Как содержать коров на ферме

Молочная ферма — предприятие высокой интенсификации животноводства, а это значит, что здесь делается все возможное для получения максимального количества молока при минимальных затратах труда и средств.

В обеспечении такой работы предприятия основное значение имеет технология производства молока, которая в отдельных своих звеньях меняется в зависимости от природно-кладматических, хозяйственных и других факторов, но основные технологические принципы содержания животных для всех хозяйств примерно одинаковые. Поэтому молочные комплексы классифицируют, учитывая их основные технологические операции : способ содержания, систему удаления навоза, системы кормораздачи и доения коров.

К корове, содержащейся на молочной ферме, предъявляется целый ряд требований, о которых раньше и не думали. Так, при отборе коров для содержания на индустриальных фермах учитывают возраст, общее развитие и телосложение, породность, состояние здоровья, а также нрав животного. Тщательно обследуют состояние конечностей и копыт, вымени, его пригодность к механическому доению.

В настоящее время применяют три способа содержания молочных коров: привязный, беспривязно-боксовый и беспривязный с использованием глубокой несменяемой подстилки.

На привязи. В основе привязного содержания коров — наиболее распространенного способа — лежит постоянное пребывание коров в стойловый период в помещении, где для каждого животного предусмотрено определенное место (стойло) с кормушкой и поилкой.

Чтобы ограничить движение животных в помещении, каждое стойло оборудовано устройством для фиксации (привязывания) в нем животных. При этом животное может беспрепятственно стоять, лежать, поедать корм, пить воду и т. д.

Все операции по обслуживанию животных осуществляются на месте, в стойлах. Корма доставляются в помещение и раскладываются по кормушкам в зависимости от молочной продуктивности каждой коровы, воду подводят к каждому стойлу, животные могут пить ее в неограниченном количестве в любое время суток в зависимости от потребности.

Для утепления пола стойл и содержания животных в чистоте часто используют подстилку — солому, торф, опилки, которые поглощают сырость и вредные газы. Но это удорожает содержание животных, поскольку подстилочные материалы могли бы использоваться для других целей.

Доят коров на привязи, как правило, непосредственно в стойле, а затем в ведрах или по трубопроводу молоко транспортируется в централизованную молочную.

В стойловый период животных обязательно выпускают из помещения на прогулку. Для этих целей используют прилегающие к коровникам выгульные площадки с твердой гладкой поверхностью. Выгульные площадки часто оборудуют кормушками, которые можно легко загружать кормами с помощью специального кормораздатчика. При отсутствии в хозяйстве пастбищ животные все летнее время кормятся на этих площадках, даже зимой, в хорошую солнечную погоду.

И все же, как показала практика, несмотря на удачное решение отдельных элементов, в целом привязное содержание коров обходится гораздо дороже беспривязно-боксового и беспривязного с использованием глубокой и несменяемой подстилки. Так, привязное содержание позволяет закрепить за одной дояркой только 25 коров. В стойловый период, несмотря на прогулки, животные все же мало двигаются, что отрицательно сказывается на их здоровье, а следовательно, и на величине удоев.

И без нее. При содержании коров большими группами без привязи их не фиксируют в одном месте. Животные могут свободно подходить к кормушкам, поилкам, выходить на выгульные площадки. Главная особенность этого способа — использование основного помещения только для отдыха животных на подстилке, которую не сменяют в течение 5—6 месяцев. Поэтому в помещении не устанавливают оборудование, а это дает возможность разместить в нем в полтора раза больше животных, чем при содержании на привязи. Кормят и поят животных в специальных помещениях или на выгульных дворах. Здесь можно механизировать все процессы, применяя высокопроизводительную технику.

Изменяется сам рабочий процесс на ферме: животные переходят как бы на «самообслуживание». Имея свободный доступ к кормам, поилкам, поскольку в помещениях всегда ворота открыты, коровы сами регулируют свой режим, они едят и пьют, когда захотят и сколько им потребуется. Единственный, строго регулируемый технологический процесс — доение коров, которое осуществляется в точно определенные часы, и кормление животных концентратами.

В этих условиях доярки в специальных доильных залах на оборудованных там современных доильных установках получают возможность обслуживать по 100 и более коров.

Но беспривязное содержание не позволяет точно нормировать кормление животных.

Словом, у привязного и беспривязного содержания есть свои плюсы и минусы. И то и другое. Есть еще разновидность беспривязного содержания, когда животных не привязывают, но каждое из них располагается на своем месте, в так называемом боксе.

Бокс — это невысокие ограждения в виде перил, ограничивающих с двух сторон место для каждого животного в помещении (см. рис.). Боксы размещают вдоль коровника рядом один к одному, и когда в них заходят животные, то оказываются бок о бок. С одной стороны перед боксами есть загородка. Она не позволяет животным выходить из бокса вперед. Назад же из бокса животное всегда может выйти пятясь. Каждое животное запоминает выбранный бокс и только в него приходит отдыхать. Оно как бы привязано привычкой к своему месту отдыха.

Из-за этой привязанности называют иногда боксовое содержание комбинированным: животное всегда отдыхает на своем месте, как в случае с привязным содержанием, но и всегда, как при беспривязном, может покинуть это место.
Боксы могут быть с кормушками (рис.), и тогда в них животные отдыхают и кормятся. Бывают и без кормушек, и тогда животные ходят кормиться на кормовую площадку или летом на выпас.

При боксовом содержании коров их доят в доильных залах или на доильных площадках.

Читайте так же:

  • Чем поить теленка при поносе Авторы Сильвия Кегоу Джуд Хайнрикс Государственный университет Пенсильвании Отделение молочного животноводства и зоологии Введение Восстанавливающие водный баланс растворы для приема […]
  • Лечение перикардита у коровы ТРАВМАТИЧЕСКИЙ ПЕРИКАРДИТ (Pericarditis traumatica), воспаление перикарда, возникающее вследствие его повреждения. Наблюдают гл. обр. у кр. рог. скота. Т. п. развивается обычно как […]
  • Бык на спине Значение тату с быком всегда было четким и ясным. Бык является воплощением мужского начала, но не только им, а еще и производительной мужской силы. Бык всегда связан с чем-то мощным, […]
  • Строение желудок коровы Сегодня мы поговорим о том, сколько желудков у коровы. Это сельскохозяйственное животное, которое питается растительным кормом и грубой пищей. Поэтому его пищеварительная система […]
  • Физико-химический состав молока коров Научные публикации аграриев Брянщины Химический состав молока коров черно-пестрой породы различных генотипов Длительное время селекцио­неры в нашей стране занима­лись в основном […]
  • Самые популярные породы коров в россии Корова является одним из популярных представителей крупного рогатого скота. Это животное чаще других можно встретить на деревенском подворье или в фермерском хозяйстве. Корова незаменима и […]

В настоящее время разработан более совершенный вариант беспривязного содержания коров — сменно-поточный, в котором сочетаются положительные элементы всех способов: коровы на время кормления фиксируются у кормушек и получают нормированный рацион в соответствии с их продуктивностью и физиологическим состоянием.

