Где живут коровы летом

Зима. Коровы считаются животными, хорошо переносящими холод. Но действительно ли современные «холодные» коровники не вредят животным?

Многие молочные коровы и коровы на подсосе сегодня стоят в холодных помещениях. Строительство таких коровников малозатратно и универсально. В «холодных» коровниках климат внутри очень близок к температуре на улице. Но при низких температурах проблемы возникают не только из-за морозов, возникает вопрос, действительно ли животные чувствуют себя комфортно.

Животным нужно помещение без сквозняков

Животноводы обязаны законодательством заботиться о необходимой защите своих животных. Когда снижаются температуры, корове нужно больше энергии, чтобы поддерживать стабильную температуру тела. Если коровы в холодное время года не могут покрыть дефицит энергии за счёт повышенного потребления корма, это приводит к использованию жировых резервов организма. Также снижается молочная продуктивность, а значит возникают экономические потери.

Чтобы организм в нормальном режиме поддерживал все функции, температура тела должна быть постоянной. Нормальная температура тела у коровы составляет от 38,3 до 38,8°С. Проект Агроскоп занимался темой содержания коров в «холодных» коровниках. Помимо других вопросов, в нём исследовалось действительно ли животные хорошо чувствуют себя в таких помещениях в долгосрочные морозные периоды. Результаты показали, что и при длительных морозах не было отклонений температуры тела от нормы. Это не касалось верхней границы. При низкой температуре на улице животные сильно уменьшали излучение тепла.

В этом проекте также не была подтверждена критика касательно того, что в холодный период повреждается вымя. Температура верхних тканей у животных изменялась сильнее, чем температура тканей вымени.

Эксперты заодно касательно того, что коровы могут переносить морозы очень хорошо. Только мороз в комбинации с высокой влажностью может повредить им. Поэтому животным необходима защита от непогоды. Нужно избегать, чтобы лежаки, где отдыхают животные, долгое время были покрыты снегом. Результаты проекта Агроскоп показали, что если помещение оборудовано так, что животным есть где укрыться от снега, они чувствуют себя хорошо в «холодных коровниках и на протяжении долгого морозного периода без ущерба для их самочувствия.

Тёплый коровник: теплоизолированное помещение для животных

Холодный коровник: не теплоизолированное помещение для животных

Коровник с открытым фасадом: одна сторона коровника частично или полностью открыта

Открытый коровник: одна или несколько сторон полностью или частично открыты, в экстремальных случаях – только одна крыша

Коровник естественного климата: к ним относят открытые коровники, коровники с открытым фасадом и холодные коровники

Минимальный коровник: сюда относят открытые коровники и коровники с открытым фасадом

Водопровод должен быть защищён от мороза

Большая сложность во время морозов – гарантированная подача воды. Но здесь хорошим выходом в большинстве случаев является теплоизоляция системы выпаивания или поилки с подогревом. Ещё один вариант — постоянно работающая скважина. Для шариковых поилок есть большая опасность, что шар на ободе поилки может замёрзнуть. Вода внутри не замёрзнет. В таких случаях как правило достаточно постучать по шарику.

Больше сложностей чем система выпаивания несёт сам трубопровод. Но если он изолирован, обогревается, либо в нём поддерживается постоянная циркуляция воды – с ним не будет проблем с замерзанием. Водопровод должен по возможности быть проложен на глубине, где почва не промерзает.

Правильный уход за системой удаления навоза

Температура ниже нуля может привести к тому, что автоматическая система удаления навоза работает плохо, и проходы приходится убирать вручную. Прежде всего, когда проходы не позволяют использовать передвижную технику. Для избегания поломок системы помогают следующие мероприятия:

  • основной механизм устанавливать в защищенном от мороза помещении
  • трос должен быть установлен таким образом, чтобы иметь к нему доступ по всей его длине
  • направляющие ролики располагают в сухих местах
  • подъёмный механизм нужно часто чистить
  • При сбросе жижи в лагуну или наклонный канал подходит решение с прямым сбросом. Но при этом нельзя забывать о правильно подобранной защите для предотвращения несчастных случаев. Чтобы техника для удаления навоза не выходила из строя, или это случалось крайне редко, нужно дальновидное планирование и корректное обслуживание этой техники.

    Замёрзшие площади могут быть скользкими, а значит опасными для животных. Регулярная уборка навоза и, в крайнем случае, посыпка солью очень помогает в этом.

    Доильный зал должен отапливаться

    Фермеры не всегда думают о комфорте животных. Но они не должны забывать, что они сами часто находятся в коровнике. Поэтому, особенно в молочном скотоводстве, доильный зал должен быть закрытым, изолированным и отапливаемым. Агроскоп, кроме того, рекомендует, чтобы установленная система отопления нагревала помещение как можно быстрее, но при этом была низко энергозатратной. Исследования показали, что на предприятиях с открытыми доильными залами без отопления во время морозов постоянно замерзали проходы. Немного лучше была ситуация с отоплением, но значительно лучше – с изолированным и отапливаемым доильным залом. Щекотливое место в доильном зале — вход и выход. При мытье доильного зала водой пол может превратиться в каток. На предприятиях, исследуемых в проекте Агроскоп, во время морозов в доильном зале сильно снижали применение воды, а использовали соль, песок, опилки или солому.

    Исследования Агроскопа показали, что в условиях горной Швейцарии открытые коровники могут работать, при этом не нанося ущерб животным. Не были забыты в этом исследовании и больные животные. Больным животным нужно больше тепла.

    График 1. Влияние температуры воздуха на потребление коровами корма, воды, а также их продуктивность

    Содержание коров летом

    Часто забывают о том, что коровы – это животные, которые хорошо переносят холод, но очень страдают от жары. Молочная продуктивность сильно снижается при температуре выше 25°С (см. график). Поэтому при строительстве коровника важно найти решение, которое позволит снизить стресс от жары для животных. Агроскоп рекомендует следующие методы:

    • вентиляция: природная вентиляция (то есть открытые стены и конёк крыши) заботятся об охлаждении благодаря повышенному обмену воздуха и большей его скорости)
    • тень: достаточный выступ крыши, кусты и деревья дают тень. На площадки для лежания не должны попадать прямые солнечные лучи
    • обеспечение водой: воды должно быть достаточно, как в коровнике, так и на выпасе
    • менеджмент: для выпаса животных и их пребывания в коровнике нужно подобрать самое благоприятное время.
    • С нетерпением жду отзывы и комментарии. Большое Вам спасибо!

