководитель по защите активов. Предыдущий глава этой структуры был тяжело травмирован неизвестными. Судя по тому, как держались остальные менеджеры с новичком, он был таким же чужаком для них, как и я. Следующие удачи состояли в том, что он был местным человеком, умным и проницательным. Нам было о чем с ним поговорить…

      Стоит внимательно проверять информацию, когда утверждают, что в данной отрасли имеет место совершенно особенная ситуация, которая не поддается общей деловой логике. Могут случиться интересные открытия.

      Что делать? И делать ли что-нибудь?

      Первые впечатления и знакомства подтвердили мои ожидания оказаться в чужом мире, где продолжается эпоха колхозного социализма 1970-х годов, дополненная запутанными процессами приватизации земли и активов. Итак, какова же реальная картина в хозяйствах? У кого из менеджеров какая роль? Что из этого можно сделать? Да и можно ли вообще что-то сделать? Каковы стратегия и предназначение хозяйств для головной компании? Какие ресурсы потребуются? Мой сельскохозяйственный опыт ограничивался детскими впечатлениями о школьной трудовой практике в поле, катании на совхозных лошадях и воспоминаниями об уборке овощей во времена учебы в вузе. Если в детские годы я не задумывался об эффективности сельского хозяйства, то студенческие воспоминания о скользкой картошке и докторах наук с тесаками посреди капустного поля периодически возвращали меня к размышлениям.

      Я расценивал отсутствие аграрного опыта как преимущество, поскольку у меня не было никаких стереотипов и я был готов к применению практик и технологий любых других успешных сельскохозяйственных производств. Было также любопытно, а смогу ли я разобраться в новой для меня индустрии и провести необходимые изменения так, чтобы сделать данные предприятия самодостаточными, прибыльными и развивающимися в нынешних условиях. В первую очередь нужно было прояснить следующие приоритетные вопросы. Во-первых, какова финансовая ситуация в хозяйствах. Во-вторых, каковы ключевые индикаторы успешной производственной деятельности. В-третьих, кто из местных менеджеров какую роль играет; есть ли среди них руководители, на кого можно положиться и пригласить в новую управленческую команду.

      Что касается первого пункта, было очевидным, что нельзя демонстрировать дополнительный интерес к финансовым вопросам в хозяйствах помимо установленной системы отчетности, чтобы финансовый контролер и глава предприятия не предприняли новых схем по сокрытию данных. Сбор информации проходил конфиденциально путем получения разрозненных показателей из разных источников. Совместно с руководителем по защите активов мы проанализировали полученные цифры, провели оценку доходов и расходов в самых больших сегментах деятельности, чтобы ориентировочно понять возможные потери.

      Сразу бросилось в глаза, что почти вся коммерческая деятельность идет через родственников руководителя и подставные компании. Значит, имеют место откаты. Только потери от теневой торгово-закупочной деятельности, завышенной нормы рефакции зерновых (технологических потерь) и расхода ресурсов на обработку личных земель руководства составили более 42 млн руб. в сезон. Это только самые большие статьи потерь, которые удалось сразу увидеть и понять. Обнаруживались и другие сомнительные услуги или решения, такие как подозрительные расценки на удаление навоза местным предпринимателем, завышенные нормы расхода топлива, наличие «мертвых душ» и прочее. По нашим оценкам, бюджет только двух самых крупных хозяйств терял от 60 млн до 90 млн руб. в год. При этом все хозяйства не стеснялись получать так называемую финансовую помощь от головной компании.

      Позже обнаруживались и курьезные факты. Так, один из руководителей хозяйства ежемесячно получал в личное пользование 1,5 тыс. л бензина (такое количество топлива невозможно использовать на личном автомобиле за один месяц). Также в отчетах часть полей с пшеницей значились как поля под многолетними травами. Собранный урожай пшеницы относили на заниженную отчетную площадь сельхозугодий. Таким образом получали неучтенное зерно и достигали завышенной урожайности. О последнем докладывали в департамент сельского хозяйства.

      Чтобы разобраться со вторым вопросом, я обратился к экспертам в области животноводства и растениеводства для получения консультаций по технологиям. Сделали независимые расчеты, получили очень важную информацию по себестоимости агрокультур. Что отличает растениеводство от промышленности по формированию себестоимости: затраты относят на обрабатываемую площадь (удельные затраты — на 1 га), а доходы — с валового урожая (с 1 т). А вот что происходит между гектарами и тоннами — это тема технологической зрелости хозяйства и специалистов, предмет строгого управленческого и бухгалтерского учетов. И здесь очень много возможностей для искажений и фальсификаций отчетности. Учетное различие между сельскохозяйственным и промышленным производствами заключается лишь в большей сложности физического контроля материальных ресурсов (удобрений, семян, средств защиты растений, горючего, собранного урожая) из-за обширных территорий хозяйственной деятельности. Чтобы понять, как функционирует молочное стадо коров как система, я нарисовал со слов экспертов диаграмму производства молока и жизнедеятельности поголовья КРС, поскольку графические картинки и диаграммы мне всегда были понятнее. Заодно я понял смысл и необходимость такой загадочной для горожанина должности, как управляющий стадом: это мозг молочного животноводства.

