Какое молоко дает корова

Писать красиво не легко:
«Да-ет ко-ро-ва мо-ло-ко».
За буквой буква,
к слогу слог.
Ну хоть бы кто-нибудь помог!

Сначала «да», потом уж «ет».
Уже написано «дает»,
Уже написано «дает»,
Но тут перо бумагу рвет.

Опять испорчена тетрадь —
Страничку надо вырывать!
Страничка вырвана, и вот:
«Ко-ро-ва мо-ло-ко да-ет».

«Корова молоко дает»,
А нужно все наоборот:
«Дает корова молоко»!

Вздохнем сначала глубоко,
Вздохнем, строку перечеркнем
И дело заново начнем.

«Да-ет ко-ро-ва мо-ло-ко».
Перо цепляется за «ко»,
И клякса черная, как жук,
С конца пера сползает вдруг.

Одной секунды не прошло,
Как скрылись «ко», и «мо», и «ло».

Еще одну страничку вон!
А за окном со всех сторон:
И стук мяча, и лай щенка,
И звон какого-то звонка,—
А я сижу, в тетрадь гляжу —
За буквой букву вывожу:
«Да-ет ко-ро-ва мо-ло-ко».
Да! Стать ученым не легко!

Сергей Михалков: чистописание.
«Стихи о любви и стихи про любовь» — Любовная лирика русских поэтов & Антология русский поэзии. © Copyright Пётр Соловьёв

– Моя задача – создание эффективного бизнеса. За десять лет я разработал и осуществил порядка двадцати проектов по всей территории России от Дальнего востока до Псковской области. Сегодня много говорят, что основа бизнеса – привесы и надои, а я считаю, и пытаюсь донести до людей, что самое важное – не количество произведенного продукта, а доход, который получает предприниматель с молока, зерна, мяса. Если у нас доход высокий, значит, бизнес состоялся, получилась ферма, предприятие.

Что такое доход? Разница между выручкой и затратами. А затраты часто неоправданно велики. Сейчас много говорят о грантах. Например, в 2018 году на разведение семейных животноводческих ферм было предоставлено 9 грантов на общую сумму 63 млн рублей. Минсельхоз РФ обозначает на сегодня среднюю цену одного скотоместа – 450 тыс рублей. То есть на один грант фермер может получить порядка 27 коров. При этом, одним из условий гранта является обязательное создание трех рабочих мест. То есть 9 коров должны обеспечить нормальную заработную плату сотруднику, тогда как стоимость рабочего места в агрохолдинге колеблется от 10 до 15 млн рублей. Как возможно создать бизнес в таких условиях? Момент, связанный с себестоимостью и получением дохода, очень важный. Я сейчас изложу свои подходы к использованию технологий в этих вариантах.

Первое и самое главное, что мы должны понимать: рыночная экономика уже перестала нам говорить, что существует просто молоко. Есть молоко питьевое для крупных производств, сыропригодное, органик, молоко А2, сухое молоко. Сегодня тот, кто собирается строить ферму, должен понимать, что он будет производить продукт, нужный на рынке. То же самое с мясом. Вроде бы просто – говядина. Но сегодня говядина может быть оптовая для заморозки и может быть охлажденная, которая требуется ежедневно. Для каждого из этих видов нужна своя технология. При производстве охлажденного мяса, цена которого сегодня на 40% выше замороженного, мы должны делать равномерные отелы. И уже на стадии технологии, на стадии формирования фермы дол-жны задуматься, а как мы получим эту ситуацию. Кто планирует создавать ферму, должен представлять, на чем он собирается зарабатывать.

Как сэкономить? Заявлена официальная сумма — 450 тыс рулей на одно скотоместо. А вот проект, который сегодня работает в Иркутской области: цена скотоместа без учета закупа животных – порядка 120-130 тыс рублей с использованием соломенной подстилки. За счет чего получается выгода? Содержание животных – холодное, температура в коровнике допускается до -27. Здание комплексное, его площадь — 1478 квадратных метров, чтобы не требовалась экспертиза. Внутри доильный зал параллельно-проходного типа. Это достаточно простое решение – недорого, и за счет высокой проходимости коров получается достаточно эффективно.

Серьезный недостаток – тот факт, что дояру, конечно, в яме работать комфортнее. Но при небольшом поголовье (а здесь идет речь о 70 коровах) возникает другой плюс: дояр видит животных «в лицо», есть возможность работать с каждой коровой персонально.

Фермы подобного масштаба чаще всего семейные. По такой технологии уже 4 года работает ферма в Иркутской области – там надаивают 4,5 тонны молока на корову в год. Ферма успешная, на сегодня средняя ее цена с оборудованием будет обходиться в пределах 10,5 млн рублей.

