Как фермеры убивают коров

В одном из сел Тверской области на всеобщем обозрении лежат трупы десятков животных

Эту историю фантастической жесткости рассказал корреспондент тверского онлайн-идания Tverigrad. Окраина села Иваньково в Лихославльском районе превратилась в кладбище животных: 35 трупов коров, телят, быков лежат в пожухлой траве, над ними кружит воронье, и на все это смотрят дети.

«Эпицентр местного бедствия, которое вот-вот превратится в экологическое, находится в нескольких сотнях метров от сваленных в кучу мертвых животных. Наполовину утонувшая в кучах навоза ветхая ферма белеет кирпичами справа от дороги.

Чавкая сапогами, утопая в жиже, пробираюсь туда, заглядываю внутрь. Зрелище почище того самого «кладбища». Посреди прохода в груде навоза лежит и не может подняться корова – завязла. Животное лишь бессильно крутит большой головой, следя добрыми глазами за теленком. Малыш на тоненьких ножках пытается подобраться к матери, мычит то ли жалобно, то ли вопросительно.

В стойле буквально в паре метров от них лежал и разлагался труп коровы. Вдали, как стервятники, заняли выжидательную позицию свиньи. В стойлах – ни грамма сена. Оно здесь вообще редкость.

– Где остальные коровы? – спрашиваю хмурую, прячущую лицо работницу фермы, которая, походя, буркнула, что она пастушка.

Рядом кружит и переживает еще один работник Дмитрий. Увидев чужака в этом месте, он, казалось, не знал, как реагировать.

– Коровы-то хоть живые есть? Остались? – спрашиваю его.

– Остались, где-то около двухсот.

– А померло сколько?

– Где-то голов 40. Зимой. Я не знаю, может, болезнь… Сами по себе.

– И куда их вывезли?

– Туды, – машет он рукой в сторону поля.

– Их просто свалили в поле?

По свидетельству журналиста местные жители, которые хозяина фермы Тельмана Мамедова видят редко (его даже прозвали «неуловимым»), предлагали купить у него телят, все равно ведь пропадают, но в ответ слышали: «Пусть лучше передохнут, мне выгоднее».

Фермер Николай Ефимов из соседней деревни объясняет:

«Коровы у него не молочной породы, они мясные Так что на молоке и мясе он не зарабатывает, молодняк тоже не продает, денег ни копейки не вкладывает, за счет субсидий живет. У него насчитывалось около 250 голов, это реальная производящая масса, на каждую весну он прирост имел 200 голов, на каждую голову государство выделяет дотации. Ему выгодно, понимаете? Это выхлоп атомных денег! Это дико поставленный бизнес!»

Читайте так же:

  • Парез у коровы профилактика Послеродовой парез у коров Описание пареза у коров. Чаще всего послеродовой парез у коров наблюдается у хорошо упитанных, высокопроизводительных животных, находящихся в возрасте 5-9 лет. […]
  • Кличка теленка мальчика Как можно назвать девочку теленка? Из маленькой девочки теленка когда то вырастет красавица — коровка. Потому кличку придумать для малышки хочется самую-самую… Интересно! Коровы и телята […]
  • Забор крови у коровы Вправе ли ветлаборатория отказать в приёме на анализ кровь КРС, если забор крови произвёл не ветврач, а сам владелец ЛПХ, вакуумными пробирками, с составлением акта, и при […]
  • Кровотечения у коровы Маточное кровотечение (Haematometra). Кровотечения из матки из-за повреждения кровеносных сосудов бывают у коров, кобыл, коз, редко у животных других видов. В полость матки могут […]
  • Описание перца красный бык Описание перца Красный бык, отзывы, фото Раннеспелый, продуктивный сорт сладкого перца для открытого грунта и пленочных укрытий. Период от всходов до начала созревания составляет 95-105 […]
  • У коровы 41 температура Какая температура бывает у животных? Есть животные, которых называют теплокровными. К ним относятся все млекопитающие, в том числе домашние животные и птицы. Так их называют потому, что у […]

Селяне жалеют коров, но сделать ничего не могут. Рассказывают, что зимой, когда есть совсем нечего, животные обгладывают кусты вдоль обочины и ветки берез возле домов. Никто за ними не следит – коровы уходят с фермы на свободный выпас. Ходят по заснеженным полям вместе с телятами, пытаются выщипать из-под наста клочки травы. Тем и живут, тем и питаются, так и умирают. Зимой местные жители сердобольно рубят проруби в пруду, чтобы животные хоть попить могли. «Вам, городским, не понять, – сетуют селяне. – Вы не знаете, как ведет себя корова, когда ей нечего есть. Эта некормленая, обезумевшая от голода скотина ломает все на своем пути, ищет еду, но не находит, слабнет и умирает».

Но основная проблема местных – это не коровы, а свиньи, которые также спокойно уходят с фермы на «вольные хлеба» и по ночам врываются на огороды, выкапывают картошку, ломают заборы ломают. Все поля в округе словно кротами перепаханы одичавшими от вольницы поросятами.

Человек изобрел множество видов издевательства над животными, мясо которых он употребляет в пищу

Ирина Зиганшина

Слабонервным лучше это не читать, а всем остальным совсем не вредно будет узнать о том, что происходит в современной животноводческой индустрии из публикации всемирно известного сайта Kinderworld.org.

В ней о том, как на животноводческих фермах убивают цыплят, ягнят, поросят и телят. Когда дело доходит до выбора меню, многие из нас вдруг перестают умиляться этим забавным животным и предпочитают забыть о них. А ведь их для нашего стола убивают самым жестоким образом. Они перечислены в публикации.

1. Убить топором по голове

В молочной промышленности от самцов, которые в отличие от самок не производят молока, избавляются ударом по голове молотком или топором. Причем, на некоторых фермах предпочитают не отправлять их на мясокомбинат на убой, где действуют более или менее «гуманные» методы убийства, а прикончить на месте сразу после их рождения.

2. Измельчить живьем цыплят и утят

В производстве яиц цыплят мужского пола сразу же отправляют в мясорубку, поскольку яиц они дают. Причем специально для того, чтобы легче отличить пол цыплят, была выведена генетически модифицированная порода, в которой самцы имеют более темный оттенок желтого.

То же и в индустрии фуа-гра, только там измельчают утят-самок, поскольку самцы набирают вес намного быстрее их.

Та же судьба поджидает и слабых или деформированных цыплят или индюшат, которых разводят на мясо. В мясной промышленности используется генетически измененная порода, особи которой очень быстро растут, но зато многие птенцы появляются с различными пороками развития.

