Физиологические показатели коров

Шляхова О.Г., Рядчиков В.Г. ФГБОУ ВО «Кубанский государственный аграрный
университет имени И.Т. Трубилина», г. Краснодар

Введение. На сегодняшний день, прогресс в области питания крупного рогатого скота достигается благодаря симбиозу знаний практиков и ученых этих сфер. При этом, используя достаточно простые инструменты лабораторной диагностики, повышается возможность осуществления своевременного контроля физиологической обеспеченности животных питательными веществами на различных уровнях организации организма. Это важный момент, так как универсальные приборы и методики, используемые сегодня, позволяют осуществлять достаточно простой и эффективный мониторинг состояния поголовья молочного стада не только сотрудникам из научных учреждений в соответствующих лабораториях, но и работникам, занятым в сфере животноводства. Одним из таких анализов является оценка конечного продукта работы почек животных.

В клинической диагностике исследование мочи на показатель рН является важным, так как позволяет оценить состояние организма коров, и кроме того, служит «индикатором качества» в отношении используемой кормосмеси в рационе животных.

Согласно мнению J. Barmore [8], анализ мочи на рН-реакцию является наиболее комфортным и удобным показателем в сфере мониторинга здоровья молочного поголовья. Определить рН можно с помощью индикаторной бумаги (Рифан, Phan, универсальная). Более точное исследование может быть проведено с помощью рН-метра. При этом необходимо учитывать, что показатель рН устанавливают только в свежеполученной моче, так как при её хранении изменяются её физико-химические свойства (происходит ее ощелачивание с выделением аммиака, что способствует, в дальнейшем, выпадению кристаллов аморфных фосфатов и трипельфосфатов).

Водородный показатель — это мера активности ионов водорода в растворе, количественно выражающая его кислотность. Неорганические вещества — кислоты, соли и щелочи, — в растворах разделяются на составляющие их ионы. Положительно заряженные ионы H+ формируют кислую среду, отрицательно заряженные ионы OH- — щелочную. В значительно разбавленных растворах кислотные и щелочные свойства зависят от концентраций ионов H+ и OH-, активность которых связана между собой. Соответственно, растворы и жидкости (а также среды, в которых они присутствуют) в отношении их кислотности считаются: кислыми, при уровнях от 0 до 7,0; нейтральными, при уровне 7,0; щелочными при уровнях от 7,0 до14,0 [9].

На сегодняшний день ученые и практики в сфере животноводства, сталкиваются с тем, что отсутствуют четкие критерии нормы в определении общих свойств мочи. Так, в норме, реакция мочи жвачных животных щелочная, обычно не ниже 8,00 [1]. Однако разные источники указывают различный диапазон и величины рН мочи. По некоторым сведениям, реакция мочи у коров должна находиться в границах от 7,0 до 8,6 [2, 3, 10] и от 6,2 до 7,8 [11]. По сведениям Е. Бабенко, в среднем от 6,0 до 6,5 [12]. По данным других авторов, оптимальный показатель рН мочи рекомендуют в диапазоне от 7,8-8,4 [13]. По сведениям О.А. Тюрина, для коров голштинской породы рН мочи должен соответствовать значениям 6,2-6,8, и несколько более низкие значения для коров джерсейской породы — 6,0-6,4 [14].

Некоторую ясность вносят ряд зарубежных и отечественных специалистов, поясняя, что в предродовой период при соблюдении отрицательного баланса катионов и анионов в рационе реакция мочи у коров должна быть слабокислой, то есть в пределах диапазона 6,3-6,8 [4, 5, 6, 15]. В то же время дополнительный обзор литературы по оптимальному уровню рН мочи у коров в предродовой период, показал такую же несогласованность среди ряда авторов [7, 16, 17, 18]. При этом Калюжный ИИ. и др. [24] в своих исследованиях обосновывают, что характерным признаком субклинической (скрытой) формы ацидоза является рН мочи на уровне 6,0-6,3 единиц. При клинической форме рН мочи у животных, больных ацидозом, резко кислая, в диапазоне от 5,5 до 6,3, что приводит, на фоне основного заболевания, к росту процента коров с признаками ламинита.

Выше сказанное, показывает, насколько разобщены мнения, и исследования авторов в отношении показателя рН мочи у коров, что вносит дополнительную путаницу в интерпретацию полученных сведений.

Интересные наблюдения и выводы можно прочитать в статьях зарубежных авторов [19, 20]. Например, A. Razzaghi и др. в своих исследованиях показали, как различный катионно-анионный баланс в рационе, с добавлением анионных солей и без, влияет на показатели крови и мочи у коров в пред- и послеродовой периоды. Так, у коров в периоде до отела, при отрицательном балансе DCAD (катионов и анионов) равном 100 мэкв/кг, рН мочи в среднем был на уровне 6,6-6,7 единиц. В то время как положительный баланс катионов и анионов в рационе сухостойных коров, то есть без использования анионогенных добавок, имел другую картину влияния, рН мочи, в среднем, соответствовал щелочной реакции (7,7-7,8). В послеродовой период, при положительном балансе DCAD в рационе, но различном уровне катионов в рационах опытных групп, рН мочи в среднем отвечал 8,2-8,3 единицам. Авторы на основе проведенных исследований заключают, что использование анионогенных добавок в предродовой период снижает случаи возникновения молочной лихорадки и послеродовых осложнений воспроизводительных функций у коров. В то же время высокий отрицательный баланс DCAD (катионов и анионов) в рационе сухостойных коров повышает риск ацидогенного ответа у животных, что влечет за собой снижение потребления корма. Поэтому важно, чтобы «диетическое» вмешательство, в пред- и послеотельный периоды, не уменьшало потребление корма и, следовательно, не ухудшало энергетический баланс коров в транзитный период.

Таким образом, опираясь на сказанное, была сформирована цель наших исследований — изучение особенностей динамики рН мочи коров в пред- и послеродовой периоды.

Материалы и методы исследований. На молочно-товарной ферме хозяйств Усть-Лабинского (МТФ № 15 ОАО «Агрообъединение «Кубань») и Брюховецкого районов (МТФ № 2 ЗАО «Победа») был проведен мониторинг здоровья молочного поголовья, с целью диагностирования поголовья на показатель рН мочи.

В выборке по исследованию мочи на МТФ № 15 ОАО «Агрообъединение «Кубань» участвовали первотелки и коровы голштинской породы в количестве более 200 голов. Из них: нетели и коровы в периоде 21-0 дней до ожидаемого отела — 68 голов, первотелки и коровы после отела (0-21 дней) — 93 головы и коровы на пике лактации (22-120 дней) — 40 голов.

На МТФ № 2 ЗАО «Победа» были продиагностированы коровы и первотелки в количестве 40 голов аналогично выше представленным периодам (21-0, 0-21 и 22-120 дней).

Взятие мочи для клинического анализа осуществляли в утренние часы до кормления животных. Измерение уровня рН мочи производили универсальным иономером ЭВ-74. Анионогенные добавки в рационах указанных хозяйств не использовались.

Результаты исследований и их обсуждение. Исследования, проведенные за три года, показали неслучайную динамику уровня рН мочи в транзитный период и пик лактации (рисунок 1). Так, у молочного поголовья на МТФ № 15 ОАО «Агрообъединение «Кубань» уровень рН реакции мочи закономерно понижался к отелу с 8,2 единиц до 7,7. Выравнивание последних значений до первоначальных (8,0-8,2 единиц) происходило к 22-24 дню лактации.

Рис. 1. Уровень рН мочи в переходный период и пик лактации у коров за три года исследований15 году

Аналогичный сдвиг рН мочи в сторону слабощелочной реакции наблюдали и среди коров на МТФ № 2 ЗАО «Победа» Брюховецкого района, где доля концентратов в рационе отличалась между опытными группами. Во второй опытной группе уровень концентратов в рационе был на 20% выше показателей первой группы (рисунок 2).

Рис. 2. рН мочи коров в предотельный и послеотельный периоды при пониженном (Н) и высоком (В) уровне концентратов в рационе (n=20)

Читайте так же:

  • Корова в шесть раз дороже собаки Ответ Собака - хкорова - 6хлошадь - 6х*2 х+6х*2+6х*2=20025х=200х=8 руб - стоит собака6х=6*8=48 руб - стоит корова6х*2=12х=12*8=96 руб стоит лошадь Почему у одних зрачки горизонтальные […]
  • Какой округ коров 166700, Ненецкий ао, пос. Искателей, ул. Монтажников, д. 7 Рабочее время: с 8: 30 до 17: 30 Перерыв: с 12: 30 до 13: 30 Выходные дни: суббота, воскресенье Казаченко Григорий […]
  • Ищу быка Изначально (в даосской традиции) этапов было восемь, и заканчивались они пустой картинкой «Забыл и о быке, и о себе» — отказ от страстей и привязанностей. Достигнув гармонии, полного […]
  • Доильный аппарат да-2м майга § 8. Доильный аппарат ДА-2М "Майга" Доильный аппарат ДА-2М "Майга" работает по двухтактному циклу с подсосом воздуха в камеру коллектора, совершая от 80 до 100 пульсов в минуту (рис. 11). […]
  • Ветеринарная обработка коров Управление ветеринарии Курганской области является уполномоченным в области ветеринарии органом исполнительной власти Курганской области, осуществляющим государственное […]
  • Лечение мастита у коров гентамицином Если в нашем перечне вы не нашли нужного вам товара, можете сделать индивидуальный заказ, связавшись с нами или оставив нам заявку. Состав:75мг ампициллин, 200мг […]

Было отмечено, что динамика рН мочи, как при пониженной, так и высокой доли концентратов в рационе на всем протяжении переходного периода и пика лактации была сходной. Между тем, период после отела (0-21 дней) у коров из первой и второй групп, характеризовался наиболее низкими показателями (7,8) и отличался от предродового периода и пика лактации, в среднем, на 0,6 единиц. Кроме того, на 45-74 дни лактации, наблюдали резко щелочную реакцию мочи (8,28,4) в обеих группах независимо от уровня концентратов в рационе, что согласуется с исследованиями ряда зарубежных источников и подтверждает выводы В.А. Зотова в отношении нормы рН мочи и ее щелочной реакции у жвачных животных.

При сравнении показателей рН мочи между первотелками и коровами наблюдали похожую динамику. В послеродовой период (021 дней) значения показателей у первотелок снижались до 7,8±0,08, у коров — до 7,7±0,09, и наконец, к периоду пика лактации (22-120 дней) возрастали до первоначальных значений рН = 8,0 (рисунок 3).

Рис. 3. Сравнительная динамика рН реакции мочи в переходный период и пик лактации между первотелками и коровами

Показатель рН мочи позволил предположить наличие ацидоза у обследуемого поголовья. Так, было отмечено, что основной пик заболеваний незаразной этиологии приходился на период 0-45 дней после отела. У коров и первотелок, в периоде за 21 день до ожидаемого отела, реакция мочи была щелочной на уровне 8,0 единиц. В послеродовой период у 15% первотелок рН мочи понизился до значений 6,5-6,8 единиц, что дает основание предположить развитие ацидоза у животных. Подтверждение взаимосвязи между частотой встречаемости и характерной предрасположенностью первотелок к ацидозу требует дополнительных исследований. У коров в фазу лактации средний показатель рН мочи был на уровне 7,8 единиц и какие-либо признаки ацидоза отсутствовали, однако,были обнаружены единичные случаи кетоза, с концентрацией кетоновых тел в моче от 1,5 до 3,2 (ммоль) единиц.