Такая технология обеспечивает поточное промышленное производство молока, создает условия для применения комплексной механизации и автоматизации труда, более эффективного использования средств производства, производительность труда повышается в 4—6 раз. Доильные и кормовые залы функционируют по 14 —16 ч в сутки, вследствие чего в 2 — 3 раза сокращаются потребности в доильных установках и затраты на их обслуживание, в 4 раза уменьшается количество кормораздатчиков и в 1,2 раза — площадь производственных помещений.

При проектировании животноводческих комплексов в пригородных зонах крупных городов и индустриальных центров немалое значение имеет экономия площади под застройку. Поэтому все шире начинают применять проекты многоэтажных молочных комплексов.

Трехэтажный коровник на 1200 коров беспривязно-боксового содержания уже работает в Московской области. Высота его 11 м, высота каждого этажа 3,6 м. А вот по какой схеме идут в нем основные технологические процессы: кормление — из кормосмесительного отделения корм по ленточным транспортерам поступает в приемные бункера ленточных кормушек и далее к каждому животному; доение — на доильных установках типа «Елочка»; навозоудаление — внутри помещения навоз убирают скреперными установками в вертикальную шахту, откуда через навозоприемник он перекачивается насосами в цех на переработку.

В коровниках применяют автоматизированные системы регулирования микроклимата, снабжения горячей и холодной водой, удаления навоза и раздачи кормов. Есть центральная диспетчерская служба и промышленное телевидение.

Место для коровника выбрано у основания небольшого косогора с уклоном 6°. И это не случайно, а для организации выгула животных: выгульные площадки второго и третьего этажей расположены каскадно на уровне каждого этажа и соединены со зданием переходными открытыми эстакадами шириной 6 м. Площадки для выгула животных на первом этаже сделаны с противоположной стороны здания.

Дойное стадо обслуживают 20 рабочих (операторы, механизаторы, электрики и т. д.).

Спускают и поднимают животных на специальных лифтах один раз в год (в родильное отделение или на выбраковку).

В Германии разработан проект круглого коровника для большого поголовья, в котором коров доят и кормят в боксах. Боксы расположены радиально, в центре помещен пульт управления раздачей кормов и доением. Подача кормов и доение производятся через комплекс автоматического оборудования, двигающийся по радиусу над боксами, к которому прикреплены доильные аппараты, молокопровод и скребок для уборки навоза. Корм подается насосом через трубопровод. Скорость движения доильной машины с оборудованием для подмывания вымени и кормораздачи регулируется автоматически. При такой конструкции коровника отпадает необходимость в специальных помещениях для доения и кормления, а также в транспорте для раздачи корма.
А.Г. Залыгин

В Молдове осталось мало коровьих ферм. Поголовье крупного рогатого скота в частных хозяйствах ежегодно сокращается. В причинах разбиралась корреспондент «МИР 24» Ксения Яниева.

Основа молочной отрасли Молдовы – буренки из частных хозяйств, в которых собирают 80% сырья для крупных предприятий. Каждое утро фермеры доят кормилиц и относят молоко в специальные пункты приема. После тщательной проверки его отправляют на фабрики.

«Сейчас по списку у меня 30 человек. Это очень мало, если сравнивать с тем, как было раньше. Мы уже 20 лет занимаемся сбором молока. И в те времена только в нашем селе молоко сдавали 360 фермеров. Видите разницу? Сейчас уменьшилось количество скота», – сказла сборщик молока, лаборант Лариса Кучук.

Крестьянам стало невыгодно содержать животных из-за низкой закупочной цены на молоко. Пункты приема дают всего по 20 центов за литр.

«Где это видано? Бутылка газированной воды стоит больше, чем один литр крестьянского молока! Мы получаем копейки. Я на зиму закупил 100 мешков люцерны. Но доходы от молока покрывают мои расходы примерно на четверть», – возмущается сдатчик молока Сергей Плэмэдялэ.

Поставщики молока требуют денежной помощи от государства. Они хотят дотаций на каждый литр своего продукта: по примеру европейских стран и соседней Украины, где за каждый литр выплачивают компенсацию.

«Такая практика была и у нас какое-то время назад. Но в то же время было зафиксировано большое количество нарушений. Молоко подделывалось. Поэтому было принято решение направлять субсидии только на развитие ферм», – отметил главный консультант Министерства сельского хозяйства Валентин Рошка.

Пока даже субсидии не помогают восстановить животноводческий сектор в Молдове. Создание современной фермы стоит больших денег. Строительство хозяйства еще не завершено, а инвестиции уже перевалили за три миллиона долларов. Из них государственных – всего 60 тысяч.

«Мы подали заявку на получение субвенций и получили. Это дотации на покупку коров и техники. Строительство фермы не закончено, и подать заявление на возмещение всех строительных затрат мы пока не можем. Но планируем сделать это по окончанию всех работ», – сказал администратор фермы Виктор Колин.

Ферму открыли всего год назад, но уже всем ставят в пример. 330 коров породы гольштейн завезли из Голландии. Каждая дает в среднем 30 литров молока в день.

«Благодаря современным технологиями мы отслеживаем всю цепочку. Знаем, во сколько корова зашла в зал для дойки, сколько молока она дала и за какой период времени», – пояснила ветеринар фермы Дойна Спейлу.

Все процессы здесь полностью автоматизированы. В день на ферме собирают более семи тонн жирного молока. На каждую корову нацеплен чип. По нему компьютер считывает всю необходимую информацию, а количество сдоенного молока отображается на специальных индикаторах.

Контракт с молокозаводом позволяет держаться на плаву. Увеличить доходы планируют собственным производством. И, возможно, в скором времени на прилавках будет стоять фермерская сметана и местный творог.

Сотрудники одной из ферм Подмосковья и неназванной IT-компании создали и протестировали шлем виртуальной реальности для коров. Как утверждает Министерство сельского хозяйства Российской Федерации, эксперименты со шлемом показали, что он позволяет снизить тревожность у коров.