3. Кастрировать поросят без обезболивания

Поскольку мясо хряка имеет специфический запах, почти 100% поросят мужского пола, выращиваемых в США и не только, кастрируются.

Эту же болезненную процедуру проходят ягнята и телята – им также удаляют яички без болеутоляющих средств. Причиной кастрации может быть кроме вкусовых качеств еще и стремление сделать взрослых животных более покорными.

4. Выжечь клювы у птенцов

Процесс выжигания клювов птенцов, индеек в мясной промышленности или цыплят в яичной, тоже проходит без применения обезболивающих средств. Причина этой садисткой операции в том, что птицы вынуждены жить в тесном соседстве с тысячами других, и в стрессовых ситуациях могут нападать на себе подобных, заклевывая их насмерть. Это очень болезненный процесс, поскольку в клюве множество болевых рецепторов, кровеносных сосудов и нервных окончаний.

5. Отнять детенышей у матери

В молочной промышленности это стандартная процедура — отнимать теленка у матери вскоре после рождения, чтобы получить от нее молоко. Ту же травму переживают козы и овцы.

6. Заставить птенцов расти без матери

Птицы, выращенные для производства яиц или мяса, никогда не видят своих матерей. Их разводят в инкубаторах, обогревая с помощью ламп. Когда они вылупляются, сразу же можно услышать их голоса, зовущие своих матерей.

7. Убить поросенка ударом об бетон

Этот метод используется мясной промышленностью для уничтожения нежелательных поросят. Больных или нежизнеспособных поросят хватают за задние лапы и бьют головой об бетонную стену или пол . Часто они не погибают сразу, а долго и мучительно умирают.

Крайне интересны комментарии к этой публикации.

— Я не призываю вас сейчас стать веганом на всю жизнь или на 22 дня, я сам, увы, не вегетарианец. Просто сейчас модно говорить об осознанности — так давайте осознанно съедим завтра на завтрак пару яиц, ломтик ветчины и выпьем стакан молока.

— От мяса не откажусь, но с удовольствием перейду на искусственное, выращенное в пробирке, как только оно появится. А пока можно для успокоения совести посмотреть какую-нибудь передачу про жизнь хищников на Animal Planet, там тоже детёныши больше всех страдают

— На этом сайте kinderworld ещё куча таких фактов. Думал, это больше свойственно азиатским странам типа Китая и т.п., но нет, там ссылки на Австралию, Германию. Сам проект — израильский. Хорошее начинание. Хотя, конечно, от кучки сердобольных европейцев положение не сильно изменится — пока совесть не проснётся у 4 миллиардов азиатов, всё останется так как есть. Ради денег готовы пойти на всё. Эмпатия и совесть на нулевом уровне.

— Странная подборка. Всё это выглядит не как суровая необходимость для получения животного белка, а как личная инициатива конкретных фермеров. Даже с точки зрения экономии/удобства там большая часть абсурдна. Убивать молотом корову? Разбивать голову поросёнку? Видимо, кому-то это просто в кайф. Уж умерщвления быстрого и безболезненного человек изобрел сотни видов.

— Проблема существует. Но с едой ли она связана? Я не много знал людей, державших скотину. Но более заботливого внимания, чем к своему хряку, я у людей не видел. И это отлично уживалось с любовью к кровяной колбасе. Знаю нескольких серьезных веганов. Хорошие люди. Но почему тогда от опрятного бескровного вега снова так несет то ли коммунизмом, то ли фашизмом?

Увы, только ради производства мяса люди убивают в год более 70 млрд. животных. Причем, как видим, убийство – это не самое плохое для них: вся жизнь – это сплошная пытка. А ведь они тоже, как и люди, способны переживать и радости, и горе.

Нельзя, однако, не отметить, что хорошие новости есть и в этой сфере. Так совсем недавно израильская компания Aleph Farms продемонстрировала стейк из мяса, выращенного отдельно от животного. Есть и другие компании, которые занимаются созданием «чистого» мяса и уже выпускают свои продукты на рынок. Чтобы сделать «чистое» мясо не нужны ни убийства животных, ни антибиотики, ни вода, ни корм.

Сегодня цена за такой стейк составляет $50, а когда дело дойдет до промышленных масштабов, он станет намного дешевле.

«Индустрия производства искусственного мяса могла бы развиваться гораздо быстрее, если общество осознавало весь ужас убийства десятков миллиардов животных каждый в год. Люди в целом начинают думать о животных больше, но только о крошечной их части. Насилие над домашними животными стало восприниматься как преступление. Цирки с животными тоже начинают казаться неприемлемыми. Но человек может возмущаться насилием над животными, одновременно заедая свой гнев очередной порцией мяса другого животного, которое перенесло еще больше страданий, — комментирует эту новость общественный деятель Алена Попова.

Технологии позволяют исправить этот ад. Но для этого необходимо обозначить данную проблему, создать запрос на ее решение. Без этого запроса ни государство, ни бизнес не станут что-либо предпринимать.»

Писатель же Дмитрий Чернышов сумел отыскать в новых веяниях несколько проблемных моментов, как религиозных, так и этических.

– Что делать с миллиардами свиней, овец, коров и других представителей мясного животноводства? Пустить их под нож? Выпустить на волю, к которой они уже не очень приспособлены?

– Что делать с сотнями миллионов фермеров, выращивающих животных?

– Станут ли есть «пробирочное» мясо вегетарианцы? А буддисты? Оно ведь уже не будет связано с убийством животных

– Появятся ли специальные экофермы для богатых, на которых специально для них будут готовить мясо «по старинке» за безумные деньги?

– Будет ли это мясо соответствовать строгим религиозным канонам от кашрута до халяля?

– Не начнутся ли массовые религиозные протесты, которое будет тайно финансировать «мясное лобби»: Мясо из пробирки = мясо Сатаны! Не позволим опытов над нашими детьми!

– Не подключатся ли политики к истерической кампании (как сегодня с ГМО). С лозунгами про то, что новое мясо ведет к бесплодию и импотенции?

В общем, как говорится, все сложно. Но выход обязательно найдется.

Очаг серьезного заболевания был обнаружен в небольшом селе Тюменской области, под удар попал крупный рогатый скот. Уже зафиксировано несколько случаев. Ветеринары бьются над задачей нераспространения вируса по всему региону, а фермеры подсчитывают немалые убытки. Об опасности распространения заболевания среди КРС, чем это грозит фермерам и как защитить коров от вируса узелкового дерматита, узнал корреспондент «АиФ-Тюмень».

Опасен только для коров

В конце августа в одном из частных подворий села Новоселезнево Казанского района заболела корова. Прибывшие на место ветеринары поставили опаснейший диагноз — заразный узелковый дерматит.