Хочу обратить внимание на то, что сегодня до 30% всех затрат съедает инфраструктура. Чаще всего, когда разрабатывается бизнес-план, это не учитывается, и потом фермер сталкивается с ситуацией – где взять деньги. Соответственно, инфраструктура должна вноситься в план, а также «оборотка». Вы можете сказать, причем тут технология. Но технология – это полностью все, поэтапно. Ее задача – правильно использовать ресурсы.

Читайте так же:

  • Сколько было коров у юсси За спичками Мосфильм, 1980 г. Вопрос: куда в шутку собрались уехать друзья Антти и Юсси? Ответ: в Америку. — Эй, постойте! Куда вы? — Скажи, что в Америку едем. — Юсси в Америку едет. А […]
  • Быки коровы живым весом Продажа скота, КРС живым весом Информация Описание: -Закуп молодняка КРС,выращивание, реализация 2 площадки Новосибирская Область и Алтайский край. -Информационные услуги (сбор и […]
  • Средний надой молока с одной коровы К 2025 году объемы производства молока в России должны достигнуть примерно 34 млн т, сказал «Интерфаксу» директор департамента животноводства и племенного дела Минсельхоза Харон […]
  • Кровь в моче теленка Главная Вопросы и ответы Животные: общие вопросы Для начала нужно определиться, действительно ли у коровы кровь в моче. Моча приобретает красный цвет, если, например, корову постоянно […]
  • Ожирение у коров Ожирение (adipositas) – заболевание, при котором в организме накапливается избыток жира, отлагающийся в подкожной клетчатке и других тканях, а также значительным увеличением живой […]
  • Когда лучше брать теленка на откорм Автор Сергун, 22 марта, 2015 в КРС Рекомендуемые сообщения Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь Вы должны быть пользователем, чтобы оставить […]

Я разрабатывал ферму для сыровара Олега Сироты. Сначала это была небольшая ферма на 15 голов, теперь на 100. Коровник в ней отделен от доильного зала: животные двигаются через выгульную площадку. В этом есть два плюса. Во-первых, коровы постоянно в движении, во-вторых, есть возможность работать с пастбищами. Если бы мы запустили в одном
комплексе доильный зал и коровник, пришлось бы с учетом грязной и чистой зоны делать отдельный вход для доильного зала. Такое решение работает не только в Подмосковье, где достаточно теплый климат, но и в Новосибирской области – в Верх-Ильменьском хозяйстве, где доят порядка 10 тыс тонн на корову. Важно, что у этого варианта есть перспективы развития: вы можете поэтапно строить новые коровники. А когда они соединены с доильным залом возникает проблема.

Есть еще одно интересное решение. В Калужской области основанное швейцарцами предприятие «Швейцарское молоко» содержит дойных коров на песке. Данное предприятие доит свыше 7 тонн молока, там очень низкий ремонт стада, а использование песка позволяет им производить высококачественное сыропригодное молоко, потому что в песке не развивается микрофлора. Часть компаний активно перенимают такой опыт. В США на 30% ферм используют песчаную подстилку.

Рекомендовать безоговорочно песок в условиях Сибири я бы не стал без эксперимента – сначала надо пробовать. Это возможно на небольших фермах, может быть, с поддержкой администрации. На ферме в Калуге проводился интересный эксперимент. Приехали поставщики матов, поставили десять скотомест, но коровы не лежали на матах и выбирали только песок.

Другой момент, связанный с производством сыропригодного молока – своеобразная глубокая подстилка. Есть несменяемая глубокая подстилка, которая лежит очень долго, и мы ее убираем не чаще одного раза в год. Для производства сыропригодного молока она сменяется постоянно, чтобы не формировалась микрофлора. Делается место с уклоном, так что солома под массой животных уходит в кормонавозный проход и оттуда убирается. Идет постоянное обновление, корова сухая и чистая, молоко чистое и хорошее. В основе – немецкий проект.

Сегодня начинает формироваться такое направление, как агротуризм, и фермы становятся источником дохода не за счет производства молока или мяса, а за счет трафика посещаемости. Исходя из этого и организуется хозяйство.

Например, у нас задача выбрать коров. Рассмотрим голштинов и симменталов. Учитывая высокую продуктивность голштинов, они вне конкуренции. Но при таком подходе далеко не так. Что из себя представляет нормальная голштинская корова? Она как фотомодель, у которой голодные ямки. Нельзя найти нормальную упитанную голштинку. Если вы ее худую выставите и начнете развивать агротуризм, вам будут пенять, почему вы корову загнали. А симменталка – красивая, упитанная. Также надо обратить внимание на внешний вид коровника: важно, чтоб было красиво и солидно.