      Приходило все больше осознания, что ситуация в хозяйствах другая, нежели ее было принято считать. Явно хуже. Себестоимость товарного молока на фермах с менее калорийными кормами составляла 14-17 руб./кг. В то время как на наших фермах с лучшей кормовой базой себестоимость превышала 19 руб./кг. Собранная информация позволила быстро понять главные статьи доходов и затрат и правильно спланировать будущие изменения.

      Третий вопрос, пожалуй, самый сложный: кто есть кто? С кем же можно дальше идти? С кем нужно срочно расставаться? Где взять команду для преобразования сельского хозяйства на отдельно взятой территории? В своих первых впечатлениях о системе взаимоотношений в наших хозяйствах мне часто приходила на ум аналогия с крепостным правом. И до сих пор мне не кажется, что я сильно преувеличивал в таких сравнениях. Все, что происходило до сих пор в хозяйстве в течение последних нескольких десятков лет, полностью зависело только от одного человека — директора хозяйства. Будет ли у вас работа и какая, сколько за нее будут платить, дадут ли денег на обучение ребенка или на лечение — не только работа, но и быт всех семей бесконтрольно зависел только от местного директора. Нужно ли говорить, что на всех доходных постах стояли родственники и близкие друзья руководителя? Тем не менее было много хороших людей, неплохих специалистов, которые вызывали уважение. Они были обречены на малозначимые роли в условиях колхозной монархии.

      Селяне трудолюбивы по образу жизни. Механизаторы и животноводы тоже были заинтересованы в изменениях, поскольку уже скоро выяснилось, что им часто недоплачивали за работу, не соблюдали их права на отдых. Зарплаты механизаторов в зимнее время составляли всего 7 тыс. руб. в месяц. Лишь в период 3-4 месяцев сезонных работ механизатор мог заработать до 45 тыс. руб. Зарплата доярки была более ровной — около 15 тыс. руб. в месяц. Причем система премирования была устроена так, что чем больше доярки получали молока, тем меньше им прибавляли к базовой зарплате. Антимотивация.

      Я понимал, что необходимо было привлечь как можно больше работников разных категорий и специальностей в свои союзники для продвижения изменений. Конечно, стоило ожидать ожесточенного сопротивления со стороны значительной части нынешних руководителей. Меняться они не хотели либо не могли, но и уходить со своих доходных постов им было невыгодно.

      Мне требовалась команда энтузиастов, которые разделяют цели и принципы головной компании, кому можно доверять и которые могут переехать на пару лет в село для реорганизации хозяйств. Таких готовых специалистов сельского хозяйства нет. Поэтому главными критериями при подборе команды было желание кандидатов работать в новых беспокойных условиях. Они должны были уметь общаться с селянами и коллегами, проявлять инициативу в поиске решений и их реализации, чтобы создать эффективную систему управления в сельском производстве. Нужно было пригласить исполнительного директора, финансового контролера, менеджера по персоналу, юриста и главного инженера. Функциональных руководителей производств предстояло найти на месте.

      При этом у нас были очень жесткие временные ограничения для проведения кадровых изменений. Сезонная специфика сельского производства диктовала необходимость провести реорганизацию и ввести новую команду в течение трех месяцев: с декабря по февраль — между завершением сбора урожая и началом весенне-полевых работ. В противном случае мы бы теряли еще один год. Никак нельзя было начинать реорганизацию в течение уборочной, так как имелись значительные риски активного противодействия со стороны коррумпированной части сотрудников вплоть до вывода техники из строя, поджогов и порчи урожая.

      Вся информационная, аналитическая и другая подготовительная работа шла строго конфиденциально. Из всех сотрудников хозяйств только я и руководитель по защите активов знали о точных планах реорганизации. Я регулярно информировал очень узкий круг высших руководителей головной компании о ситуации и дальнейших шагах. Подготовка изменений началась.

      Когда утверждают обоснованность применения в современной хозяйственной деятельности норм из ГОСТа, стоит внимательнее изучить, почему это делается. Здесь может скрываться неучтенное расходование ресурсов, плохая организация труда или примитивное хищение материальных и денежных средств.

      Хотелось чего-то нового? Получите

      С колхозных времен сельхозпредприятие представляло собой большое подворье, ведущее натуральный вид хозяйствования. Там были все виды деятельности для поддержания жизни и быта в селении. Во всех хозяйствах работало около 1,5 тыс. человек, которые обрабатывали более 30 тыс. га земли и ухаживали за 12 тыс. голов КРС. Большинство сотрудников — это кладовщики, контролеры, пекари, механики, бухгалтеры, разные главные и их заместители, а также другие люди, не производящие добавочной стоимости. Для сравнения: в аналогичных хозяйствах не самых лучших практик занято 300-400 человек. В пересчете на лучшие известные показатели производительности труда их должно было быть 100-130.

      Предстояло объединить администрации всех хозяйств в одну и убрать виды деятельности, не относящиеся к земледелию и животноводству. Там, где не было соответствующих рыночных услуг, их предстояло создать. Забегая вперед, значительная часть непрофильных активов, таких как пекарни, мастерские, автобусы, была передана самим работникам на очень льготных условиях. И они продолжали трудиться на привычном поприще, но уже как предприниматели.