Сразу скажем, что ни другим животным, ни человеку этот вирус не страшен.

Основные признаки недуга — высокая температура у животного, подкожные бугорки, которые со временем уплотняются и лопаются, появляются ранки на теле. Если корова заболела, значит ее молоко и мясо уже использовать запрещено, животное идет на убой. К сельскому фермеру сразу же приехала специальная служба, корову убили, положили в санитарный мешок и увезли на утилизацию. Однако все равно опасность распространения заболевания присутствует, ведь основным переносчиком болезни являются кровососущие насекомые — клещи, комары, пауты, слепни, мошки.

И появление второго очага не заставило себя долго ждать. Уже через несколько суток заболела корова у фермера на соседней улице. Теперь основная задача — не дать вирусу «пойти» дальше — в соседние районы, необходимо сохранить поголовье скота, ведь у многих коровы — это не только кормилицы для семьи, но и основной способ заработка.

Сейчас в Новоселезнево взяты под контроль все подъездные пути. Восемь полевых проездов пересыпаны огромными земляными насыпями, а на трех крупных дорогах — на с. Казанское, на г. Ишим и на с. Бердюжье — установлены санитарные зоны, где все проезжающие автомобили обрабатывают специальным раствором. Это вещество никак не вредит ни лакокрасочному покрытию, ни пластику, ни резине.

Огромные убытки

Ограничение наложено не только на проезд автомобилей, главное то, что у фермеров теперь не принимают молоко. Для городских жителей поясняем — это большие убытки. По словам Веры Васильевой, местной жительницы, она выручала в месяц от продажи молочных продуктов от 7 до 16 тысяч рублей. А есть фермеры, которые зарабатывают в разы больше.

«А теперь молоко на завод не принимают с частных подворий, соседи покупать боятся, самим пить тоже страшно, — говорит женщина. — И что делать? Выливать? И не доить корову нельзя. Не знаю, как теперь выживать, ведь карантин еще несколько недель продлится».

Но и это еще не все финансовые потери селян. Например, если корова заболела, то она идет на убой, а это минус 45-50 тысяч. Опять же телят кормить нечем, молоко заразное, его необходимо пастеризовать. Более того, необходима срочная иммунизация и обработка всего стада или коров, которые есть в этом хозяйстве, а это еще дополнительные расходы. Пока страдают только новоселезневцы, но затраты на обработку скота понесут в сентябре все фермеры региона.

Об экономическом ущербе говорили и на экстренном совещании по данной проблеме в с. Казанское, куда прибыли директор департамента агропромышленного комплекса Тюменской области Владимир Чейметов и начальник регионального управления ветеринарии Вадим Шульц.

«Поголовье животных, по сравнению с похозяйственным учетом, отличается чуть ли не в два раза, т.е. учтены не все, а значит, они не все вакцинируются, не обрабатываются и не защищены от вируса, а это большой риск дальнейшего распространения, — сказал Владимир Чейметов. — Заболевание делает непригодным животное для какого-либо использования. Экономический ущерб существенный».

Однако ветеринарные службы уверили, что все под контролем, проводится тотальная вакцинация КРС как в районе, так и в регионе. Делается все для того, чтобы вирус не распространился. Все карантинные мероприятия и ограничительные меры по установленным правилам продлятся в течение 30 дней с момента последнего заболевания животного.

Главное — бдительность

Опасность выявленного заболевания высока: комары и слепни могут переносить его за десятки и даже сотни километров. Потому на чеку нужно быть всем фермерам региона. По словам директора Казанского ветцентра Евгения Яркова, чтобы защитить своих коров от вируса, необходимо соблюдать несколько правил.

Необходима поголовная иммунизация КРС, на период лета насекомых нужно обрабатывать скот специальными репеллентами, чтобы исключить возможность укуса коровы насекомым-переносчиком. Также обязательна постановка коров на сельскохозяйственный учет в специальную книгу. А главное — это бдительность. Если у коровы снижен аппетит, поднялась температура, появились инородные тела на конечностях и вымени, необходимо незамедлительно обратиться в ветеринарную службу.

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Популярность веганства в мире стремительно растет, и из диеты и образа жизни оно уже превратилось в активное движение за благополучие животных и против производителей мяса. Всех поголовно.

Не слишком ли далеко зашли в своей борьбе воинствующие веганы?

«Когда нас обзывают убийцами, насильниками, очевидно, что это уже за гранью», — говорит Алисон Во, ученица фермера в графстве Нортумберленд.

Из-за своей профессии Алисон уже не раз получала угрозы в свой адрес, ее даже грозились убить. Она рассказала ведущей телепрограммы Би-би-си Виктории Дербишир, что многие фермеры чувствуют угрозу со стороны воинственно настроенных активистов.

«Ирония в том, что люди, которые хотят мира и покоя для животных, говорят тебе: «Надеюсь, ты со всей своей семьей умрешь в яме за свои дела». То какие-то люди штурмуют мясной рынок, то рисуют граффити. Это ненормально, если люди не могут спать спокойно по ночам и боятся, не украдут ли сегодня у них коров», — рассказала девушка.

В засаде

Одна из таких групп называется «Движение спасения». Группа утверждает, что придерживается ненасильственных методов борьбы. У нее есть 42 отделения в Великобритании и около ста по всему миру.

Активисты «Движения спасения» пикетируют скотобойни и хотят обратить в веганство весь мир, распространяя по социальным сетям фото и видео жестокого обращения с животными.

Один из их лидеров, звезда «Инстаграма» Джоуи Карбстрон и его команда часами сидят в засаде, поджидая грузовики со скотом, чтобы, по его словам, засвидетельствовать страдания этих животных.

«В наши дни у нас есть технические возможности — те же айфоны. Мы можем показать общественности их лица и сказать: «Вот как добывается еда на ваш стол». Мы устанавливаем эмоциональную связь между людьми и животными», — объясняет Джоуи.

Иногда активисты стоят в супермаркетах возле витрин с мясом, держа в руках плакаты с изображением забоя коров и проигрывая через динамики рев убиваемых животных.

Съемки телепередачи Би-би-си они решили использовать как возможность расширить свои протесты.

На бойне в Ливерпуле, где свиней на забой доставляют окольными маршрутами и снять видео у главного входа не получается, несколько воинствующих веганов решили проникнуть на частную территорию и устроили горячую перепалку с работниками предприятия.

Вызванный наряд полиции вывел их за ворота. Видеозапись происшествия была выложена в «Фейсбуке» и «Инстраграме», а также на канале Джоуи в YouTube, где ее посмотрели 17 тысяч человек.