Посмотрим экономику. Допустим, организуется экскурсия на такую ферму. Средняя цена за посещение составляет 500 рублей, например, а в экскурсии принимают участие 20 человек. За одно посещение мы получаем 10 тыс рублей, что равноценно 400 литрам молока. Думаю, вы понимаете разницу между тем, как провести экскурсию, и как произвести 400 литров молока. Агротуризм – новое направление, и его надо учитывать при формировании технологии. Сразу обдумывайте, как вы будете строить ферму, на чем акцентировать внимание, и что эта ферма должна вам дать.

Еще интересный момент – смешанная ферма. Сегодня нет такого юридического термина, и смешанная ферма воспринимается как совмещение растениеводства и животноводства. Тогда как для малого бизнеса смешанная ферма, где есть собаки, козы, коровы, овцы, куры – все возможные сельхозживотные – очень выгодны. У тех, кто этим занимается, простые цеха переработки. Забойный цех, например, сделан за 200 тысяч рублей – и это в Москве, с жесткими условиями оформления. А также цех молочной переработки на 500 литров молока. Такое сочетание позволяет формировать хороший набор продуктов, который позволит выжить фермеру. Сегодня это направление не прорабатывается, а зря. Было бы неплохо подключить гранты, науку. Следующий момент, который также неоднозначно воспринимается сегодня – городские фермы. Городской бизнес привязан непосредственно к потребителям. Выращивание зелени, грибов для местных ресторанов пользуется большим спросом. Близость к потребителю позволяет ему увидеть, как идет производство, оценить качество продукта.

Есть еще один аспект. Сегодня много говорят о социальной структуре, о воспитании. Почему с этой точки зрения не рассмотреть городские фермы? В парках регулярно косится трава, ходят люди. Что мешает поставить там несколько баранов или коз – в Германии несколько городов так уже сделали. Что мешает нам? Посещаемость парка будет увеличиваться, дети познакомятся с сельским хозяйством, финансовые вложения потребуются небольшие.

Если подводить итоги, то к чему мы должны прийти, создавая ферму? Найти оптимальный способ планировки и строений вообще. При расчете затрат обязательно учитывать вложения в инфраструктуру. Учитывать все этапы технологической цепочки. Выпущен один элемент – все, проект не получится. Сегодня основой является то, как вы получите доход от коров и баранов, от фермы, а не то, насколько дешево вы построили. Поэтому всегда обращайте внимание на технологию.

Сегодня есть запрос на реконструкцию ферм, и это хорошая возможность снизить затраты. При грамотно проведенной реконструкции можно запустить бизнес с меньшим количеством затрат, но нужно учитывать ряд условий: ни одна реконструкция не заменит строительство. Перед тем, как начать, нужно прописать всю технологическую цепочку. Хочу столь-ко-то коров, столько-то баранов, так-то буду кормить, так – удалять навоз. Иначе проект не получится. Ищите свои варианты дохода. Надо иметь ввиду, выбирая вариант создания фермы, что он может быть дороже, но эффективнее, а мы, в конечном счете, работаем именно на это.

Например, производить сыропригодное молоко дороже, чем простое. Но сегодня в России цена сыропригодного молока составляет от 28 до 35 рублей за литр. Это хороший показатель – даже представители малого бизнеса могут развиваться. Я знаю людей, которые на 30 коровах получают до 300 тыс рублей в месяц. Это не 18-20 рублей, как за литр обычного молока. Если хотите производить сыропригодное молоко, необходимо уже на стадии формирования фермы задуматься, как это делать. Во-первых, нужны животные с более малой продуктивностью, но высоким содержанием белка и жира в молоке. Во-вторых, для сыров длительной выдержки нужно исключить из корма коров силос и сенаж, кормить только травой или сеном. В-третьих, нужно продумать вопрос гигиены в доильном зале – как животные будут ходить, как двигаться.

И, конечно, собираясь заниматься фермерством, стоит подумать, что позволит снизить расходы. Проблема в том, что до 2020 года было разрешено в здании коровника размещать переработку молока. В Европе у всех, особенно небольших ферм, это в порядке вещей – для малого бизнеса это миллионы рублей экономии. Хорошую экономию дает раздельный доильный зал. Беспривязное содержание телят, когда мы ставим УВТ (установку выпойки телят), и они сами группой добегают до молока – здесь высокая производительность труда и, следовательно, экономия средств.

Спорная сегодня тема – роботы для доения. С точки зрения тех-нолога это идеальный вариант, а с точки зрения экономиста – это плохо, так как очень дорого. К сожалению, в России абсолютно не используется вариант, когда один молокопровод работает на две стороны доильной ямы, хотя в Европе это применяется везде. Еще вопрос: лучше использовать кормушки или кормовой стол. Большинство скажет – стол. Но если объективно, каковы достоинства кормушки? В ней корм не соприкасается с поверхностью, а мы знаем, что осенью и весной, когда техника заезжает со двора, первые 15 метров на кормовом столе корм перемешивается с грязью, и коровы наедаются непонятно чем. Недостаток кормушки – в жару и при высокой влажности корм там не хранится, начинает гореть. С другой стороны на кормовом столе за час корова отодвигает корм. И если нет скотника, то через час уже коровы не имеют доступа к еде, остаются голодные. Это значит, что если есть кормовой стол, нужен постоянный присмотр. Ищите свои варианты. Малый бизнес в сфере сельского хозяйства может быть очень выгоден, если подойти к нему должным образом.