Заключение. Количество взятых и проанализированных нами образцов мочи за три года исследований доказывают, что её реакция, независимо от пред- и послеродового периодов — щелочная. Поэтому в случае, когда в рационах коров в предродовой период анионогенные соли отсутствуют, рН мочи ниже 7,0 единиц необходимо считать критической из-за возможной угрозы возникновения ацидоза. В переходный период (21 дней до отела и 21 дней после) рН мочи у здоровых коров и нетелей закономерно снижается к моменту отела с последующим восстановлением до первоначальных значений, но в пределах щелочной среды и диапазона 7,8-8,4 единиц. Разница в рН-реакции мочи между показателями наших результатов и ряда зарубежных авторов варьирует в диапазоне 0,4-0,5 единиц, что является несущественным и скорее зависит от состава кормовой базы и уровня питательных веществ в рационе.

При сравнении значений рН мочи с показателями других авторов, необходимо знать, при каких условиях был получен данный показатель и какой состав кормосмеси имела данная группа животных.

Резюме. В клинической диагностике исследование мочи на показатель рН, является важным, так как позволяет оценить состояние организма коров. Однако, на сегодняшний день, ученые и практики в сфере животноводства, сталкиваются с тем, что отсутствуют четкие критерии нормы в определении общих свойств мочи, что создает разногласия в интерпретации полученных сведений. Поэтому в задачах исследований, важно установить достоверный показатель реакции мочи коров с её динамикой, в зависимости от физиологического периода животных. В настоящее время, определить рН мочи можно с помощью индикаторной бумаги (Рифан, Phan, универсальная), однако более точное исследование, должно быть проведено с помощью рН-метра. В ряде хозяйств, с целью диагностирования поголовья на показатель рН мочи, были взяты пробы, у более чем 200 коров и первотелок. Результаты, полученные за три года исследований, доказывают, что у коров, реакция мочи щелочная, на уровне 8,0-8,2 единиц, при этом закономерно снижается в сторону слабощелочной реакции в периоде 0-21 дней после отела с последующим восстановлением до первоначального уровня рН, что является закономерным для организма животного. Длительные исследования, проведенные в разные физиологические периоды, позволили установить четкие критерии нормы рН мочи у коров, что способствует повышению качества проводимого анализа и контроля, за состоянием здоровья молочного поголовья коров.

Ключевые слова: рН мочи, анализ реакции мочи, переходный период, транзитный период, первотелки, ацидоз, кетоз, высокопродуктивные коровы, анионные добавки.

480 руб. | 150 грн. | 7,5 долл. ‘, MOUSEOFF, FGCOLOR, ‘#FFFFCC’,BGCOLOR, ‘#393939’);» onMouseOut=»return nd();»> Диссертация, — 480 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Кузьмина, Лия Раисовна. Физиологические показатели адаптации коров красной степной породы в условиях некоторых субрегионов юга России : диссертация . кандидата биологических наук : 03.03.01 / Кузьмина Лия Раисовна; [Место защиты: Астрахан. гос. ун-т].- Астрахань, 2011.- 132 с.: ил. РГБ ОД, 61 11-3/1165

Введение к работе

Актуальность темы исследования

Исследование физиологических и биохимических механизмов регуляции и условий повышения интенсивности процессов обмена веществ позволяет с наибольшей эффективностью использовать биологический потенциал организма животных. Любое изменение условий жизни животных прямо и косвенно связано с изменением энергетического баланса. Только изучив все аспекты внешнего воздействия на организм и адаптацию к ним, можно выявить степень функционального состояния животных в определенной среде их обитания (Панин, 2002; Самохин, 2005).

С целью моделирования оптимальных условий содержания и соответственно для реализации федеральной программы увеличения поголовья молочно-мясных пород коров на примере двух областей Южного Федерального округа (Астраханской и Ростовской) были изучены физиологические показатели коров красной степной породы с применением комплекса методов, позволивших получить наиболее полную информацию о функциональном состоянии животных. Красная степная порода относится к основным породам России и по численности занимает четвертое место (около 7% от общей численности скота). Она разводится в 14 субъектах Российской Федерации, отличаясь хорошей приспособленностью к жаркому засушливому климату южных районов страны, проявляя значительную устойчивость к заболеваниям, по сравнению с другими породами.

Для получения здорового поголовья необходимо усилить контроль за качеством кормов и оперативно реагировать на изменения, происходящие в организме животных. Причины возникновения нарушений обмена веществ связаны главным образом, с недостатками в кормлении и технологии содержания животных. В случае выявления отклонений показателей от нормы анализируется влияние различных факторов, в том числе и антропогенных, устранение которых позволит восстановить функции организма до нормы. (Ионов, 1957; Акаевский, 1972; Смирнов, 1981; Турбина, 1982; Казарцев, 1986; Клейменов, 1994; Авдеева, 2000; Бикхардт, 2001; Лебенгарц, 2001; Юдин, 2001; Жуленко, 2002; Ратошный, 2006; Бердникова, 2007; Храмцов, 2007; Белякова, 2008).

На изменение условий жизни, животные реагируют в соответствии с генетически запрограммированными механизмами выживания в стрессовой ситуации (Моисеенко, 2000). Академик С.С. Шварц (1980) утверждает, что любое изменение условий жизни животных прямо и косвенно связано с изменением энергетического баланса. При этом важно знать, какие основные факторы создают комфортное состояние в организме жвачных животных, когда их физиологические процессы находятся в норме или когда имеют отклонения, а также какие условия обитания обеспечат наиболее эффективное, с точки зрения метаболизма, их функционирование. Только изучив все аспекты внешнего воздействия на организм и адаптацию к ним, можно выявить степень функционального состояния животных в определенной среде их обитания (Панин, 2002; Самохин, 1981, 2005).

Однако, в литературных источниках весьма скудно представлены сведения о комплексном изучении состояния сельскохозяйственных животных в динамике по сезонам и в разные годы исследования. Также недостаточно освещены вопросы о физиолого-биохимических, структурных (морфотипы) и физико-химических (ТМ, пестициды) адаптивных изменениях в организме животных, способствующих их выживанию в динамичных условиях среды обитания.

В связи с этим, комплексный подход к изучению морфофункциональных изменений в организме животных на примере крупного рогатого скота в зависимости от среды их обитания имеет важное как теоретическое, так и практическое значение. Он позволяет дать объективную оценку функционального состояния животных в современных условиях отдельных субрегионов юга России.

С этой целью в работе были проведены физиологические исследования

состояния организма коров красной степной породы.

Цель исследований

Изучить динамику основных показателей функционального состояния крупного рогатого скота, в зависимости от биогеохимических условий и сезонных закономерностей Астраханской и Ростовской областей.

Задачи исследований:

Изучит динамику физиологических показателей коров красной степной породы в зависимости от сезонных колебаний и условий их обитания.

Исследовать сезонную динамику биохимического состава сыворотки крови животных двух субрегионов (Астраханской и Ростовской).

Провести анализ особенностей структурных образований в сыворотке крови и гомогенатах биологических жидкостей органов и тканей животных (печень, почки, легкие, мозг и мышцы).

Определить степень накопления кадмия, свинца, ртути и мышьяка в органах и тканях животных в естественных условиях их обитания.

Провести сравнительный анализ содержания металлов (Cd, Pb, Hg, As), пестицидов (ГХЦГ, ДДТ) и радионуклидов (Cs-137, Sr-90) в воде, почве и растениях Астраханской и Ростовской областей.

Научная новизна

Впервые проведено комплексное исследование физиологических показателей крупного рогатого скота из двух субрегионов юга России (Астраханская и Ростовская области) с применением физиологических, биохимических, морфологических, физико-химических и радиологических методов. Определена зависимость изменений морфофизиологических показателей состояния животных от геохимических условий, сезона года в межгодовом аспекте.

Впервые использован метод исследования анизотропных структур сы-

воротки крови и гомогенатов биологических жидкостей органов (печень,

почки, легкие, мозг) и мышц крупного рогатого скота как один из показателей функционального состояния животных. На основе полученных данных установлены изменения функционального состояния печени, почек, легких, мозга и мышц животных. Выявлена зависимость между уровнем содержания химических веществ (ТМ, пестицидов) и радионуклидов в организме животных и уровнем содержания их в окружающей среде (вода, почва, растения).

Теоретическая значимость

Установленные физиолого-биохимические и адаптивные особенности коров расширяют имеющиеся сведения об их развитии. Полученные данные вносят определенный вклад в понимание механизмов физиологических и биохимических изменений, формирующих компенсаторно-адаптивные возможности организма в условиях техногенного прессинга. Вероятно, это можно принять за физиологическую норму животных обитающих в данной среде, что необходимо для точной и объективной оценки их здоровья. Полученные результаты исследований позволяют расширить представления о функциональном состоянии коров в определенных условиях их обитания для разработки мероприятий по улучшению состояния здоровья поголовья сельскохозяйственных животных.

Практическая значимость

Полученные результаты исследования патологических и адаптивных изменений организма животных могут быть использованы как индикаторы, позволяющие прогнозировать функциональное состояние сельскохозяйственных животных.

Предложенный комплекс морфофизиологических и биохимических методов может применяться для проведения мониторинговых исследований

состояния сельскохозяйственных животных.

Для поддержания гомеостаза внутренней среды организма коров, профилактики и предупреждения заболеваний по результатам исследований рекомендовано введение в состав рациона животных кормовых добавок и премиксов, особенно в весенние периоды года.

Результаты исследования могут быть использованы в учебном процессе вузов при изучении курсов и разделов физиологии животных, биологии, экологии, токсикологии и санитарной ветеринарии.

Основные положения, выносимые на защиту.

Выявлены изменения физиологических показателей крови коров красной степной породы в зависимости от сезонных особенностей и условий их обитания.

Определена сезонная динамика биохимического состава сыворотки крови исследуемых животных данной породы в двух субрегионах.

Изучены морфотипы сыворотки крови и гомогенатов органов и тканей коров красной степной породы, установлено наличие структурных изменений, зависящих от факторов воздействия внешней среды, что сопровождается физиолого-биохимическими нарушениями.

Апробация работы.

Материалы диссертационной работы докладывались: на Межд. конф. «Актуальные проблемы современных аграрных технологий» (Астрахань, 2007); на Межд. конф. Российской Академии Естествознания (РАЕ) «Успехи современного естествознания» (Хургада, Египет, 2007); IV Международной научно-практической конференции «Человек и животные» (Астрахань, 2008); на Международной конференции «Биотехнологические процессы продуктов переработки биоресурсов водных и наземных экосистем» (Астрахань, 2008); на Межд. совещании «Геохимия биосферы» (Новороссийск, 2008); на V Международной научно-практической конференции «Тяжелые металлы и радионуклиды в окружающей среде» (Семипалатинск, 2008); на VI-ой Международной биогеохимической школе «Биогеохимия в народном хозяйстве: фундаментальные основы ноосферы технологий» (Астрахань, 2008); на Международной научно-практической конференции «Фундаментальные аспекты биологии в решении актуальных экологических проблем» (Астрахань, 2008); на V-VI Межд. совещании «Геохимия биосферы, посвящ. 20-летию организ. НИИ ЮФУ» (Новороссийск, 2008, 2009); на Всероссийской научной конференции «Актуальные проблемы экологии и сохранения биоразнообразия» (Владикавказ, 2009); на Межд. научно-практ. конф. «Аридное землепользование — способы и технологии интенсификации» (Астрахань, 2009).