Виртуальную реальность достаточно давно используют не только для развлечения и образования, но и в медицинских целях. Многие исследовательские группы работают над методами, позволяющими воздействовать на психоэмоциональное состояние людей — часто для лечения психических расстройств. Например, виртуальную реальность успешно использовали для лечения или снижения выраженности симптомов депрессии, паранойи, а также фобий при расстройствах аутистического спектра. Однако это не означает, что виртуальная реальность может помочь только людям.

Поскольку психологическое состояние зачастую влияет на продуктивность и другие аспекты работы организма, специалисты неназванной фермы решили проверить, можно ли добиться снижения тревожности у коров, используя виртуальную реальность. Для этого они модифицировали обычный VR-шлем и адаптировали его под анатомию коровьей головы.

Прототип VR-шлема на корове

Министерство сельского хозяйства Российской Федерации

В пресс-релизе Министерства сельского хозяйства заявляется, что эксперименты с коровами на ферме показали снижение уровня тревожности и повышение «общего эмоционального настроя». При этом в нем не раскрывается методика исследования, а также конкретные числовые значения индексов тревожности до и во время использования шлема. Разработчики собираются в дальнейшем провести эксперимент по изучению влияния VR-шлема на продуктивность молочных коров.

Ранее виртуальную реальность уже использовали для изучения поведения животных. Например, в 2017 году немецко-австрийская группа ученых создала несколько стендов виртуальной реальности для мышей, рыб и мух. А для исследования муравьев в том же 2017 году была создана беговая дорожка с подвесом.

Свежее

Диоксид серы проявил полиаморфизм под давлением

Китайская дикая голубика оказалась неплохим консервантом

Планетолог разрешил глубинные океаны магмы на Венере

Данные от волонтеров помогли алгоритмам пересчитать пингвинов

Boeing повторит беспилотный полет Starliner из-за неудачи при первом запуске

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Как сообщает пресс-служба правительства, на родине животные уже прошли карантин, а сейчас им предстоит провести еще месяц в специально подготовленном животноводческом помещении.

— До завоза скота мы провели профилактическую дезинфекцию помещения, проверили качество воды, кормов, заготовленных совхозом. В течение месяца будем проводить ежедневные осмотры, термометрию, наблюдения за животными, — рассказал руководитель станции по борьбе с болезнями животных №7 Геннадий Добренко.

Напомним, ферму на Сахалине начали строить в 2016 году. Рядом с ней появился новый коттеджный поселок из 50 жилых зданий. Новый комплекс включает три коровника, три телятника, доильно-молочной блок. Здесь есть собственные дизельная установка, котельная и станция водоподготовки. Построены восемь сенажно-силосных траншей, здания и сооружения основного производства, переработки навоза, а также вся необходимая инженерная и транспортная инфраструктура.

Всего на ферме планируют держать тысячу коров. Еще одну партию европейских нетелей ожидают совсем скоро, а весь скот планирую доставить к лету 2019 года.

По плану, комплекс будет производить для жителей региона более семи тысяч тонн молока в год.

Знакомство с племзаводом «Дружба» для нас началось с осмотра помещений, где отдельно содержатся новорожденные телочки и бычки. Молодняк и день, и ночь находится под пристальным контролем работников молочнотоварной фермы номер три племзавода. Ведь любая мелочь в содержании, кормлении, лечении в первые дни жизни телят важна как никогда. К примеру, удаление рогов телятам лучше всего делать, когда рог только прорезается в виде сантиметрового бугорка. Не успеешь вовремя, потом не оберешься бед – взрослые животные не удаленными рогами могут поранить и себя, и «соседку», и обслуживающий персонал фермы. В таких нюансах здесь разбирается каждый работник хозяйства, так как все трудятся на одну общую цель – сохранение и повышение генетического потенциала стада КРС. Всего на двух фермах племзавода, включая всех специалистов, трудятся 50 человек, это весь персонал – от сторожей до телятниц, и каждый, как мы убедились, подкован «на все сто» в вопросах содержания, кормления, лечения животных.

– Бычков айрширской породы мы сразу продаем на другие фермы – доращивать на мясо, – рассказывает о рабочих буднях хозяйства и.о. главного ветеринарного врача ОАО «Племзавод «Дружба» Роберт Калайджан. – Телочки-айрширки находятся здесь до возраста 40 дней, а потом переводятся в общий профилакторий-изолятор. Сейчас идет очень плотный отел. Телят получаем много, поэтому пришлось задействовать и второй дополнительный изолятор. Молодняк живет в помещениях профилактория по семь голов. Телята содержатся на глубокой подстилке в отдельных «кольцах», вся территория изоляторов ежедневно чистится и убирается. В случае ветреной и холодной погоды помещения для молодняка утепляются. Телята содержатся здесь до возраста 110 дней, затем переезжают на нашу вторую ферму – по доращиванию молодняка, где при достижении веса в 365 кг первотелки осеменяются, становятся стельными. Нетели стельностью 5 месяцев переводятся обратно на молочнотоварную ферму N° 3, здесь они в течение двух-трех месяцев адаптируются к условиям и потом телятся. При этом нетелям делаются все предродовые прививки. Например, мы прививаем сухостойных нетелей против колибактериоза, чтобы защитить будущее потомство от данного заболевания. В общем, животные проходят весь комплекс профилактических прививок до отела, а также витаминизацию. Очень эффективна прививка с общим комплексом витаминов – Суперамино-С. В весенний период применяем Катозал, в составе которого также есть комплекс витаминов.

Пока мы прогуливаемся по ферме, везде видим чистоту и порядок, территория между корпусами заасфальтирована. Роберт Ашотович рассказывает, что коровы осеменяются на молочнотоварной ферме N° 3. Здесь работают два техника-осеменатора, которые выявляют коров «в охоте». У них свой график работы. Как правило, выявление животных в охоте происходит после доения в течение двух-трех часов.

– Все необходимое оборудование для эффективного и качественного осеменения у нас есть свое. Сосуд Дьюара для длительного хранения семени, термостат, современный микроскоп и прочее. Готовое замороженное семя закупается в НПСХП «Астер». Мы регулярно проверяем семя на активность. Если не подходит один бык-производитель, просим его заменить, и нам идут навстречу. На ферме N° 3 мы принимаем отел, раздаиваем отелившихся первотелок и коров, обеспечиваем новорожденным телятам качественное содержание и уход.