Не могут спать по ночам

Официальное британское Общество веганов сообщает, что спрос на вегетарианскую и веганскую пищу в стране вырос за прошлый год в десять раз, и называет свое течение самым быстрорастущим движением за здоровый образ жизни.

Исследование социологической фирмы Ipsos Mori в 2016 году показало, что веганской диеты в Англии, Шотландии и Уэльсе придерживаются как минимум 542 тысячи человек старше 15 лет. Это около 1% населения в этой возрастной группе.

Десять лет назад веганов в Британии было всего лишь 150 тысяч.

Общество веганов заявляет, что не поддерживает никаких незаконных действий, а только распространяет проверенную информацию.

Сейчас, например, оно финансирует научное исследование основных препятствий, мешающих людям перейти в веганство, а также механизмов, которые можно задействовать, чтобы помочь им в этом переходе.

Некоторые активисты, однако, идут дальше распространения информации. Они ведут кампанию против фермеров, которые из поколения в поколение разводили скот. Эти активисты считают фермеров убийцами (за то, что фермеры забивают животных на мясо) и насильниками (за то, что они доят коров).

Национальная ассоциация свиноводства заявляет, что многие фермеры не могут спать по ночам из-за того, что неизвестные (предположительно, члены «Движения спасения») начали с наступлением темноты пробираться в хозяйства и на скотобойни.

Британская ассоциация независимых производителей мяса даже провела совещание с полицейским управлением по борьбе с терроризмом и получила рекомендации о том, как реагировать на деятельность воинствующих активистов.

Алисон Во не согласна с обвинениями, звучащими в адрес фермеров.

«Это больно и несправедливо. Мы очень гордимся своими животными. Эти люди, мне кажется, просто не понимают того, что у разных животных разное предназначение. Есть домашние питомцы, а есть фермерский скот, и здесь проложена четкая граница», — говорит начинающий фермер.

Больное общество

Активист движения веганов Джоуи Карбстрон категорически не согласен с тем, что британцы, как принято считать, с любовью и заботой относятся к животным.

«По реальным делам этого не видно. Они покупают куриную грудку — кусок мяса, вырванный из плоти живого существа, которое не хотело умирать. Нельзя любить животных и при этом потреблять их плоть, оплачивать их убийство на бойнях», — возмущается он.

«Работники скотобоен — продукт больного общества, которое хочет потреблять животную плоть», — заявляет Джоуи. Он не считает себя экстремистом, но хочет донести до граждан, что насилие над животными — это и есть экстремизм.

«Если бы это были собаки, домашние любимцы этих людей, они все бросились бы нам помогать. Народ помогал бы нам останавливать эти грузовики и штурмовал бы бойни вместе с нами», — говорит активист.

Но и фермеры не собираются сдаваться.

Помощница фермера Алисон настроена решительно: «Идет атака на нашу отрасль, на сельское хозяйство, и это атака на меня, на таких как я, на мою семью. Мы всегда будем есть мясо, и я буду сражаться за свое дело, сколько хватит сил».

Более 150 миллионов животных убивают ради еды по всему миру каждый день — только на суше. Это выливается в гибель 56 миллиардов наземных животных в год. Включив пойманных в дикой природе и выращенных на фермах рыб, мы ежедневно получаем около 3 миллиардов убитых животных.

В одних только Соединенных Штатах около 9 миллиардов цыплят вылупляются ежегодно с единственной целью — вырасти до съедобного размера и умереть для потребления человеком. Страдания животных — самое прямое следствие употребления мяса, но есть и непреднамеренные последствия употребления в пищу животных.

Ежегодно на коммерческих фермах гибнет от 37 до 120 миллиардов рыб, а еще 2,7 триллиона ловятся и погибают в дикой природе. На рыбных фермах рыба практически не имеет защиты. Видео с первого крупномасштабного исследования интенсивного рыбоводства в Европе показывает, что рыба просто вытаскивается из сетей и выбрасывается в пластиковые контейнеры, где медленно задыхается. Некоторые из них пролетают мимо контейнера и бьются до наступления смерти на полу.

Это видео — весьма тревожное. Некоторые рыбы продолжают оставаться живыми после вылавливания из воды в течение нескольких часов, покрытые льдом, по пути на бойню. Если они все еще дышат, они умирают от удара по голове.

Почти 300 диких морских животных убивают каждый год, чтобы накормить одного американца, но эта цифра не включает прилов рыбной промышленности.

Что такое прилов? И почему тут такие большие цифры?

Прилов — это общее количество морских животных, которое неумышленно ловят рыбаки в свои сети и убивают. Они обычно оказываются запутанными в больших траулерных сетях для ловли креветок и выбрасываются мертвыми или умирают, попав обратно в океан. Если вы добавите прилов к общему количеству убитых морских животных на человека в год, которое может составлять до 300 морских животных, вы получите число, близкое к 500 убитых морских животных в год, всё это чтобы накормить одного человека.

Большая часть мирового прилова — это анчоусы и криль. Весь совокупный прилов весит до 150 000 метрических тонн в год. Способ непреднамеренного вылова рыбы зависит от вида. Дельфины часто попадают в сети для ловли тунца, а морские черепахи попадаются рыбакам. Многие из этих «случайных» уловов попадают обратно в океан мертвыми.

Траулерные сети для ловли креветок наносят ущерб морской жизни. Две трети пойманных в них животных считаются приловом и выбрасываются. Сами сети массивные, с тонким плетением, они сметают ракообразных и мелких рыб, а также скатов и акул из их естественной среды обитания и тянут их на борт. Большинство рыб, убитых ради пищи, погибают от удушья, а остальные потрошатся живыми. Время умирания варьируется от 25 до 250 минут.

Несколько месяцев назад всплыли кадры с дрифтерными сетями для ловли рыбы-меч, которые непреднамеренно ловили дельфинов, скатов и акул побережья Калифорнии. Излишне говорить, что им пора было всплыть. Губернатор Джерри Браун прекратил использование дрифтерных сетей для ловли рыбы-меч.

Хотя цифры прилова кажутся источником всей проблемы, есть еще один темный угол индустрии промышленного рыболовства. Большая часть спроса на корма для животных приходится на рыбную отрасль. Около половины (46,8%) всех животных, которых мы убиваем ради еды, называют «кормовая рыба». Миллиарды кормовой рыбы вылавливаются каждый год в дикой природе, чтобы кормить свиней, кур и разводимую на фермах рыбу. Да, мы убиваем рыбу — много рыбы, — чтобы кормить рыбу, которую мы едим.