Материалы доложены и обсуждены на научно-технических конференциях профессорско-преподавательского состава АГТУ (Астрахань 2006-2010 гг.)

Публикации

По материалам диссертационной работы опубликовано 21 печатная работа, 4 из которых опубликованы в журналах, рекомендованных ВАК РФ.

Структура и объем работы.

  • Специальность ВАК РФ 06.02.05
  • Количество страниц 211
  • Скачать автореферат
  • Читать автореферат
  • Оглавление диссертации кандидат биологических наук Трушина, Людмила Николаевна

    И, ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.

    2.1. Физиологические аспекты температуры тела, ее регуляция.

    2.2. Физиологические аспекты артериального пульса.

    2.2.1. Способы определения частоты пульса.

    2.3. Физиологические аспекты внешнего дыхания.

    2.3.1. Регуляция внешнего дыхания.

    2.4. Адаптация — как основной фактор, определяющий состояние различных систем организма животных.

    2.5. Влияние условий внешней среды и физиологического состояния на клинические показатели коров.2 В

    2.6. Способы оценки уровня адаптации организма животных.

    III. МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

    3.1. Общие принципы и подходы.

    3.2. Оценка клинических показателей.

    IY. РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ.

    4.1. Клинические показатели организма коров.

    4.2.1 .Сезонные влияния на клинические показатели.

    4.2.2. Сезонные изменения клинических показателей у коров различного уровня здоровья.

    4.2.2.1. Клинические показатели в осенний период.

    4.2.2.2. Клинические показатели в зимний период.

    4.2.2.3. Клинические показатели в весенний период.

    4.2.2.4. Клинические показатели организма коров летом. J

    4.2.3. Динамика показателей у клинически здоровых коров месячные изменения).

    4.2.3.1. Динамика клинических показателей у коров различного уровня здоровья (месячные изменения).

    4.3. Клинические показатели коров различного уровня здоровья на протяжении технологического цикла.

    4.3.1. Клинические показатели за 2.5 месяца до родов.

    4.3.2. Клинические показатели за 1.5 месяца до родов.

    4.3.3. Клинические показатели за 15 дней до родов.

    4.3.4. Клинические показатели через 25 дней после родов.

    4.3.5. Клинические показатели через 55 дней после родов.

    4.3.6. Клинические показатели через 80 дней после родов.

    4.3.7. Клинические показатели в первый месяц беременности.

    4.3.8. Клинические показатели первых 1.5-месяца беременности.

    4.3.9. Клинические показатели коров двухмесячной беременности.

    4.3.10. Клинические показатели у коров в четыре месяца беременности.

    4.3.11. Клинические показатели в 4.5 месяца беременности.

    4.3.12. Клинические показатели в 5.5 месяцев беременности.

    Рекомендованный список диссертаций по специальности «Ветеринарная санитария, экология, зоогигиена и ветеринарно-санитарная экспертиза», 06.02.05 шифр ВАК

    Адаптационные изменения костей скелета коров первых четырех месяцев беременности 2001 год, кандидат биологических наук Гузов, Валерий Евгеньевич

    Суточная динамика структурных и морфометрических показателей костей скелета коров периодов сухостоя и раздоя 1998 год, кандидат биологических наук Дедушев, Сергей Владимирович

    Физиологические ритмы при перемещении человека в условиях высокогрья и пустыни 2011 год, доктор биологических наук Федорова, Ольга Игоревна

    Сезонная и возрастная динамика функции щитовидной железы в популяциях человека и животных на Среднем Урале 2001 год, кандидат биологических наук Булатова, Светлана Валентиновна

    Структурно-морфометрические изменения костей скелета беременных лактирующих коров при нагрузке кальцием 2002 год, кандидат биологических наук Вишнякова, Татьяна Юрьевна

    Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Адаптационно-сезонные изменения клинических показателей коров различного физиологического состояния: Здоровые, «третье состояние», субклиника»

    Актуальность темы. Одной из важных проблем современной клинической физиологии, является разработка и усовершенствование современных методов клинической диагностики и физиологического контроля за состоянием здоровья человека и животных, сочетающих в себе быстроту при выполнении, простоту и высокую информативность. В этом отношении методы исследования температуры тела, пульса и дыхания представляют несомненный интерес.

    Медицинским и ветеринарным врачам постоянно приходится иметь дело с определением состояния здоровья. Однако возможности их чаще всего ограничиваются уровнями «здорового» и «больного». При внимательном рассмотрении проблемы, распознавание первых от вторых, выясняется ее чрезвычайная сложность и ограниченная возможность. Это связано с большим разнообразием и индивидуальностью здоровья и патологии. Причем, бесспорный факт, чем раньше фиксируется (распознается) момент перехода от здоровья к патологии, тем успешнее и легче бороться с болезнью (Громбах С. М., 1984; Рифтин А. Д., 1987).

    В настоящее время переход от «нормы здоровья» к патологии рассматривается как процесс, протекающий в организме стадийно и зависящий от воздействия внешней среды (Голиков А. II., 1985). Причем, здоровье рассматривается не как застывшее состояние, шаблон, а как процесс в постоянном изменении и развитии. В этом сложном процессе перехода нельзя не учитывать механизмы адаптации организма, поскольку они направлены на выработку оптимальной стратегии живой системы, обеспечивающей гомеостаз.

    Исходя из такого представления о здоровье, а также из особенностей перехода от здоровья к болезни, выделяют ряд стадий и степени состояния организма, представляющих собой изменения механизмов и усиления з^Щйтноприспособительных реакций к вновь создавшимся условиям (Тагдиси Д.Г., Мамедов Я.Д., 1984). К таковым, в настоящее время, относятся: «здоровые», «третье состояние», «субклиника», «болезнь». С точки зрения успешного лечения, исхода патологии особенно важно выделение первых трех состояний. Однако диагностика их традиционными методами затруднена. Причем, чем ближе к состоянию «здоровый», тем трудность выявления увеличивается, в связи с индивидуальностью «нормы».

    Особый интерес в последние годы вызывает проблема нормы применительно к изучению адаптации. Тезис о качественном различии физиологической адаптации и компенсированной патологии является основополагающим в теории и практике клинической физиологии. В настоящее время еще не выработано единого мнения относительно клинической значимости адаптационных сдвигов, происходящих в организме в ответ на воздействие вредных факторов окружающей среды» Многие рассматривают адаптацию как фазу интоксикаций, подчеркивая при этом, что на практике качественная й количественная оценка адаптационных сдвигов весьма затруднительна (Сидоренко Г. И., Прокопенко Ю. И., 1976).

    Известно, что основой перестройки структур и систем человека и животных являются биоритмы, параметры которых изменяются при самых ранних патологических сдвигах (Реушкин В. Н., 1985; Асланян Н. Л., 1985; Оранский И. Е., 1985). Клинические параметры не являются исключением и могут быть использованы для суждения об адаптационных изменениях у коров различного физиологического состояния.

    Цель исследования — выявить закономерности адаптационных изменений клинических показателей у коров различного физиологического состояния в связи с сезоном года и уровнем здоровья (здоровые, «третье состояние», субклиника).

    Для достижения цели были поставлены следующие задачи:

    1 .Определить показатели температуры тела, частоты пульса и дыхания у коров различного уровня здоровья (здоровые, «третье состояние», субклиника);

    2. Оценить оезонные изменения клинических показателей у коров различного уровня здоровья;

    3. Выявить суточные изменения клинических показателей коров различного физиологического состояния;

    4. Разработать алгоритм определения уровня здоровья животных с помощью клинических параметров;

    5. Построить математическую Модель каждого из трех клинических показателей коров различного физиологического состояния.

    Научная новизна исследований состоит в том, что впервые были изучены адаптационные изменения температуры тела, частоты пульсовых ударов и дыхательных движений у коров различного физиологического состояния, а также оценены суточные ритмы и их ультрадианные составляющие клинических показателей животных.

    Получены новые данные о коррелятивной изменчивости между клиническими показателями животных с разным уровнем адаптации, на протяжении технологического цикла.

    Впервые на основе адаптационных изменений разработаны математические модели для каждого из трех клинических показателей коров на протяжений всего технологического цикла.

    Практическая значимость состоит в том, что были предложены нормативные границы и математические модели клинических параметров у коров, позволяющие более точно судить о здоровье животных на протяжении технологического цикла.

    Представлены более точные и наиболее полные данные о сезонных изменениях клинических показателей коров на протяжении технологического цикла. 6

    Ап робация. Материалы диссертации обсуждены и одобрены на: научно-практических конференциях молодых ученых и специалистов Уральского региона (1995-1996 гг.);региональной конференции молодых ученых и специалистов ( ОренбургД997); 19-ой научной конференции студентов и аспирантов «Медико-биологическая техника» (Оренбург, 1997); итоговых научных конференциях факультета ветеринарной медицины Оренбургского ГАУ (1996 — 1998 гг.) и Троицкой государственной академии ветеринарной медицины (1999 г).

    Основные положения выносимые на защиту:

    1. Адаптационные изменения температуры тела, частоты пульса и дыхания у коров в различные сезоны года.

    2. Динамика температуры тела, частоты пульса и дыхания у коров различного уровня здоровья на протяжении технологического цикла.

    3. Адаптационно-сезонные корреляционные изменения клинических показателей у коров различного физиологического состояния.

    4. Регрессионные линейные модели клинически параметров коров, различного физиологического состояния, для трех уровней здоровья.

    5. Суточные изменения клинических показателей коров на протяжении технологического цикла содержания животных.

    II. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

    Оценку состояния здоровья человека и животных врачи традиционно начинают с определения показателей температуры тела, частоты пульса и дыхания. В литературе их принято обобщенно называть клиническими показателями организма.

    Похожие диссертационные работы по специальности «Ветеринарная санитария, экология, зоогигиена и ветеринарно-санитарная экспертиза», 06.02.05 шифр ВАК

    Суточная динамика систем «клинических показателей» и «минеральных компонентов» крови у кобыл конкурного направления 2005 год, кандидат биологических наук Захаров, Григорий Петрович

    Биоритмологические эффекты прерывистой нормобарической гипоксии у больных бронхиальной астмой 2003 год, доктор медицинских наук Рагозин, Олег Николаевич

    Адаптационные и дизадаптационные процессы в кардиореспираторной системе при физиологической и осложненной беременности 2007 год, доктор медицинских наук Хохлов, Владимир Петрович

    Функциональное состояние сердечно-сосудистой и дыхательной систем человека на Севере 2004 год, доктор биологических наук Евдокимов, Виктор Георгиевич

    Особенности хронобиологических характеристик сердечно-сосудистой и дыхательной систем в период после стрессового воздействия 2003 год, кандидат медицинских наук Костиков, Юрий Николаевич

    Заключение диссертации по теме «Ветеринарная санитария, экология, зоогигиена и ветеринарно-санитарная экспертиза», Трушина, Людмила Николаевна

    1. При снижении адаптационных возможностей организма уровень клинических показателей у коров стремится к повышению, но достоверные изменения обнаружены только для температуры тела. Одновременно увеличивается область взаимодействия клинических параметров, границы парной коррекции смещаются преимущественно в положительную сторону, на фоне усиления их общего взаимовлияния.