      В поле за крайним домом поселка Прохладное уныло месят копытами бурую жижу коровы — делают вид, что пасутся. Некоторых засосало едва не по вымя, животные попеременно вскидывают к небу морды и с претензией мычат в пространство. Органичнее всего на славских ландшафтах смотрелись бы не коровы, а цапленогие слоны с картины Сальвадора Дали.

      «Вы осторожнее, ноги хоть и длинные, а потом придется канат кидать и за шею вас вытягивать. А вы, девушка, можете еще дальше пройти — там поле ровное, красивое, видите? Вас там вместе с сапогами вашими засосет», — потешается над журналистами «Нового Калининграда» хозяин водоплавающих бурёнок Владимир. В его личном подсобном хозяйстве чуть больше десятка коров, но в поле он выпускает не всех и ненадолго — чтобы «рядышком побегали и сразу назад». «Вот, ласты им думаю купить», — веселится фермер.

      Небольшое хозяйство Владимир держит на пару с сыном, а молоко сдает одному из крупных местных переработчиков. Свою мини-ферму он построил сам, купил животных и технику, у государства денег не просил. «Власти? Помогают, как нет. Налоги сдирают. А больше ничем. Могут еще кредит дать под 20 процентов», — описывает свои взаимоотношения с госорганами фермер. Но мелиорация, пожалуй, единственное, с чем самостоятельно не сдюжит ни один крепкий хозяин.

      Весть о решимости молодого губернатора взять и комплексно заняться проблемой мелиорации Владимир встречает с изрядным скепсисом. И планы на будущее строит только шутливые: «Если так дело пойдет — будем рис выращивать. Или клюкву. Карасей разводить. Утки зато какие летают жирные! Как у Высоцкого: „Мы взлетали как утки с раскисших полей». Болото настоящее».

      Вода с поля фермера Владимира не уходит не потому что некуда — в нескольких километрах от его участка работают две новые насосные станции. Но находящиеся в федеральной собственности каналы, которые ведут к одной из них, в последний раз комплексно чистили примерно в начале 80-х годов прошлого века. Так что добраться до станции вода просто не может.

      До зимы ситуация не исправится — чистить каналы при «большой воде» нет смысла, даже если бы с неба вдруг свалились на славские поля несколько миллиардов рублей. «А сейчас канал замерзнет, поле замерзнет. Что буду делать? Возьму трактор, прицеплю к нему санки, посажу внуков и буду катать», — разводит руками фермер.

      Работы нет в радиусе нескольких десятков километров, и кормит только подсобное хозяйство, рассказывают поселковые. Многие держат небольшое стадо, а молоко сдают переработчикам. «Все за счет этого живут. Работы-то нету. Кто пять коров держит, кто шесть. Мы вот себе взяли в аренду землю в поселке Раздольном. Потому что мы без земли остались — и куда этот скот гонять? Мы оформили аренду на несколько семей и туда гоняем», — говорит женщина, представившаяся Натальей. У нее 4 «головы», и в год она платит за аренду пастбища около 3 тыс рублей, что считает «подъемными» расходами. В Раздольном поля тоже подтапливает, хоть и не так критично, как в Прохладном, — там достаточно было самим немного почистить каналы.

      По мнению Натальи, нынешний год выдался особенно тяжелым, так высоко и так надолго вода на ее памяти еще не поднималась. Для жителей поселка мелиорация — вопрос не комфорта, а выживания, объясняет женщина. «Уже „край» наступил. Тем более еще погодные условия… Было сыро, но не до такой степени. А мы только на этом хозяйстве и живем. Для нас это крах. Очень-очень серьезно все», — описывает Наталья настроения жителей Прохладного.

      На одной из окраин поселка «большая вода» забралась в дома и затопила дворы, пришлось срочно чистить канавы, которые тянутся вдоль дороги, поэтому депрессивный облик Прохладного органично дополняют еще и груды земли с обломками старых труб вперемешку.

      Благую весть о том, что время заниматься мелиорацией в регионе наконец-то пришло, местные встречают одинаково — усмехаются и закатывают глаза. Сказать тут и правда нечего: учитывая, что на славских сельхозугодиях уже начал тонуть крупный рогатый скот, самое время было приступать к решению проблемы лет этак с десяток назад.

      Земли в Славском районе польдерные — то есть искусственно осушенные, расположенные в основном ниже уровня моря. От залива они защищены дамбами, а жизнь их поддерживается системой насосных станций и каналов, которые должны отводить воду. И ключевое слово тут — должны. При немцах система работала как часы, при советской власти — худо-бедно, а в стране победившей демократии загнулась окончательно, что и иллюстрируют сейчас славские поля.

      Потомственный мелиоратор Дмитрий (именно так представился мужчина, которого мы случайно встретили в Прохладном) рассказывает — система мелиорации при немцах выглядела совершенно иначе. Каналы не «заглубляли», как во времена СССР, а станции были колесными, на насосы их заменили позднее.

      «При немцах на станциях стояли деревянные большие колеса с дубовыми лопастями, ремень длинный плоский крутил это колесо. Они не качали воду, как мы делаем, они создавали ей течение, ускоряли. И таких глубоких каналов у них не было, как у нас сейчас. Просто была большая сеть каналов, они все были чистыми и все были выкопаны по уровню, под определенным углом, так что вода сама уходила», — рассказывает Дмитрий.