Нет такой вещи, как гуманная бойня

Мы убиваем миллиарды диких рыб, но рыба не всегда считается тем самым животным, которому можно посочувствовать. Давайте будем называть вещи своими именами. Нет такого понятия, как гуманная бойня. И это касается каждого живого животного.

Учитывая количество американцев, которые утверждают, что они едят только гуманное мясо, это заслуживает короткого урока математики. Если 99% сельскохозяйственных животных в США выращиваются на промышленных фермах, по сравнению с примерно 90% в мире, и 75% американцев считают, что они потребляют гуманное мясо, то исследование показало, что это не так.

Почти невозможно узнать, как выглядят курицы, живущие вне клеток, пока вы не побывали на настоящей ферме. И мы должны поблагодарить сами фабрики за это. Прозрачность не является их сильной стороной. Что они скрывают?

Фабричные фермы прячут страдающих животных под обманчивыми ярлыками, такими как «без клеток» и «гуманное мясо». Чаще всего без клетки не означает здоровый или счастливый. Это даже не означает, что они живут на улице. Даже те производители, у кого лучшая репутация, высочайшие сертификаты и награды за гуманное обращение с животными, по-прежнему имеют на своих фермах страдающих животных.

Животные, выращиваемые для еды, гибнут миллионами на бойнях по всему миру. Мысль о жизни, представляющей собой ожидание в длинной очереди из животных, ждущих, когда их убьют, кажется сложной для постижения, поэтому мы решили включить в эту статью некоторые фотографии с заводских ферм (см. оригинал статьи). Убийство животных для потребления человеком не является злом из необходимости. Как пишет Джейси Риз, автор книги «Конец животноводства», человеческое животноводство не сможет прокормить 10 миллиардов человек к 2050 году, и цикл насилия над животными должен закончиться.

Страдание заложено в ДНК животноводства. Назвав это гуманным, каким бы гуманным оно ни было на самом деле, ничего не изменится. Чем больше вы думаете об этом, тем легче смириться с тем фактом, что гуманное мясо — это оксюморон. Слово «гуманный» означает иметь или выказывать сострадание, но никакого сострадания вы не найдете ни на одной бойне, где бы это ни было.

3 миллиарда животных убивают каждый день

Страдание — общая черта для каждого животного, убитого ради еды, многие из них видят жизнь лишь с одним финалом — на бойне без окон. Но распределение животных, убиваемых для еды каждый день, может происходить не так, как вы ожидаете. Если вы едите мясо в США, вы, вероятно, едите много курицы (номер два в списке) и много говядины. Вот как распределяется количество животных, убиваемых на еду каждый день.

Дикая рыба. По подсчётам 7,3 миллиарда диких рыб убивается ежедневно. В это число входит прилов и кормовая рыба. Хотя это число кажется необычайно большим, в действительности оно может быть еще выше. Коммерческая рыболовная индустрия не сообщает цифры прилова. Отчёт идёт лишь об общем весе улова. Множество рыбы выбрасывается назад, часто, чтобы избежать превышения квоты на лодке. Таким образом, все цифры промысла рыбы в диких условиях следует воспринимать с осторожностью до тех пор, пока не будут проведены более всесторонние исследования. По этой причине мы решили включить гораздо более консервативную оценку при расчете общего количества животных, убитых на еду каждый день.

Курицы. Приблизительно 9 миллиардов цыплят-бройлеров выводятся каждый год в США (и около 65 847 411 000 по всему миру). Почти все цыплята-бройлеры однажды станут мясом, за вычетом тех, кто не доживёт до бойни. В среднем около 25 000 000 куриц умирают каждый день в США. Поставщики часто сообщают об общем весе, который варьируется от живого веса птицы до так называемого веса тушки, который является весом животного после того, как бойня отделяет части, которые считаются несъедобными: голову и внутренние органы.

Фермерская рыба. Более 300 миллионов разводимых на рыбных фермах рыб убивают ради еды каждый день. Это количество не включает в себя выловленную в дикой природе кормовую рыбу, убитую для кормления рыб на рыбных фермах. Тунцу и лососю необходимо съедать не менее 2 килограммов кормовой рыбы на каждый килограмм массы тела. Как и другие фабричные животные, рыба, выращенная на ферме, проживает свою жизнь, покрытая ядовитой смесью собственных отходов и отходов своих соседей.

Утки. Во всем мире ежедневно погибает около 11 миллионов уток. Это без учёта уток, у которых развивается неврологическое расстройство от проживания в таком тесном соседстве друг с другом, когда они начинают вытаскивать свои перья и клевать других уток. Фабричные фермеры отрезают чувствительный верхний клюв этих уток. У многих происходит заражение, что ведёт к тому, что утки голодают и умирают.

Свиньи. По оценкам PETA, в США ежегодно в пищу убивают 121 миллион свиней. Поросят разлучают с матерями в возрасте 10 дней. Матери-свиньи, называемые свиноматками, рожают в ужасно тесных условиях в срок до четырех лет, прежде чем их убьют. Поросят переносят в загоны, где они вырастают примерно до 100 фунтов. Затем фермеры перемещают поросят, называемых «откормленными на убой», в такие штаты, как Иллинойс и Индиана, где свиньи достигают рыночного веса (около 300 фунтов). В кузове переполненных грузовиков на пути к бойне ежегодно умирает до 1 миллиона свиней.

Кролики. Более 3 миллионов кроликов убивают на еду каждый день. Для большинства американцев кролики — это не еда. Они попадают под одну категорию симпатичных животных вместе с домашними животными и пушистыми компаньонами. Но в таких местах, как Китай, Италия и Франция, кроликов по-прежнему разводят для еды.

Гуси. Почти 2 миллиона гусей убивают ради еды по всему миру каждый день. Уток и гусей также выращивают в большом количестве за их перья, и они страдают от одной из самых жестоких практик животноводства. Уток и гусей насильно кормят и убивают за их печени, которые увеличиваются из-за чрезмерного количества углеводов, которые насильно пихают им в глотки. Смертность так называемых уток и гусей фуа-гра в 20 раз выше, чем уток и гусей, выращиваемых для мяса и перьев.

Индюшки. Американцы потребляют в среднем 71 индейку за свою жизнь. Для сравнения можно отметить 31 свинью, 10 коров и более 2000 кур. Около 736 000 индеек убивают каждый день на еду в США. Из-за повышенного спроса на мясо, индейки становятся все больше (57% в период с 1965 по 2000 год) и в результате становятся всё более малоподвижными. При таких размерах индюшки, выращенные на фабрике, физически не могут бегать или летать, как в дикой природе, несмотря на их стремление к этому.