    2. Доказано что ухудшение здоровья коров осенью и зимой (здоровые -«третье состояние») сопровождается существенным повышением частоты пульса и дыхания, расширением границ взаимосвязи показателей, усилением общего взаимовлияния, но только для частоты пульса. Переход к субклинике вызывает недостоверные сдвиги в уровне клинических параметров, сужение границ корреляции между показателями (осенью) и расширение — зимой. Весной и летом снижение адаптационных возможностей организма коров не приводит к достоверным изменениям клинических показателей.

    3. В динамике клинических показателей организма коров присутствуют подъемы и спады. Для температуры тела и частоты пульса они выражены в весенне-летний период, а для частоты дыхания только весной, У каждого из параметров прослеживается периодичность изменений во взаимодействии с другими. В частности, у температуры тела установлено около четырех пиков, у пульса — три, у частоты дыхания — четыре. Усиление взаимодействия клинических показателей наблюдается в следующие периоды: с октября по ноябрь, с декабря по январь, с апреля по май, с июля по август.

    4. В начале сухостоя, на его пике и перед родами, у животных «третьего состояния» достоверно повышается частота дыхания. Расширяются границы парной корреляции между клиническими показателями, преимущественно в положительную сторону, повышается уровень множественной корреляции.

    Переход к субклинике вызывает несущественные сдвиги клинических показателей, дальнейшее расширение границ парной и увеличение уровня множественной корреляции.

    5. После отела ухудшение здоровья коров сопровождается существенным изменением клинических показателей в определенные периоды жизни животного, а именно после плодотворного осеменения (в среднем через 80 дней после отела) — повышается частота пульса; на втором месяце беременности -снижается частота дыхания; в 5 .5 месяцев беременности — уменьшается температура тела.

    6. Наибольший процент смены уровня здоровья у животных фиксируется при постановке на стойловое — ноябрь и переходе на пастбищное содержание -май; ниже, в период массовых отелов (январь-март). Наконец, еще один всплеск смены уровня здоровья у коров отмечен после завершения формирования плаценты (август). Минимальные показатели смены уровней здоровья наблюдается : в декабре, апреле, июне, сентябре — октябре.

    7. Динамика клинических показателей коров различного физиологического состояния, при смене уровня их здоровья, аппроксимируется через линейную множественную регрессию. Наилучшим качеством обладают уравнения для температуры тела животного, критерий точности: 86.5 — 90.3%, для частоты пульса; 70,0-82,8%, а для частоты дыхания; 18,0-23,3%, Комплексное использование полученных математических моделей позволяет спрогнозировать состояние здоровья животного на субклиническом уровне.

    8. В начале сухостоя, на его пике для клинических показателей коров характерно присутствие суточного ритма и всех ультрадианных составляющих (12, 8 и 6 ч). За 15 дней до родов для температуры тела суточный ритм исчезает. После отела, в период раздоя для клинических параметров животных выявлен суточный ритм и его ультрадианные составляющие, а в период 1.5 — 4.0 месяца беременности для большинства клинических показателей он исчезает, в 4.5 месяца происходит его восстановление и в 5.5 месяцев он выявляется

    193 только для частоты пульса. Исчезновение и восстановление суточного ритма у клинических параметров свидетельствует о значительных воздействиях неблагоприятных факторов на организм животного и может служить в качестве прогноза о снижении уровня здоровья.

    УЛ. ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

    На основании проведенных исследований и полученных научно-обоснованных результатов в целях повышения эффективности работы ветеринарных специалистов предлагаем:

    • использовать как нормативные установленные параметры клинических показателей коррв и математические модели по определению уровня здоровья в качестве прогноза при диспансеризации и в лечебно-профилактической работе;

    • не допускать дополнительных воздействий десинхронизирующих факторов на организм коров с беременностью 1.5 — 4.0 месяца;

    • проводить ветмероприятия у животных в периоды минимальных сдвигов в связи со сменой уровня здоровья, а именно в апреле, июне, сентябре и декабре, что позволит снизить процент осложнений и улучшить их эффективность.

    • для более объективной оценки уровня здоровья измерение клинических показателей у коров проводить не менее двух раз с промежутком 8 часов.

    УШ. СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ

    1. Самотаев А. А. Трушина Л. Н. Сезонные изменения клинических показателей коров //Сб. научных трудов «Актуальные вопросы ветеринарии»-Оренбург, 1997.- С. 72.

    2. Трушина Л. Н. Суточная динамика клинических показателей коров в первый месяц беременности //Тез, докл. регион, конф, молодых ученых и специалистов.- Оренбург, 1998,- Ч. I.- С. 61.

    3. Самотаев А. А., Трушина Л. Н. Суточные изменения клинических показателей коров в первый месяц беременности // Мат. междун. науч. конф. по-свящ. 125-летию академии.- Казань, 1998.- Ч. II.-? С. 85.

    4. Трушина Л. Н., Топурия Л. Ю. Суточная динамика клинических показателей коров в первый месяц беременности,- Белгород, 1999.- С. 84.

    5. Трушина Л. Н. Суточная динамика клинических показателей коров в период сухостоя //Информ. листок ЦНТИ, N 028.00. — Троицк, 2000. — 2 с.

    Несомненно, что состояние животных и его отдельных систем постоянно меняется во времени под действием факторов окружающей среды. Не учитывать этого при изучении физиологии организма или его систем нельзя. Важно также знать, как состояние той или иной системы, под действием неблагоприятных факторов, переходит из здорового, в субклиническое, а затем в клиническое, т.е. больное. Наиболее труден и неясен переход из первого во второе состояние, поскольку визуально это невозможно различить, к тому же многие показатели организма, приведенные в справочной литературе, просто не фиксируют этот переход. В литературЪ, посвященной этим вопросам, описаны методы, которые по мнению ученых, позволяют с определенной степенью уверенности различать стадии перехода от абсолютно здорового организма, через «третье состояние» к субклинике. К наиболее обоснованным относятся математические способы оценки здоровья человека и животных. В частности, используется методика доверительных интервалов (Лакин Г. Ф., 1990), с помощью формулы Байеса (Гублер Е. В.; 1978), а в последние годы — кластерный анализ (Оранский И. Е. 1988). Считается, что его использование позволяет наиболее объективно выделить группы с различным уровнем здоровья как организма в целом, так и его отдельных систем.

    Оценка здоровья животного на практике обычно начинается с определения его клинических параметров, которые после их получения затем сравниваются с нормативными показателями. Если полученные параметры входят в границы нормы, то делается вывод — животное здоровое.

    Мы попытались оценить клинические параметры клинически здоровых животных, у которых все параметры организма динамичны и колеблются от абсолютно здорового до субклинически больного.

    5.1. Клинические показатели организма коров

    На первом этапе анализа полученных данных важно было узнать о виде распределений для каждого из трех клинических параметров. Оказалось, что их гистограммы близки к нормальному распределению, об этом же свидетельствуют данные Аб и Ех. Следовательно клинические параметры организма коров могут обрабатываться параметрическими критериями.

    Анализ среднестатистических показателей коров за весь период исследо- * ваний показал, что температура тела животных составила 38.7 ± 0.013 °С, число ударов пульса в минуту 58.4+ ОАО, частота дыхания за исследуемый период 18.0 ±0.41 в мин. При сравнении этих данных с литературными оказалось, что все они были в пределах нормы, которая приводится в справочной литературе. Таким образом, обследуемые животные были клинически здоровыми.

    Варьирование признаков минимально для температуры тела, а максимально для частоты дыхания. Точность показателей была хорошей, она минимальна для температуры тела, максимальна для частоты дыхания.

    Установлено, по мере ухудшения здоровья за весь период обследования животных происходит увеличение уровней клинических показателей, но существенно это выражено только для температуры тела. Переход от «здоровых» к «третьему состоянию» сопровождается снижением уровня вариабельности и коэффициентов Аз и Ех, а в дальнейшем происходит их увеличению. По мере ухудшения здоровья расширяются границы корреляции, они смещаются в положительную сторону, повышается уровень общего взаимодействия и особенно для температуры тела и частоты пульса.

    5.2. Сезонные изменения клинических показателей коров

    Судя по сезонным гистограммам наиболее чувствительным показателем при ответе организма коров на фактор сезон года была температура тела, затем частота дыхания и только потом — частота пульса. По нашему мнению, это связано со значительной вариабельностью последних двух параметров. При переходе от тщ\ к весне первый показатель стремится к увеличению, а второй и третий к уменьшению. В период перехода от весны к лету первый и * второй стремятся к уменьшению, а третий к увеличению, а от лета к осени первые два показателя — к увеличению^ третий к снижению. Наконец, в период перехода от осени к зиме первый:показатель стремится к уменьшению, а второй и третий к увеличению. Таким образом, в период осень -» весна изменяются согласованно частота пульса и частота дыхания, а в период весна —»осень изменяются совместно температура тела и частота пульса. Итак, взаимосвязь клинических показателей минимальна весной (кроме температуры тела — частоты дыхания), становится к осени максимальной, а затем снова снижается.

    Исследованием доказано, что если ухудшение состояния здоровья происходит осенью, то сначала наблюдается несущественное повышение температуры тела, а затем ее стабилизация, на фоне снижения, а в последующем увеличение варьирования. Частота пульса и дыхания вначале существенно повышается, при незначительном подъеме варьирования. В дальнейшем увеличение частоты пульса и снижение дыхания становится недостоверным, а варьирование значительным для первого и минимальным для второго показателя. Корреляционный анализ показал, что при переходе к «третьему состоянию» наблюдается незначительное расширение границ. Повышение величины множественной корреляции, но только для частоты пульса, для двух других показателей уменьшение. Переход к субклинике сопровождается сужением границ, смещение их в положительную сторону. Снижение уровня множественной корреляции для температуры тела и частоты пульса.

    Ухудшение адаптационных возможностей организма коров в зимний период приводит (здоровые —> «третье состояние») к незначительному повышению температуры тела, существенному увеличению частоты пульса и дыхания, уменьшению варьирования результатов. В дальнейшем температура тела и частота дыхания недостоверно повышается, а пульса снижается. Одновременно выражено,сужение границ корреляции, смещение их в положительную сторону, а также уменьшение уровня множественной корреляции, независи- » мость частоты пульса и дыхания. В сравнении с животными «третьего состояния» у субклинически больных расширяются границы взаимосвязи и повышается уровень множественной корреляции.

    Весной ухудшение здоровья у коров приводит вначале к незначительному повышению температуры тела, а затем к ее минимальному падению, уменьшению варьирования результатов, в дальнейшем показатель несколько повышается, как варьирование результатов. Отмечается неуклонное повышение частоты пульса и снижение частоты дыхания, при незначительном снижении, а затем повышении варьирования. По мере ухудшения здоровья наблюдается расширение границ взаимосвязи клинических показателей. Повышение величины множественной корреляции, наблюдается только для частоты пульса, для двух других показателей — снижение. В дальнейшем сужение границ, смещение их в положительную сторону и снижение уровня множественной корреляции для температуры тела и частоты пульса.

    Ухудшение здоровья у коров летом приводит вначале к незначительному повышению температуры тела, достоверному снижению частоты пульса и несущественному — частоты дыхания, повышению варьирования результатов, кроме частоты дыхания. В дальнейшем, температура тела снижается, как и варьирование результатов, частота пульса несущественно повышается, как и его варьирование, на фоне достоверного увеличения частоты дыхания, ка^ величины показателя, так и его варьирования. Следовательно, летом по мере ухудшения здоровья наблюдается незначительное сужение границ, повышение величины множественной корреляции, но только для частоты пульса и дыхания. В дальнейшем наблюдается расширение границ, смещение их в отрицательную сторону. На фоне снижения уровня множественной корреляции для частоты пульса и дыхания.