      Сохранить тонко настроенную немцами сеть у советских аграриев не получилось. Но расположенные на совхозных и колхозных землях каналы они все же чистили исправно, рассказывает Дмитрий. Для планирования этой работы в Калининграде был даже открыт филиал института Росгипроводхоз, который после развала страны накрылся железной крышкой. Проектные работы сейчас делать просто некому, поясняет мелиоратор.

      «Вот как мы делали 29-ю насосную станцию? Подрядчик московский старые чертежи нашел, которые еще от „Райводхоза» остались. „Насосная станция 29″ написано на них — ну и ладно. Проект сделали. Я хоть и писал-писал, что не так все, но никто ничего даже проверять не стал на местном уровне. Приехали мерить со шпагатиной — а что-то глубина на два метра разнится. В итоге они трубу спроектировали выбросную — она должна вниз идти, а она, получилось, вверх идет. Вот тебе и два метра разницы. Нормальный такой проект», — вспоминает мужчина.

      Дмитрий рассказывает, что отработал на благо славской мелиорации почти 20 лет, а потом ушел. Почему — не говорит. Зато охотно соглашается провести для нас экскурсию по расположенным вблизи поселка насосным станциям и дамбе.

      Чистить каналы тоже некому, продолжает свой рассказ мелиоратор. «„Мелиоводхоз» — чисто эксплуатирующая организация. У них нет ни техники, ничего. И зарплаты в пределах 7 тысяч. Поэтому приходит непонятный человек, выигрывает тендер, нанимает экскаваторщика, который где-то на стройке в Калининграде работает. Его сюда „забрасывают» и он типа начинает что-то чистить. И сам не понимает, чего чистит. „А где это тут ваши арыки?» — спрашивает (арык — оросительный канал в Средней Азии — прим. „Нового Калининграда»). Помахал ковшом, помахал и уехал», — посвящает журналистов в славские сельхозреалии мелиоратор в отставке.

      Иллюстрируют его слова земляные горки, которые свалены только с одной стороны моста, который мы проезжаем. С другой стороны никаких горок нет. Дмитрий объясняет, что канал по правую и по левую руку от моста чистили два разных экскаваторщика — один «настоящий», знакомый с мелиорацией, действительно поднял со дна всю грязь (она и возвышается на берегу канала), а второй просто «ковшом поводил» — потому у него берег остался чистым.

      Редкие мелиоративные потуги славских фермеров сводит на нет бесхозность местных земель. Если ближе к поселку земли оформлены, их арендуют местные жители под пастбища и сенокос, то чуть дальше начинаются бывшие земли совхозов. Кому принадлежат эти польдерные просторы — непонятно. «Вот здесь вот фермеры чистили, это их земля. У них есть свои экскаваторы, они старались для себя. Сеть должна быть вся чистая, а они выхватывают ее местами. Магистральный большой почистили, а мелкую сеть — нет. Или наоборот, магистральные не работают. Хозяин должен чистить, а хозяина нет», — объясняет Дмитрий.

      Насосные станции — кажется, единственное, что в системе местной мелиорации все-таки работает, хоть и с долей условности. Станций в окрестностях Прохладного две — одна с четырьмя насосами, вторая — с двумя.

      Их не так давно реконструировали, по белорусским проектам. Без суровостей, конечно, не обходится и тут — новые станции не могут работать в полную мощность из-за особенностей системы защиты от крупного мусора. Дело в том, что в нечищенных каналах живет телорез (или «ёжики») — больше водные растения, которые поднимаются на поверхность во время цветения и устремляются к решеткам станций. «Ёжиков» согласно технологиям 21-го века приходится счищать с решеток вручную — загнутыми вилами. Даже сейчас решетки облеплены телорезом, хотя до поры цветения еще очень-очень далеко.

      «Сейчас трава утонула, мало ее идет пока. Она поплывет в пределах 9 мая. У нее „Парад победы» будет, у травы у этой. Поднимется на поверхность и поплывет к насосной станции», — рассказывает Дмитрий, у которого на этой насосной станции работает брат. Сейчас на главной станции воду перекачивает только один насос из четырех. Но даже если бы не забивающая решетки трава, больше одного насоса включать сейчас не имеет смысла — как и говорил Владимир, до насосной станции вода просто не доходит, потому что забиты магистральные каналы. «Вот тут у самой станции он почищен и пустой стоит, воды нет, ее братишка до нуля сбросил», — показывает Дмитрий. Воды у станции и правда совсем немного.

      У края дамбы неподалеку от станции стоит старое здание небольшой фермы, у ворот — грузовичок с грозной надписью «ЕРЕВОЗКИ». Первую букву видимо смыло. «Это когда-то был дом дамбёра. Два дамбёра жили, они окашивали дамбы, выпиливали кусты до канала, содержали дамбу, подсыпали ямки. Мой дедушка приехал сюда и был тоже дамбёром», — рассказывает Дмитрий.

      Он говорит, что почистить каналы с «обитаемой» стороны дамбы — еще половина дела. Станция перекачивает воду через дамбу в пойму, а затем она уходит в залив. Вернее, должна уходить, потому что ведущие в залив каналы никто тоже не чистил несколько десятков лет. Сейчас эти канавки едва угадываются.

      Коровы наносят экологии Земли гораздо больший ущерб, чем автомобили и самолеты. К такому выводу пришли специалисты Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (Food and Agricultural Organisation — FAO), сообщает газета The Independent.

      По сведениям FAO, на планете живут около полутора миллиардов коров, которые прямо или косвенно связаны с выделением 18 процентов всех парниковых газов. Этот показатель значительно превышает уровень выбросов всего транспорта Земли.

      Также в результате изготовления и транспортировки мяса, перевозки кормов и обустройства пастбищ для коров сжигается топливо, которое дает девять процентов мировых выбросов углекислого газа.

      Стада коров производят около ста вредных газов, отмечается в докладе FAO. На долю этих домашних животных приходится две трети попадающего в атмосферу аммиака (главная причина кислотных дождей) и одна треть метана (вызывает перегрев атмосферы планеты).