Изучая жизнь фермы племзавода, застаем процесс кормления: подросшие телята уже вовсю едят практически «взрослые» корма – сено, силос, сенаж – в виде кормосмеси. Телятница, в чьи обязанности входит уход за молодняком, подкармливает их, дает дополнительно к корму специализированные гранулы с витаминами. Малышам нравится, они с удовольствием тянут мордочки за добавкой. В кормосмеси для телят – предстартер и зерна кукурузы.

Рядом с МТФ расположено пастбище, которое не простаивает ни дня. Каждый день для коров здесь организуют прогулку. За порядком следит пастух – работник предприятия. Во время нашего визита он выгнал лактирующих коров на пастбище. Правильно! Нечего лежать. Прогулки на свежем воздухе, к примеру, помогают организму коровы синтезировать витамин D, который увеличивает молочную продуктивность и витаминную активность молока.

Для каждого база-корпуса – свое расписание прогулок, свое определенное время. В целом каждый баз выгоняется на пастбище на час в день. При этом прогулка имеет и еще одно ценное свойство: пастух отслеживает физическое состояние животных. Вечером отчитывается начальству: «Вот эта корова гуляла мало и сразу прилегла». У ветеринаров уже есть подозрение, что она плохо себя чувствует. Животное обследуют, при необходимости – назначают лечение.

– Смысл активного моциона – в движении, коровы, можно сказать, на пастбище не кормятся, а движутся, – объясняет Роберт Калайджан. – Ведь движение – это жизнь и здоровье. Благодаря таким прогулкам животные меньше болеют, а у фермы естественным образом снижаются затраты на медикаменты.

Дальше наша экскурсия проходит по родильному отделению и профилакторию для только что отелившихся коров. Отел проходит в естественных условиях в специальных боксах, корова находится в родильном помещении без привязи. Родовспоможение требуется в очень редких случаях, чаще всего в нем нуждаются первотелки. Кстати сказать, родовая для первотелок построена отдельно. Здесь каждую ночь также дежурит доярка. Всего четыре человека всегда находятся на ночном дежурстве на МТФ. При необходимости помогают друг другу. В племзаводе высокий показатель по выходу телят. Получают 90 телят на 100 коров.

– Отел происходит так же, как в природе: корова самостоятельно родила теленка и сразу облизала его, – говорит и.о. главного ветеринарного врача племзавода. – Час-полтора теленок находится с коровой, что способствует лучшему отделению последа. Только потом новорожденный «переходит в руки» опытных дояркок. Доярки здесь несут дежурство круглосуточно, сменяя друг друга. После того как доярка примет отел, она раздаивает корову, чтобы не более чем через два часа после рождения выпоить малыша молозивом. Отелившаяся корова – это мишень для многих рисков, для заболеваний. Поэтому отелившихся коров мы выпаиваем специальным энергетиком. В отдельном помещении содержатся глубокостельные коровы, готовящиеся к отелу, их тщательно отбирают по данным многочисленных исследований и анализов. Также в специальных корпусах проживают и нетели, и первотелки.

В хозяйстве установлен доильный зал «Елочка» производства «ДеЛаваль», который принимает на дойку одновременно по 12 голов животных. Утренняя дойка начинается в четыре часа и заканчивается в половине девятого. Вечерняя – тоже с четырех до половины девятого. Все молоко автоматически собирается в семи- и четырехтонный холодильники. В этих емкостях молоко охлаждается до плюс четырех градусов. Ежедневно приезжают молоковозы и забирают молоко; как правило, это происходит утром. После каждой дойки все оборудование доильного зала промывается в автоматическом режиме. Промывочное оборудование, препараты – все также производства «ДеЛаваль». За исправность «Елочки» отвечает слесарь-техник племзавода. В доильном отделении работают два дояра и один – подменный.

В племенном хозяйстве каждый теленок и каждая корова – на строжайшем учете: на шее у животных висят транспондеры – датчики, которые по сути являются электронными идентификационными карточками. Транспондер идентифицирует корову при ее вхождении в доильный зал, на кормоместа, при прохождении через сортировочные ворота и в других случаях. С этой информацией автоматически может учитываться индивидуальный надой молока с каждой коровы и реализовываться многие-многие другие возможности по содержанию животных. База данных по молоку обновляется оперативно. Это лишь одна из возможностей системы учета, применяемой в ОАО «Дружба».

Оздоровление по лейкозу

– Я пришел работать на племзавод в 2010 году, – вспоминает Р. Калайджан. – В то время здесь содержалось до 120 голов РИД-положительных животных. Убрать их сразу из стада, продав на мясо, мы не могли, они были стельные. Но нашли выход: отделили РИД-положительное поголовье от здорового, сделали для них отдельное помещение – профилакторий-изолятор. Потом на ферме по доращиванию освободился корпус. И мы перевели все плюсовое поголовье туда, а минусовое разместили на молочнотоварной ферме номер три. По мере отела постепенно всех РИД-положительных животных мы вывели из стада. И как итог, с августа 2015 года в нашем хозяйстве – ноль процентов по лейкозу.

Специалисты племзавода привели следующие говорящие статистические данные по инфицированности КРС вирусом лейкоза с 2011 по 2016 год. В ОАО «Дружба» в 2011 году было исследовано в РИД 3437 голов, из которых выявлено 139 голов РИД+, то есть 4% от общего поголовья. В 2012 году количество РИД-положительных животных уменьшилось и уже составляло 89 голов – соответственно 2,9%. В 2013 году обследовано 3455 голов КРС, выявлено 26 голов, инфицированных вирусом лейкоза, – 0,7%. В 2020 году из 3694 голов КРС 11 оказались РИД-положительными, то есть 0,2%. Таким образом, за несколько лет удалось полностью оздоровить молочное стадо от вируса лейкоза. Сейчас поголовье племзавода исследуется два раза в год на лейкоз-РИД.

– Сегодня телят в 40-дневном возрасте всех до одного мы исследуем по ПЦР (на наличие заражения лейкозом), – говорит Р. Калайджан. – Это исследование дает достоверный и точный диагноз. Уже два года у нас не выявлено ни одной плюсовой пробы. Основной метод борьбы с лейкозом – это разделение стада на здоровое и лейкоз-положительное, а также постепенное выведение РИД-положительных животных. Также очень эффективна в борьбе с лейкозом ранняя диагностика по ПЦР, в 30–35 дневном возрасте. Если есть хоть малейшее подозрение, то животное сразу же переводится на содержание в отдельном изоляторе, проводится повторное исследование и далее принимается решение по каждому случаю.