      Подготовили структуру. Обсудил ее с местными директорами хозяйств. Учитывая, что они оставались на своих местах (кроме одного), все директора выразили готовность к реорганизации и поддержали новую структуру. Себя я поставил во главе. Директору самого большого хозяйства отвели, с его согласия, почетную функцию советника с прежним окладом и свободным графиком работы. Таким образом, все готовились к переменам. Но я не анонсировал предстоящую замену нескольких руководителей. Такая тактика позволила благополучно завершить уборочную и параллельно как согласовать необходимые изменения в головной компании, так и договориться, где можно, о лояльности нужных руководителей на местах. К тому времени мне удалось выстроить отношения с рядом ключевых специалистов и привлечь в свои ряды 75% директоров хозяйств. Параллельно головная компания обеспечила поддержку на уровне региона.

      Поддержка головной компании играла важную роль, и я тратил много времени на взаимодействие с ее руководителями. Мои действия были бы менее эффективны без этой поддержки. Но и руководители головной компании не знали специфики работы в сельском хозяйстве в текущих условиях. Важным событием стал визит высших руководителей головной компании в селения. Для лучшего их знакомства с местными я организовал совместный деловой обед с исполнительными директорами хозяйств. Разговор получился очень напряженный и по содержанию, и по стилю. Исполнительные главы хозяйств эмоционально, иногда просто грубо и озлобленно требовали инвестиций, голословно обвиняли головную компанию в некомпетентности и во всех исторически накопленных проблемах. Главным результатом этой встречи стало утверждение плана преобразований. И я заручился поддержкой в выработке и реализации последующих шагов. Для координации был создан управляющий комитет проекта, куда вошли ключевые руководители головной компании. Каждые две недели члены этого комитета получали планы наших преобразований и отчеты об их исполнении. Особое значение уделялось анализу ситуации и управлению рисками.

      Прошло четыре месяца, как я возглавил хозяйства. Начиналась самая драматичная часть проекта. Предстояло осуществить реорганизацию управления хозяйств в единую структуру. Сами собой определились люди, которые проводили активное и тайное противодействие при поддержке части местной элиты. Бывший директор, перейдя в роль моего консультанта, в периоды моего отсутствия продолжал координировать коррупционные схемы. Более того, понимая, что изменения на этот раз начались всерьез, они ускорили реализацию своих замыслов. Поскольку сам директор никогда не подписывал никаких документов, то и уличить его было трудно. А от других участников мы избавлялись один за другим по мере нашей готовности взять на себя управление соответствующей функцией. Однажды все-таки удалось зафиксировать факт участия директора с поличным, когда под его руководством похитили из хозяйства несколько тракторов и навесных агрегатов, предварительно тщательно отремонтированных. Было возбуждено уголовное дело. К этому времени был выявлен еще десяток криминальных эпизодов. Мы понимали, что бороться с клановостью на чужой территории, мягко говоря, проблематично. Но помимо чувства справедливости, мы достигали и важной практической цели: участники противодействующей группы вынуждены были защищаться, на что тратили очень много своего времени и средств и тем самым создавали намного меньше помех для преобразований.

      Окончательно выяснились схемы, масштабы и участники хищений. Также стало понятно, что никакой прибыли хозяйства никогда не приносили, она существовала лишь на бумаге. Стали раздаваться угрозы в адрес ключевых руководителей проекта. Мы восприняли их всерьез. Для нового исполнительного директора наняли постоянную вооруженную охрану. Сами тоже предпринимали меры по своей физической защите. В итоге реорганизацию в хозяйствах завершили почти без проблем с точки зрения безопасности. Неизвестные лишь сожгли один корпоративный автомобиль и порезали из мести несколько покрышек на других транспортных средствах. Злобно и бессмысленно.

      Один из предыдущих исполнительных директоров был мудр и гибок, нашел возможности сотрудничества с новой управленческой командой в составе корпорации. Со своей стороны мы всячески помогали ему достигать хозяйственных успехов и были рады, когда губернатор пригласил его возглавить один из районов в регионе.

      Нашим главным способом влияния было открытое общение напрямую с работниками хозяйств и жителями селений. Рядовые труженики были одними из главных бенефициаров начатых изменений. Мы ввели практику ежеквартальных встреч с работниками всех предприятий в клубах их населенных пунктов. Приходили сотни людей, задавали любые вопросы, шумно реагировали на новости, очень эмоционально комментировали. Сразу угадывались «засланные казачки» с заготовленными каверзами и те, кто выкрикивал оскорбления с задних рядов. Но все те, кто выкрикивал, уставали быстрее нас. Встречи длились по два часа и более, до последнего вопроса. На них мы замечали интерес у большой части сотрудников и поддержку, которую селяне не могли высказать открыто. Через несколько таких встреч массовые вопросы иссякли, и наше общение с работниками хозяйств стало ежегодным.

      Здесь имел место и курьезный случай, когда впервые в своей практике я отговаривал молодую девушку от работы в качестве руководителя отделом персонала из-за возможных рисков и трудностей, с которыми ей предстояло столкнуться. Со слезами на глазах она упрашивала дать ей возможность поработать в этой должности. О зарплате речь даже не шла. Я сдался и согласился. И не ошибся. Несмотря на свою молодость, она сумела сделать очень многое. Ей пришлось вводить новые, «экзотические» для данных мест деловые практики, а также сокращать сотни людей, что особенно болезненно в сельских условиях. При этом она пользовалась очень большим авторитетом и среди коренных селян, и у бывалых руководителей. Смелая.