      Для создания пастбищ вырубаются леса, после чего эти расчищенные места превращаются в пустыни. Отходы, которые образуются в процессе ухода за коровами, загрязняют воду.

      Специалисты FAO считают, что из-за большого спроса на мясо будет расти и поголовье коров. Это приведет к тому, что к 2050 году ущерб экологии, наносимый этими животными, может увеличиться в два раза.

      Эксперты ООН изучали воздействие на окружающую среду также кур, овец, коз и свиней. Однако они пришли к выводу, что именно поголовье коров оказалось наиболее опасными для экологии.

      В Германии сейчас можно увидеть, как купают верховых буренок!

      Анника Бинц верхом на Мамбе номер 5

      Вольгаст • На этих четырехлетних и 650-килограммовых немецких буренок выражение «как корове седло» ни в коем случае не распространяется — к седлам они, как видно, приучены и выглядят во время верховой езды очень даже элегантно. В роли наездниц выступают будущие зоотехники Анника Бинц (Annika Binz) и Паулина Царгус (Paulina Zargus).

      Паулина Царгус и Мамбо номер 5 в поле около Вольгаста

      Эти фотографии сделаны в окрестностях немецкого города Вольгаст в земле Мекленбург — Передняя Померания. Хильда и Мамбо номер 5 живут в одном из здешних фермерских хозяйств, в котором содержится около тысяч молочных коров, но сами они из-за каприза природы родились гермафродитами — бесплодны и не могут давать молока. Поэтому их здесь используют, чтобы обучать будущих специалистов фермерского дела тому, как нужно правильно ухаживать за животными и заботиться о них.

      Водные процедуры. Паулина Царгус купает Хильду в реке Пене

      Смотрите также:
      Достопримечательности Мекленбурга — Передней Померании

      Достопримечательности Мекленбурга — Передней Померании

      Штральзунд и Висмар

      Наше знакомство с восточногерманской федеральной землей Мекленбург — Передняя Померания начнем со Штральзунда. В Средние века он был одним из важнейших членов Ганзейского союза. Архитектурные памятники этого периода, дошедшие до наших дней, в 2002 году получили статус Всемирного наследия ЮНЕСКО — по совместной заявке с Висмаром, который мы также рекомендуем посетить.

      «Горх Фок»

      Особенная достопримечательность находится в порту Штральзунда — барк «Горх Фок». Он был построен в Германии в 1933 году. После Второй мировой войны этот парусник перешел в собственность СССР и бороздил моря под именем «Товарищ». В Штральзунд он вернулся в 2003 году. Сейчас на его борту работает музей.

      Морские курорты

      В Мекленбурге — Передней Померании много известных морских курортов. Среди них — курорт Альбек на острове Узедом. Долгое время он был особенно популярен среди немецкой и европейской знати. Среди его гостей были также Томас Манн, Теодор Фонтане и Курт Тухольский. На острове Узедом находится самый длинный в Европе прибрежный прогулочный бульвар, растянувшийся почти на 8,5 километра.

      Остров Рюген

      Далее заглянем на Рюген — самый большой немецкий остров. Свежий балтийский воздух, потрясающая природа — все для отдыха. Здесь сохранилось много домов и вилл, построенных в XIX веке в стиле так называемой курортной архитектуры. Их отличительными чертами являются белые фасады, а также деревянные балконы и веранды, богато украшенные резьбой. Увидеть их можно, например, в Заснице или Бинце.

      Хиддензе

      С Рюгена на пароме можно переправиться на один из самых романтических немецких островов — Хиддензе. Здесь запрещено движение транспортных средств, оборудованных двигателями внутреннего сгорания. Его протяженность не превышает 17 километров, ширина — значительно меньше. Ездят по острову на повозках, электромобилях и велосипедах, но еще приятнее — ходить пешком.

      Источник вдохновения

      Балтийское побережье Германии давно привлекает творческих людей. Меловые скалы Рюгена служили мотивом для Каспапа Давида Фридриха — одного из главных представителей романтического направления немецкой живописи. На соседнем острове Хиддензе жил лауреат Нобелевской премии по литературе Герхарт Гауптман, а на полуострове Фишланд-Дарс-Цингст в деревушке Аренсхоп существовала целая колония художников.

      Озерный рай

      Примерно в часе езды от балтийского побережья расположено Мекленбургское озерное плато. Здесь находится пресноводное озеро Мюриц — самое большое внутреннее озеро Германии. Настоящий рай для любителей отдыха на воде и природе. Лодочные и автобусные туры по этим местам отправляются из города Варен. По каналам и рекам отсюда можно доплыть до Берлина или Гамбурга.

      Национальный парк Мюриц

      На юге Мекленбурга — Передней Померании в 1990 году был основан Национальный парк Мюриц. Он является самым большим по площади национальным парком в Германии. Входящий в него буковый лес Серран имеет статус памятника Всемирного природного наследия ЮНЕСКО.

      Мекленбургские поместья

      Мекленбург — Передняя Померания считается одной из главных житниц Германии. Сельское хозяйство имеет здесь многовековые традиции, о чем свидетельствуют многочисленные старые поместья и замки, построенные на эти доходы. Раньше они служили резиденциями знатных мекленбургских династий, а сейчас часто используются в качестве комфортабельных резиденций для отпускников и туристов.

      Шверинский замок

      Напоследок заглянем в столицу этой земли — город Шверин. Шверинский замок входит в число немецких кандидатов на включение в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Эта резиденция главы Мекленбургского дома была построена на Дворцовом острове в Шверине в стиле романтического историзма в 1845-1857 годах. Сейчас здесь работает земельный парламент — ландтаг Мекленбурга — Передней Померании.