Ранее в нашем крае, да и в России, заражение лейкозом происходило зачастую из-за несоблюдения санитарных норм, из-за применения многоразовых шприцев, инъекторов. Сейчас животноводство ведется современными методами, к каждой корове применяется индивидуальный подход: только одноразовый шприц, различные антисептики. Сегодня многие хозяйства, к примеру, перешли на Моновет (S-monovette) – индивидуальную систему взятия венозной крови. Сейчас кровь берется из-под хвостовой вены. Ранее брали из шейной, что очень усложняло весь процесс и зачастую являлось причиной распространения лейкоза.

Сегодня молоко, вырабатываемое на племзаводе, реализуется в основном на Кореновский молочноконсервный комбинат. Всего на ферме содержится 720 фуражных коров. Средний суточный удой на одну фуражную корову сегодня составляет 22 литра. Добавили 1 кг молока, если сравнивать с уровнем прошлого года. Вал также больше, чем в прошлом году, на 500 тонн. Суточный вал составляет 15–16 тонн молока.

К готовой продукции можно отнести и получаемых бычков. Их, как правило, очень быстро раскупают хозяйства Краснодарского края и Ростовской области на доращивание, на мясо.

– Примерно за месяц 35–40 голов бычков, – рассказывает Татьяна Шипилова. – Смотря какой отел. Если 80 голов телится, то примерно получим 40 бычков и 40 телочек. Телята все здоровые, так как матери – заранее привитые. Всех телочек мы оставляем у себя. Но раз в год производим племпродажу телочек – по плану это 72 головы (10 процентов от дойного стада). В этом году 60 голов приобрел инвестор из Павловского района. Вообще, в 2020 и 2015 годах был хороший спрос на айрширов. Краевые молочные хозяйства стремятся приобрести не просто корову, а высокоудойный скот. Наши айрширы в потенциале способны давать до 7100–7500 литров молока в год.

Такие показатели по выходу телят, по производству молока – это во многом результат правильного кормления животных. Корма для поголовья КРС племзавод заготавливает самостоятельно. Заготовка начинается в мае: нужны и сено, и силос, и сенаж. Техника для заготовки кормов также своя.

Директор ОАО «Племзавод «Дружба» Алексей Петрович Сидюков очень скрупулезно относится к системе питания животных. Все получаемые корма – высшего качества, заготавливаются в расчете на непрерывный цикл, то есть до заготовки следующих.

– В этом году успели заложить хороший влажный силос. Вот эта силосная яма – вообще замечательно получилась, – с гордостью показывает «кормовые заготовки» главный зоотехник племзавода Татьяна Шипилова. – У нас внедрены однотипное кормление, круглогодовой рацион. В кормосмесь входят сено, сенаж, силос, концентраты, патока. Все объемы планируются исходя из потребностей поголовья. Заготовленного сенажа должно хватить до мая, силоса – до августа. Если вдруг не хватит, то добавим из запаса сено. Молодняку, а иногда и коровам, даем также предстартерные корма, специализированные. Но пытаемся уходить от этого по экономическим причинам, дорого! Хотя предстартеры содержат витамины и минералы, и благодаря им животные получают дополнительную энергию. Все корма заготавливаем с использованием заквасок. В последнее время используем закваски, произведенные в Крыму, до этого приобретали рядом – в Тимашевске. Также соль и мел в кормушках лежат постоянно. Кроме того, соль и мел вносятся и в состав корма. Водопоение на фермах полностью автоматизировано, в зимнее время – с подогревом.

Борьба с различными заболеваниями

– Как правило, там, где применяется содержание коров по системе «солома для подстилки», все равно будет наблюдаться до 3–5% случаев заболевания маститом. Но нам удается эффективно с ним бороться, применяя средства защиты вымени после доения и до доения. Например, результативно такое средство как активная пена для обработки сосков до доения. Также мы работаем против мастита таким препаратом как Тетра Дельта. Препарат вводится внутрицистернально в воспаленную долю вымени. После введения сдаиваем, опорожняем полностью до капли. И снова вводим препарат. Как правило, двух-трех инъекций хватает, чтобы снять воспаление и довести животное до полного выздоровления. Если вы своевременно, в начальной стадии заметили возникновение мастита, то можно эффективно с ним бороться. Также применяем гомеопатические препараты – Мастометрин, Мастинол и другие. Кроме того, даже занимались акупунктурой, иглоукалыванием, которое, как оказалось, также хорошо помогает от мастита и решает многие другие проблемы со здоровьем стада. Например, при родах отделение последа идет намного лучше.

Молоко молоку рознь

Считается, что для человека и других животных вирус лейкоза крупного рогатого скота не опасен. Однако ученые на этот счет осторожны. После опубликования серии работ о близком генетическом и антигенном родстве вируса лейкоза крупного рогатого скота с вирусом Т-клеточного лейкоза человека диагностика и профилактика лейкоза приобретают особую актуальность.

Лейкоз – болезнь неизлечимая. Корова может носить вирус всю жизнь. В организме он живет в белых кровяных шариках (лейкоцитах), и уничтожить его невозможно. Но он постепенно разрушает организм. Через несколько месяцев болезнь проявляется в виде увеличенных лимфоузлов, исхудания животного, снижения его продуктивности и в конце концов приводит к гибели. Но до такого состояния дело, как правило, не доходит. Как правило, животное отправляют на убой раньше появления внешних признаков. В настоящее время нет эффективных методов лечения и препаратов против данного вирусного заболевания.

Свободная реализация молока (без предварительной пастеризации) возможна только от благополучных по лейкозу коров. Вирус лейкоза крупного рогатого скота не вызывает лейкоза человека и не относится к возбудителям зооантропонозных болезней. Но у гематологически больных животных в крови и молоке появляются различные метаболиты – вещества, обладающие лейкозногенной потенцией. Они накапливаются при прогрессировании лейкозного процесса. Поэтому молоко от гематологически больных коров в пищу не допускается. Молоко от коров, подозрительных на заболевание лейкозом (РИД-положительных), разрешается употреблять в пищу и перерабатывать на молочные продукты после пастеризации в обычном технологическом режиме или после кипячения.

Полученное от инфицированных вирусом лейкоза коров молоко может быть реализовано без ограничений, но только молокоперерабатывающими предприятиями, в технологии которых заложен обычный режим пастеризации. На качественные показатели молока инфицирование коров вирусом лейкоза никакого действия не оказывает.

