Хорошо что коровы не летают сто к одному

Узнайте, какие существа не умеют летать так же как и коровы и это хорошо. Этот вопрос задан в игре «Сто к одному».

100 к 1.Хорошо, что коровы не летают, а также хорошо, что не летают. Кто?

На вопрос игры «100 к 1«: Xopoшo, что кopoвы нe летают, a также xopoшo, что нe летают… Kтo? большинство опрошенных людей ответило таким образом:

1.Слоны.

2.Люди.

3.Лошади.

4.Свиньи.

5.Быки.

6.Собаки.

Это были верные ответы.

Интересный вопрос. Интересно, почему это хорошо, что коровы не летают? Это то, о чем я думаю? В таком случае вот несколько вариантов того и тех, что не летает(-ют), и это хорошо 🙂

  • слоны (думаю, по той же причине, что и коровы, но несколько в другом масштабе);
  • медведи;
  • свиньи, кабаны;
  • лоси, олени, бизоны;
  • носорог, бегемот, гиппопотам;
  • А еще хорошо, что не летают следующие предметы:

  • топоры;
  • ножи;
  • вилы;
  • автомобили и любой общественный транспорт кроме самолетов (особенно актуально для России);
  • люди (это очень важно, поверьте).

Наверное, есть еще варианты. Интересно было бы почитать ответы от других людей и их видение данного необычного вопроса 🙂

Детско-Юношеская комиссия ChessDeti.Ru решила помочь с большинством из ответов на вопросы к игре Сто к Одному (100 к 1).

Ниже в табличке Вы найдете некоторые из ответов на вопросы в порядке от более популярного к менее популярному.

Для поиска в списке вопросов используйте клавиши Ctrl + F или F3 на клавиатуре и вводите нужное вам слово в открывшемся окошке/строчке.

Список вопросов и ответов к игре Сто к Одному (100-1) постоянно обновляется.

В ушедшей прекрасной эпохе соцреализма можно было не напрягаться, ведь Партия и правительство многие вещи регламентировали за трудящихся. Казалось бы, банальное дело — как назвать корову. И тут готовы масса вариантов. Да еще каких!

Читайте так же:

  • Правила содержание коров Правила содержания крупного рогатого скота в целях его воспроизводства, выращивания и реализации в хозяйствах открытого типа (к ним относятся подсобные и крестьянские (фермерские) […]
  • Каротин у коров в норме А.А. Горнеев, «ДСМ Нутришнл Продактс» Из 500 известных природных каротиноидов наивысшей биологической активностью обладает ?-каротин. Несмотря на то, что жвачные животные могут с помощью […]
  • Отек вымени у коровы после отела Явление, когда у коровы вымя твердое и припухшее, не редкость. Чаще всего данная ситуация возникает ввиду нарушения оттока лимфы и кровообращения сразу после отела. Патология считается не […]
  • Коровы шведской породы Швицкая порода коров относится к КРС мясо-молочного направления. Порода отличается от других своим бурым окрасом от светлого тона к более тёмным. Главным отличительным фактором является […]
  • Опухла челюсть у теленка Есть две формы дифтерии у телят: наиболее распространенной является острая инфекция ротовой полости. Она, как правило, фиксируется у телят в возрасте менее 3-х месяцев. вторая форма, как […]
  • Какое масло заливают в доильный аппарат Товар будет отправлен с города Киева. Возможен самовывоз Перевозка по всей Украине Вы платите за заказ после доставки его в отделение Проверяйте целостность посылки и работоспособность […]

Амнистия, Антресоль, Аннексия — не имена, а услада для ушей простого колхозника. Вперед к рекордам и надоям, догоним и перегоним! А ну, Активизация, веселей хвостом махай, да усердней травку щипай, план горит!

Очень счастливые коровы

Кто не успел — тот не съел

Модельная походка

Доходы от одной коровы. Оптимистичный прогноз

Еще одну интересную историю мы услышали от фермера из Пензенской области.

В среднем коровы по России дают по 5400 л молока в год. Учитывая, что 60 дней корова находится в запуске, получается, что в день это составляет около 15 литров.

После отела коровы у фермера дает 20 литров молока в день, при выпасе на траве – 25 литров,

Перед запуском – 10 литров, 2 месяца не доится.

Цена молока в этом регионе при продаже составляет в среднем 35 рублей.

То есть доход с молока за год составляет 189 000 рублей (5400х35)

В прибыль можно приплюсовать рождающихся телят. Двухнедельный теленок стоит 15 тыс .рублей. Но 2-3 недели его нужно поить молоком по 6 литров в день, всего 180 литров, то есть цена получается 7,5 тыс. рублей.

Машина сена 3-3,5 тонны стоит 7,5 тыс. рублей.

На одну корову в год уходит 1,5 машины. Это 11 250 рублей.

Плюс концентраты, зерно, жмых и прочее. 1 тонна которых стоит 5600 рублей + 500 рублей доставка. 1 тонна кукурузы стоит 1000 рублей. Ячмень, овес по 5000 рублей тонна + доставка 500 рублей.

Но так как добавками кормим 305 дней в году по 6 кг, то цена комбикормов выходит 5200 за тонну и 9500 за зерно.

Корове необходимы 305 дней в году Премиксы, содержащие мел, фосфор, селен, марганец, витамины. Стоимость 1 кг составляет 17 руб. По 80 гр в день за 305 дней цена составит 466 рублей.

В день корова выпивает до 80 литров воды. При цене 30 рублей за один куб это составит за год 876 рублей.

Соли дается до 100 грамм в день, при цене 19 рублей это составит 608 рублей.

300 рублей за освещение в коровнике.

1,5 – 2 тыс. в год – осеменение, искусственное – 1,5 тысячи, если естественное – 1000. Доставка – 1000 рублей.

Прививки, услуги ветеринара – 1000 рублей в год.

Плюс 200 рублей стоимость жира для смазывания вымени перед дойкой.

Итого расходы за год составляют около 27 тысяч рублей.

Итог следующий: Доход 189 000+ теленок 11 500 = 200500, минус расходы 26-27 тыс рублей.

Чистый доход составляет около 169 тысяч рублей.