      Автор: Илле Симон, Максим Нелюбин

      Хотите читать нас регулярно? Подписывайтесь на наши VK-сообщества «DW на русском» и «DW Учеба и работа» и на Telegram-канал «Что там у немцев?» или читайте нас в WhatsApp

      Контекст

      Туманная пастораль

      Кто бы мог подумать, но рядом с этим живописным местом находится крупнейший автомобильный завод Европы. (30.10.2018)

      Зачем немецкому лесу шотландский хайленд

      В Германии этих коров хотят использовать для помощи в естественном поддержании экологической системы лесов. (04.09.2016)

      «Леди Гага» уходит в отпуск по рождению теленка

      «Леди Гага» — действующая и многократная обладательница титула «Самой красивой коровы Германии» и победительница многочисленных конкурсов. (09.03.2018)

      В Саксонии выбрали самую красивую корову

      На конкурсе коров буренка по кличке Леди Гага обошла 200 конкуренток. Она завоевала титул самой красивой коровы Саксонии и Нижней Саксонии уже в третий раз. (23.02.2018)

      Немецкая корова Мадель помогла выбрать место для индуистского храма

      Индуистская община Бремена намерена построить новый храм. Чтобы выбрать место для него, потребовалась корова. (18.01.2018)

      Шварцвальдские коровы спустились с гор

      Все лето эти коровы провели на горных пастбищах в немецком Шварцвальде. В минувшие выходные их отогнали назад в долину около баден-вюртембергского Оберрида. (09.10.2017)

      Торжественный подъем коров в горы

      Обычно такие фотографии делают в Баварских Альпах, но этот снимок — из Гарца в Нижней Саксонии. (10.07.2017)

      «Леди Гага» — самая красивая корова Германии

      Конкурс коров голштинской породы поводится в нижнесаксонском Ольденбурге раз в два года. Нынешней победительницей стала предыдущая чемпионка по кличке «Леди Гага». (16.06.2017)

      В Гарце прошел бал коров

      Традиционный парад состоялся в воскресенье, 21 мая, перед праздником Вознесения Господня. В этом году в нем участвовали более 20 наряженных коров и пастухов. (22.05.2017)

      Дикий кабан Йохан вернулся в родное коровье стадо

      В прошлом году мы сообщали о стаде немецких коров, принявшем на попечение исхудавшую молодую кабаниху. При всей курьезности, случай — не редкий. (04.12.2016)

      Баварская корова встречает рассвет

      Эта фотография агентства dpa была сделана ранним утром в один из первых дней сентября. (06.09.2016)

      В народе говорят «Корова в тепле — молоко на столе». Эту поговорку опровергает Николай ТИВУНЧИК из деревни Сервечь, что на Кореличчине. Мужчина круглый год держит свое стадо под открытым небом без какого-либо навеса, но во все сезоны получает от скота молоко. При этом выглядят животные стройными да ладными.

      Зимой — на соломенной подстилке

      По образованию Николай шофер. Как он сам говорит, «вырос на коровах», с 16 лет кастрирует животных, умеет их лечить. Более десятилетия, с 1997-го по 2008-й, был заведующим животноводческой фермы. Сейчас работает там сторожем. Свое «дикое стадо» содержит уже лет 15. Говорит, что такой метод выращивания подсмотрел у соседа, который в свои 70 до сих пор держит нескольких животных без сарая.

      — Корову на селе иметь выгодно. На нее в колхозе и сена дадут на зиму, и корм на поле большую часть года растет — тратиться не надо, и с молоком и продуктами из него будешь весь год, — говорит Николай. — На мое стадо из 45 голов, конечно, сено не выделят — сам заготавливаю, но я договариваюсь с председателем колхоза. Попросишь — дадут и трактор, и косилку за небольшие деньги, а я взамен пустые дворы обкашиваю, ухаживаю, чтобы не было бурьяна.

      Получается взаимовыгодное сотрудничество. Брошенных подворий в деревне действительно много, и содержать их в чистоте колхозу тяжеловато. А тут где Николай обкосит, а где — его коровы. Соседки-старушки сами даже просят, чтобы коровки прошлись по их участку, навели порядок.

      Территория за двором Тивунчиков и нескольких соседних, где коровы проводят зиму и каждую ночь, огорожена электропастухом.

      — Держать коров на природе не сложно. Главное, чтобы вода была. За сутки зимой приходится ведер 200 из колодца выкручивать. Бывает, что пару часов ждешь, пока он снова наполнится для следующей питьевой партии, так вычерпываешь все, — уточняет хозяин.

      Чтобы стадо нормально питалось зимой, им требуется около 20 тонн сена. Хотя съесть они могут и солому, из которой Николай делает подстилку толщиной 5—10 сантиметров, чтобы коровы не лежали на снегу.

      — Навоз мне выбрасывать не приходится — все в почву уходит, — добавляет он. — А как холодно, так они укладываются на солому плотненько, чуть ли не друг на друга, греются.

      Если мороз не сильный, до 15 градусов, хозяин совсем не волнуется о своем стаде. Если же температура опускается ниже, а корове наступает время телиться, она на сутки остается с теленком в сарае, чтобы он высох.

      — Однажды корова днем ??двоих принесла, я их тогда еще на поле гонял, а как раз снег выпал. Вечером искать бросился, думал — все, погибли. Нет, нормально. Переночевали в сарае — утром на улицу и растут себе при корове, — вспоминает Николай. — Им гораздо хуже, когда оттепель: слякоть и дождь, чем мороз. Они у меня живут, как лось, олень, зубр — в дикой естественной природе.

      Если зима мягкая, то хозяин гоняет их пастись и до декабря, а, по его словам, «декабрь с половиной января, как пережил, так дальше, глядишь, уже и весной запахло, день длиннее, солнце теплое днем».

      Из молока на мясо

      Сначала Николай сдавал молоко от своего стада. За литр имел от государства 46 копеек. Два года назад должен был отказаться от молочного бизнеса, так как молоковоз приезжал в разное время и надо было стеречь его, а кто будет скотину в это время смотреть.

      Теперь продает молоко людям (3-литровую банку — 2 рубля, что значительно дешевле, чем в магазине), кормит им поросят, сам пьет. От шести коров, которых он доит утром и вечером, получается за день в среднем 100 литров молока.

      — Доил раньше вручную 4—5 коров, так аж руки болели. После аппарат купил — легче стало — корову за 3—4 минуты дою, — говорит хозяин.