Дает корова молоко… Доброе утро. Фрагмент выпуска от 10.08.2016

Код для встраивания видео

Настройки

Плеер автоматически запустится (при технической возможности), если находится в поле видимости на странице

Размер плеера будет автоматически подстроен под размеры блока на странице. Соотношение сторон — 16?9

Плеер будет проигрывать видео в плейлисте после проигрывания выбранного видео

Коров в России стало меньше. Сейчас их примерно 8,5 миллионов. Больше всего поголовье сократилось в Кабардино-Балкарии, в республике Саха, в Пензенской области и в ЕАО.

Ферма в Смидовичском районе одна из немногих в регионе держится на плаву. В хозяйстве даже небольшой прирост: было 219 коров, стало 240. Но в целом по области — минус 10%. «Большинство людей, кто хочет заняться разведением крупнорогатого скота, пугает ряд трудностей. Во-первых, это организация летних пастбищ, заготовка кормовой базы и повседневный и надлежащий уход за стадом. Это процесс трудоемкий и материально затратный», — рассказал фермер Даниил Назарян.

Однако эксперты говорят, ничего страшного не происходит. Просто рынок животноводства в России меняется. Появились новые породы коров, которые дают больше молока. Получается, скота может быть меньше, а прибыль та же. Кроме того, отсеиваются те регионы, где держать коров невыгодно.

«Если в Тамбовской области лучше заниматься растениеводством или производством свинины, вполне вероятно какие-то хозяйства по молочному скотоводству уходят с рынка, — отметил руководитель Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. — Нам не нужно стремиться производить молоко и иметь коров за Полярным кругом, это никогда себя экономически не оправдает».

Хотя поголовье коров в стране и сократилось, во многих регионах их стало больше. Например, в Брянской области, Краснодарском и Алтайском краях. Алтайский край вышел на третье место в России по количеству крупнорогатого скота. В одном из сельхозпредприятий Бийского района 1 400 буренок. И в этом году будут строить еще один коровник.

Эксперты подсчитали, поголовье коров в России в ближайшие несколько лет еще будет скакать — плюс-минус 1%, пока не сформируется новый рынок животноводства. Чтобы заинтересовать фермеров заниматься именно коровами, разработали несколько программ господдержки. Например, грант полтора миллиона на открытие бизнеса в селе или возврат части денег, необходимых на строительство молочной фермы. После того, как предприятие заработает, хозяину вернут на счет 35% от потраченной суммы.

Из-за чего же молоко белое?
Вопрос усложняется пониманием того, что производит молоко не только корова. Все млекопитающие женского пола могут его продуцировать. Некоторые — в определенные периоды жизни, некоторые — постоянно. Единственное, что присуще всем – молоко всегда белого цвета. Да, может отличаться оттенок, но, цвет белый: у кроликов, китов и северных оленей оно белоснежное, а у коров может немного желтить из-за содержания большого количества витамина А — бета-каротина. Основной определитель цвета молока — казеин. Именно он дает ему привычный нам белый цвет: чем больше казеина, тем белее цвет.

В коровьем молоке содержится 70-80% казеина — это один из видов белка, который образует мицеллы – частички белого цвета. Пусть иногда оттенок и меняется, цвет все равно белый…

Бывает ли молоко другого цвета?
С белим молоком все понятно. Но может ли оно иметь другой цвет? И стоит ли употреблять такой продукт в пищу?Начнем с самого простого: желтоватый оттенок. Он появляется из-за высокой концентрации бета-каротина — витамина А, который в больших количествах содержится в зеленой траве. Когда коровы на выпасе, их молоко желтеет (многие думаю, что жирнеет), когда стоит на ферме — теряет желтизну. Это нормально и полезно в обеих случаях.

Какие еще цвета может приобретать молоко?

Желтый.
Еще желтее чем на выпасе можно получить молоко от коровы, если на протяжении определенного времени кормить ее тыквой и кукурузой. Причина простая — еже больше витамина А. И пить такое молоко так же безопасно и полезно.

Розовый.
Такое молоко легко получить, если кормить корову лютиковыми травами. Вид имеет интересный, на вкус не отличается и так же пригодно и полезно для употребления.