    Анализ сезонной динамики клинических показателей свидетельствует, что на протяжении периода исследований для температуры тела коров характерно присутствие подъемов и спадов. Причем максимальный уровень ее со- > ставил в ноябре: 38.89 ± 0.055 0 С, а минимальный в августе: 38.49 ± 0.034 °С. Достоверная степень различий наблюдается с февраля по май, а также с

    — 4» июля по сентябрь. В динамике показателя четко можно выделить четыре пика подъемов и спадов. Осенью и зимой пики «размыть?», а весной и летом — хорошо выражены.

    Частота пульса находилась в пределах 52.43 — 67.17 уд./в мин, максимальный уровень составил в сентябре: 67.17 ±0.1.43 уд/в мин, а минимальный в октябре: 52.43 ± 1.012 уд./в мин, достоверны различия в сентябре -ноябре. В динамике показателя просматриваются четыре пика, при этом, осенне-зимние — «размыты», а весенне-летние — выражены.

    Лимиты частоты дыхания находились в пределах 12.17 — 34.64 в мин, максимальный уровень отмечался в мае 34.64 ± 2.084 в мин., а минимальный в марте 12.17 ± 0.243 в мин. Достоверная степень различий присутствовала в периоды: апрель-июнь и август — октябрь. Оказалось, что в течение года и для этого показателя характерно присутствие пиков с подъемами и спадами. В динамике параметра можно выделить четыре пика подъемов и спадов. При этом, они, кроме весеннего «размыты».

    Таким образом, в сезонной динамике клинических показателей организма коров присутствуют четыре подъема и спада. Для температуры тела и частоты пульса они выражены в весенне-летний период, а для частоты дыхания только весной. При этом, осенне-зимние растянуты и плохо обозначены.

    Во взаимосвязи анализируемых показателей коров прослеживается выраженная периодичность. В частности, для температуры тела около четырех пиков подъема и спада, у пульса — три, у частоты дыхания — четыре. При этом, усиление взаимодействия мы отмечаем с октября по ноябрь, с декабря по январь, с апреля по май и июля по август. Несомненно это свидетельствует о повышении напряжения в функционировании систем организма животных,

    5.3 Клинические показатели у коров различного уровня здоровья, при смене физиологического состояния

    Данные ежемесячных исследований предварительно подвергались кластеризации на три группы (здоровые, «третье» и субклиническое состояние), а затем проводился статистический анализ результатов каждой группы и сравнение их между собой. Кластеризация клинических показателей с одной стороны показало их индивидуальность, а с другой — общность животных. Несомненно разобщение и группировка животных объясняется величиной показателей, которые несмотря на индивидуальность, сигнализируют о различном уровне здоровья животных.

    За 70 дней до отела, ухудшение здоровья у коров приводит сначала к незначительному повышению температуры тела, уменьшению варьирования результатов, в дальнейшем на фоне стабилизации показателя, повышается варьирование результатов. В то же время, наблюдается существенное увеличение частоты пульса и дыхания, при незначительном подъеме варьирования. Впоследствии происходит недостоверное увеличение пульса, при значительном варьировании и одновременно падение частоты и варьирования дыхания. При переходе к «третьему состоянию» расширяются лимиты взаимосвязи клинических показателей, преимущественно в положительную сторону. На фоне повышения множественной корреляции, независимость частоты дыхания заменяется большей независимостью температуры тела. Переход к субклинике сопровождается сужением границ корреляции, снижением уровня множественной корреляции, при смене относительной независимости показателя частоты пульса, на частоту дыхания. В сравнении с беременными животными (5.5 месяцев) у 90% животных изменилось состояние здоровья.

    Перед запуском у коров выявляются суточные ритмы для всех клинических показателей, их акрофазы от температуры тела — частота пульса — частота дыхания сдвигается с утра к полудню. Для температуры тела обнаруживаются высокочастотные составляющие, вклад которых в мезор выше, чем у суточного ритма. Для двух других показателей выявляются только 12-часовые составляющие, амплитуда которых ниже суточного.

    За 45 дней до родов в группе «здоровые» изменений не произошло, животные поменялись только местами, в «третьем состоянии» осталась одна из трех коров, остальные две перешли из субклиники. Следовательно, смена животных связанная с уровнем здоровья составила 50%. Ухудшение здоровья у коров приводит к незначительному, но неуклонному повышению температуры тела и падению варьирования результатов. Частота пульса по мере ухудшения здоровья животных несущественно повышается, на фоне увеличения варьирования. результатов. Переход к «третьему состоянию» приводит к существенному подъему частоты и варьирования дыхания, при субклинике отмечается достоверное снижение не только уровня, но и варьирования результатов. Переход к «третьему состоянию» сопровождается расширением положительной границы корреляций. Наблюдается повышение множественной корреляции, а независимость температуры тела заменяется ее максимальной зависимостью. У субклинически больных продолжают расширяться границы, преимущественно в положительную сторону. Продолжает повышаться множественная корреляция, при сохранении относительной независимости частоты пульса.

    На пике сухостоя у коров у клинических показателей выявляется суточный ритм. При этом, акрофаза для температуры тела приходится на утро, а для частоты пульса и дыхания на вечер и полночь. У всех показателей обнаружены также ультрадианные составляющие, при этом для первого и третьего показателя присутствуют 12- и 8-часовая составляющая, вклад амплитуд которых уже меньше суточного ритма. Для частоты пульса обнаруживается 12-, 8- и 6-часовая составляющие, вклад которых с повышение частоты увеличивается и становится даже выше суточного.

    За 15 дней до родов, в группах здоровые и «третьего состояния» осталась по одной корове, предыдущей серии, сюда перешли животные двух других групп. В группе субклинического состояния — все животные новые. Отсюда, „ смена животных связанная, с изменением здоровья, составила 80%. Ухудшение здоровья у коров приводит к незначительно повышению температуры, пульса и достоверному — частоты дыхания, а затем к существенному снижению температуры тела, частоты дыхания, на фоне увеличения и снижения вариабельности параметров и уменьшению показателей частоты пульса. Переход к «третьему состоянию» и субклинике сопровождается расширением положительных границ. Отмечается повышение величины множественной корреляции, независимость температуры заменяется ее максимальной зависимостью. В субклинике, наоборот, выражено снижение множественной корреляции, происходит смена независимости частоты дыхания на частоту пульса.

    У коров перед отелом у температуры тела исчезает суточный ритм, а обнаруживается только его 8-часовая ультрадианная составляющая. Для частоты пульса и дыхания суточный ритм — значим, с утренней и вечерней акрофазой. Для частоты пульса выявлены 12- и 6-часовые составляющие, вклад которых в мезор ниже суточной амплитуды. У частоты дыхания выявлены 12- и 8-часовая составляющие, вклад которых в мезор ниже суточной амплитуды

    Через 25 дней после родов, в группе здоровые и «третьего состояния» сменились все животные, а в субклиническом — две головы. Следовательно, смена животных, связанная с уровнем здоровья этого периода составила 80%. Ухудшение здоровья у коров ведет к повышению температуры тела и частоты дыхания, а затем к их снижению, при этом уровень вариабельности результатов для первого параметра повышается, а для второго снижается. Противоположная ситуация наблюдается с результатами частоты пульса. Переход к «третьему состоянию» сопровождается расширением отрицательной границы корреляции, повышением множественной корреляции, независимость частоты пульса заменяется его максимальной зависимостью. При переходе к «субклинике» происходит смещение показателей в положительную сторону. Выражено повышение уровня множественной корреляции, причем более независимой остается частота дыхания.

    К концу первого месяца после отела у коров у клинических показателей обнаружен суточный ритм. При этом, для температуры тела и частоты дыхания акрофаза приходится на вечер, а для частоты пульса на день. У всех показателей присутствует и ультрадианные составляющие, у первого 12- и 8-часовые, вклад их амплитуд в мезор выше суточного; у второго только 8-часовая составляющая; наконец у частоты дыхания присутствуют все три составляющие, причем вклад в мезор 12- и 6-часовой выше суточного.

    Через 55 дней после родов, в группах остались с предыдущей серии только два животных. То есть смена животных связанная с уровнем здоровья этого периода составила 80%. Ухудшение здоровья у коров ведет к неуклонному, правда недостоверному, повышению температуры тела, при этом уровень вариабельности результатов сначала снижается, а затем повышается. Что касается частоты пульса и дыхания, то вначале они несущественно повышаются, а затем снижаются, на фоне повышения вариабельности результатов. В сравнении со здоровыми животными, наблюдается расширение отрицательной, сужение положительной границы. Снижение величины множественной корреляции, особенно для температуры тела, независимость частоты дыхания заменяется ее максимальной зависимостью. При переходе животных к субклинике происходит смещение показателей в положительную сторону.

    Уменьшение уровня множественной корреляции, причем остается более независимой температура тела.

    К концу второго месяца после отела у коров для клинических показателей присутствует суточный ритм. Акрофаза температуры тела и частоты дыхания приходится на вечер, а для частоты пульса на утро. У всех трех показателей обнаружены и ультрадианные составляющие, в частности для первого 12- и 6-часовые составляющие, их вклад в мезор выше суточной амплитуды. Для частоты пульса 12- у 8 часовая составляющие, вклад их амплитуд ниже суточной. Для третьего присутствуют все три ультрадианные составляющие, вклад их „ амплитуд значительно ниже суточной.

    Через 80 дней после родов, в группах разного уровня здоровья осталось четыре коровы. То есть, сменяемость животных в этот период составила уже 60%. Ухудшение здоровья коров приводит вначале к незначительному повышению, а затем к падению температуры тела, при этом уровень вариабельности результатов сначала снижается, а затем стабилизируется. Что касается частоты пульса то переход к «третьему состоянию» приводит к недостоверному повышению частоты пульса и снижению варьирования, а затем уже к существенному повышению показателя и его вариабельности. Частота дыхания по мере ухудшения здоровья неуклонно и недостоверно повышается, его варьирование по мере ухудшения здоровья сначала снижается, а затем возрастает. К «третьему состоянию» наблюдается расширение границ интервалов, повышение уровня множественной корреляции, при одновременном сохранении независимости частоты пульса. В субклинике наблюдается сужение границ интервалов, смещение в положительную сторону, уменьшение уровня множественной корреляции, при сохранении независимости частоты пульса.

    Через 2.5 месяца после отела у коров для клинических показателей обнаруживается суточный ритм. Акрофаза температуры тела приходится на ночь, у частоты пульса и дыхания — на утро. В спектре ритмов присутствуют также все три ультрадианные составляющие, для первого показателя обнаружены все три, их вклад которых в мезор равен или ниже суточной амплитуды. Для частоты пульса выявляется суточный ритм, обнаруживаются 12- и 8-часовая составляющая, их амплитуды ниже суточной. Для частоты дыхания выявлена 12-часовая ультрадианная составляющая, вклад которой в мезор несколько ниже суточной амплитуды.

    Кластеризация животных в первый месяц беременности свидетельствует, что в группах с разным уровнем здоровья, осталось только одно животное. Следовательно, сменяемость коров в этот период достигает 90%, Ухудшение здоровья у коров приводит вначале к незначительному повышению, а затем „ к падению температуры тела, при этом уровень вариабельности результатов сначала снижается, а затем повышается. Изменение частоты пульса носит противоположный характер. Частота дыхания неуклонно и недостоверно возрастает, варьирование результатов сначала повышается, а затем падает. Границы интервалов корреляции для «третьего» состояния в сравнении со здоровыми животными отметим суживаются, снижается уровень множественной корреляции, независимость частоты дыхания сменяется на таковую для температуры тела. В сравнении с животными «третьего состояния» отмечается значительное сужение границ интервалов, уменьшение уровня множественной корреляции, при сохранении независимости температуры тела.