Как видите, при умелой работе и правильно организованной продаже молока прибыль от одной коровы уже становиться интересной и позволяет думать об увеличении стада и нормального дохода.

Сюжет о доходе от 5 молочных коров. Пессимистичный вариант

Фермер из Курской области в ролике

«Доход от коровы)) почему молоковоз а не рынок» рассказал в интернете о получении дохода от 5 коров.

В среднем коровы дают 3 тонны молока в год. Как мы это определили? Он рассказал, что в год от коровы получает в среднем 50000 рублей дохода от продажи молока. Молоко сдается на молзавод и цена молока колеблется от 16 летом до 21 рубля зимой за литр. Простые расчеты показывают, что при полученной средней цене 18 руб за литр, каждая корова у этого фермера дает 2800 литров в год.

Также при рождении у коровы теленка получается доход около 8 тыс рублей при его продаже. То есть, в целом, 5 коров должны дать около 300000 ежегодного дохода.

Теперь рассмотрим расходов. Основной статьей автор считает расходы на сено и концентрированные корма. Он обозначил это суммой 50 тыс рублей в год. То есть, чистый доход, по его мнению, составляет 250 тыс рублей в год, или около 12 тыс рублей в месяц.Пенсионер скажет: обычная пенсия. А стоит или нет заниматься таким бизнесом, каждый должен решать самостоятельно.

Но автор не теряет оптимизма и вкладывает все свои деньги в развитие хозяйства. Планирует купить электропастуха, построить более вместительный коровник, еще докупить коров.

Конечно, не все с этим согласятся. Но не надо забывать, что найти в деревне работу, даже с доходом 12 тыс рублей, далеко не просто. Легко рассуждать о глупости таких решений, имея московскую зарплату 70 тыс руб

Говорят, что самолеты летают из-под палки. Ну тут, партайгеноссе, видимо, все дело в том, кто говорит и чья палка. Я лично — это поколение, выросшее на Бубе Касторском и Румате Эсторском, и нахожу это преувеличение некорректным. Ну просто потому что кое-что помню, много знаю и объездив треть планеты, еще больше видел и понял.

Ну что ж, поднимемся на вертолете и обозрим окрестности нашего авиапрома. Автор упоминаемых заметок (https://aftershock.news/?q=node/750293) — как и во многих других публикациях, в т.ч. и с хорошим инсайдом, грешит отсутствием общего видения. Ох, ах, это «нерентабельно». Ну что за чушь. Само понятие рентабельности, камрады, весьма и весьма относительно. Рентабельность есть первышение доходов над расходами. Выращивание фруктов и овощей в центральной европе — НЕРЕНТАБЕЛЬНО. Вся солнечная энергетика НЕРЕНТАБЕЛЬНА. Ренатбельными их делают правительственные субсидии. Добавили дотации — и сразу все стало вокруг голубым и зеленым, а убыточное рентабельным.

Но вернемся к нашей истории. Вы не поверите — но в 1960-е производство в СССР было мало того что вполне себе ничего, местами конкурентоспособным с западным. В частности, популярными были наши фотоаппараты (оптика шла побочно с военным производством, прицелы и пр.), часы (прецизионная механика, взрыватели и т.п.), телевизоры (аж Англия «Темпы» хотела покупать). И кто знает, что было бы при надлежащем маркетинге или стратегии «go-to-market’ с нашей стороны — если б в СССР скопировали японский опыт в виде «торгово-закупочных компаний» (кто помнит японские складные зонтики «Три слона»?) или придумали нечто свое. На уровне были и самолеты. Сверхзвук мы сделали первыми, Ил-62й летал на Париж, арендованный «Эр Франсом», и т.д.

Рынок же СССР-производства распространялся не только на страну, но и на весь восточный блок (бывший частью единой экономической системы: венгерские консервы «глобус» и автобусы «Икарус», румынская мебель, ГДРовские костюмы и обувь, и т.д., и т.п. Да плюс к тому же третий мир — «развивающиеся страны», к тому моменту победно закончившие (заканчивающие) свои войны за независимость, типа Вьетнама. Т.е. рынок в целом во всех сегментах был намного больше — при том, что транснациональных компаний еще не было на духу, а коммунизм шагал по планете при полном отсутствии глобализма.

Что приключилось в 1970-е, в эпоху, названную «застоем», описано обильно, во многом неверно, но намеренно оставляется за рамками моего дацзыбао: что приключилось потом — было еще хуже. В 1970-е в авиапроме присутствовали несколько КБ, выросших в военную (и пост-военную) пору из имен Лавочкина, Микояна, Сухого, Яковлева и Туполева, успешно клепавших как военную, так и гражданскую продукцию. Именно они в перестройку (вторая половина 1980-х) и подверглись мучительной смерти — и лишь чудом что-то выжило вообще.

Во-первых, изменение экономической модели (кооперативы и «рынок» как альтернатива Госплану с Госснабом плюс приватизация). Во-вторых, управление производством (власть народу, сиречь трудовым коллективам. Директоров, бляха-муха, — ВЫБИРАЛИ!), в третьих, рынок съежился как шагреневая кожа. Восточный блок (Варшавский договор плюс СЭВ плюс «независимые» друзья) приказал долго жить, новый курс на отказ от соперничества с западом обрушили заказы, а пятнистый горбатый рекомендовал заводам перейти на выпуск кастрюль. Новые независимые республики (к примеру, Ташкентский завод) задумались, зачем им вся эта тряхомудия (авиапром) вообще.

Аэропорт в Ереване купил аргентинский армянин, увлекающийся авиацией, который думал, что это не airport, а airfield. Аэропорт в Самаре приватизировала местная «братва», потому что там часть площадей сдавалось местному казино — прекрасное место, уединенное, только вот самолеты эти все время шумят — как его вообще удалось отстоять от закрытия, до сих пор не понимаю. Рынок внутрисоюзных перевозок просел со 120 млн. до 15 по России. «Аэрофлот» распался на региональные ветки, из ничего (верней, из Госдумы) возник «Трансаэро».