      Сейчас Николай работает только на мясо, поэтому коровы какое-то время не позволяют мне приближаться, так как думают, что пришел очередной покупатель их себе на говядину отбирать. Некоторые даже хозяина к себе не подпускают. Однако через какое-то время животные смелеют, и вскоре я уже чуть ли не в центре стада.

      Коров, которых предпочли покупатели, Николай ловит с помощью палки с петлей на конце, которой цепляет скотину за рога или шею. Недавно, говорит, приезжали грузины, сразу пятерых коров на свадьбу для 800 гостей брали.

      — Занимаюсь этим по инерции не ради прибыли. Все мое стадо можно продать за 30 000 рублей, однако если молочную корову людям продаешь, то за нее одну можно 2000 выручить, — делится «мясной арифметикой» Николай. — Телят выгоднее продавать, так как за животное до 100 кг рассчитываются по живому весу по 4,50 рубля за кило.

      Некоторые, кстати, пытаются взвесить корову в сантиметрах. Меряют скотину в длину и через это определяют ее вес, но Николай такому способу не доверяет.

      Летом — на открытом выгуле

      Летом стадо Тивунчика трудится на 40 гектарах пастбища возле реки Сервечь. С одной стороны здесь река, с другой — длинная и глубокая канава, через которую просто так не перейдешь. Ранее так же, между канавами, и колхозные стада паслись. Несколько раз за день Николай наведывается посмотреть, где его животные. Совсем бесконтрольно оставлять их, говорит, нельзя.

      К семи утра стадо обычно уже на месте, обратно коров хозяин старается возвращать до темноты. По дороге скотина еще и по обеим сторонам пути траву «обкашивает». Почти все коровы стреноженные, чтобы не слишком разбегались по полю.

      Ежегодно в стаде рождается около 15 телят. Кстати, хотя пасутся коровы недалеко друг от друга, телиться они отходят на несколько километров.

      — Бывает, растелиться корова в поле, так того теленка пару недель не сыщешь, ведь прячется по кустам, пока мамка его сама в стадо не приведет. Даже если будешь за коровой следить, с утра пригнав их на поле, она к теленку не пойдет, если увидит, что ты наблюдаешь.

      Помогают гонять животных на пастбище и домой три собаки. А еще у Николая надежная поддержка от жены Людмилы, что работает на ферме дояркой, и трех сыновей. 21-летний Никита ни за что не хочет ехать в город, средний Игнат в свои 19 отработал год в Минске и также вернулся на родину, младший Илья сейчас в 10-м классе.

      — Привыкли дети к деревне. Поедут на пару дней в город и обратно бегут, как я их туда ни пхну. Мне кажется, там лучше, в городе, наверное. И выходные есть, — вздыхает Николай.

      В хозяйстве Тивунчиков еще две лошади и два жеребенка. На одной хозяин сам работает, что нужно привезти или вспахать, вторая — почти все время у людей, что кому надо в огороде сделать.

      — Не ради прибыли коня одалживаю, а чтобы человек на деревне выжил. Есть те, кто может отблагодарить чем-то, а у кого-то и дать нечего, так что же, не помогать им? — объясняет кропотливый хозяин, который сам, кстати, не пьет и не курит, как и три его сына.

      Выращивание коров под открытым небом — явление не новое. Еще в середине XVIII века на западе центрального района Франции в провинции Лимож, который примечателен суровыми зимами и традиционной скотоводством, разводили коров, чья порода по названию городка получила имя лимузинская.

      Эти животные легко переносят мороз в 20—35 градусов и метели при условии наличия грубых кормов и обязательной защиты от ветра. Они приспосабливаются к различным климатическим условиям и могут питаться на пастбищах с короткой травой, в том числе на горных лугах. Вследствие такой неприхотливости и высокой плодовитости, а также хороших мясных качеств этой породы теперь ее разводят в 70 странах мира на пяти континентах, в том числе и в Беларуси знаменитые «лимузины». Правда, растят их здесь не совсем так, а точнее, совсем не так, как во Франции.

      Хотя климатические условия Франции и Беларуси отличаются, да и такими генами, как лимузинские, наши местные коровки не обладают, тем не менее, как видим, они справляются.

      Комментарий специалиста

      Владимир МЕДВЕДСКИЙ, заведующий кафедрой гигиены животных Витебской государственной академии ветеринарной медицины, профессор, доктор сельскохозяйственных наук:

      — Предки наших домашних животных — лоси, косули, зубры — круглый год ходят по лесу, однако мы не имеем от них никакой продукции. А домашние животные предназначены для того, чтобы получать от них мясо и молоко. Они изнеженные, и для комфортной жизни им нужны условия с температурой от нуля до 10 градусов тепла. Для этого обязателен хотя бы сарай, где они скроются от ветра, стужи и снега. Иначе животному нужно отдать энергию корма, прежде всего, на обогрев своего организма.

      Если это непродуктивное животное, которое используют для получения мяса или восстановления стада, оно не требует такого ухода и тепла, как молочное. Многие хозяйства в нашей стране растят животных под открытым небом, делают им навес, однако при этом комфорта нет. К тому же их нужно снабжать водой, а в холодных условиях она будет замерзать, и животные, как правило, едят при этом снег. Получается непродуктивное использование кормов.

      У нас зимой бывает до 30 градусов мороза — куда спрятаться животным, если нет сарая? Они сбиваются в группы. Однако это некомфортное содержание, а даже, я бы сказал, издевательское. Многие частники, чтобы сэкономить на строительстве помещений, таким образом пытаются содержать животных. Однако если это молочная скотина, которую нужно доить в помещении обязательно, такие животные быстро выбраковываются из стада, отправляясь на мясо.

      Два года назад президент Сооронбай Жээнбеков на заседании по развитию регионов заявил, что наличие у семьи 3-4 коров позволит людям жить достойно. Мы решили поговорить с животноводом из Чуйской области и выяснить, насколько это реально.