Красный оттенок.
Причин может быть две. Первая, когда молоко безопасно и полезно для употребления, получается если корова поест камыша, осоки, молочая или кормовой капусты в больших количествах. Красноватый оттенок может получится, если животное «злоупотребит» побегами лиственных или хвойных деревьев. Вторая причина красного оттенка молока — заболевание. Такие признаки могут говорить о пастереллезе, пироплазмозе или геморрагическом мастите. Красноватый цвет молока проявляется и при других заболеваниях, а также при лечении животного фенотиазином. Употреблять молоко от больной или проходящей лечение коровы крайне нежелательно, поскольку может нанести непоправимый вред организму.

Синий оттенок.
К сожалению этот благородный оттенок в коровьем молоке является плохим признаком. Употреблять такой продукт нельзя, поскольку синева говорит о наличии в молоке вредоносных микроорганизмов, которые попали туда из-за плохого отношения к гигиене на ферме.

Почему сыр желтый?
С молоком разобрались. Но почему тогда сделанный из него сыр имеет желтый цвет? Почему творог, сметана, кефир – получаются белыми, а сыр и сливочное масло желтыми?

Ответ — во все том же бета-каротине — витамине А, из-за которого тыква и морковь обретают оранжевый цвет. Казалось бы, чем больше корова ест трави, тем больше витамина А, тем более желтый цвет должен был бы быть. Но нет же! Причина в том, что желтый пигмент остается в жире.

Ни для кого не секрет, что творог — диетический, а сыр — жирный. Тем желтее сыр, тем жирнее было молоко, из которого его сделали. Это же касается и сливочного масла. Но, есть два «но».

Первое: производители твердых сыров могут добавлять красители, что бы их продукция выглядела более аппетитно. Второе: сливочное масло может быть и белым. Почему? Потому что экономически более выгодно кормить коров, не выгоняя их на выпас. Ну и с другой стороны: как выпасти 2000 коров? Так вот: чем меньше в рационе зеленой травы, тем меньше бета-каротина, тем белее молоко и сливочное масло. Вот такие метаморфозы…

Сорок процентов учеников начальных классов Великобритании уверены – сыр растет на деревьях. Такие результаты показал опрос Фонда Питания страны. Не исключено, что и многие российские школьники, солидарны со своими сверстниками за рубежом.

Однако молоко, сыр, творог, йогурт, по-прежнему, дают коровы. Но сегодня среди детей и молодежи популярнее всяческие «колы-спрайты», чем молочная продукция, богатая белком, кальцием, микроэлементами! Это не удивляет. Имидж молока подорван, поскольку в магазинах зачастую мы покупаем «молочные» продукты, а молока в них нет.

Нужно возвращать былую репутацию молоку! В «ЭкоНиве», в этом году, стартовал новый проект компании «Академия молочных наук». Его цели – производство высококачественного молока и молочных продуктов, повышение потребительского интереса россиян к молоку. Сегодня не каждый взрослый знает, какие этапы проходит молоко, прежде чем попасть на наш стол. Проект будет демонстрировать всю «молочную» цепочку: от животноводческого комплекса до упаковки.

В связи с этим в «ЭкоНивеАгро» открыт сезон экскурсий на современный молочный комплекс на 1800 голов, в с. Залужное (Воронежская обл., Лискинский р-н). Там школьников знакомят с жизнью молочного производства: демонстрируют условия содержания поголовья и молодняка, показывают, как кормят, доят поголовье, как принимают новорожденных телят, как управляют стадом. В процессе экскурсии ребята знакомятся со специалистами животноводческой отрасли, дегустируют молоко и сами готовят молочные десерты!

– Один мальчик лет семи спросил меня: «А зачем вы коров на карусели катаете, чтобы они сразу масло давали?», – с улыбкой рассказывает координатор проекта «Академия молочных наук» Кристина Франк. – А потом добавил: «Жалко коров. Наверно, им страшно на карусели, из-за скорости!». А когда он, вместе с одноклассниками, побывал на комплексе, узнал что такое «карусель», и как она помогает коровам давать молоко, сказал, что хочет у нас работать зоотехником или оператором доения. Ждем его, когда подрастет!

Получается, во время экскурсий, наше молодое поколение узнает о пользе молока, о его производстве, о сельском хозяйстве в целом. Может, эти знания не только «научат» пить молоко, но и послужат отправной точкой в выборе будущей профессии.

В понедельник президент побывал в лучшем молочном хозяйстве Малоритского района, СУП «Савушкино». И что бы вы думали! Уехал не с пустыми руками. Белорусского лидера не то что угостили свежим парным молоком — подарили сразу корову!

— Буренку для президента выбирали всем миром, — рассказывает главный зоотехник предприятия СУП «Савушкино» Роберт Бобин. — У нее даже нет клички, решили, что президент сам назовет свою новую питомицу.

— А по какому принципу буренку для президента отбирали, неужели кастинг устроили?