Овцы. Во всем мире более 500 миллионов овец убивают ради еды каждый год. Многие из этих животных умирают, пока они еще ягнята. Ягненком считается любая овца моложе года. Некоторые ягнята забиваются в возрасте двух месяцев. На коммерческих скотобойнях рабочие сковывают заднюю ногу ягненка и поднимают его над землей. Ягненок разрезается от желудка до горла и оставляется истекать кровью до наступления смерти, часто пребывая какое-то время в сознании.

Козы. Около 1,2 миллиона коз убивают во всем мире ради еды каждый день. Самок коз принудительно оплодотворяют для производства молока для молокоферм. Поскольку козлы не могут производить молоко, фермеры часто убивают их при рождении.

Крупный рогатый скот. В пересчёте на голову крупного рогатого скота говядина даже не попадает в топ-10 среди убиваемых каждый день животных. Разница в количестве коров, убиваемых для еды каждый день, в значительной степени связана с размером животного. В США 182 курицы должны умереть, чтобы заменить мясо, произведенное путем убоя одной коровы. Коровы насильно оплодотворяются, их молодь забирают для немедленного забоя. Некоторых из них помещают в крошечный сарай и кормят кормом с низким содержанием железа до тех пор, пока они не станут анемичными, и их можно будет забивать и продавать как телятину. Молочные фермеры доят коров до тех пор, пока они не могут больше стоять самостоятельно. Затем их тащат на торги и после на убой. В среднем более 800 000 коров убивают на еду каждый день.

Вы можете быть частью решения проблемы

Прогресс есть. Мы всегда готовы это признать. Но чтобы положить конец страданиям сельскохозяйственных животных, мы должны добиться большего, чем просто поддержка более гуманного обращения с животными при совершении ежедневных покупок в продуктовом магазине. Мы должны положить конец животноводству.

Если быть реалистичными, единственный вариант — это выход за пределы. Это означает, что нужно любить всех животных, независимо от исходного уровня сострадания, которое мы можем испытывать по отношению к некоторым из них. Каждое живое существо на планете заслуживает шанса на жизнь, и такого рода изменения не произойдут в мире, который убивает триллионы животных — даже кормит животных другими животными, — чтобы мы могли потом их съесть.

Люди должны думать о более гуманном мире, а не о более гуманных методах ведения фермерского хозяйства. Это то, к чему мы стремимся: мир, полный такого рода сострадания, когда не можешь даже помыслить об убийстве животного. Весь по-настоящему сострадательный мир может думать о жизни во всех ее формах.

Правительство Индии на днях объявило, что отзывает запрет на продажу крупного рогатого скота на убой. Мечты радикальных индусских националистов, желавших превратить Индию в страну, где жизнь коровы ценится выше человеческой, рассыпались в прах. «Продуктовый фашизм», как прозвали этот запрет оппозиционные газеты, не прошел. Почему индийские националисты не смогли отстоять коровьи права, разбирался iz.ru.

«Несколько дней назад мы направили уведомление в министерство юстиции, в котором говорилось, что отзываем правила для внесения ряда изменений. Не стоит придавать этому слишком серьезное значение — для нас это не настолько важный вопрос, чтобы на нем настаивать».

Так министр окружающей среды, лесного хозяйства и изменения климата Харш Вардхан прокомментировал решение правительства Индии отозвать запрет на продажу крупного рогатого скота, включая священных для индусов коров, на убой.

Премьер-министр Индии Нарендра Моди

Решение правительства не стало сюрпризом. Еще пару месяцев назад высокопоставленные чиновники намекали, что введенное в мае 2017-го правило может быть отменено. Тем не менее индийская пресса уже назвала произошедшее пощечиной Нарендре Моди. Премьер и его кабинет не выдержали беспощадных аргументов экономистов и массовых протестов возмущенных фермеров, отступив в вопросе, который многие из сторонников Моди считают одним из важнейших: защите священных животных.

Поосторожней с перерождением

Коров в Индии почитали с незапамятных времен. Изначально, впрочем, строго запрета на убийство не было: говядину разрешалось есть в особых случаях — например, на поминках.

Со временем, однако, корова стала неприкосновенной, причем не только в индуизме, но и в двух других крупных индийских религиях — буддизме и джайнизме. В «Ригведе» упоминается девять имен коровы, и первое из них — «агхнья», что значит «та, которую нельзя убивать». Убийство коровы, дающей молоко, стало считаться тягчайшим грехом, совершивший его не мог рассчитывать на нормальное перерождение.

Чудесная корова Сурабхи — персонаж индийской мифологии. Известная также как Камадхену («корова желаний»), она олицетворяет сакральный статус коровы-кормилицы в древнеиндийском обществе.

С приходом мусульманских завоевателей мало что изменилось. Индусы по-прежнему почитали и не ели коров; мусульмане, в свою очередь, отказывались от свинины. До сих пор в большинстве мясных лавок в Индии продается в основном баранина, козлятина, курятина и индюшатина — проще говоря, мясо, которое не оскорбит ничьих чувств.

Молочные реки, коровьи берега

«Моди ко матдан, гай ко дживадан» («Проголосуй за Моди, подари жизнь корове!») — такие SMS весной 2020 года, перед парламентскими выборами, получали избиратели по всей стране. Этот призыв стал одним из неофициальных лозунгов кампании лидера правой националистической «Бхаратия Джаната парти» (БДП) Нарендры Моди наряду с другим: «БиДжиПи ка сандеш, бачеги гай, бачега деш!» — «БДП обещает: корова будет спасена, а вместе с ней и страна!»

«Правительство Индийского национального конгресса с гордостью говорит о «розовой революции» — росте экспорта мяса, — сокрушался Моди на встречах со сторонниками во время предвыборного турне по стране. — На самом деле это трагедия. Люди, убивающие коров и других животных, наносят нашей стране ущерб. Из-за них иссякают наши молочные реки».

Кортеж Нарендры Моди продвигается через толпу сторонников в Варанаси во время предвыборной кампании 2020 года

Эта риторика, близкая сердцу каждого индуса (их в стране насчитывается 80%), сыграла существенную роль в сокрушительной победе БДП. Однако Моди, став премьером, не торопился проводить в жизнь свои обещания: одно дело — предвыборные посулы, другое — реальные шаги, за каждым из которых внимательно следит оппозиция, готовая в любой момент подвергнуть премьера жестокой критике и взять реванш за поражение.