      Я также пригласил на должность руководителя одного из хозяйств главу маленького сельского поселения. Наша встреча с ним длилась 15 минут. Имея крохотный бюджет около 3 млн руб. в год на все сельские нужды, он умудрялся поддерживать село в жилом состоянии, умело выбирая самые важные проблемы, требующие приоритетных решений. Его главным инструментом были чуткость, забота и умение слушать, что очень помогает в условиях скудного бюджета.

      Всегда буду гордиться тем, что имел честь работать с такой командой местных руководителей и менеджеров, приехавших из головной компании на этот проект. Это очень достойные люди, энтузиасты, руководители, способные достигать цели. Каждый день приносил результат, и каждый из нас ежедневно приобретал столько новых знаний и опыта, сколько сотрудник в стандартных условиях не наберет и за неделю.

      Желательно, чтобы руководитель имел опыт и разбирался в применяемых технологиях. В тех случаях, когда такого руководителя нет, нужно подобрать лидера с опытом проектной работы и опытом проведения изменений, а уж он привлечет необходимых консультантов и технологических экспертов. Знание технологии вторично в процессе преобразований. Образованный человек постигает технологические основы быстро. А привлечение внешних экспертов и коллегиальность в принятии ключевых решений уменьшат риски ошибок.

      Колхоз наоборот

      Развитие молочной базы было для нас самой важной задачей. Главное внимание сразу обратили на животноводство. Мое первое впечатление от встреч с животноводами на ультрасовременном комплексе было: разве можно быть такими безразличными к животным? На ферме, где к тому времени оставалось лишь 1,8 тыс. коров из 2,4 тыс., завезенных из-за рубежа два года назад, трудилось 160 человек! Это в разы больше, чем должно быть. А итоги ужасные. Только по причине падений и последующих травм погибало около трехсот животных в год. На все вопросы «А почему?» был один ответ: «Мало инвестиций». При том, что размер удельных вложений в строительство фермы оказался в два раза больше, чем в других похожих проектах.

      Управленческая команда сделала пофакторный анализ, определила приоритеты деятельности. Пришлось сменить руководство комплекса. А через три месяца сами решили и проблему травматизма животных, уменьшив его почти в 100 (!) раз. Всего лишь нужно было сделать насечки на бетонных, почему-то отполированных полах и удлинить штангу скребка для уборки навоза.

      Товарное молоко, в отличие от продуктов растениеводства, генерирует выручку круглый год. Суммарный надой сокращался из года в год в силу уменьшения поголовья и ухудшения здоровья животных. Во всех наших предприятиях регулярно имели место разрывы потока денежных средств, которые приходилось закрывать кредитами от головной компании и краткосрочными банковскими займами.

      В одном из хозяйств наблюдал вопиющую картину: 60% поголовья хромает, коровы перемещаются с трудом, без преувеличения, волочат ноги — инфекция. Но зато местный руководитель в дни моего посещения ставил CD Моцарта и Шуберта для коров на дойке… Другой пример: лежит умирающая корова, уже давно не встает. На мой вопрос, почему животное мучается, ответ: «Поддерживаем поголовье не ниже прошлого года, а иначе не будем получать субсидии». Оказалось, что в хозяйстве имеется более 200 непродуктивных коров (которые никогда уже не дадут молока), еще столько же дают по полведра молока в день и менее. Субсидии — примерно 1 млн руб. в год. Корова съедает в день кормов на 230 руб. Нетрудно посчитать, что 200 непродуктивных коров съедают кормов на 16,8 млн руб. в год. И это для того, чтобы получить 1 млн руб. субсидий? Не спешите возмущаться некомпетентностью руководителя. В состав кормов входят минеральные и витаминные кормовые добавки — самая дорогая составная часть кормов. Руководитель получал откаты от поставщика. Чем больше коров, чем больше кормов коровы съедают, тем больше выгоды лично для руководителя и его окружения.

      Аналогичная картина на заготовке кормов. Каждый год их заготавливали в 1,5-2 раза больше, чем все стадо съедает за год. Все это под благим предлогом подстраховки от будущего неурожая. Расходовали гигантские ресурсы и, опять же, добавки. Остатки кормов (силоса, сенажа, сена) затем списывали. Чтобы головная компания или аудиторы не замечали убытков, их переводили в навоз в прямом смысле: 1 кг навоза оценивался по цене товарного молока, и затем это все ставили на баланс. Десятки миллионов рублей. Чем больше хранилось навоза, тем больше оборотных средств на балансе, тем богаче хозяйство. Затем навоз использовался в качестве удобрений, входил составной частью в себестоимость агрокультур и, соответственно, в себестоимость молока. Вот такой круговорот отката.

      Каждое большое изменение структуры и замена ключевых сотрудников требует очень значительных временных ресурсов и сопряжено с рисками для действующих бизнес-процессов. Изменение нужно тщательно планировать и проводить в периоды минимальной деловой активности и максимально быстро, чтобы уменьшить возможное противодействие и потери. А также чтобы сэкономить время новой управленческой команды для созидательных задач.