– Повышаются требования к здоровью поголовья. К 2020 году в России молочное стадо КРС должно быть полностью оздоровлено от лейкоза, об этом не раз заявляли в Минсельхозе РФ, – подвел итог нашей беседы и экскурсии начальник ГБУ ветеринарного управления Калининского района Александр Владимирович Савченков. – Многое зависит от руководителя молочной фермы. Если он заинтересован в производстве качественного молока, то все сделает для этого. При правильном оздоровлении фермы от лейкоза идет не сокращение поголовья, а постепенная замена его здоровыми животными, независимо от их продуктивности. Это однозначно, если животное РИД-положительное, то оно должно выводиться из стада. Но до сих пор есть руководители, которые недопонимают остроту проблемы. Например, в Калининском районе работает ферма, где все поголовье содержится в одном корпусе. Разделения поголовья нет. Конечно, в таких условиях при наличии лейкоза освободиться от него будет трудно. Когда новые требования к качеству молока станут работать в полную силу, цена на молоко, полученное от РИД-положительного по лейкозу скота, будет ниже, да и потребитель становится все более образованным, и многие люди, узнав про наличие вируса на ферме определенных производителей, не станут приобретать их продукцию. Но пока вопрос по лейкозу – в подвешенном состоянии.

Фото предоставлено пресс-службой государственного управления ветеринарии Краснодарского края

Специальный выпуск газеты «Земля и жизнь» — «Животноводство для продвинутых», N° 6 (13), ноябрь 2016 год, страница 1,3.

В настоящее время, на базе поселка Орион совместными усилиями детей и взрослых создается Орион-ферма. Мы стремимся совмещать традиционный опыт русских приусадебных хозяйств и современные технологии, которые позволяют экономить время и получать более высокую продуктивность животных. Мы создаем условия содержания, которые наилучшим образом удовлетворяют потребностям наших животных.

Зачем?

Общение с животными имеет большое терапевтическое значение. Ухаживая за коровами, курами, собаками, наши дети познают, что такое забота и ответственность, учатся быть терпеливыми и внимательными. Благодаря нашей ферме, мы практически полностью обеспечили Орион яйцами и молоком. Мы производим свой творог, варим каши на своем молоке, дети с удовольствием пьют молочные коктейли, сделанные из молока. В настоящее время мы осваиваем технологию изготовления масла, йогуртов, кефира, сметаны и других молочных продуктов, необходимых для здорового питания.

Наши принципы

Профессионализм: Мы хотим создать хозяйство нового поколения и внимательно следим за новаторскими технологиями в сфере сельского хозяйства. Мы уверены: высокое качество продукции начинается с ответственного отношения к своей работе людей на ферме. Мы предъявляем высокие требования к самим себе и стремимся развиваться и искать пути совершенствования нашей фермы.

Благополучие животных: Нам не близок принцип «авось», и «чай не помрет». Мы уверены, что только те животные, которые содержаться в оптимальных условиях, могут производить качественную продукцию. Мы стремимся поддерживать чистоту и соблюдаем зоогигиенические нормы содержания животных. В ежедневном взаимодействии, мы учитываем этологические особенности тех животных, с которыми имеем дело.

В настоящее время в Орионе мы держим коров, кур. Кроме того, в Орионе живут две собаки – Шериф (помесь кавказкой овчарки) и Крафт (бернский зенненхунд).

Обитатели фермы

Корова Инь – корова Холмогорской породы. Мы выкупили Инь из совхоза. Долгое время она была пугливой, но теплота и доброта детей и взрослых ухаживающих за ней в корне изменили ее характер.

Корова Дочка – появилась в Орионе благодаря фирме «Борлас». Капризная, привередливая, но очень ласковая корова. Помесь Джерсейской и Швицкой породы.

Телочка Зорька – дочка коровы Инь. Перспективная молодая телочка с очень озорным характером. Лучшая подруга собаки Крафта.

Конь Ригель (по родословной – Гость) – жеребец Русской рысистой породы. Ригель – наш аристократ. Он принадлежит линии Старс Прайд — американского рысака. В 1947 году этот рысак был признан лучшим рысаком-производителем в США, стал родоночальником линии. Его потомки выиграли более в общей сложности более 25 миллионов долларов на разных соревнованиях. Один из прадедушек нашего коня, Невель Прайд, установил мировой рекорд на дистанции миля в 1969 году, и только в 1994 году этот рекорд смог побить другой рысак. Второй прадедушка, Супер Боул — то же рекордист, при продаже он был оценен в 600 000 $.

В Орион наш конь попал чудом – он имеет сложности с задними ногами и нам отдали его «в добрые руки» за небольшие деньги. В Орионе Ригель получил новое имя, а вместе с ним – новую жизнь. Ригель какое-то время катал детей, но сейчас – отдыхает и радует нас своим присутствием.

Шериф – большой сторожевой пес, охраняет ферму и курятник от лис. Обладает неуемной энергией, не в меру активным темпераментом, и потрясающе развитым охотничьим инстинктом: способен поймать все, что движется или не движется. Изз-за особенностей характера Шериф большую часть времени привязан.

Крафт – любимец всего Ориона, общий баловник. Крафта подарили нам совсем маленьким щенком. Крафт недоверчив к посторонним, но всей душой любит детей. Отличный партнер играм!

Если вы хотите угостить наших животных – учтите, пожалуйста, их вкусы. Коров можно угощать морковкой, яблоками, капустными листами и черным хлебом. Конь – с удовольствием ест морковь, яблоки и сахар-рафинад.

Какие стимулы надо применить государству для того, чтобы крестьянско-фермерские хозяйства не сокращали поголовье крупного рогатого скота молочного направления.

График увеличения и уменьшения молочного поголовья в Оренбургской области всегда напоминал американские горки. Только за последнюю пятилетку наш регион то входил в ТОП-10 по объёмам молочного производства, то опять вылетал из него. Почувствовав возможности свободного рынка, руководители хозяйств начинали лавировать от одного направления к другому. То вложатся в зерновые, то перейдут на подсолнечник. То заведут мясное стадо, то продадут всё и закупят высокоудойных коров на молочную ферму.

Отсутствие стабильности — одна из главных проблем молочной отрасли региона. Оренбургское министерство сельского хозяйства для стабилизации отрасли стало, помимо дотаций, активно применять адресную грантовую поддержку. И если фермер или агрофирма получали средства, то под какой-то определённый проект, за который шёл строгий отчёт.