    У коров первого месяца беременности для клинических показателей обнаруживается значимый суточный ритм. При этом, акрофаза температуры тела и частоты пульса приходится на день, а частоты дыхания на вечер. В спектре показателей выявляются также и ультрадианные составляющие. Оказалось, что для первого показателя присутствуют все три и ведущая среди всех 8-часовая, для частоты пульса 12-и 6-часовая, а для частоты дыхания — 12- и 8-часовая.

    Кластеризация показателей животных в первые 1.5-месяца беременности свидетельствует, что в группах с разным уровнем здоровья, осталось четыре животных. Следовательно, сменяемость коров в этот период достигает 60%.

    Ухудшение здоровья у коров приводит вначале к незначительному снижению, а затем к повышению температуры тела, при этом уровень вариабельности результатов неуклонно повышается. Подобно изменяется и частота пульса, однако ее вариабельность, наоборот, снижается. Частота дыхания сначала недостоверно снижается как уровень, так и варьирование, в дальнейшем же наблюдается достоверное повышение. В сравнении со здоровыми животными в «третьем» состоянии наблюдается расширение границ интервалов корреляции, смещение их в отрицательную сторону, повышение уровня множественной корреляции, при одновременном сохранении независимости частоты« пульса. В сравнении с животными «третьего состояния» продолжается расширение границ интервалов, их смещение происходит уже в положительную к. сторону, происходит дальнейшее увеличение уровня множественной корреляции, при сохранении независимости частоты дыхания.

    У коров с 1.5-месячной беременностью для клинических показателей не обнаружен суточный ритм. Для частоты пульса выявлены значимые 12- и 6-часовые, а для дыхания 8-часовая ультрадианная составляющая.

    Кластеризация животных двухмесячной беременности свидетельствует, что в группах с разным уровнем здоровья, в сравнении с предыдущей серией, осталось шесть животных. Следовательно, сменяемость коров в этот период достигает 40%. Ухудшение здоровья у коров приводит вначале к незначительному повышению, а затем к падению температуры тела, при этом уровень вариабельности результатов сначала снижается, а затем повышается. Для частоты пульса ухудшение здоровья у коров приводит к неуклонному, но недостоверному снижению частоты пульса. Варьирование показателя сначала снижается, а затем резко увеличивается. Для частоты дыхания ухудшение здоровья животных приводит сначала к достоверному снижению уровня и повышению варьирования, в дальнейшем наблюдается несущественное повышение показателя и уменьшению вариабельности. Переход к «третьему» состоянию сопровождается, в сравнении со здоровыми животными сужением границ интервалов, смещением их в отрицательную сторону, уменьшение уровня множественной корреляции, особенно для частоты пульса, которая становится наиболее независимым показателем. В сравнении с животными «третьего состояния» в оубклинике продолжается сужение границ интервалов, их смещение в отрицательную сторону, уменьшение уровня множественной корреляции, смена независимости частоты дыхания на частоту пульса.

    У животных двухмесячной беременности для температуры тела восстанавливается сущчный ритм, его акрофаза приходится на день. Становится значимой 8-часовая ультрадинная составляющая, вклад амплитуды в мезор несколько меньше суточной амплитуды. У частоты пульса не выявлен суточный ритм и его ультрадианных составляющих. Для частоты дыхания обнаружен суточный ритм, его акрофаза приходится на вечер, в спектре присутствует и 8-часовая составляющая, вклад ее амплитуды ниже таковой суточной.

    Кластеризация показателей животных 4-х месяцев беременности свидетельствует, что в группах с разным уровнем здоровья, в сравнении с предыдущей серией, осталось пять животных. Следовательно, сменяемость коров в этот период достигает 50%. Ухудшение здоровья у коров приводит вначале к незначительному повышению, а затем к падению температуры тела и его варьирования. Что касается частоты пульса, то сначала происходит минимальное снижение уровня и варьирования, а затем — повышение. Для изменения частоты дыхания ситуация оказалась противоположной. При переходе к «третьему состоянию», в сравнении со здоровыми животными, отмечается сужение границ интервалов корреляции, смещение их в отрицательную сторону, снижение уровня множественной корреляции, особенно для частоты пульса, которая становится наиболее независимым показателем. В сравнении с животными «третьего состояния» продолжается сужение границ интервалов, снижение уровня множественной корреляции, при сохранении независимости частоты пульса.

    Итак, у животных четырехмесячной беременности для всех клинических показателей вновь становится не значимым суточный ритм. Только для температуры тела выявляется 8-часовая ультрадианная составляющая.

    Кластеризация показателей животных в первые 4,5 месяца беременности свидетельствует, что в группах с разным уровнем здоровья, в сравнении с предыдущей серией, осталось шесть животных. Следовательно, сменяемость коров в этот период достигает 40%. Ухудшение здоровья у коров приводит вначале к недосуоверному, но неуклонному снижению температуры тела, частоты пульса, варьирование их сначала снижается, а затем возрастает, ухудшение здоровья у коров приводит сначала к повышению уровня и снижению варьирования частоты дыхания, в дальнейшем наблюдается уменьшению показателя и повышение вариабельности:» При переходе к «третьему состоянию», в сравнении со здоровыми животными, наблюдается сужение границ интервалов, смещение их в положительную сторону, снижение уровня множественной корреляции для частоты пульса и дыхания, и резкое увеличение для температуры тела. В сравнении с животными «третьего состояния» для субклиники расширение границ интервалов, повышение уровня множественной корреляции для частоты пульса и дыхания, для температуры тела — снижение.

    В 4.5 месяца беременности коров для клинических показателей обнаруживается суточный ритм. Акрофаза для температуры тела приходится на ночь, для частоты пульса и дыхания на утро. У всех показателей в спектре присутствуют и значимые ультрадианные составляющие, для первого и второго 12- и 6-часовая, для третьего только 12-часовая. Причем, только для частоты пульса вклад составляющих был выше суточной.

    Кластеризация клинических показателей животных в 5,5 месяца беременности свидетельствует, что в группах с разным уровнем здоровья, осталось шесть коров. То есть, сменяемость в этот период достигает 40%. Ухудшение здоровья у коров приводит к неуклонному падению температуры тела и его варьирования, причем это изменение достоверно только при переходе к третьему» состоянию, а затем становится несущественным. Подобным же образом изменяется частота пульса и дыхания, правда варьирование показателя сначала снижается, а затем увеличивается для пульса, а для дыхания, наоборот. При переходе к «третьему» состоянию, наблюдается сужение границ интервалов, смещение их в положительную сторону, повышение уровня множественной корреляции. В субклинике продолжается сужение границ интервалов, на фоне снижения уровня множественной корреляции.

    В 5.5 месяцев беременности у коров для температуры тела и частоты дыхания суточный ритм становится не значимым., он выявляется только для час- * тоты пульса, акрофаза которого приходится на полночь. Для всех показателей обнаруживаются ультрадианные составляющие, причем для первого 12- и 6-часовая, для второго — все три, вклад их амплитуд был равен или ниже суточной, для частоты дыхания только 12-часовая составляющая.

    Установлено, что наибольший процент смены уровня здоровья у животных (90%) наблюдается в ноябре (постановка на стойловое содержание) и в мае — период выгона на пастбище. В январе-марте — 80%, когда на фермах отмечаются периоды массового отелов. Наконец, еще один всплеск смены уровней здоровья мы отмечаем в августе (50%), время когда у большинства животных формируется новый эндокринный орган — плацента. Минимальные показатели смены уровней здоровья мы отмечаем в декабре, апреле, июне, сентябре и октябре (40 — 50%).

    Таким образом, полученные данные о смене уровней здоровья животных вполне объективны и совпадают с минимальными и максимальными воздействиями изменяющихся внешних и внутренних факторов. При их усилении или снижении организм стремится изменить свой уровень здоровья, при стабилизации этот уровень мало изменяется.

    На заключительном этапе расчетов для каждого из состояний здоровья по трем клиническим показателям были построены математические модели. Оказалось, что наилучшим качеством обладают уравнения для температуры

    190 тела животного, критерий точности которых достигает 86.5 — 90.3%, для частоты пульса он составил 70.0-82.8% и оказался очень низким для частоты дыхания, а именно: 18.0-23.3%. Несомненно, что их комплексное использование позволит спрогнозировать состояние конкретного животного с высокой степенью вероятности.

    Список литературы диссертационного исследования кандидат биологических наук Трушина, Людмила Николаевна, 2000 год

    1. Агаджанян Н. А., Алпатов А. М. Биоритмология: частность или основа науки о живом ?// Наука в СССР. 1984. — N 4.

    2. Агаджанян Н, А, Шабатура Н. Н. Биоритмы, спорт, здоровье. М.: Физкультура и спорт, 1989. — 207 с.

    3. Агаджанян Н. А., Катков А. Ю. Резервы вашего организма. М.: Зна-«» ние, 1990.-239 с.

    4. Алпатов А. М. Гипотеза «сжатой пружины» и проблема оптимизации режимов труда и отдыха. М.: Институт медико-биологических проблем. Проблемы хронобиологии, 1983.

    5. Алякринский Б. С. Проблемы космической биологии. Биологические ритмы и организация жизни человека в космосе. М.: Паука, 1983. Т. 46.

    6. Алякринский Б. С., Степанова С. И. По закону ритма. М.: Наука, 1985.176 с.

    7. Алякринский Б. С. Проблемы циркадианности // Биоритмологические исследования в космической биологии и медицине. М.: Наука, 1989.- С. 1234.

    8. Андриенко В. Ф. Особенности энергетического обмена у телят при стрессах //Тр. Кубанск. с.-х. ин-та. М., 1976 Вып. 124 (152). — С. 31 -42.

    9. Ю.Анохин И. К. Принципиальные вопросы общей теории функциональных систем. // В. сб. : Принципы системной организации функции. М.: Наука,1973.-С. 5.

    10. П.Арсланян Г. Г. Сравнительный анализциркадианных ритмов некоторых функциональных показателей у коров и их телят. //В сб.: Актуальные вопросы профилактики и лечения болезней. 1985,- С. 63-64.

    11. Арслянян Г. Г. Биоритмологические изменения функционального состояния организма нетелей и коров-первотелок. //Адаптация и регуляция физиологических процессов в хозяйствах с промышленной технологией. М., МВА, 1985.-С.22.

    12. Баевский Р. М. Введение в медицинскую кибернетику.- М.,1969

    13. Баевский Р. М. К проблеме оценки степени напряжения регуляторных систем организма //Адаптация и проблемы общей патологии. Новосибирск,1974.-Т. 1.-С. 44-48.

    14. Баевский Р. М. Прогнозирование состояний на грани нормы и патологии. М.: Медицина, 1979. — 256 с.

    15. Базаралдина Ж. К. Участие гормонов мозгового и коркового слоев надпочечников в регуляции секреторной функции поджелудочной железы. // В. кн. Физиология продуктов, животных решению продук. программы СССР. — 1983.- С. 89 -90.

    16. П.Берштейн Н. А. Биологические часы М., 1964.- 126 с.