— Ох, корова красивая, голштинской породы! — с удовольствием рассказывает зоотехник. — Породу вывели еще в XIX веке в США . Главные отличия этих коров — большие удои и вес. Это самая популярная порода молочного скота на земле. Корова для президента — белорусско-немецких кровей. Вывели у себя в хозяйстве. Первый год жизни она провела в хозяйстве «Дворище», потом переехала на ферму «Лозица», где ее покрыли. А в 7 месяцев тельности привезли на наш комплекс — молочно-товарную ферму «Лесная».

— Подозреваю, для президента выбирали еще и самую молодую и красивую?

— Буренке больше двух лет, 4 — 5 месяцев назад она отелилась и уже дает молоко. За день — 36 литров. Да, корова красивая. Мне очень нравится — белая, с черными пятнами на голове и шее.

— Все же коров президенту не каждый день дарят. Как он отреагировал на такой презент?

— Сначала, конечно, очень удивился. Мы ему вручили паспорт коровы с ее личным номером. Президент подошел к ней, погладил. К счастью, корова отреагировала очень спокойно. У нее вообще очень хороший характер: спокойная, к рукам идет. Думаю, проблем с ней в хозяйстве президента не будет. Если не ошибаюсь, у Александра Григорьевича уже есть несколько подаренных буренок — из Несвижского района.

Как рассказал нам зоотехник, сразу рогатую красавицу президент с собой не забрал. Но как только буренку проверят на лейкоз, туберкулез и сделают все остальные нужные анализы, она тут же переедет в подсобное хозяйство.

КСТАТИ

Какая живность живет в Дроздах у Лукашенко?

Своей привязанности к сельскому хозяйству президент никогда не скрывал, как и то, что у на его личном огороде в Дроздах живет в том числе и домашняя скотина:

«Все поля в резиденции в идеальном порядке — кошу. Чтобы поддерживать форму. Ну и у меня же своя ферма…и поэтому отчасти должен обеспечивать кормами животных».

«У меня пять коз, я знаю, что такое козье молоко. От этих козочек молоко шикарное»,- сказал как-то президент во время посещения Славгородского района.

Также Лукашенко неоднократно рассказывал, что в резиденции в Дроздах у него живут еще и корова, и овцы, притом корову по его же словам он держит «для души»:

«Потому что земля вообще делает благородным человека, а скотина — тем более. — сказал президент в 2010 году.

«У меня десяток овечек, мы их уже два раза стригли, мы получили огромное количество шерсти. Это самые лучшие овцы в мире, они прекрасно себя чувствуют, и сейчас мы по всей стране так сделаем», — рассказал он 4 года назад.

Об основных проблемах развития животноводства рассказал Юрий Шмидт, доцент кафедры хирургии и внутренних незаразных болезней факультета ветеринарной медицины ФГБОУ ВПО «НГАУ», руководитель пресс-службы управления ветеринарии НСО, кандидат биологических наук.

— Юрий Давыдович, в чем вы видите задачу ветеринарии и как ваша работа влияет на развитие животноводства?

— Животноводство условно можно разделить на три основные части — молочное, мясное и племенное. Причем без племенного не может развиваться первое и второе. И чем выше достижения в животноводстве, тем большее значение имеет для него ветеринария. Ведь можно держать корову, которая дает молока, как коза, — 2,5-3 тысячи литров за лактационный период, и не заморачиваться, потому что такая корова практически не болеет. Правда, и ее экономическая эффективность равна нулю. Без селекции и четкого понимания генетики, племенного ядра, без системной работы с наукой серьезное повышение продуктивности невозможно.

Молочное скотоводство сейчас бурно развивается, молоко в цене, оно востребовано — почему? Потому что для этого продукта уже создана инфраструктура по глубокой переработке, которая, в свою очередь, требует постоянного поступления сырья. Крестьянин работает на этот спрос, и тут возникает критический момент: в погоне за прибылью руководители хозяйств стараются из этой коровки выжать все возможное. В этот момент ветеринарное биологическое благополучие входит в противоречие с хозяйствующим субъектом. Почему?

Потому что нельзя брать и брать — без понимания, что такое обмен веществ, грамотная кормовая база, ветеринарное обслуживание, комфортное содержание животных и еще миллион факторов.

Без понимания того, что в корову нужно вкладываться, инвестировать, мы получаем следующий, самый главный проблемный фактор: корова в пик своей лактации максимально используется в течение двух лет. К пяти годам она достигает пика, а в возрасте шести-семи лет ее уже списывают на мясокомбинат. При этом период максимальной лактации коровы может продолжаться четыре года — до возраста девяти лет.

— Почему тогда коров списывают раньше, чем исчерпан их потенциал?