      Константин Якименко живет с супругой и детьми в селе Петровка Московского района. Он земледелец, однако это сезонный труд: весной посевная, летом сбор урожая. Для получения постоянного дохода фермер купил высокоудойных коров и сдает молоко.

      — Почему вы занялись этим непростым бизнесом?

      — Мои родители тоже фермеры, я с детства в этой среде. В основном занимаюсь полями, сею зерновые. Когда женился, мы с супругой задумались о постоянном доходе и решили купить племенных коров. В принципе, это выгодно: сдаем молоко, откармливаем бычков и продаем на мясо. Телок, которых не оставляем себе, продаем. На них всегда хороший спрос.

      — Сколько стоят такие коровы и как быстро они себя окупают?

      — У нас сейчас пять коров, две из которых голштинской породы. Их купили по 140 тысяч сомов. В среднем они дают 25 литров молока в день. Если предположить, что корова будет ежегодно телиться, она окупится достаточно быстро, ведь месячная телочка от породистой коровы стоит 30-35 тысяч сомов, а бычков можно откормить и дорого продать на мясо.

      — Где лучше купить высокоудойную корову?

      — Мы выбирали в хозяйстве, специализирующемся на разведении племенного скота. Покупать коров на рынке вообще не советую. Там никто не продаст хорошую, высокоудойную. По своему опыту знаю, что на базаре продаются в основном «непутевые» коровы, которые только занимают место в сарае.

      — Какой уход требуется таким животным?

      — Здесь нужен ответственный подход. От правильной организации питания зависят внешний вид, здоровье и, конечно, удой. В рационе должно быть все рассчитано, очень важно соблюдать стабильный режим — малейший сбой приведет к снижению удоя. Обязателен постоянный ветеринарный контроль. Своевременная вакцинация помогает предотвратить болезни, ведь если корова заболеет, она может и не отойти, а это большой ущерб для хозяйства.

      Если буренка в запуске (период за два месяца перед отелом, когда для получения здорового теленка и последующего высокого удоя корову перестают доить. — Ред.), рацион не должен содержать комбикорма. В противном случае корова перед отелом будет мучиться от отеков. После отела мы начинаем давать корм в количестве 200 граммов и постепенно доводим его до 2-3 килограммов, в зависимости от реакции коровы.

      Вот, к примеру, полтора месяца назад у нас отелилась первотелка. Самой ей было трудно, я тоже не смог помочь. Позвали ветеринара — он поправил положение, и уже через минуту буренка облизывала новорожденного теленка.

      — Какие еще проблемы поджидают желающих купить коров голштинской породы?

      — Во-первых, они дорогие. Если обычная корова стоит 60-70 тысяч сомов, то за породистую придется выложить вдвое больше. То есть, чтобы их купить, нужен капитал. Во-вторых, породистые буренки больше восприимчивы к болезням — они заболевают первыми. Наш климат голштинская порода переносит хорошо, но нервная система этих коров менее устойчива к переездам, часто они впадают в стресс, что приводит к сокращению удоя.

      — Как продаете молоко?

      — В нашем районе много молоковозов-частников. Кто дороже покупает, тому и сдаем. Сейчас из дома молоко забирают по 22 сома за литр. Летом цена немного падает, среднегодовая составляет 20 сомов. Конечно, это дешево, ведь в магазине молоко стоит в два-три раза дороже, хотя основной труд вот здесь (показывает на сарай).

      Читайте так же:

      • Самые популярные породы коров в россии Корова является одним из популярных представителей крупного рогатого скота. Это животное чаще других можно встретить на деревенском подворье или в фермерском хозяйстве. Корова незаменима и […]
      • Печень коровы состав Печень является одним из самых употребляемых и любимых субпродуктов. Человечество употребляет в пищу печень различных видов животных: птицы (куриную, индюшиную, утиную, гусиную печень), […]
      • Как рисуется корова Дети с самого детства знают, что корова дает молоко, «делает му-му», а еще – задорно щиплет травку на лугу. Некоторые из них видели буренку в деревне у бабушки, некоторые – только на […]
      • Корова мокриця Мокрица – злостный сорняк Мокрица или звездчатка средняя — злостный сорняк. В народе ее зовут по-разному: мокричка, куриная звездчатка, птичья звездчатка, бегунок, звездочник и т.д. Это […]
      • Как обработать рога быка quote: ситуация такая - друг подогнал два коровьих рога quote: Теперь думаю, что делать с двумя роговыми стаканами. ЗЫ. Как-то слышал, что на жареный коровий рог сазан идет, мол вместо […]
      • Корова грызёт доски что с ней Недостаточность кобальта Низкое содержание кобальта в почвах (менее 2мг/кг) и произрастающих на этих почвах растениях вызывает у животных эндемическое заболевание – […]

      — Чем еще, кроме ячменя, вы кормите своих коров?

      — Сено в этом году очень дорогое, тюк клевера стоит больше 200 сомов. Поэтому мы заготовили силос — сложили в яму измельченные кукурузные снопы. Получилось дешевле и лучше, так как силос — сочный корм, обладающий высокими питательными свойствами. Кроме того, даем свежий свекловичный жом.

      — Что посоветуете тем, кто хочет заняться молочным бизнесом?

      — Во-первых, чтобы хорошо зарабатывать на молоке, требуется огромное желание: если работать спустя рукава, толку не будет. Во-вторых, одна-две коровы не окупят вашего труда, надо увеличить поголовье, иначе будете проводить весь день в сарае, а зарабатывать копейки. Коров нужно минимум пять, чтобы продавать молодняк и запасаться сеном и зерном. Кстати, о зерне — цены на него трудно предугадать. Например, в прошлом году во время укоса ячмень стоил 8 сомов, а сейчас цена доходит до 13, то есть очевидно, что зерном надо запасаться летом. У меня своя дробилка, но можно и возить к частникам — у них недорого, по 20 сомов за мешок.