      Чтобы увеличить выручку предприятий, в первую очередь мы сосредоточились на улучшении показателей молочного животноводства. Предстояло обеспечить не только сохранность поголовья, но и его рост за счет собственных ресурсов. Нужно было также увеличить удой с каждой коровы, повысить содержание в молоке белка и жира и добиться высшего качества за счет гигиены при доении, хранении и транспортировке. Самая сильная мотивация для механизаторов и доярок — зарплата. Чтобы их заинтересовать в повышении производительности труда и вовлечь в изменения, было введено обязательное правило, что половина сэкономленного фонда оплаты труда пойдет на повышение зарплат и премий доярок, механизаторов и специалистов.

      Сельские труженики должны получать доход не ниже соответствующих индустриальных сотрудников. Зарплаты механизаторов на отдельных видах сезонных работ стали достигать 80-100 тыс. руб. в месяц. Прекратилась текучка кадров. При этом, напомню, сократился фонд оплаты труда. Через один год, несмотря на огромные списания из-за потерь прошлых лет, хозяйства суммарно показали прибыль.

      Приоритетом для растениеводческих бригад стало производство кормов. Прекратился многолетний спор между агрономами и зооинженерами о том, кто важнее. Агрономы и полеводы получали часть премии в зависимости от результатов животноводства. Пересмотрели карты полей. Начали управлять объемами заготовки кормов, чтобы минимизировать потери. Внедряли лучшие практики по уходу за животными. Все, что нужно для получения молока — это обеспечить комфорт для животных и ежедневно исполнять технологию. Можно ли от коровы ждать молока, если поилка зимой замерзла и корову мучает жажда? А сколько молока может давать больная корова? Или корова, которая лежит в сырости и которую одолевают насекомые? Какова была бы производительность труда людей в таких условиях? Я не случайно задал вопрос в таком виде, чтобы напомнить, что корова — это живое существо и эффективность ее «работы» так же зависит от окружающих условий, как и производительность труда человека.

      Три месяца персонал молочно-товарных ферм учился систематически исполнять технологические процессы, проводить должным образом обслуживание и мойки молокопроводов и оборудования, соблюдать чистоту в коровниках и доильных залах. Самим сотрудникам пришлось привыкать регулярно соблюдать правила личной гигиены. И на всех комплексах добились высшего качества молока. На старых фермах (кроме одной) тоже. Добились не один раз, а ежедневно, независимо от того, дневная это дойка или ночная, есть ли руководитель на ферме или операторы трудятся сами без присмотра. Доход доярок вырос на 50-60% за счет повышения базы зарплаты (как следствие сокращения ненужных должностей) и за счет премий за объем молока и его качество.

      Прошло два года с начала преобразований в упомянутых хозяйствах. Управленческая команда сплотилась. Местные руководители стали профессиональными менеджерами, умело применяющими арсенал современных управленческих знаний и практик. Заслушаешься, когда на ежемесячном подведении итогов они обсуждают показатели. Кто-то из столичных гостей однажды выразился о них: «Да, этих ребят уже колхозниками не назовешь».

      Стоит ли оставлять предыдущего руководителя в какой-то роли в новой управленческой команде? Наш опыт — 50 на 50. Но точно нужно установить руководителю полномочия в его новых рамках, исключить его право на продажу активов, контролировать финансовые операции, документооборот, наличие неучтенных бланков, доступ к печатям.

      Итак, в качестве двухлетнего итога. В хозяйствах производительность труда в животноводстве увеличилась в 2,5 раза, в растениеводстве — в два раза. Поголовье молочного стада выросло за счет собственных ресурсов на 6%, надой — на 14%, более 90% молока стало высшего качества. Сокращенные за два года издержки составили 17% годового оборота. Прекратились случаи разрыва потока денежных средств, хозяйства перестали брать кредиты на проведение сезонных работ и начали возвращать долги головной компании.

      Автор — независимый эксперт по управлению агроактивами.

      Наши коровы, как и быки, принадлежат к виду Bos primigenius taurus L., семейства полорогих, отряда парнокопытных. Произошли они от туров, которых, кстати, люди истребили всего 300-400 лет назад! Впрочем, сохранились «примитивные» породы, наиболее близкие к своим легендарным предкам: украинская серая, дикие быки (одичавшие в средние века), обитающие в устье Роны на юге Франции и др.

      «И др.» я пишу не только потому, что знаю о других «почти турах», — просто среди множества нормальных быков и коров лично я встречал явно архаичны индивидуумов с характерной темной oкраской и весьма крупными рогам изящного изгиба. У меня, кстати, была одна знакомая корова с подобными рогами. Такая, знаете, дикарка: бодалась, лягалась, а молока давала мало. При виде собак, иногда забегавших на скотный двор, начинала мотаться на привязи то ли от испуга, то ли от ярости. Однажды эта истеричка так рванула свою цепь, что чуть бы не погибла от удушья. Цепь пришло перерубать, а буренке делать искусственное дыхание. Вообще, кажется, в более несчастных существ, чем колхозные коровы. И содержат и корм их именно как скотину. Телят рожденных сразу отнимают от матерей. Вы когда-нибудь видели, к плачут коровы? Я видел. Заподозрить меня в очеловечивании этих животных трудно, но знаю, что коровы могут быть добродушными, злопамятными, вредными, кокетливыми, ласковыми. Помню, дежуря ночью на ферме и устав от хмельных монологов; парника, я удалился в конец прохода между стойлами, где и заснул на ворохе сена. Проснулся под утро от поцелуев и поглаживаний, решил, что знакомая доярка.