— Потому что за две лактации они «сгорают». Это значит, на промышленной площадке нужен другой алгоритм работы, это инвестиции в производственную инфраструктуру, в технологии, в штат специалистов. Специалисты понимают, что от уровня питательных веществ зависит уровень лактации, от уровня минерально-витаминных добавок зависит продолжительность этого периода, от качества кормов — все вместе. Если корове дали питательных веществ на 1 Дж, а для выработки молока нужно 3 Дж, где она возьмет недостающих 2 Дж? В результате — у нее в молоко уходят собственные белки, жиры, кости, и это не метафора, так оно и есть на самом деле. Из-за активной физиологической стимуляции корова вырабатывается, это происходит через болезни, возникают: кетоз, остеодистрофия, остеомаляция, нарушения эндокринологического обмена и ряд других заболеваний, из-за которых корову выбраковывают.

— Разве в хозяйствах этого не понимают?

— Многие руководители идут по пути наименьшего сопротивления. Есть у них ремонтный молодняк, всех коров они могут поменять в течение двух лет и восполнить стадо. Но только чуть-чуть будет провал в ремонте, какие-то проблемы сократят молодняк, и восполнять стадо придется за счет покупного скота, а это большие деньги. То есть запас прочности в таком типе хозяйствования маленький.

— Сейчас все директора «считают экономику», всем важна эффективность производства. Юрий Давыдович, скажите, какой способ хозяйствования, по-вашему, более эффективный — «сжигать» корову за два года или, вложившись в инфраструктуру, полностью раскрыть генетический потенциал животного?

— Скотоводство не может развиваться, как другие направления, как свиноводство, например, экономически доказано, что скотоводство имеет более длинное инвестиционное плечо. Кроме того, молоко коровы при нагрузке, не соответствующей физиологическим параметрам, далеко до идеального по основным показателям: белку, жиру, аминокислотам.

У коровы с пиковой нагрузкой всегда есть иммунодефицит, она страдает скрытыми хроническими, в том числе инфекционными заболеваниями, и компоненты этих инфекционных процессов тоже попадают в молоко.

От больной коровы — больное молоко, от здоровой — здоровое, даже если речь идет о высокопродуктивной корове с рекордными надоями. Это молоко — безопасно, но не полезно. Эти вещи необходимо различать. И направление для развития хозяйств одно — получать биологически полноценный продукт. Для поддержки такого производителя можно было бы создать программу обеспечения молоком детсадов, больниц, школ, домов престарелых и т. д. Уже сейчас фермеры, которые не могут конкурировать с крупными хозяйствами по объемам, пытаются занять эту нишу, они за свою марку бьются, сами заказывают исследования в лабораториях, чтобы использовать их результаты для продвижения на рынке.

— Насколько обоснованы опасения, что в молоко попадают антибиотики, которыми лечат коров?

— Оценка на антибиотики проводится не всегда, кроме того, не все антибиотики у нас умеют определять. Грамотные специалисты находят препараты, которые не улавливаются в наших лабораториях.

— Получается, что ветеринары в таких хозяйствах объективно работают не на здоровье населения, а, скорее, против?

— Это очень большая проблема ветеринарии, у нас она вписана в систему Минсельхоза РФ, а специалист в хозяйстве зависит от директора, которому важна прибыль.

На Западе ветеринария не зависит от ведомства, там ветеринар решает две задачи: следит, чтобы никакая зараза не пришла на территорию, и за тем, чтобы с промплощадки выходил продукт полноценный и биологически качественный.

Хозяйства, на самом деле, разные, есть и такие, где принципиально не лечат животных за счет того, что соблюдают технологии, учитывают поведенческие реакции животного. Я для примера могу рассказать о некоторых нюансах таких технологий. Например, на дойке устанавливается специальный свет — такой, при котором у коровы не будет стресса. Здесь же установлены специальные чесалки. Если корова испытывает какой-то дискомфорт, она подходит и чешется.

— Это приспособление используется из опыта наблюдения за животными?

— Это не баловство животных, а точный научный расчет: когда чесалки убирают, то через месяц у 70% коров появляется посттравматический мастит. Возвращают — болезнь проходит. Ведь все начинается не с большого пожара, а с незатушенной сигареты. И есть механизмы профилактики, которые на ранней стадии не дают запускаться цепочке проблем.

Мы часто в своей практике сталкиваемся с хромотой коров и обычно, когда болезнь запущена. А на ферме «Лебедевская» есть специалист, который круглый год занимается санитарной расчисткой копыт.

Это профилактическая мера, она обеспечивает корове идеальную опору, у нее не будет ни хромоты, ни некробактериоза. А с больными ногами корова и на дойке «пляшет» и кормиться нормально не сможет. Она будет хватать еду и ложиться, чтоб ноги отдохнули, значит, норму в 250 кг корма не съест и 15 литров молока не даст. То есть профилактическая очистка копыт — важный фактор сохранения продуктивности. И таких тонкостей очень много.

— А в свиноводстве?