Поэтому вопрос охраны коров был передан на уровень властей штатов, имеющих в Индии широкие полномочия. Во многих из них убийство коров было запрещено и раньше, но после прихода к власти БДП местное законодательство было существенно ужесточено. К примеру, в Гуджарате, родном штате Моди, в марте 2017-го приняли закон, в соответствии с которым убийство коровы карается пожизненным заключением.

Наконец, в минувшем мае, после серии сокрушительных побед БДП на местных выборах, правительство решило, что пора запретить убийство коров по всей стране. 25 числа министерство окружающей среды, лесного хозяйства и изменения климата выпустило официальный документ, согласно которому вводился запрет на продажу крупного рогатого скота на рынках по всей территории Индии. Наряду с коровами под запрет попала и продажа буйволов, а также не относящихся к рогатому скоту верблюдов. Формально, как объясняли чиновники, запрет вводился для того, чтобы «предотвратить неконтролируемую и нерегулируемую торговлю животными».

После этого фермеры не имели права торговать на рынке скотиной, если не давали письменного обязательства не продавать ее на мясо. Контроль за соблюдением новых правил взяли на себя самозваные «защитники коров», или, на хинди, «гау ракшак».

Две пули и под поезд

До последнего момента Уммар Хан надеялся, что всё обойдется. Он знал, что рискует: полгода назад в этом районе банды индусов-радикалов — гау ракшаков — забили до смерти фермера-мусульманина, Пехлу Хана из штата Харьяна, и искалечили его односельчан, перевозивших в родную деревню купленных на рынке коров. Полиция позже заявила, что у фермеров было не всё в порядке с документами — они решили обойтись без бюрократических процедур и не стали оформлять бумаги на провоз скота, понадеявшись, что проскочат территорию штата Раджастхан без проблем. Убийцы, впрочем, их бумагами даже не поинтересовались.

Перевозка коровы в грузовике

Но у 35-летнего фермера Уммара Хана из мусульманской общины мев, владельца молочной фермы в деревне Гхатмика и отца восьми детей, все документы были в порядке. Кроме того, он взял с собой двух родственников — Тахира Хана и Джаведа Хана, чтобы они при необходимости могли подтвердить, что четыре коровы законным образом куплены на рынке и нужны исключительно для производства молока.

Судя по всему, за ними следили от самого рынка: преследователи ехали за их пикапом на мотоциклах и сообщали о его передвижении засадной группе впереди. Когда несколько мотоциклистов, вылетевших с боковой дороги, заблокировали грузовик, Уммар Хан полез за бумагами, но достать их не успел. Он сразу получил две пули — одну в голову, другую в тело. Тахира и Джаведа избили металлическими прутами, но им удалось бежать. 42-летний Тахир позже сумел своим ходом добраться до больницы, что случилось с 28-летним Джаведом — неизвестно до сих пор.

Тело Уммара убийцы сбросили на рельсы перед приближающимся поездом. Когда обходчик нашел останки, они были изуродованы до такой степени, что опознать их смогли только по тапочкам на ногах.

Убийство Уммара Хана — последнее на данный момент преступление гау ракшаков, ставящих даже недоказанное покушение на жизнь коровы выше жизни человека. На их совести еще множество преступлений против мусульман и неприкасаемых-далитов, традиционно занимающихся в кастовом индийском обществе разделкой скота.

Коровьи патриоты действуют

«Я — коровий патриот и хочу освободить коров от рабства, в котором их держат мясники-мусульмане, — заявил недавно Чампат Рай, глава радикальной индусской организации «Вишва Хинду Паришад». — Мы готовы пролить свою кровь, чтобы сохранить кровь коров».

Гау ракшаки появились в Индии в 2012 году — за пять лет до того, как Моди стал премьером. Отряды, в составе которых были и молодежь, и старики, пытались, как они сами говорили, предотвратить незаконную продажу коров на мясо, организовывая засады на контрабандистов.

Патруль гау ракшаков

Сперва ограничивались побоями и унижениями, заставляя пойманных нарушителей есть коровий навоз, но затем дошло и до убийств. Зачастую для расправы достаточно было непроверенных слухов. В марте прошлого года гау ракшаки повесили на веревке для скота двух мусульманских фермеров прямо посреди деревни. Младшему из них, Инаятулле Имтяз Хану, было всего 12 лет — он помогал дяде перегонять стадо на ярмарку и неподобающе, по мнению активистов, обходился со скотом. За полгода до того коровьи защитники заживо сожгли 24-летнего Захида Ахмеда Бгата, закидав его грузовик «коктейлями Молотова», — кто-то рассказал им, что Бгат якобы тайком убил одну из своих коров.

Но убийства — это лишь верхушка айсберга. Основное занятие гау ракшаков — изъятие коров у фермеров (в основном мусульман), которые дурно с ними обращаются. Сами коровозащитники считают, что они таким образом спасают животных. Активнее всего они действуют в штатах, где у власти находится БДП. В общей сложности за последние три года ракшаки таким образом «спасли» около 190 тыс. коров — их помещают в специальные центры на передержку, потом продают, а деньги тратят на помощь индусской бедноте. Жаловаться в полицию в большинстве случаев бесполезно — стражи порядка, в массе своей индусы, часто действуют заодно с гау ракшаками или просто закрывают глаза на их акции.

Деятельность гау ракшаков закономерно вызвала ответную волну. Миллионы фермеров требовали от правительства, чтобы оно сделало что-нибудь с коровозащитниками. Изъятие коров зачастую означает для индийского фермера разорение — он просто не может себе позволить купить новое стадо. Доходило до абсурда: широкую известность получила история женщины-фермера в штате Уттар-Прадеш, которая не смогла отвезти поранившую ногу корову к ветеринару — никто из водителей не соглашался погрузить раненое животное в кузов, опасаясь нападения по дороге гау ракшаков.

Наказать нельзя, наградить тоже

«Подчас, когда я слышу о таких нападениях, я впадаю в ярость. Ряд наших граждан вовлечены в антисоциальную деятельность: они творят беззаконие по ночам, а днем объявляют себя защитниками священных коров».

Выступление премьер-министра Нарендры Моди после очередного убийства мусульманского фермера показало: правительство осознало, в какой сложной ситуации оно оказалось. Страна, претендующая на роль великой державы, не может позволить, чтобы на ее дорогах совершались бессудные убийства. И дело даже не в имидже на международной арене: это дурно влияет на иностранные инвестиции, критически необходимые для развития индийской экономики. Страдает и имидж Моди как прогрессивного националиста: 97% всех убийств произошли после его прихода к власти.

Во внутренней политике всё еще хуже. Террор гау ракшаков бьет в первую очередь по мусульманам: из всех погибших во время атак коровозащитников 86% составляют приверженцы ислама. У мусульманского меньшинства и без того сложные отношения с индусскими националистами во власти, и нападения на фермеров примирению не способствуют.