Строго говоря, вообще было неясно — что проектировать, кто заказчик, зачем оно вообще и подо что, кто и где будет строить, как и сколько платить, и т.д. Народ из КБ и с заводов потянулся с пустыми мешками в Грецию-Турцию и с шубами-футболками обратно, а выпускники школ в анкетах на «кем вы хотите стать?» писали не «авиастроителем», а «бандитом» и «валютной проституткой». Натурально, в образовавшуюся брешь лавиной хлынуло буквально все, а не только «Боинг» с подтянувшимся в 2000-м «Эйрбасом», включая массу нетонущего матерьяла.

Оставшиеся КБ раздали по заводам (или наоборот) и сказали «занимайтесь сексом сами». «Туполевцы» и «Ильюшинцы» пытались переодеть старые разработки под возможно более широкий круг применения, давая им новые номера, и не имея ничего конкретного. Именно это положение и сохраняется примерно до второй половины 2000-х. Что теперь и пытаются заново собрать — из того, что за 20 лет безвременья и смуты как-то выжило и еще шевелится. Здесь надо сделать пояснение любителям т.н. «рентабельности». Если государству нужно построить всего 10 самолетов, скажем, для чисто военного применения — оно их построит. Если ему окажется нужно построить их 100 — тоже, просто стоимость единицы окажется ниже. Если у изделия обнаружится еще экспортный потенциал — еще лучше. Если из спроектированного можно будет еще извлечь нечто гражданское — просто прекрасно. Но вы просто не можете (ФИЗИЧЕСКИ!) оценивать некую «исходную» рентабельность. Взгляните хотя б на Ту-144 с «Конкордом».

Кратко о «Суперджете». Проект возникал еще во времена оно, когда мы думали вписаться в мировую экономику, а не выживать во враждебной среде. Отсюда и постановка задачи — на сегмент, где не «Боинг» с европейцами, а скорей «Бомбардье» с «Эмбраером». Отсюда и максимальная кооперация с европейскими фирмами — они и требования знают, и как им соответствовать. Ну параллельно и научиться всем этим «евроштучкам», от оборудования салона до продвижения продаж и поддержки. Государство на это денег не имело — а наскреб их «Сухой», державшийся экспортом и поддержкой оборонки. Попросту говоря, «Суперджет» — это дача, купленная на будущее, в расчете на женитьбу и детей. Но помолвка расстроилась, и женитьба на Западе не состоялась. В сухом остатке у Сухого — горький опыт на гражданском рынке, обретенные знания да надежда на продолжение подъема с колен плюс «третий мир». В силу политических обстоятельств последнее дает некоторые шансы если не покорить рынок, то хотя бы оправдать учебу на нем.

Кратко про 21-й. Аналогичная попытка альтернативной «спарки» КБ с заводом, нацеленная на нижний сегмент 737-х и 320-х. Стартовавшая позже и за счет того не попавшая в часть ловушек (ну комозитные крылья пусть с задержкой, но сделают, может к тому и свой мотор поспеет). Зато уже ориентированная на отечественную элементную базу и, в силу политических причин» с гарантированным сбытом дома и — в перспективе — в зарубежьи.

И, возвращаясь к тому, с чего начали — и Ил-112, и прочее — суть переделки старых проектов 90-х, «обращенных повсюду и в никуда». Со своими плюсами-минусами, заложенными болячками, часть из которых удастся вылечить. Он полетит, ну может весить будет больше, а таскать меньше. Но заплатит за него Минобороны, которому дальше тянуть уже нельзя, нужно Аны менять. А требовательность к качеству ВПП можно развернуть и наоборот — адресовавшись к собственно армейским перевозкам. У нас ведь на военные аэродромы не только будущий 112 будет летать, а и чего побольше да потяжелей таскаться, так что уже аэродромный апгрейд многое решит и за далеко рамками 112-го проекта.

Ну, на скорую руку, где-то, примерно, как-то так.

VI. ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО

ЧЕЛОВЕК И КОЛЛЕКТИВ

1. В одиночку не одолеешь и кочку

Артель атаманом крепка.
Артель дружбой крепка.
Артель порядком крепка.
Артельный котел гуще кипит.
Артельно воюешь, а в одиночку горюешь.
Артелью хорошо и недруга бить.
Берись дружно — не будет грузно.
В гору-то семеро тащат, а с горы и один столкнет.
В единении — сила.
В кулаке все пальцы равны.
В лесу лес не ровен, в миру — люди.
В мире жить — мирское и творить.
В мире жить — с миром жить.
В народе — что в туче: в грозу все наружу выйдет.
В одиночку не одолеешь и кочку, артельно — и через гору впору.
В одном пере и птица не родится.
В одну петельку всех пуговок не устегаешь.
В согласном стаде волк не страшен.
В тесноте, да не в обиде.
В тесноте живут люди, а в обиде гибнут.
Веника не сломаешь, а прутья по одному все переломаешь.
Вместе тесно, а розно тошно.
Все за бечеву — скорее переедешь.
Все за одного — один за всех.
Где грозно, там розно.
Где два, там не один.
Где тесно, там нам и место.
Где у мира рука, там моя голова.
Гора с горою не сойдется, а человек с человеком столкнется.
Горьким быть — расплюют, сладким — проглотят.
Два и в поле воюют, а один и на печи горюет.
Двое одного не ждут.
Других не суди, на себя погляди.
Дружно — не грузно, а врозь — хоть брось.
Дружно — не грузно, а один и у каши загинет.
Дружные сороки и гуся утащат.
Дружный табун и волков не боится.
И воробей не живет без людей.
И все люди, да всяк человек по себе.
И всем было б место, коли б не было тесно.
И пальцы на руках не равны.
К миру приставай, а от мира не отставай.
Как бирюк в нору забился.
Как медведь в берлоге.
Капля в море не заметна.
Людей хулит, а сам лыком шит.
Мир за себя постоит.
Мир охнет, так лес засохнет.
Мирская слеза велика.
Много народу, да мало людей.
Всем угождать — самому в дураках сидеть.
На людях и смерть красна.
На мир и суда нет.
Не копай другому яму — сам в нее попадешь.
Не найдешь в себе, не найдешь и на селе.
Как аукнешь, так и откликнется.
Один в поле не воин.
Один, да дорог, — не надобно и сорок.
Один и дома горюет, а двое и в поле воюют.
Один и камень не сдвинешь, а артельно и гору поднимешь.
Одна головня и в печи гаснет, а две и в поле курятся.
Одна пчела не много меду натаскает.
Одним конем все поле не изъездишь.
Одной рукой и узла не завяжешь.
От грозы не врозь, а в кучу.
Рядом сидели, да разные песни пели.
С миру по нитке — голому рубаха; с миру по грошу — старшине кафтан.
Сам себя не хаю, да и людей не хвалю.
Свет не без добрых людей.
Слушай, рябина, что лес говорит!
Со всякого по крохе — голодному пирог.
Собором и черта поборем.
Согласье крепче каменных стен.
Соломину и муха сломит, а сноп и лошадь не раздавит.
То добро, как всем равно.
Не то страх, что вместе: а сунься-ка один.
Тот не хорош, другой не пригож, погляди-ка на себя: сама-то какова?
Туда бы глядел, куда рой полетел.
Хоть и в саже, да других не гаже.
Хоть ложки мыть, да в миру быть.
Хоть сзади, да в том же стаде.
Худую траву — из поля вон.
Что в людях живет, то и нас не минет.
Что есть — вместе, чего нет — пополам.