      Бизнесмен Александр Бродовский, владелец компании WoolStreet, построил в Калужской области первую в России настоящую экоферму. Животные тут себя чувствуют свободнее, чем люди

      Поделиться:

      «Таких придурков, как я, которые разорили семью, еще надо поискать. Ведь коммерческой составляющей в моем проекте изначально не было. Я планировал ферму под себя и для себя. Но потом все невероятно разрослось и стало отдельным делом. А мой основной бизнес в последний кризис довольно серьезно пострадал. Пришлось придумывать, как сделать так, чтобы тут все закрутилось. И вроде получается. У меня тут уже 25 человек работает. Все налаживается». Владелец компании WoolStreet, производителя женской одежды, а теперь и фермер Александр Бродовский рассказывает, как его увлечение пермакультурой переросло в серьезный бизнес-проект.

      Пермакультура — направление в сельском хозяйстве, в рамках которого создается идеальная экосистема сосуществования человека, животного, ландшафта и растений. Один из самых известных популяризаторов пермакультуры — швейцарский фермер Зепп Хольцер. Именно он вдохновил Бродовского: «Я сначала старался все делать по принципам пермакультуры. Книжку Хольцера прочитал и загорелся. Собрались с женой и поехали к нему на ферму. К нему со всего мира едут. Он сам крестьянин. Живописный, с бородой, ковбойская шляпа. В общем, восторженная эзотерическая публика торчит».

      Воплотить в жизнь принципы пермакультуры в чистом виде Бродовскому не удалось: «Я на пермакультуре поначалу кучу времени потерял. Было бы людей больше, а масштабы раз в 10 меньше и живи я тут постоянно, тогда, может быть, все бы получилось». В общем, после пермакультурных опытов Бродовский признал Хольцера «шарлатаном» и решил заняться более традиционным, но экологичным сельским хозяйством. В результате появилась первая в России экоферма, сертифицированная в соответствии с экологическими требованиями Евросоюза.

      Фото предоставлено автором

      У Бродовского сейчас 1200 гектаров земли в Калужской области. Здесь, на этих землях, он разводит коров и свиней. И те, и другие не простые. Коровы у Бродовского волосатые и живут прямо в лесу. И никаких коровников у них нет. «Пока у меня их всего 150 голов, — говорит Александр. — Через год планирую выйти на 250. У меня две породы мясных коров. Одни из древнейших шотландских пород, галловей и хайландская. На зиму мы их сгоняем сюда, в этот лесок — поплотнее. А летом они на пастбищах, за горизонтом, в лесу живут. Они за лето дичают полностью. Вся территория пастбищ огорожена по периметру электропастухами. Как ни странно, коров никто не ворует, хотя я боялся, что это превратится в национальный спорт».

      Фото предоставлено автором

      До того как стать фермером и даже до того как стать бизнесменом, Бродовский жил в Германии и занимался современным искусством. «До 1989 года я жил в ГДР — у меня жена немка, — а в 1989-м мы переехали в Западный Берлин. Там у меня арт-агентство было. Первые выставки соц-арта организовывал. Диму Врубеля я привез тогда. И поцелуй на Берлинской стене — я к нему тоже имею непосредственное отношение!» Но вскоре интерес к русскому искусству почти угас, и Бродовский решил сменить профессию. В 35 лет пошел на курсы и получил специальность «коммерсант оптовой торговли». После этого и начался бизнес, связанный с одеждой.

      После коров мы с Бродовским направились на свиноферму. Хотя то, что мы увидели, назвать фермой в традиционном смысле язык не поворачивается. Такое впечатление, что ты просто в деревне, домики маленькие стоят, но живут в них свиньи.

      «Это уникальная технология. Технологию подсказал один наш друг. Бывший владелец крупнейшей в мире фирмы по производству колбас. У него были заводы в Китае, Эфиопии, Германии, по всему миру. За миллиард он продал ее «Нестле» 18 лет назад. И перешел вот на биохозяйства. Мы держим свиней фактически на природе. Летом питаются тем, что сами найдут. У них же инстинкт есть — рыть. Они откапывают личинок, червячков, то есть вот этот белок настоящий, который никакой комбикорм никогда не заменит. На обычных фермах животные лишены всего этого».

      Такие технологии требуют серьезных финансовых вложений. Бродовский говорит, что его свиньи растут очень медленно — во всяком случае по сравнению с «фабричными»: «Привес, конечно, минимальный. Особенно зимой. Долго растет поросенок. Но мясо, можете себе представить, — ноль прививок. Традиционно свиней колют, чтобы они вес набирали, у меня же за 11 месяцев они прибавляют всего 120 килограммов. Любая фирма прогорела бы давно, если бы продавали мясо по обычным ценам. Но мои цены позволяют выжить. Вырезка у меня, например, 1200 рублей за килограмм. Я за эту цену могу позволить так содержать животных».

      Но главное подспорье для фермы, несмотря на кризис, основной бизнес Бродовского — компания WoolStreet. «В 1996 году мы начали. И был мегауспех. Еще за день до открытия первого магазина была очередь. И вот с 1996 года мы начали продавать так называемую немецкую одежду. Вся она делалась в Китае. На третий год решили сами производить одежду в Китае. Открыли компанию WoolStreet». Сейчас это одна из крупнейших российских компаний, занимающихся одеждой.

      Ферма Бродовского расположена в очень любопытном месте — в поселке имени Льва Толстого. На самом деле никакого поселка тут нет. Есть небольшая деревушка, которую в чистом поле в начале ХХ века основали толстовцы. И главная местная достопримечательность помимо фермы — уникальные дома, сделанные из дров. «Я такого больше нигде не встречал. Ко мне приезжали архитекторы, которые объездили всю страну, весь мир. Утверждали, что нигде такого нет. Эта такая уникальная технология толстовцев», — говорит Александр.

      У Бродовского, как у любого фермера, куча проблем, но у него есть три завидных преимущества перед многими другими — деньги, опыт построения успешного бизнеса и, что может быть даже важнее, уверенность в результате: «Я считаю, что продукты — это стратегическая тема. Не менее важная, чем нефть!»