При этом индийские власти не могут просто взять и покончить с гау ракшаками. Прежде всего потому, что те давно вышли из-под контроля. Крупнейшая организация коровозащитников «Бхаратия Гау Ракша Дал» насчитывает более 10 тыс. человек. Ее лидер Паван Пандит прямо заявляет: «До 2020 года тему защиты коров целиком эксплуатировала БДП. Теперь настало наше время».

Но что хуже всего — правительство Моди не может себе позволить поссориться с коровозащитными группами. Люди, нападающие на мусульманских фермеров, и те, кто их поддерживает, — это радикальные индусские националисты, костяк сторонников Моди, приведший его к власти.

Священная корова на городской улице. Когда священные животные уже не могут давать молока, хозяева, не имеющие возможности сдать их на бойню, часто просто выгоняют скот на все четыре стороны.

Правительство нашло, как ему казалось, идеальный выход: просто запретить продажу коров на убой. Таким образом правительство Моди надеялось успокоить индусских консерваторов — но на деле лекарство оказалось хуже болезни.

Разрыв цепочки

Пытаясь успокоить избирателей и улучшить имидж страны на международной арене, индийские власти ударили по собственной экономике: мясоперерабатывающей, молочной и кожевенной промышленности.

Индия — мировой лидер по экспорту мяса, в основном буйволятины. Страна получает от него $4 млрд, которых она враз лишилась после того, как была запрещена продажа буйволов на забой. В мясной и кожевенной отраслях заняты по меньшей мере 5,5 млн человек, перед которыми внезапно замаячила перспектива лишиться работы — или перейти на закупки кожи и мяса из-за границы.

Но хуже всего, что правительственный запрет ударил по той самой сфере, которую власти пытались защитить, — производству молока. Если раньше фермеры продавали бесплодных коров и бычков на мясо, а старых коров — на шкуры, то теперь они фактически обязаны содержать их до самой смерти под угрозой преследования со стороны гау ракшаков. А это — дополнительные расходы, а значит, и повышение стоимости молока с последующим неизбежным разорением. Учитывая, что на мясо-молочном животноводстве специализируется где-то четверть из 120 млн фермерских хозяйств, несложно представить последствия.

В итоге животноводы просто начали под покровом ночи выгонять коров подальше. Одичавшие животные в поисках пропитания забредают на поля фермеров, занимающихся выращиванием зерновых и бобовых, поедая пшеницу и сою.

Таким образом, из-за запрета страдают не только мусульмане и далиты-неприкасаемые. Под угрозой разорения оказались многочисленные фермеры — электоральная база Моди. Если потерю мусульманских и далитских голосов БДП еще может как-то пережить (хотя суммарно обе общины насчитывают около 30% избирателей страны), то ссориться с фермерами — смерти подобно.

Продуктовый фашизм не прошел

«Образ жизни людей не должен страдать из-за подобных запретов».

Эта фраза, сказанная Главным судьей Индии Джагдишем Сингхом Кхехаром, поставила точку в вопросе запрета продажи скота на убой.

Сразу после того, как правительство объявило о запрете, началась борьба против него. Фермеров и кожевников, требующих отмены решения правительства, поддержала интеллигенция, которую возмутили попытки центральной власти диктовать людям, что они имеют право есть. В оборот вошло выражение «продуктовый фашизм».

Резкий протест выразили штаты Западная Бенгалия, где более четверти населения составляют мусульмане, Керала, в которой даже многие индуисты традиционно едят говядину, и Мегхалая — штат с христианским большинством. К ним присоединились союзная территория Пудучерри, штаты Карнатака и Телангана.

После того как высокий суд Мадраса (штат Тамилнад) временно приостановил действие решения правительства, вопрос был передан на рассмотрение Верховного суда Индии. Его июльский вердикт был однозначен: решение суда Мадраса не только оставить в силе, но и распространить на всю территорию страны. Спустя четыре месяца правительство отозвало запрет — похоже, с немалым облегчением.

Вопрос тем не менее окончательно так и не закрыт. Гау ракшаки по-прежнему терроризируют фермеров, по-прежнему страдают мусульмане и далиты. Весной 2019 года в Индии должны пройти всеобщие парламентские выборы, и премьеру Моди за оставшееся время придется каким-то образом разобраться в ситуации, если он не хочет лишиться миллионов голосов.

Зоозащитники и фермеры придумали эффективный способ защиты парнокопытных от хищников — они рисуют глаза на бёдрах животных. По их словам, подобные рисунки отпугивают львов и помогают сохранить популяцию скота.

Издание BBC рассказало о новом творческом методе, который используется зоозащитниками для сохранения парнокопытных животных. По данным статьи, основной проблемой для фермеров в Африке являются львы, которые убивают одомашненных коров.

Подобное происходит из-за засушливых сезонов на материке, фермеры вынуждены искать новые пастбища и натыкаться на прайды голодных львов. Из защиты у них только сетки и ограждения, собаки, предупреждающие об опасности, и собственные силы.

Однако зоологи и зоозащитники пытаются не препятствовать размножению и популяции львов в Ботсване, поэтому пытаются найти выход из ситуации. И, как сообщает BBC, выход, кажется найдёт.

Работник, отвечающий за охрану популяции львов, Нил Джордан предложил рисовать на бёдрах коров яркие глаза. По его словам, таким образом хищники станут более осторожными и побоятся кидаться на скот.

Поначалу мне не хотелось рассказывать об этой идее, так как это выглядело безумно. Но исследования показали эффективность метода.

Джордан провёл эксперимент, нарисовав 23 коровам глаза, а 39 он оставил без изображений. Наблюдения показали, что львы убили трёх неокрашенных коров и ни одной с «глазами». По мнению зоозащитника, глаза отпугивают львов, после чего они вовсе отказываются нападать на животное.

Однако другие исследователи смутно верят в эффективность такого метода. По словам Кевина Ричардсона, занимающегося исследованиями львов в Африке, хищники рано или поздно приспособятся.

Как только они поймут, что глаза на бёдрах коров безвредны, они станут нападать на них как и прежде.

Ранее Medialeaks рассказывал о видео с мстительными коровами. Во время интервью для американского телеканала мальчика, стоящего на заднем фоне, зажали две коровы. Работница фермы помогла ребёнку выбраться.

В российское молоко порой подмешивают мел, мыло, известь и гипс, признался Россельхознадзор. Многогранность молока не оставила равнодушными пользователей соцсетей, которые уже заполнили ленты шутками на эту тему.