Однако в таком деле, как АПК, даже деньги решают не всё. Стимулы вкладываться в молочное стадо бывают разные. Вплоть до своевременного осеменения коров, наличия специального оборудования, позволяющего обработать и сохранить молоко на первой стадии, ну и, разумеется, реализации.

Так какую же поддержку надо оказать хозяйствам, фермерам и личным подворьям, чтобы те не уменьшали. А увеличивали дойное стадо?

Казённый «локомотив»

В 2017 году на территории области было открыто несколько крупных животноводческих комплексов, как мясного, так и молочного направления. Строительство каких-то ферм или откормочных площадок частично дотировалось государством. А кто-то полагался только на свои силы и средства.

Фермеру Вячеславу Турову из Новосергиевского района, можно сказать, повезло. Он получил грант на строительство семейной фермы, которая в результате вышла на уровень крупного комплекса на 200 голов молочного стада. Своих средств хозяину пришлось вложить примерно столько же, сколько им было получено из казны.

Проект только числился «семейной» фермой. Но на самом деле был гораздо круче и дороже. Ферма, коровник, телятник, родилка… Счёт уже шёл на десятки миллионов рублей: грантовых, собственных, кредитных. Однако фермер был очень доволен, что в стойлах нового комплекса, рассчитанного на 200 животных, уже стояла первая сотня только что приобретённых тёлок высокоудойной породы.

— Если б вы видели, в каком состоянии мне досталось это хозяйство! – качал он головой. – Первый раз собрал людей в конторе. А там холод, трубы разорвало. Мне говорят, может, здесь сначала отремонтируешь? А я только что с фермы. Ну, коровы тощие недокормленные, понятно. Но в телятнике крыша провалилась, на маленьких телят снежок сыплет. Нет, говорю, сначала крышу кроем. Вот прямо сейчас. А если здесь холодно заседать, значит, в коровнике собираться будем.

Хозяйство в селе Красная поляна Туров выкупил, когда здесь уже не осталось ничего ликвидного. Для этого пришлось продать свою ферму с мясным поголовьем в соседнем районе. Но денег всё равно не хватало. Господдержка в виде гранта от областного минсельхоза стала тем «локомотивом», который простимулировал не только строительство фермы, но и переоснащение всего остального.

Перестроенный телятник и родильное отделение теперь сияют чистотой. На новой ферме за корма, вентиляцию и навозоудаление отвечает автоматика. Доярки хорошо зарабатывают, поскольку современными доильными аппаратами успевают обслужить гораздо большее количество коров. А молокопровод, моментально доставляя продукт в специальную ёмкость, не даёт попасть в продукт микробам и бактериям. Сохраняет высокое качество естественным образом, стерильной чистотой.

Да и сами доярки совсем по-другому смотрят на жизнь, получив возможность после смены принять душ, переодеться, отдохнуть, посмотреть телевизор. И уже сами стремятся поддерживать на ферме европейскую чистоту и порядок.

Когда губернатор и областной министр сельского хозяйства тожественно перерезали ленточку, наблюдавшие за ними доярки и скотники честно признались, что не надеялись на возвращение в родное село нормального производства. Одна из работниц рассказала, что переехала сюда из соседнего района вместе с мужем, взрослым сыном и младшей дочкой. Дома была полная безнадёга. А тут вся семья занята, зарплату получает и может дома скотину держать. Дом, кстати, семье купил фермер, собирающий по всем окрестностям уцелевшие трезвые кадры.

Окупить не хватит жизни

А вот руководитель ЗАО «Нива» из Октябрьского района Ольга Попова о том, что ферму строила сама, без чьей-то помощи, говорила то ли с гордостью, то ли с обидой.

— Я считаю, что выделять до 30 миллионов на семейные фермы нерационально, — призналась она. – Если б нам отдали такую сумму безвозмездно, был бы гораздо больший экономический эффект. И вложение в производство, и отчёт за каждую копейку. А мы на гранты особо не рассчитываем. Тут даже с кредитами были проблемы.

Когда после смерти мужа Ольге Семёновне пришлось занять должность руководителя крупного даже по меркам области хозяйства, на молочное направление особой ставки не было. 200 голов красной степной породы не отличались высокими надоями, так как считались мясомолочными.

Пришлось заниматься селекцией. В 2020-м хозяйство стало племрепродуктором по красной степной породе. Молочное поголовье вышло на максимальный уровень до пяти тысяч литров в год с одной коровы. И это был предел по надоям. Вот тогда и было решено закупить тёлок чёрно-пёстрой породы, у них отдача — до 7000 литров в год. Но перед этим построить современную молочную ферму, оснащённую по последнему слову техники.

И этот молочный комплекс был выстроен на собственные средства. При планировании сметная стоимость коровника была рассчитана на 72 миллиона рублей. 36 миллионов своих средств хозяйство наметило выделить сразу. Остальные оформить субсидируемым банковским кредитом.

Однако по новым временам кредиты стали выдавать не в Октябрьском и даже не в Оренбурге, а непосредственно из столицы. Московские клерки показали свою явную незаинтересованность в далёком от них оренбургском хозяйстве. Сначала было сказано, что кончились лимиты, потом – что устанавливают повторные. Прошёл месяц, второй, третий. Не дожидаясь милостей из столицы, хозяйка агрофирмы на месте нашла средства для начала строительства. И от банковских услуг отказалась.

— А буквально через пару дней после этого, — улыбнулась Ольга Семёновна, — из Москвы пришёл установленный лимит для кредита. Очень хороший, выгодный, краткосрочный. Но нам он уже не был нужен. Телятник мы тоже строили за собственные деньги.

Сейчас в «Ниве» тысяча голов крупного рогатого скота. 400 из них дойных. И на этом решено остановиться. Попова призналась, что до 400 голов дойное стадо ещё не считается рентабельным. Более 500 голов требуют особого подхода в производстве кормов и дополнительных вложений в агротехнологии. А вот от 400 до 500 – оптимальное количество для крепкого хозяйства.

Что же касается государственного стимулирования развития молочного направления, то тут хозяйка «Нивы» уверяла, что вообще-то государство хорошо стимулирует аграриев. По крайней мере, в Оренбургской области.

Вот в последние годы, при начислении субсидии на условный гектар, «Ниве» ставят коэффициент 3. При том, что максимальный коэффициент – 4. Он зависит от количества поголовья КРС. То есть если хозяйство занимается животноводством, тогда субсидируется и полеводство, без которого не будет нормальной кормовой базы.