      Голос (мычание) коровы
      Мычание коровы
      Звуки, издаваемые быком

      В нашем великом и могучем языке существует множество слов и выражений, связанных с коровьим племенем. Давайте вспомним некоторые, рассмотрим их прямой и переносный смысл.

      «Корова» говорится обычно либо о крупной и неповоротливой, либо о глазастой (волоокой) женщине. Удивительно верно! Выразительность коровьих глаз поражает. Они, между прочим, темно-синие, огромные и томные. Коровью неповоротливость вполне можно ощутить, попав в стадо теснящихся в загоне животных. И не дай Бог, если они испугаются. Затоптать могут! «Бык», «здоров как бык», «набычился», «мужик что бык: втемяшится в башку какая блажь. » — уж это точно. Меня всегда удивляло, как из милого игривого теленочка получаются такие упрямые и агрессивные скоты. Говорят, что виновата в том числе и человеческая нежность: бычки становятся бодливыми. Когда хозяева часто гладят их по голове и чешут растущие рожки.

      «Телок», «ласковый телок двух маток сосет», «телячий восторг». Знаете, как переместить месячного, уже довольно тяжелого теленка на значительное расстояние? Нужно дать ему руку, посасывая которую, он пойдет за вами хоть на край света. Ну а телячий восторг можно наблюдать в момент первого знакомства малыша с пастбищем.

      «Бодливой корове Бог рог не дает». Статистики не вел, но заметил, что воистину нередко самые злобные буренки комолы, т.е. безроги, а самые задиристые скотники малы ростом.

      Партийное и советское руководство СССР рассчитывало, что принятый в 1953 году новый закон о сельхозналоге должен привести к увеличению скота в личной собственности колхозников и вообще улучшению продовольственной ситуации. Гораздо позже, в конце пятидесятых, Хрущев признал, что тогда ситуация действительно была серьезной, а крестьянство – на грани человеческого терпения. И вот в 55-м уже оказалось возможным подвести кое-какие итоги. Один из краевых партийных функционеров докладывает в «Ставрополке»: в крае увеличилось количество посевов огородно-бахчевых культур, посадок фруктовых деревьев, имеется некоторое увеличение поголовья коров, почти на 15 тысяч увеличилось количество овец по сравнению с 1953 годом. Тем не менее колхозная система не может пока справиться с продовольственной проблемой.

      Выступая на январском пленуме, Хрущев провозглашает одной из главных целей в «реформировании» сельского хозяйства увеличение продуктов животноводства в два раза, а способом ее достижения – расширение посевов кукурузы. Месяцем позже очередной пленум принимает решение об изменении практики планирования в колхозах, к этому времени утрированной настолько, что колхозы сдавали государству свиней по 30 килограммов. Это не свинья, а свинство, заключает первый секретарь и делает вывод о необходимости планирования товарного выхода продукции. Вывод делается в ставшей позже знаменитой образной, манере речи, с цитатами из Маяковского: «Если тебе корова имя, у тебя должны быть молоко и вымя. А если ты без молока и без вымени, то черта ль в твоем коровьем имени».

      На первое октября намечена всесоюзная перепись скота, которая должна показать, как выполняются решения январского пленума. В «Ставрополке» о ее результатах ничего не сказано. Зато рвение в освоении на ставропольских пространствах кукурузы демонстрируется в каждом номере. Чем дальше – тем больше, и так – почти вся «эра Хрущева». К провинившимся – отношение безжалостное. Газета, между прочим, объявляется «самым сильным и дальнобойным орудием партии». Эта убойная сила, говорят очевидцы, была страшной.

      Год 1955-й «ознаменовался» еще одним «историческим» решением – постановлением ЦК и Совмина об устранении излишеств в проектировании и строительстве – судя по всему, это и есть начало эпохи знаменитых «хрущевок», дешевого жилья, благодаря которому многие советские люди обрели крышу над головой и которое теперь для всех городских властей бывшего союза серьезная головная боль. Хрущевские малогабаритки и расселить некуда, и отреставрировать практически невозможно. Откликаясь на постановление, чуть позже зам. председателя крайисполкома М. Дорохов найдет «крупные излишества» в только что построенном здании краевой библиотеки – одного из красивейших сегодня, по общему признанию в Ставрополе: «В угоду украшательству здесь сооружены три дорогостоящих портика со сложными кессонированными потолками и 14 колоннами из тесаного камня. На это ненужное дело затрачено около 600 тысяч рублей», – сокрушается автор.

      Именно пятьдесят пятому году принадлежит заслуга дружеских отношений с Индией (теплоход «Ставрополь» доставил в Одесский порт двух слонов – подарок индийских детей советским, где те слонята и где тот теплоход?). Но холодная война развивается своим чередом, В ответ на создание НАТО образуется знаменитый блок стран Варшавского Договора, мир все больше поляризуется, СССР готовится к новым схваткам с капитализмом, но в условиях «мирного соревнования» двух систем. Свой первый полет совершил ТУ-104. Высаживаются строители на место строительства будущего Байконура.