РУКОВОДИТЕЛЬ И КОЛЛЕКТИВ

2. Не место красит человека,
а человек — место

Без запевалы и песня не поется.
Без кота мышам Масленица.
Где нет кошки, мыши резвятся.
Без народа — не воевода.
Без матки рой не держится.
Без пастуха овцы — не стадо.
Без перевясла и веник рассыпался.
Сноп без перевясла — солома.
Без столбов и забор не стоит.
Большой меньшoго не дожидается.
Большому кораблю — большое плаванье.
Был бы запевала, а подголоски найдутся.
Велик почет не живет без хлопот.
Ворона с места, а сокол на место.
Впотьмах и гнилушка светит.
Всем птицам птица — орел.
Высохло море, а все не луже брат.
Где много пастухов, там овцы дохнут.
Где пастух дурак, там и собаки дуры.
Где хвост — начало, там голова — мочало.
Гроза бьет в высокое дерево.
Два кота в одном мешке не улежатся.
Два медведя в одной берлоге не улягутся.
Двум головам на одних плечах тесно.
Держи вожжи, пока в руках, а выпустил — уже не ухватишь.
Домом не управил, так и городом не управить.
Ему дано много, много и взыщется.
Жить с народом в ладу — не попасть в беду.
И большой корабль садится на мель.
И большой реке слава до моря.
И месяц светит, коли солнца нет.
И сокол выше солнца не летает.
Из рядовичей в атаманы выходят.
Иной начальник и не стоит лыка, а ставь его за велика.
Исподний жернов перемалывает верхний.
Ищет волк должности в другой волости, где его еще не знают.
Как месяц ни свети, а все не солнышко.
Каков есть, такова и честь.
Как кого величают, так и почитают.
Кому кнут да вожжи в руки, кому хомут на шею.
Красна рать воеводою.
Ладно, коли все сам умеешь; не ладно, коли сам все делаешь.
Между слепыми и кривой — король.
На безлюдье и сидни в честь.
На безлюдье и Фома дворянин.
На безрыбье и рак рыба.
Начальства много, а толку мало.
Начальство не свой брат: много говорить не станешь.
Не велик большак, да булава при нем.
Не всем казакам в атаманах быть.
Не всем старцам в игумнах быть.
Не диво приказать, каково-то исполнить.
Не место к голове, а голова к месту.
Новая метла чище метет.
Один воин тысячи водит.
Один волк гоняет овец полк.
Первый в совете — первый в ответе.
По ватаге атаман, по овцам пастух.
По заслугам и честь.
Худо овцам, как волк воеводой.
Стоячему с сидячим трудно говорить.
У лихого жеребца косяк цел.

ЧЕЛОВЕК И ОБЫЧАЙ

3. Обычай старше закона

Безобычному человеку с людьми не жить.
В какой народ попадешь, такую и шапку наденешь.
В каком народе живешь, такого обычая и держишься.
В лесу жить — пенькам молиться.
В Тулу со своим самоваром не ездят.
В чужой монастырь со своим уставом не ходи.
Во всяком подворье свое поверье.
Во всяком посаде в своем наряде.
Все люди как люди, один черт в колпаке.
Где жить, там и слыть.
И за рекой люди живут.
И те же люди, да не те нравы.
Какова сторона, таков и обычай.
Люди как люди, а Фома как бес.
Между воронами и сорока по-вороньи каркает.
Недолго той земле стоять, где начнут уставы ломать.
Обычай — не клетка, скоро не переставишь.
Старый обычай молодого тверже.
У каждого времени свои обычаи.
У Сидора обычай, а у Карпа свой.
Что город — то норов, что дом — то обычай.

4. Трудовая денежка всегда крепка

Алтыном воюют, алтыном торгуют, а без алтына —
горюют.
Без копейки рубля нет.
Береги денежку про черный день.
Блюди хлеб про еду, а копейку про беду.
Был бы ум, будет и рубль; не будет ума, не будет и рубля.
Была бы в сусеке рожь, будет и в кармане грош.
Была бы догадка, а на Москве денег кадка.
Были бы побрякунчики, будут и поплясунчики.
Горе — деньги, а вдвое — без денег.
Горе — деньги нажить, а с деньгами и дураку можно жить.
Гроша нет за душой.
Денег ни гроша, да слава хороша.
Денежка без ног, а весь свет обойдет.
Денежки — что голуби: где обживутся, там и поведутся.
Деньгам — счет, а хлебу — мера.
Деньги — гости: то нет, то горсти.
Деньги смогут много, а правда — все.
Деньги счетом крепки.
Деньги — что пух: только дунь на них — и нет.
Добр Мартын, коли есть алтын; худ Роман, коли пуст карман.
Знай наших: последняя копейка ребром!
И наша денежка не щербата.
Копейка копейку родит.
Кто до денег охоч, тот не спит и ночь.
Не бей дубьем, бей рублем.
Не горюй о деньгах: не они нас наживали, а мы их.
Нелегко деньги нажить, а легко прожить.
Уговор дороже денег.
Через золото слезы льются.