Однако цена современного комплекса — заоблачная: у «Нивы» ушло без малого 100 миллионов рублей. Этот фактор тоже отпугивает потенциальных инвесторов — когда же всё окупится?

— Сказать вам честно, при моей жизни окупиться ещё не успеет. Зато и люди, и животные здесь будут находиться в нормальных условиях. И технологии производства будут соответствовать 21 веку. 50 работников, занятых у нас в животноводстве, уже сейчас зарабатывают на городском уровне. объясняет Ольга Попова.

Глядя на убеждённую в своей правоте хозяйку крупной агрофирмы, вспоминалось, как на открытии комплекса губернатор Юрий Берг, вручая ей букет цветов, оглянулся на таких же руководителей крестьянско-фермерских хозяйств, и произнёс: «Учитесь, мужики!»

Что же касается сбыта, то практически всё сырьё забирает маслосырзавод в Октябрьском. Брынза, «плетёнка», «Сулугуни» давно полюбились оренбуржцам. Правда, до недавнего времени зимой их продукцию днём с огнём было не сыскать. Сейчас ситуация меняется:вслед за фермой масштабную реконструкцию затеяли и на заводе.

Семя, да не в почву

Ташлинский район в нашей области считается особо молочным. И луга заливные в низовьях Урала, и климат подходящий для заготовки кормов. Но главное, здесь по традиции местные жители привыкли держать на подворье хотя бы одну бурёнку. А зачастую — и не одну.

И если в общественном секторе района зарегистрировано 26 тысяч голов КРС, то в частном ещё 10 тысяч. В сёлах организованы кооперативы, которые собирают сырьё и сдают его, как и подавляющее большинство хозяйств, на Ташлинский молочный завод. Занимаются сбором, как правило, индивидуальные предприниматели, имеющие собственных коров. С частниками они рассчитываются сразу. Так что держать молочных коров выгодно.

Но даже при всех плюсах такой системы специалисты районного управления сельского хозяйства до конца не были уверены в том, что людям выгодно производить и сбывать молоко. А чем простимулируешь крестьянское подворье?

— Мы можем поддержать животноводов-частников и другими методами, — пояснил главный ветеринарный врач Ташлинского района Владимир Субхангулов. – Ну, не рассчитаны на них дотации. Так наше районное ветуправление открыло пункты искусственного осеменения. Чтоб увеличить поголовье в частном секторе, чтоб приплод получился качественный. В 2016 году таким образом осеменили 125 голов. Появился спрос. И в этом году мы открыли ещё два пункта в самых отдалённых сёлах района: в Шестаковке и Придолинном.

Владимир Сергеевич вспомнил, как поначалу хозяева коров отнеслись к такой идее с сомнением. Дескать, это на фермах нужно искусственное осеменение. А у нас всё происходит естественным путём. Возможно, просто экономили 800 рублей за одну дозу семени. Но когда увидели эффект у соседских коров, которые гарантированно получали приплод. Когда поняли, что при неудачи с первого раза все остальные попытки осеменения проходят уже бесплатно. Вот тогда и пошёл спрос на услуги специалиста-осеменителя.

Качественное семя закупалось в Московском племенном объединении. Доставлялось самолётом. Породу производителя предложили сами хозяева бурёнок. Симментальская, мясомолочная, лучшая для разведения в нашем климате.

Когда весной выяснилось, что у осеменённых коров в приплоде родилось несколько двоен, хозяева получили дополнительный стимул. Все заказчики прошлого года перешли на нынешний. Количество заказов перешагнуло за две сотни. Помимо Ташлы были открыты два дополнительных пункта в сёлах, отдалённых от райцентра на полсотни километров.

Заказы уже идут из всех сёл района. Осеменители с трудом успевают отрабатывать их.

— Мне сейчас звонят соседи, — рассказывал Владимир Субхангулов. – Советуются, как организовать подобные пункты в других районах. Дело хлопотное, даже затратное для района, но важное. Даже если мы, как сейчас, будем нести затраты на зарплаты водителя и осеменатора, а в стоимость услуги включать только цену самого семени, всё равно будем в плюсе. Ведь молочное поголовье будет не падать, а увеличиваться. Ну, где ещё, скажите, на личных подворьях сейчас найдётся такое молочное стадо в десять тысяч голов?

Было бы желание, а стимул найдётся

Примерно так сформулировал свою мысль министр сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности Оренбургской области Михаил Маслов по поводу развития молочного направления в животноводстве.

И добавил, что нынешние показатели продуктивности производства молока в нашем регионе выше прошлого года. Если в 2016-м на одну фуражную корову в среднем приходилось по 9,7-9,8 литра, то в этом году надои составляют по 10,4-10,8. То есть больше практически на литр.

Проблема, однако, в том, что рост производительности не даёт валового увеличения. Год назад ежедневный летний надой составлял 478 тонн, в этом году цифры те же самые. Причина проста: надои растут, а поголовье — сокращается.

Тем не менее Оренбуржье в этом году на подъёме «статистических горок»: есть все шансы войти в ТОП-6 регионов по производству молока.

— По цене вопросы есть, — честно признался Михаил Григорьевич, — но работу ведём. С сентября предприятия переработки закупали сырьё у крестьян и фермеров по 20-22 рубля.

Есть проблемы и со сбытом. Наша экологически чистая и качественная продукция с трудом выходит на рынки других регионов. Однако наши переработчики уже сумели зайти и в федеральные сети. На сегодняшний день около 35% молочной продукции из Оренбуржья уходит за пределы области. 65% остаётся для наших потребителей. Это при том, что оренбургские сельские товаропроизводители полностью закрывают потребности наших покупателей и готовы нарастить продажу уже продуктов переработки: сыра, масла, кисломолочки.

Недавно оренбургские покупатели заметили отсутствие в областном центре ташлинского сливочного масла. Думали, не берут сетевые магазины. Оказалось, берут. Но слишком много заказов из других, более крупных городов. И их жители готовы покупать то же масло значительно дороже, чем у нас. Было бы качество.

Но что характерно, нашим населением востребованы в первую очередь продукты собственного производства, даже если они чуть дороже ввезённых. Почему своё пользуется большим спросом, чем чужое? Во-первых, оно знакомо нам. Во-вторых, есть, с кого спросить. Наш производитель дорожит своей маркой перед земляками.