      Одна из самых грандиозных строек начинается и на Ставрополье – газопровод «Ставрополь – Москва». Но по большому счету в полную силу за великие стройки коммунизма взяться Хрущеву пока не получается.

      По отрывочной информации, изредка проникающей на страницы газет, становится понятно, что в первопрестольной не все гладко, закулисная политическая борьба за кремлевское кресло после смерти Сталина не окончена. Пока первая примета – попавший в опалу Маленков. Председателем Совмина вместо него назначен Булганин.

      Под занавес года жизнеутверждающий пафос успехов строящегося социализма омрачила трагедия в Севастопольской бухте. Предположительно от немецкой донной мины, в ночь на 29 октября здесь затонул линкор «Новороссийск», вместе с которым погибли 607 человек. Но это новость, о которой в «Ставрополке» тех дней никто ничего не прочитает, Как, наверное, и в других газетах того времени. Социализм не совместим с трагедиями. Сколько раз десятилетия спустя последствия «своеобразия»этого подхода мы испытывали на своей шкуре – одному Богу известно.

      Заметили ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter

      Зачем милиционеры, а затем суд, потратив немало сил, с третьего раза посадили главу бывшего колхоза — на основании жалоб доярок, которых не было?

    • В последнее время «Новая» стала печатать много материалов про омских ментов. У читателей может создаться превратное впечатление: то ли в Омской области менты бесчинствуют как-то по-особенному, то ли «Новая» именно к ним, омским, как-то.

      В последнее время «Новая» стала печатать много материалов про омских ментов. У читателей может создаться превратное впечатление: то ли в Омской области менты бесчинствуют как-то по-особенному, то ли «Новая» именно к ним, омским, как-то особенно пристрастна. Все проще.

      После первого материала о травле ментами омского предпринимателя Ширшова (см. «Новую» № 22) главный милиционер области Виктор Кармецель подал иск о защите «деловой репутации» УВД в один из районных судов Омска. Летать в Омск на суд накладно, и, чтобы не гонять порожняком, из каждой поездки мы привозим очередную историю про ментов — это уже третья серия (см. также «Новую» № 61).

      Системообразующая корова

      Последний секретарь Омского обкома КПСС Манякин был одержим идеей коровы и внедрял ее где только можно. Хотя и не без перегиба, он видел в корове системообразующее начало. Корову надо кормить, лечить, доить, нянчиться с ней, и перво-наперво корову надо любить. Если у человека есть корова, то пьянствовать и сильно (кроме комбикормов) воровать он уже не станет. То есть, считал Манякин, любовь к корове сохраняет человека человеком. Впрочем (это уж я от себя), можно и не к корове, можно к кому-нибудь еще, вот как раз любви и не хватает ментам.

      В наследство от Манякина области досталось изначально довольно эффективное сельское хозяйство — отсюда «Омский бекон» и другие феномены, сохранявшие жизнеспособность вплоть до рейдерских захватов, которые начались сравнительно недавно (после того как поделили нефть и прочее). Но рейдеров мало интересуют коровы, которых надо кормить, доить и т.д. С импортом порошкового молока они конкурировать не могут. Коров этих, градо-, точнее деревнеообразующих, хоть и жалко, проще было бы зарезать на мясо, а людей-то куда?

      Жители села Евгащина Большереченского района рассказывают, что к 1 марта 1999 года, когда магазинщик Сергей Синяк был избран главой бывшего колхоза, коровы уже доходили, на пастбище их возили трактором. Вызвав в деревне ропот, Синяк конфисковал сено у частников, но и свои капиталы, заработанные путем приватизации бывшего сельпо, тоже вложил в общий фонд. Ни один из прежних колхозных деятелей, как бы хитро ни меняли они, убегая от долгов, юридическую форму хозяйства, спасти коров не смог. А кулак Синяк как-то уговорил их давать чуть-чуть побольше молока — это уж секрет его влияния на умы жителей Евгащина, с которыми он вместе тут вырос.

      Тут было бы здорово рассказать, как бывший новый русский совершил прорыв в животноводстве, но этого не было. Из года в год в Евгащине лишь кое-как сводили концы с концами, сохраняя тем не менее поголовье на уровне 900 дойных коров (а всего 2,5 тысячи). Но это пока еще дает работу 120 жителям села из остающихся тут 1300. В бывшем колхозе мне с гордостью показали ведомости на зарплату по 3 — 7 тысяч рублей за почти круглосуточный труд доярок. Живут с огородов, зато зарплаты хватает на электричество и на учебники для детей: а уж как они выучатся, пусть едут отсюда куда глаза глядят. Но пока те, кто еще жив в Евгащине, умоляют вернуть Синяка (отбывающего ныне наказание в виде 2 лет лишения свободы), это находит подтверждение и в материалах уголовного дела.

      Здесь от любви к корове вслед за известными органами мы уходим в лабиринты юриспруденции. В деле есть показания о том, что в 2006 году кто-то стал наезжать и названивать Синяку в Евгащино с предложениями уступить хозяйство за старые долги. По совету хитрых юристов он решил преобразовать СПК «Евгащинское» в ООО с единственным учредителем в собственном лице — так было легче держать оборону и получить очередной кредит на как бы новую структуру.