5. Хлопочи не о прибыли, а о добром имени

Алмаз алмазом гранится, плут плутом губится.
Без забора, без запора — не уйдешь от вора.
Без спросу взял, да не сказал — так украл.
Бояться воров — не держать коров.
Будто не все одно, что украл, что так унес.
В душу вьется, а в карман глядит.
В пустую хоромину вор не подламывается.
В чужой прудок не кидай неводок.
Вор беду избудет — опять на воровстве будет.
Вор божится — недоброе затевает.
Вор вора терпит.
Вор ворует не для прибыли, а для гибели.
Вор другой, а дубинка прежняя.
Вор на вора напал, вор у вора дубинку украл.
Вор на вора не челобитчик.
Вор на воре, вором погоняет.
Вор не бывает богат, а бывает горбат.
Вор с мошенника шапку снял.
Вор слезлив, а плут богомолен.
Вор что заяц — и тени своей боится.
Вора миловать — доброго погубить.
Воровство — последнее ремесло.
Вору — воровская и петля.
Вору краденое грошом кажется, хозяину — рублем.
Вору потакать — что самому воровать.
Воры не жнут, а погоду ждут.
Где забор, тут и вор.
Где плохо лежит, туда вор глядит.
Горюет — а сам ворует.
Дай вору золотую гору — он и ту промотает.
Дай на прокорм казенную корову, прокормлю и свое стадо.
Дай прокормить казенного воробья — без своего гуся и за стол не сядем.
Доброго человека да лихие люди в клети поймали.
За вора не божись — обманет.
За вором не усмотришь.
Замок вору не укрепа.
Заработанный ломоть лучше краденого каравая.
Зашел в чужую клеть молебен петь.
И с умом воровать — беды не миновать.
И тот вор, кто воровал, и тот вор, кто покрывал.
Из краденой крупы вкусной каши не сваришь.
Искав чужого, свое потеряешь.
Когда два вора дерутся, честные люди узнают правду.
Кому воровство, а ему ремесло.
Краденый поросенок в ушах визжит.
Красть вольно, да бьют больно.
Крепки запоры, да ловки и воры.
Кто таскает с блюд, того и бьют.
Кто украл яйцо, украдет и курицу.
Легко воровал, да тяжело отвечал.
Лучше бедность да честность, нежели прибыль да стыд.
Лучше горевать, нежели воровать.
Лучше по миру сбирать, чем чужое брать.
Лучше свое отдать, нежели чужое взять.
«На тате шапка горит!» — а тать и хвать за нее.
Наскочил плут на тройного плута.
Нашел, да не объявил — все равно что утаил.
Не будет толку ни от волка рощенного, ни от вора прощенного.
Не гонись за простым вором, а лови атамана.
Неправедная нажива — не разжива.
Неправедно пришло, неправедно и ушло.
Неправедное богатство прахом пойдет.
Неправедное как пришло, так ушло, а праведная денежка все кормит.
Ни от камня плода, ни от вора добра.
Один раз украл, а навек вором стал.
Он и нищего готов обокрасть.
Он любит приезжих гостей, да из-под моста их встречает.
Он нечист на руку.
Он ни плут, ни картежник, а ночной придорожник.
Он портной: игла дубовая, а нитка вязовая.
От поблажки и воры плодятся.
Охоча сорока до находки.
Поделом вору и мука.
Проворна Варвара на чужие карманы.
Рука руку моет — вор вора кроет.
Речист — да на руку нечист.
Сколько вор ни ворует, а уж когда-нибудь проворуется.
Сколько вору ни воровать, а виселицы не миновать.
Такие воры, что из-под тебя лошадь украдут.
Тать не тать, а на ту же стать.
Ты считай, а волк придет — свое сочтет.
У вора ремесло на лбу не написано.
У кого в пальцах вязнет, у того руки нечисты.
У него не спи в серьгах: позолота слиняет.
Украсть — в беду попасть.
Хватился в карман, ан побывал Роман.
Честные глаза вбок не глядят.

6. Где винцо, там и горюшко

Бутылочки да рюмочки доведут до сумочки.
Было ремесло, да хмелем поросло.
В воскресенье веселье — в понедельник похмелье.
Велик воин за стаканом вина!
Вешний лед не дорога, а с пьяным речь не беседа.
Вино веселит, да от вина же и голова болит.
Вино вину творит.
Вино полюбил — семью разорил.
Вино ремеслу не товарищ.
Вино с разумом не ладит.
Вино сперва веселит, а там без ума творит.
Вином жажды не запьешь, разве больше наживешь.
Водка — вину тетка.
Выпил две, да и не помнит где.
Выпили на гривну, а шуму на сто рублей.
Выпьешь вина, так прибавишь ума.
Высока у хмеля голова, да ноги жиденьки.
Где пиво, там и диво.
Где пируют, там и бока вздуют.
Где пиры, там и немочи.
Горя вином не зальешь, а радость пропьешь.
Гули не одного в лапти обули.
Гулявши много смолоду, умрет под старость с голоду.
Гуляшки да пирушки оставят без подушки.
Душа дороже ковша.
Еремеевы слезы о чужом пиве льются.
Если на водке пропьешь, то на спичках не наторгуешь.
За ковш — так и за нож; за чарку — так и за драку.
За ярыжкою брань не пропадает.
Загорелась душа от винного ковша.
Запил — и ворота запер.
Запьем — так избу запрем, а что в избе — в кабак снесем.
Иван пьян гуляет, а Марья с голоду умирает.
Иного за стол сажают, иного из-под стола гоняют.
Кабак деньгами, как бездонную кадку, не наполнишь.
Как не уймется от питья, не уйдет от битья.
Как пьян, так и капитан, а как проспится — и свиньи боится.
Когда пилось, тогда и двоилось.
Кто винцо любит, тот сам себя губит.
Кто пьет, тот и горшки бьет.
Кто чарку допивает, тот веку не доживает.
Лучше знаться с дураком, чем с кабаком.
Лучше прянничать, чем бражничать.
Лыка не вяжет.
Много вина пить — беде быть.
Муж пьет, а жена горшки бьет.
Муж пьет — полдома горит; жена пьет — весь дом горит.
Нам не годится с пьяными водиться.
Напьется — решетом деньги меряет; проспится — не на что решета купить.
Напьется — так с царями дерется, а проспится — так и курицы боится.
Не жаль вина — жаль ума.
Не пьет, а с посудой глотает.
Не упиваясь вином, будешь покрепче умом.
От опьянения два шага до преступления.
Пить да гулять — добра не видать.
Пьяного речи — трезвого мысли.
Река начинается с ручейка, а пьянство с рюмки.
С пьяным не бранись, с богатым не тянись.
С хмелиной спознаться — с честью расстаться.
С чая лиха не бывает.
Сам себя не видит.
Святые угодники на пьяниц угодливы: что ни день, то праздник.
Табачник — к табаку, а пьяница — к кабаку.
Такое ремесло, что к черту занесло 1 .
Только и отважки, что ковшик бражки.
Тому не дивись, что пьяные подрались.
У пьяного — кулаки дерево рубят, у трезвого — и топор не берут.
У пьяного — семь клетей, а проспится — один плетень.
У пьяного слезы дешевы.
У Фили были, у Фили пили, Филю ж и побили.
Упился медами, опохмелился слезами.
Хлеб на ноги ставит, а вино валит.
Хмель — щеголек, водит без сапог.
Хмелек — щеголек; сам ходит в рогоже, а нас водит нагишом.
Хмель не вода — человеку беда.
Хмель шумит — ум молчит.
Хоть водка, хоть вино, а все одно.
Что спинка притащит, то пьянка утащит.