— То же самое. В одном хозяйстве взяли на Западе технологию выращивания свиней. А там в клетках у поросят какие-то цилиндрики на веревочках болтаются. Ну зачем? Решили не вешать. А когда приехали специалисты проверять технологию — сразу о цилиндриках спросили.

Оказывается, когда поросенок растет, ему нужно обязательно голову поднимать повыше, чтобы желудок развивался нормально. Это обеспечивает игра с цилиндриком, кроме того, это зарядка для мышц спины и позвоночника.

В результате такие «поросята с цилиндриком» имеют лучший обмен веществ, у них нет поноса и железодефицитной анемии и, самое главное, у них не бывает психоэмоционального стресса, от которого поросята дохнут как мухи. Он вызывает у них инфаркт миокарда и язвенную болезнь желудка. Но это, опять же, не случайность, а результат исследований, отработки технологии до точности.

— У нас и своя наука есть, она что — не работает?

— Наука есть, а научно-производственной базы, внедренческой — нет. Наука оторвана от производства, разработки ученых до практиков не доходят. Еще у нас нет биофабрик по производству лекарственных препаратов для животных, есть только для вакцин, а остальное покупаем за рубежом. Применять западные технологии не так просто, кроме «цилиндрика», в технологию входят витаминно-минеральные добавки, иммунологические препараты, закваски для корма и так далее, все это достаточно дорого.

— Значит, нам необходимо самим все это производить?

— Да, чтобы поддержать сельхозпроизводство, необходимо создавать инфраструктуру, которая обеспечит крестьянина премиксами и другими препаратами. Если будет эта инфраструктура, то и у хозяйства будет возможность развиваться. Для этого нужны и наука, и доступ к новым технологиям, и кадры.

А у нас не то что специалистов, у нас самих крестьян скоро не останется, мы близки к критической точке.

Поэтому речь сейчас должна идти не о прибыльности сельского бизнеса, а о том, чтобы территорию оживить, чтобы жизнь там была. Примеры, кстати, есть. Директор ЗАО «Ивановское» Виктор Бамбух поднял хозяйство с нуля, к его территории подъезжаешь — такое ощущение, что климат меняется. У него в селе такая площадка для детей построена, что со всего района родители привозят детей поиграть, — Диснейленд местного значения. Для пенсионеров выстроил целую улицу комфортабельных домов… За всем этим стоят экономика и доверие людей, которого он добился. К сожалению, других примеров — как люди не хотят работать — значительно больше, очень многие обременены этим заболеванием — бездельем.

— Юрий Давыдович, у нас ведь и специалистов не хватает, зачастую один зоотехник работает на несколько хозяйств…

— Высшее профильное образование было заложником производства, еще пять лет назад зоотехники не были востребованы на рынке. У нас в Аграрном университете существовал зоо­инженерный факультет (позже его переименовали в биологотехнологический), пять-семь лет назад он выпускал по 200 зооинженеров, а сегодня осталась одна группа — 25 человек. В какой-то момент руководители хозяйств посчитали, что сами в кормах и породах скота разбираются, а при низком уровне продуктивности можно и без зоотехника обойтись. А раз выпуск сократился — появился дефицит.

Тот же Виктор Бамбух долго искал обычного оператора искусственного осеменения, нашел где-то на Алтае в глухом селе, переманил к себе, дом ему построил… Зато с этим специалистом продуктивность в хозяйстве сразу подскочила.

Племенное дело — одно из важнейших параметров, только искусственное осеменение позволяет получать качественный молодняк для ремонтного стада. Если говорить о штате для племенного дела, то в хозяйстве должны работать два специалиста с высшим образованием, два со средним и техник-осеменатор. Для их работы необходимо отдельное помещение, то есть это целая инфраструктура. А когда все это заменяют быком и думают, что все проблемы решены…

Бык передает коровам лейкоз, хламидиоз и еще целый ряд опасных инфекционных и паразитарных заболеваний. И его генетический потенциал тут абсолютно не важен, потому что использование быка — это нарушение современной технологии.

Естественное осеменение ведет к резкому нарушению биологической защиты, оно никогда не попадет под 3 и 4 уровень зоосанитарной защиты. Полученное в результате молоко не соответствует заявленным международным стандартам, с ним нельзя выйти на внешний рынок. Лейкоз — рак крови — вирусное заболевание, и справиться с ним не могут те хозяйства, где нет искусственного осеменения.

Под руководством министра сельского хозяйства Василия Андреевича Пронькина разработана комплексная программа по ликвидации лейкоза в Новосибирской области, где задействованы финансовые рычаги, — увязано получение господдержки с усилиями по борьбе с лейкозом.

Нужно двигаться вперед — от безопасного продукта к полноценному, от неэффективного производства к высокотехнологичному, пока еще есть для этого достаточная ресурсная база.