      Схема кота Матроскина

      По решению общего собрания СПК (кооператив, то есть тот же колхоз) коровы остались в СПК, а в ООО перешли на работу все доярки и бывшие ИТР, а также уехала старая техника: грузовики и тракторы, трижды отслужившие срок, но еще не списанные по той причине, что иначе ГИБДД поснимает у них номера. За это наследие социализма (новая техника, что существенно, осталась на балансе СПК) Синяк обещал расплатиться и начал расплачиваться, кое-как набрав кредитов под себя, молоком от коров, которые ООО «арендовало» у СПК. Юридически теперь не разбогатевший тракторными тележками Синяк работал по найму у доярок, а они у него. Коровы об этом не знали, доярки тоже не вникали, доверяя начальству.

      В Евгащине нет человека, который, пытаясь объяснить эту, так сказать, «схему мошенничества», не вспомнил бы кота Матроскина: «Корова колхозная, а молоко наше». Похоже, что и сам Синяк, не говоря уж про всю деревню, не лучше кота Матроскина понимал, что именно и для чего они сделали на бумаге. Была некая угроза рейдерства (соседние хозяйства уже были захвачены вполне конкретными людьми), кто-то что-то советовал, а сам Синяк в этом смысле был лох. Тракторы, в хищении коих его обвинили, никуда не уезжали, коров никто не угонял, они там из кожи вон лезли, чтобы спасти коров, а через них и людей; зар-плату Синяк платить продолжал, что и было главным в понимании деревни, и наживы, обязательной для состава мошенничества, тут в общем не просматривается.

      Зато нагрянули менты — из УБЭП УВД РФ по Омской области. Они, как водится, изъяли какие нашлись в деревне документы, произвели обыск, результаты которого суд позже признает недопустимыми: в тот момент у УБЭПа даже не было основания для следственных действий. Тем не менее дело было доведено до конца, для чего двух или трех жителей Евгащина менты убедили, что они — истинные потерпевшие от Синяка, он украл у них тракторные тележки на 4 млн рублей.

      Штука в том, что без Синяка тележки скоро будут тут только уродовать пейзаж, а возить на них будет нечего и незачем. Осознав это, накануне последнего, третьего суда сельский сход, с участием в том числе и «потерпевших», принял петицию: верните Синяка в Евгащино! До этого двое судей в Большеречье (сами ведь тоже здешние) в июле и в октябре 2008 года присудили Синяку неважно какие сроки условно. Эти условные приговоры, заменяющие у нас оправдательные, оба раза по протестам областной прокуратуры отменялись «за мягкостью». В третий раз, 16 апреля 2009 года, Синяку дали 2 года реально и арестовали в зале суда.

      Доярки и ИТР ООО (или СПК, черт поймет) «Евгащинское» решили два года срока держать оборону и ждать Синяка: тот прислал на подмогу друга из Омска. Врагу не сдается наш гордый колхоз, еще мычат коровы, но по соседству у озера, на сельскохозяйственных (по кадастру), но очень живописных и приписанных к бывшему колхозу угодьях уже возникло непостижимым образом и огораживается некое охотничье хозяйство. Может, это и совпадение, но доярки, допрошенные по многу раз специалистами по борьбе с экономическими преступлениями из Омска, не верят, чтобы те 2 года ездили в Евгащино за 250 км ловить у них мошенников исключительно по долгу службы.

      Уголовный гражданский кодекс

      Московский адвокат Андрей Федотов, не имеющий никакого отношения к этой конкретной истории, прислал мне главу из своей будущей книги, где он исследует явление «уголовного гражданского права». Есть публичные и частные отрасли права, уголовный и гражданский (арбитражный по делам юридических лиц) суд. В гражданском праве, в частности, действует в отличие от уголовного принцип свободы договора. Этому учат ментов в порядке их юридического образования. На практике же, когда это кому-то зачем-то нужно, они изымают принцип свободы договора из Гражданского кодекса и приспосабливают его как уголовную дубину для своих нужд. Именно так произошло и в данном типичном случае.

      Что до мошенничества, то мошеннику нужны бумажки и связи в арбитражном суде, в крайнем случае — сухое молоко: к чему ему 2500 коров, которых придется кормить, доить… короче, понимать и любить? Путем загадочной «схемы» Синяк пытался удрать от кредитора, каковым (это пока догадка) мог выступать и рейдер, скупивший за бесценок старые долги. Тогда кредитор — это гражданский истец, вначале дело так и возбуждалось: о преднамеренном банкротстве. Но в эту сторону оно не расследовалось: так пришлось бы засветить рейдера, а ментам платят не за то. На роль потерпевших были назначены доярки, которые с этим не соглашаются — но их голос тут значит не больше, чем мычание обреченных коров.

      А почему суд на это повелся — наверное, по причине презумпции правоты мента (ППМ), о которой мы толкуем, описывая разные случаи ментовского произвола. А по большому счету даже тот судья, который все-таки дал Синяку два года, с одной стороны, сам мент, а с другой — потерпевший, изнасилованный ментами. Как он теперь по деревне-то ходит, где все всё отлично понимают? И в гибели коров будут виноваты менты, и мы все в этой стране потерпевшие от ментов и будем такими, пока нормальный суд не займет подобающее ему место.