7. Худой мир лучше доброй ссоры

Безрогая корова хоть шишкою, да боднет.
Битый небитого везет.
Бодливой корове Бог рог не дает.
Бодливую корову из стада вон.
Бранись, а на мир слово оставляй!
Браниться бранись, а рукам воли не давай!
В споре и белая ворона черна, и черная — бела.
Вечный мир — до первой драки.
Всякая ссора красна мировою.
Где двое бранятся, тут третий не суйся.
Гнев — плохой советчик.
Гневлив с горшками не ездит.
Господин гневу своему — господин всему.
Грызутся как собаки за кость.
Две собаки грызутся, а третья не приставай!
До расправы двое похваляются, а по расправе один.
Драчливый петух голенаст живет.
Живут как кошка с собакой.
Идти в драку — не жалеть волос.
Криком изба не рубится.
Кто старое вспомянет, тому глаз вон.
Кто старое забудет, тому оба глаза вон.
Лежачего не бьют.
Мал как щенок, а брешет как старая собака.
Медведь быка дерет; и тот рвет, и тот рвет, а кто кого дерет — черт их разберет.
Мир да лад — большой клад.
Мир и любовь — всему голова.
Нашла коса на камень.
Не на живот 2 , а на смерть!
Не прямота бранится, а задор.
Недобранка лучше перебранки.
Нелады да свары хуже пожара.
Ни с кем не бранюсь и никого не боюсь.
Одна задириха, а другая неспустиха.
Остер топор, да и сук зубаст.
От одного слова — да навек ссора.
По чужую голову идти — свою нести.
При счастье бранятся, при беде мирятся.
Разгорелся сыр-бор из-за сосенки.
С людьми браниться никуда не годится.
С недруга — хоть шапка долой.
Самому идти мириться — не годится, а посла заслать —
будут люди знать.
Свой со своим бранится — сам помирится, а чужой пристанет — век постылым станет.
Смола — не вода, брань — не привет.
Собака лает — ветер носит.
Ссора до добра не доводит.
У бодливого барана лоб всегда в крови.
Уж лаяла бы собака чужая, а не своя.
Чужую бороду драть — свою подставлять.
Язык держи, а сердце в кулаке сожми.