    17. Браун Ф. Биологические ритмы //Сравнительная физиология животных. М., 1977. — Т. 2. — С. 210-254.

    18. Бреслав И. С., Глебовский В. Д. Регуляция дыхания. Л. /Наука, 1981. -183 с.

    19. Бреслав И. С. Дыхание, динамика газов и работоспособность при ги-пербории,-Москва, 1988

    20. Бутуханов Н. В., Арсентьева Н. И., Соболев С. Т., Дубенко В. Р. и др. Взаимодействие физиологических функций как основа процессов адаптации и компенсации. Мат. XX съезда ВТО им. И. П. Павлова, 1987.- Т. 1.- С. 331.

    21. Василевский Н. Н. Функциональные системы при напряжении: адаптивно положительные и отрицательные, прямые и мистические регулируемые реакции. Мат. XX съезда ВФО им. И. П. Павлова. Т. I. 1987.- С. 45 — 46.

    22. Волынский А. М. Изменения нервной и сердечной деятельности у животных различного возраста при воздействии электромагнитными полями низкой частоты и малой напряженности // проблемы космической биологии. -М. , 1982.-Т. 43. С. 98-108.

    23. Выставной А. И. Адаптивная реакция телят к низким температурам среды // В сб. «Биологические проблемы Севера.- Магадан., 1973.- Вып. 2. -С. 25.

    24. Выставной А. И. Значение условий развития для формирования типа адаптивной реакции крупного рогатого скота на низкую температуру среды //Тепло-холодоустойчивость домашних животных. Новосибирск, 1975.- С. 232.

    25. Гаркави Л. X., Квакина Е. Б., Уколова М. А. Адаптационные реакции и резистентность организма Ростов.: Ростовский университет, 1990.- 223 с.

    26. Генецкий А. Г., Лебединский А. В. Курс нормальной физиологии. -М.: Медгиз.- 1963.- 257 с.

    27. Глебова Н. Д. Постсинаптические потенциалы гипоталамуса при согревании кролика. //Теплообразование и терморегуляция. Адаптация к холоду. Новосибирск. — 1970. — С. 87.

    28. Голиков А. И. Любимов К. М. Новое в физиологии нервной системы сельскохозяйственных животных. М.: Колос, 1977. — 187 с.

    29. Голиков А. Н. Адаптация е.- х. животных. М., 1985. — 192 с.

    30. Голиков А. Н. Адаптация е.- х. животных. М., 1988. — 214 с.

    31. Губачев Ю. М., Иовлев Б. В., Карвасарский Б. и др. Эмоциональный стресс в условиях нормы и патологии человека. Л.: Медицина, 1976. — С. 223.

    32. Губин Г. Д, Дуров А. М. Суточные ритмы биологических процессов и возраст.// В сб.: Хронобиология и хронопатология. Тез. докладов на Всесоюзной конференции./ Москва, 25-27 ноября, 1981, 1981, с. 85.

    33. Гублер Е. В. Вычислительные методы анализа и распознавания патологических процессов. /Ленинград, «Медицина».- 1978. -296 с.

    34. Давыдовский И. В. Проблемы моделирования в медицине (Этиология).- М. : Медицина, 1965.- 75 с.

    35. Деряпа Н. Р., Мошкин М. П., Поеный В. С. Проблемы медицинской биоритмологии.- М.: Медицина, 1985. 208 с.

    36. Деряпа Н. Р. Адаптация к экстремальным геофизическим факторам и профилактика метеотропных реакций, -, Новосибирск, 1989.- С. 3-5,

    37. Джетимишев С. Л. К вопросу терморегуляции у крупного рогатого скота в условиях летнего горно-пастбищного содержания /Матер. 4-ой конф. „. физиолог, республик Средней Азии и Казахстана. Алма-Ата, 1969.- Т. 2. -С.97.

    38. Дильман В. М. Большие биологические часы. / М.: Знание. 1986. -254 с.

    39. Доскин В. А. Лаврентьева Н. А. Ритмы жизни./ М.: Медицина, 1980. -112 с.

    40. Доскин В. А., Куинджи Н. Н. Биологические ритмы растущего организма./ М.: Медицина, 1989. 112 с.

    41. Доскин В. А. Лаврентьева Н. А. Ритмы жизни./ М.: Медицина, 1980. -172 с.

    42. Дубовой Б. Л. Комплекс ветеринарно-гигиенических мероприятий при интенсивной технологии выращивания и откорма овец тонкорунных пород: Автореф. дис.докт. вет. наук.- М., 1990. 38 с.

    43. Дубров А. П. Лунные ритмы у человека./ М.: Медицина, 1990.-159 с.

    44. Дубров А. П. Симметрия биоритмов и реактивности.- М.: Медицина, 1987,- 175 с.

    45. Дудырев Ю. И. О температуре кожи и поверхности волосяного покрова и инфракрасном излучении в разных участках тела у коров холмогорской породы //Уч. записки Казанск. Госветинститута./Казань.- 1974. С. 116.

    46. Дудырев Ю. И. Показатели газоэнергетического обмена и естественной резистентности у айширского скота в процессе акклиматизации в зоне Среднего Поволжья /Науч. тр. Казанского гоевеинститута. Казань,, 1979, -С. 131.

    47. Дуров А. М. Губин Г. К. К вопросу о методике исследования суточных ритмов //Хронобиология и хрономедицина. Тюмень, 1982. — С. 10-11.

    48. Егоров А. И. Возрастная и суточная ритмика некоторых физиологических функций телят.: Автореф. дисс.канд. вет. наук.- Киров, 1967.27 с.

    49. Егоров В. Т., Чушков П. В. Интерпретация некоторых методов отведения при электрокардиографии сельскохозяйственных животных.//Тр. ВИЭр. -1976. Т. 43.-С. 293-301.

    50. Елфимов А. И. Функции организма в условиях гипоксии, гипокнии. -М.: Медицина, 1986.-272 с.

    51. Емельянов И. П. Формы колебаний в биоритмологии. Новосибирск: Наука. 1976. — 125 с.

    52. Заславский Р. М. Суточные ритмы у больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями. М.: Медицина, 1979. — 168 с.

    53. Иванов В. И. Традиционная медицина.- М., 1991. — С. 150 -158.

    54. Иванов К. П. О физиологических механизмах химической терморегуляции /Физиологич. журнал СССР,-1962.- Т. 48,- N 4; Т. 41. — N 10. — С. 32.

    55. Иванов К. П., Алимухамедов А. О физиологических механизмах химической терморегуляции в антогенезе /Физиологич. журнал СССР.- 1963.- Т. 49.-N4.

    56. Иванов К. П., Ткаченко Е. Я., Якименко М. А. О температурном эффекте мышечных сокращений после адаптации к холоду //Физиологич. журнал СССР.-1970.- Т. 56,- N 4,- С. 10-22.

    57. Иванов К. П. Физиологические механизмы адаптации организма к холоду // Физиологич. исследования адаптации к природным факторам высоких широт. // Матер. 5 Всесоюзн. симпоз.: Биологические проблемы Севера. -Владивосток, 1974.

    58. Иовлев Б. В. Табличные вычислительные методы в диагностике инсультов и прогнозирование их исходов JI: Медицина, 1976.- 199 с.

    59. Иржак Л. И., Гладилов В. В., Моисеенко Н. А. Дыхательная функция крови в условиях гиперксии. М.: Медицина, 1985.- 176 с.

    60. Кассиль Г. Н. Внутренняя среда организма. М.: Наука, 1978. — 224 с.

    61. Каткова А. Ю. Резервы нашего организма М.: Знание, 1990.- 240 с.

    62. Киселев Ю. А. Исследования по холодоустойчивости домашних животных //Тепло и холодоустойчивость домашних животных.- Гл. П.- Новрси-бирск, 1975.- 207 с.

    63. Кисляков Ю. Я., Бреслав И. С. Дыхание, динамика газов и работоспособность при гепербарии. JL: Наука. 1988. — 236 с.

    64. Ковальчикова М. Ковальчик К. Адаптация стресса при содержании и разведении сельскохозяйственных животных.- Колос, 1978.- 270 с.

    65. Колобова Н. Г. Концентрация калия в тканях бройлеров выращенных в клетках в зависимости от однородности сообщества по весу.// В кн.: Эффективные приемы технологии в птицеводстве. Загорск, 1974.- С. 42 — 45.

    66. Комаров Ф. И., Захаров JI. Е., Лиссовский В. А. Суточный ритм физиологических функций здорового и больного человека.- Л.: Медицина. 1986. 220 с.

    67. Комаров Ф, И, Хронобиология и хрономедицина,- М,; Медицина, -1989.-400 с. ‘

    68. Костин А. П. Физиологические механизмы адаптации крупного рога- t того скота к термическим факторам // Тр. Кубанского СХИ.- 1971. Вып. 41 (69).-С. 201.

    69. Кравченко Н. А. Влияние перемещения (пересадки) молодняка кур на уровень кадмия и гликогена в крови и рост и последующую продуктивность.-Авт. дисс.канд. биол. наук.- Боровск, 1972.- 20. С.

    70. Кругликов Б. П. Ипатова А. Г. Электрокардиографические показатели у здоровых животных. /Ветеринария. 1986. -N11.

    71. Кузнецов А. К. Физиологическая адаптация КРС в условиях промышленных комплексов //Сб. науч. тр. ЛВИ.- Л., 1980. Вып. 64.

    72. Куинджи Н. И. Биологические ритмы растущего организма М. : Медицина, 1989,-219 с.

    73. Кушнир А. В. и др. Сезонные особенности газоэнергетического обмена у коров холмогорской породы в условиях Севера // Физиологические исследования адаптаций к природным факторам высоких температур.- Владивосток, 1974ю-с. 271.

    74. Лакин Г. Ф. Биометрия.- М.: Высшая школа,- 1990. 420 с.

    75. Лисовский В. А. Суточный ритм физиологических функций у здорового и больного человека Л.: Медицина, 1986. — 205 с

    76. Ляпустин А. К. Сезонная и суточная ритмика физиологических функций высокопродуктивных коров: Автореф. дис. докт. вет. наук.

    77. Мукавнин С. Г. О выращивании телят по методу С. И. Штеймана //Ж. Советсткая зоотехния,- 1976- N 12,- с, 50-53.

    78. Макаров В. П. Функциональная система. Поддерживающая оптимальную для метаболизма организма температуру тела //основы физиологии функциональных систем / Под ред. проф. К. В. Судакова,- М.: медицина, 1983.-1983.-272 с.

    79. Мамедов Я. Д. Механизмы выздоровления. М:, Медицина, 1984.

    80. Маршак М. В. Регуляция дыхания у человека. М., 1961.

    81. Новиков В. С. Принципы оценки и прогнозирования донозологиче-ских состояний организма //Проблемы донозологических гигиенической диагностики. Л.: Наука, 1989. — С. 43-14.

    82. Новиков В. С. Типологические закономерности защитных реакций в условиях хронофизиологического напряжения //Физиология человека,- 1991.Т. 17. -N3. -0. 133-136.

    83. Новиков В. С., дерапа Н. Р. Биоритмы. Космосю Труд. //Росс. Акад. Наук,- С. Пб.: Наука, 1992. 252 с.

    84. Новожилова 3. Л. Электрокардиографический анализ возрастных и адаптивных изменений сердечной деятельности крупного рогатого скота в условиях Севера. Автореф. дис.канд. биол. наук. — Л., 1973. — 22 с.