ВИНА, НАКАЗАНИЕ, РАСКАЯНИЕ

8. Вина голову клонит

Без вины виноват.
Бешеной собаке хвост рубят по уши.
Били Фому за Еремину вину.
Битому коту лишь лозу покажи.
Будешь баню эту помнить до новых веников!
Бывает и виноватый прав.
Была бы спина, найдется и вина.
Была вина, да прощена.
Быть собаке битой — найдется и палка.
Бьют да еще и плакать не дают.
Вали с больной головы на здоровую.
Вина вине рознь.
Виноват медведь, что корову съел, а неправа и корова, что за поле ходила.
Виноватому все кажется, что про него говорят.
Виноватый винится, а правый ничего не боится.
Вольно тому шалить, кто смолоду не бит.
Выдрали как сидорову козу.
Где все виноваты, там никто не виноват.
Головы повинной не секут, не рубят.
Грех не беда — молва не хороша.
Грех под лавку, а сам на лавку.
Грех с орех, ядро с ведро.
Грехи любезны доведут до бездны.
Грешить легко — трудно каяться.
Дай себе волю, заведет тебя в лихую долю.
Держать в ежовых рукавицах.
До времени все с рук сходит.
До трех раз прощай.
Дорогой идешь — и то споткнешься.
Досталось всем сестрам по серьгам.
Друг на дружку, а все на Петрушку.
Душа согрешила, а тело в ответе.
Ежовая голица учить мастерица.
Еловым веником парить.
За битого двух небитых дают.
За битого двух небитых дают, да и то не берут.
За здорово живешь голову на плаху не кладут.
За ушко — да и на солнышко.
За худые дела слетит и голова.
Загонят, куда Макар телят не гонял.
Загонят туда, куда ворон костей не заносил.
Зададут тебе перцу к сердцу.
Знает кошка, чье мясо съела.
И гроза не про всякого грозна.
И рад бы в рай, да грехи не пускают.
И резвому коню кнут нужен.
И сам в петлю лезет, и другого туда тянет.
И сам зарекусь, и другу и недругу закажу.
Из вины твоей не шубу шить.
Кабы на добра коня не спотычка, цены б ему не было.
Как ни вертись, собака, а хвост позади.
Как ни жаться, а в правде признаться.
Как ни крои, а швы наружу выйдут.
Каков грех, такова и расправа.
Каяться — кайся, да опять за то же не принимайся.
Коготок увяз — всей птичке пропасть.
Конь на четырех ногах, да спотыкается, а на двух —
и споткнуться не диво.
Кот скребет на свой на хребет.
Кривое дерево только пила исправит.
Кровь кровью не смоешь.
Кто бы овцу ни съел, все волк виноват.
Кто плут, для того сделан кнут.
Кто собою не управит, того и другого на разум не наставит.
Легки повадки, да тяжелы отвадки.
Лучше десятерых виновных простить, чем одного невиновного казнить.
Мал грех, да большую вину несет.
Мал грех, да велика причина.
На грех и незаряженное ружье выстрелит.
На грех мастера нет.
На добре — спасибо, а за грех — поплатись.
На ошибках учимся.
На себя плеть свил.
Накормить березовой кашей.
Наша вина — беда.
Не верба бьет — старый грех.
Не все по шерсти, ино и против.
Не все сходит с рук.
Не за то волка бьют, что сер, а за то, что овцу съел.
Не забыть свинье полена: помнит, где поела.
Не о том речь, где виновного сечь, а о том, где он.
Не платит богатый, платит виноватый.
Не плачь, битый, плачь, небитый.
Не слушался отца — послушается кнутца.
Не спеши карать — спеши миловать.
Не торопись казнить, дай слово вымолвить.
Нечего греха таить.
Ни от сумы, ни от тюрьмы не зарекайся.
Огонь без дыму, человек без греха не бывает.
Один в грехе, а все в ответе.
Один грешок — и тот с мешок.
Один раз не в счет.
Он сам в петлю лезет.
Он сам на себя нож точит.
От одного порченого яблока целый воз загнивает.
Отольются волку овечьи слезки.
Отольются медведю коровьи слезки.
Ошибся — что ушибся, вперед наука.
Повинную голову и меч не сечет.
«Полно шутить, — сказал волк капкану, — пусти лапу-то!»
Правого кличут, виноватого в шею тычут.
Пригвоздить к позорному столбу.
Сам на беду напрашивается.
Своя волюшка доводит до горькой долюшки.
Семь бед — один ответ.
Таскал волк — потащили и волка.

Часть вторая. Ищите женщину

Глава шестая. В которой Родик торжественно вступает под «сень Петрову», вырабатывает план действий и действует сообразно этому плану

Питер встретил Родиона Оболенского по свойски: сизокрылый шальной голубь метко прицелившись из под стальной стрехи гигантского шатра накрывающего перрон Витебского вокзала, нагадил Родику прямо на лацкан пиджака; старуха с огромными клетчатыми кошелками два раза наступила ему на ногу – первый раз специально, второй раз из вредности; и огромная деревянная дверь с латунными баранками вместо ручек, при выходе из вокзала наддала Родику в спину, сообщая ему необходимое ускорение без которого в большом городе человеку просто не выжить.

Однако неспортивное поведение «вестника мира», вредность пенсионерки, и даже ускорение с которым Родиона выбросило в город дверью, нисколько не вывели его из себя, а скорее наоборот – вселили изрядную долю оптимизма.

Родион рассуждал так: согласно первому закону подлости, который гласит, что «если какая ни будь неприятность может произойти, она происходит» – любое дело которое начинается хорошо, скорее всего закончится плохо. А стало быть, если следовать от противного – любое дело которое начинается плохо, скорее всего закончится хорошо.

Правда существовало еще одно следствие: любое дело которое начинается плохо как правило заканчивается еще хуже. Но на это Родион смотреть было нечего. Родик был оптимистом.

Он просто подошел к небольшому кафетерию на улице у вокзала, где торговали пирожками, пончиками и гамбургерами, (по нашему котлетами с хлебом), подошел и попросил салфетку, которой легко стер с лацкана пиджака следы голубиной радости.

– Хорошо, что коровы не летают, – усмехнувшись, проговорил он, подмигнул краснощекой продавщице за стойкой кафетерия и выбросил салфетку в корзину для мусора внутренности которой были устланы заплеванным полиэтиленовым мешком.

«Хозяйка» забегаловки сделала «фыр», скривила пухлые губки в брезгливой усмешке и, демонстративно кутаясь в огромный воротник плотного шерстяного свитера, отвернулась к грилю за мутной стеклянной дверцей которого как еретики на кострах священной инквизиции в багровых лучах испепеляющего электрического жара, истекая жиром, барахтались обезглавленные бройлерные цыплята.

– Фифочка, – ласково сказал ей Родик на прощанье, ослепительно улыбнулся и сунув пустой кейс по мышку, поблескивая лакированными туфлями в свете ярких фонарей над тротуаром, пошел прочь от вокзала, оставив барышню в неприятных раздумьях над тем, что такое «фифочка» – комплимент, оскорбление или вообще футбольный термин.

А время уже было позднее. Дело шло к полуночи. Родик двигался по широкому тротуару Владимирского проспекта и размышлял о том, «кто он есть» и «как оно будет».

По всему выходило, что на сегодняшний день Родион Оболенский был «никто», звать его было «никак», а место жительства его было «нигде».

Но «лицом без определенного места жительства» Родика назвать было категорически невозможно, ибо лицо это есть в нашей стране имя нарицательное и специальное, скорее даже не лицо а мерзкая рожа, да и где вы видели «бомжа» в костюме от «Жан-Франко Ферре» и часами «Ролекс» на запястье? То-то и оно, что нигде (см. выше).

Родиона скорее можно было отнести к числу лиц с определенными временным трудностями.

И дело даже не в костюме. Потому, что иногда, и даже не иногда, а очень даже часто, можно увидеть на улице дорогую машину, в ней не менее дорогой костюм, а в костюме-то и нет никого! А машина знай себе катится и правила дорожного движения соблюдает. А костюм знай себе по сотовому телефону треплется, входит, так сказать, и выходит из зоны досягаемости.

В этом смысле Родион Оболенский являл собой образец единства формы и содержания. В нем все было прекрасно! И душа и тело и даже брюки, а о туфлях и говорить нечего. Нормальные, прямо скажем, на нем были туфли, ибо Родик относился к тому типу людей к обуви которых грязь категорически не прилипает, а наоборот даже отталкивается и все тут. Ибо Родион еще в самом начале своей карьеры «взломщика», (именно так – «взломщиком» назвал себя Родик, не потому, что он был специалистом по взлому дверных замков и подбору шифров к конторским сейфам, а потому, что намеревался взломать эту жизнь на предмет получения с нее дивидендов), постиг одну замечательную истину: Никто не вызывает столько доверия у рядового обывателя как человек в идеальной, чистой обуви. Говорят, что это в свое время сказал еще дядюшка Фрейд. Хотя Родик сомневался в том, что наличие-остутсвие чистой обуви как-то связано с сознательным-бессознательны, или там присутствием-отсутствием фаллических символов. Впрочем профессор Фрейд был человеком начитанным и наверняка знал, что говорил, как и Родион, который никогда профессором не был, хотя запросто мог им стать. Если б захотел, конечно. А Родик не хотел, потому, что неизвестно зачем ему быть ему профессором, когда он и так себя неплохо чувствовал.

Короче, шел Родик по большому городу навстречу неизвестности, а неизвестность была совсем рядом. Мимо проносились неизвестные машины, проходили неизвестные люди, творились неизвестные Родику дела. Неизвестность напирала со всех сторон, петляла и сужала круги. И Родик был бы не Родик если бы не сумел изящно вписаться в обстановку.

Оболенский открыл в уме воображаемый, придуманный им справочник «взломщика» и прочитал: Четырнадцатое правило «взломщика» : Если вы оказались поздним вечером один в чужом городе, у вас нет знакомых, практически нет денег, и вам негде переночевать, то для начала: «Найдите одну женщину…»

– Шерше ля фам! Чего проще! – воскликнул Родион, с треском захлопнул справочник и спрятал его в дальних закоулках сознания. – С другой стороны, – проговорил он. – Что значит нет денег? Какие-то деньги всегда есть. – Родион присел на лавку в стеклянном павильоне автобусной обстановки, положил кейс себе на колени и достал из внутреннего кармана пиджака бумажник.

Ревизия показал, что денег, нормальных денег без всяких там писающих мальчиков, действительно в обрез, то есть мало. Но…

– … Но думаю, что этого будет вполне достаточно, – пробормотал Родик ловко, как кассир Внешторгбанка, пробежав кончиками пальцев по уголкам нескольких купюр затаившихся в пахнущих типографской краской кожаных складках портмоне. – Прибежали в избу дети… – слегка грассируя с явным удовольствием промурлыкал себе под нос Родик и оглянулся. – Второпях зовут отца. Тятя… – Сразу за остановкой, буквально в нескольких шагах, отбрасывая на асфальт тротуара длинный прямоугольник розового неонового света, сияла витрина ночного минимаркета. – Тятя… Наши сети… Притащили… О-го-го!

Практически напротив витрины магазина, взвизгнув тормозами, чуть не налетев на бордюр, «лихо» припарковалась ярко красная «девятка». Автомобиль взвыл двигателем, дернулся, чихнул и заглох.

– Приехали, – констатировал Родик. – И хоть стекла тонированные, ставлю сто к одному, что за рулем женщина!

Как всегда, Родион не ошибся.

Только барышня может ехать, например, в «Оке» по автостраде, в левом ряду, со скоростью сорок пять километров в час и делать вид что так и надо, показывая оттопыренный средний палец каждому пролетающему мимо с бешеной (с ее точки зрения) скоростью недовольному, небритому «бабуину» на «БээМВэ», там, «Чероки» или видавшем виды, заляпанном грязью (подумать только какое нахальство) «Круизере»…

Только барышня может делая левый поворот одновременно разговаривать по сотовому телефону, одновременно поглядывать то на только что сделанный в косметическом салоне маникюр, то в зеркало заднего вида, но не для того, что бы заметить обгоняющий ее слева автомобиль, а для того, что бы проверить – не осыпалась ли тушь с ресниц.

И уж конечно только барышня может припарковаться и бросить сцепление не выключив передачи… Ибо женщина за рулем хуже татарина! Ей богу! Иногда просто диву даешься.

Дверца «девятки» распахнулась и на асфальт элегантно опустилась сначала одна тонкая женская ножка, потом другая, в черненьких облегающих брючках и в таких же черных матовых туфельках на высоком, пардон, очень высоком каблучке… (Вот еще одна загадка природы! Как с такими каблуками можно давить на педали – непонятно! Это все равно, что ходить по гамаку на ходулях. )… И из-за руля авто, гордо вздернув к небу носик, увенчанный очаровательными, похожими на пенсне позолоченными очечками, с выражением крайней деловитости на лице показалась Натка Дуренбаум, девица приятная во всех отношениях: стройная, белокурая, и сумасбродная как шальная пуля.

Она хлопнула дверцей машины, перекинула через плече довольно пухлую дамскую сумку и уверенным, но грациозным шагом двинулась к дверям минимаркета, скользнув по сидящему на остановке Родику мимолетным, показушно-безразличным взглядом и с помощью такого же показушно-безразличного жеста направляя на автомобиль брелок сигнализации.

«Девятка» по щенячьи всхлипнула, как бы прощаясь со своей хозяйкой, расстроено моргнула фарами и затихла. Барышня скрылась в ярко освещенных недрах магазина.

Сквозь витрину Родион мог наблюдать как она бродит про меж полок заваленных товаром, задумчиво поправляя очки на носу и разглядывая банки, склянки, и пакеты со всякими вкусностями. Походив немного по магазину Ната наконец остановилась у стеллажа с марочными винами и взяв в руки бутылку из самого верхнего ряда, стала изучать этикетку.

– Понятно, – пробормотал Родион Оболенский. – Подумать только какая удача… На ловца и зверь бежит!

Он подхватил кейс и, пропустив несколько машин быстро перебежал на другую сторону улицы где этакими филиалами райских кущ располагалось несколько цветочных торговых павильонов внутри которых нежные создания похожие на эльфийских принцесс торговали разнообразными образчиками голландской и колумбийской флоры…