    85. Новотный И., Иански Л., Бартон Э. Температурные свойства различно адаптированных млекопитающих//регуляция обмена тепла и других функций у сельскохозяйственных животных в условиях высоких температур,- Краснодар, 1960.-С. 312.

    86. Овсянников А. И. Основы опытного дела в животноводстве,- М: Колос, 1976.-304с.94.0кунева Г. Н., Власов Ю. А., Шевелева Л. Т. Суточные ритмы газообмена и крообращения человека // А. Н. СССР Сиб. отдел., 1987. 277 с.

    87. Оранский И. Е. Природные лечебные факторы и биологические ритмы. М.: Медицина, 1988. — 286 с.96.0ранский И. Е., Парфиз П. Г. Биоритмология и хронотерапия. М.: высшая школа. 1989. — 157 с.

    88. Павлов В. А. Раздражимость и формы ее проявления,- М., 1954.

    89. Павлов И. П. Полное собрание сочинений.-Т.2- Вып. 1.-1951. 336 с.

    90. Панин Л. Е. Лизосомы : роль в адаптации и восстановлении. Новосибирск: Наука, 1987- 197 е.

    91. Ларин В. В. Проблема управления функциями организма человека и животных в свете современных достижений биологии, физиологии и биокибернетики. /В. кн. Проблемы управления функциями организма человека и животных. М.: Наука. 1975. С. 6-9.

    92. Петров П. Е. Динамика клинико-гематологических. Некоторых биохимических и электрокардиографических показателей у телят в раннем пост-цатальном онтогенезе. Авт. дисс.канд. биол. наук. — М., 1966. — 24 с.

    93. Покровский В. М. О приспособительных механизмах сердца к действию низких температур,- АН СССР., Новосибирск, 1967.

    94. Потемкина Н. Н. Суточные и сезонные закономерности тепло-и вла-говыделения у овец в условиях моделируемого микроклимата.: Авт, дисс. канд. вет. наук.- М. 1996. 22 с.

    95. Прокопенко Ю. И. Методологические аспекты предпатологий . /Вестник АН СССР, 1976 -И 4. С. 13 -22.

    96. Пташкин А. А. Электрокардиографическое исследование крупного рогатого скота. : Авт. дисс.канд. биол. наук.- М., 1963. 22 с.

    97. Раушенбах Ю. О. Специфика адаптивной реакции крупного рогатого’ скота на низкую температуру среды // Тепло и холодоустойчивость домашних животных. Новосибирск. Наука. — 1976. — с. 173.

    98. Раушенбах Ю. О. Ерохин П. И. Связь между теплоустойчивостью и молочной продуктивностью крупного рогатого скота // Тепло и холодоустойчивость домашних животных. Новосибирск, Наука.- 1976. — с. 275.

    99. Реушкин А. И. Суточные ритмы и процессы адаптации //Кибернетика живого. Человек в разных аспектах.- М.: Наука, 1985.

    100. Рощевский М. П. Физиологические особенности биоэлектрической активности копытных животных и современные системы ее оценки. Докл. На заседании Президиума Коми филиала АН СССР 8 сентября 1977. Сыктывкар. 1977. Вып. 34.

    101. Рубин В. Ф. Терморегуляция крупного рогатого скота при различных условиях окружающей среды //Вопросы биологии культурных растений и сельскохозяйственных животных. / Матер, конф. молод, ученых. Краснодар. 1968.-С. 272-275.

    102. Рубин В. Ф. Физическая терморегуляция // Физиологические механизмы адаптации крупного рогатого скота к термическому фактору./ Тр. КСХИ. Под. ред. А. П. Костина,- Краснодар. 1968. С.271.

    103. Сапов И. А. Гоместаз в процессе приспособления к среде с различной экстремальностью. Мат. ХУ съезда ВФО им. И. П. Павлова. Т. 1. С. 31-32. -1987.

    104. Пб.Саркисов Д. С., Пальцин А. А., Втюрин Б. В. Приспособительная перестройка биоритмов.- М.: Медицина.- 1975. 185 с.

    105. Семенова Т. Д. Циркадная организация натрий-экскреторной функции слюнных желез и ее значение для оценки адаптивных возможностей человека //Проблемы управления функциями человека и животных. М., 1973. -С. 103-110.

    106. И8.Сидоренко Г, Н., Прокопенко Ю, И. Методологические аспекты предпатологии // Вестник АМН СССР, 1976. N 4. — С. 13-72.

    107. Славин М. Б. Методы системного анализа в медицинских исследованиях,- М: Медицина, 1989. 302 с.

    108. Слоним А. Д., Миррахимов М. М. Основные механизмы адаптации к природной среде и формирование патологических состояний. Мат. ХУ съезда ВФО им. И. П. Павлова,- т. I,- 1987,- С. 43 45.

    109. Смирнов А. Е., Шигалев С. А. Адаптация и продуктивность сельскохозяйственных животных. Лекция для студентов с.-х. вузов по спец. 15061507. Саратов, 1985. — 52 с.

    110. Смирнов А. М. Клиническая диагностика внутренних незаразных болезней сельскохозяйственных животных.- М., Колос, 1981.

    111. Смирнов К. М. Общие вопросы учения о биологических ритмах // Биоритмы и труд.- Л., 1980. С. 6-20.

    112. Соколов В. Е., кузнецов Г. В. суточные ритмы активности млекопитающих, цитологические и экологические аспекты.- М.: Наука. 1977. — 217 с.

    113. Степанова С.И. Актуальные проблемы космической биоритмологии. Проблемы космической биологии. М., 1977,- Т. 23. — С. 294 — 309.

    114. Степанова С. И. Биоритмологические процессы адаптации. М.: Наука, 1986. — 241 с.

    115. Струхольц Г, Природные суточные ритмы и их значение для авиационной и космической медицины. // Предотвращение летных происшествий.-М., 1977.-С. 5-15.

    116. Тагдиси Д. Г., Мамедов Я. Д. Механизмы выздоровления: Пер. с болг. М.: Знание, 1984.

    117. Тандуева Д. Г. Становление циркадных ритмов у телят разного возраста. Тез. Всес. НТК молодых учёных . Актуальные вопросы профилактики и лечения болезней с.-х. животных. М., 1985.

    118. Таркавский Ю. Б. Стыда можно избежать М.: Медицина, 1990-90 с.

    119. Ткаченко Е. Я. Иванов К. П. О физиологических механизмах химической терморегуляции после адаптации к холоду./УФизиологический журнал СССР, 1971,- Т. 57(1).-567 с.

    120. Ткаченко Е. Я. Физиология адаптации к холоду, условия гор и субтропики // Сб. статей под ред. К. П. Иванова- Новосибирск: Наука, 1975.

    121. Уинфри А. Т. Версия по биологическим часам.- М., Мир.- 1990. -208 с.

    122. Уколова М. А., Адаптационные реакции и резистентность организма,- Ростов, 1977.

    123. Устинова Д. А. Стресс- факторы в промышленном животноводстве.-М., 1976.

    124. Федосеев Г. Б., Агаджанян Н. А., Воронов И. Б. ронобиология легких. Л.: Наука. 1987- 158 с.

    125. Фролов В. М. Уровни активности физиологических систем.// Сб. статей под ред. В. В. Парина. Современные приборы и техника физиологического эксперимента, 1969 — 278 с.

    126. Фролов В. М. Уровень функционирования физиологических систем и методы их определения. Л.: Медицина, 1972.

    127. Фурзуй Ф. И., Марин П. П., Тонкоглаз В. А. И др. Нейроэндокрин-ные механизмы стресса и адаптации. Материалы XY съезда ВФО им. И. П. Павлова.- T.I. — 225 с.

    128. Хальберг Ф. Временная координация физиологических функций. -В кн. : Биологические часы. М.: Мир, 1964.- С. 475 -510.

    129. Хмиль О. В. Тандуева Д. Т. Влияние двигательной активности на функциональное состояние сердца коров и телят. // Сб. науч. тр. МВА:204

    130. Адаптация и регуляция физиологических процессов животных в хозяйствах промышленной технологии,- М., 1985,- С. 13 -22.

    131. Царфис П. Г. Силами природы, разумом врача,- М.: Высшая школа,1989.- 141 с.

    132. Чернышев А. . Сравнительная оценка некоторых методов записи ЭКГ у телят / Мат. Докл. Всесоюз. науч. конф. посвящ. 90-летию Казанского вет. ин-та.- Казань, 1963. С. 14-16.

    133. Чернышев А. И. Электрокардиографические показатели здоровых телят / Учен. Зап. Казанского вет. ин-та.- Казань, 1964.- Т. 92. С. 140-145.

    134. Чернышев В. Б. суточные ритмы // Проблемы космической биологии. Биологические ритмы. М„ 1980,- Т. 41. — С. 186-222.

    135. Шабатура И. И. Биоритмы, спорт, здоровье.- М., 1989.

    136. Шапошникова В. Н. Биоритмы часы здоровья. — М., 1991. — 60 с.

    137. Шилов И. А. Двухуровневый принцип экологофизиологической адаптации.//Мат. XX съезда ВФО им. И. П. Павлова,- 1987.- С. 259-263.

    138. Ягодинский В. Н. Ритм, ритм, ритм ! Этюды хронобиологии. М.: Знание, 1985,- 192 с.

    139. Aqdolgh Thrmorequlation XXII Intern. Congress of Physiologiccal Shieniss, heiden, 1962, v. 1., N1

    140. Conwgill U. M. Season of birth in man. Contemporary situation with special reference to Europe and the souhern hemisphere, Ecalogy, 47, 617-623 (1966).

    141. Hellpach W., Ceopsycte Stuttgoit Ferdinand Enke Virlag 1965

    142. Kleitman N., Sleep and Waketuiness (2 nd ed). Chicago Urniversity of Chicago Press, 1963

    143. Traisse P. The Phychology of Time? New Yore? Harper and Row, 1963.

    144. Lehinigk K., Thiele /7 Z. Ges. Hyg Greuz Gebiete. 1978, Bi 24. — N 5,-S. 331-335.43.1.

    145. Линейная регрессия. Зависимая переменная температура здоровые

    146. Переменная Коэффи циент Среднекв. Отклонение t- значение Нижняя оценка Верхняя оценка Эластич ность Бета-коэф-т Дельта-коэф-т

    147. Св. Член 38,889 0,169 230,341 38,697 39,081 0,000 0,000 0,000дни после отела 0,000 0,001 0,526 0,000 0,001 0,002 0,061 -0,076

    148. Время (1=1,2. 12) -0,045 0,025 -1,794 -0,074 -0,017 -0,008 -0,866 1,076

    149. Критерий адекватности 69,7351. Критерий точности 97,134 1. Критерий качества 90,284 43.2.

    150. Линейная регрессия. Зависимая переменная частота пульса здоровые

    151. Переменная Коэффи циент Среднекв. отклонение значение Нижняя оценка Верхняя оценка Эластич ность Бета-коэф-т Дельта-коэф-т

    152. Св. Член 59,504 1,853 32,107 57,400 61.609 0,000 0,000 0,000дни после отела 0,006 0,007 0,825 -0,002 0,015 0,019 -6,6 п 0,051

    153. Время (1-1,2. 12) -0,334 0,278 -1,201 -0,650 -0,018 -0,037 -0,208 0,949

    154. Критерий адекватности 88,»1261. Критерий точности 81,085 1. Критерий качества 82,845 43.3.

    155. Линейная регрессия. Зависимая переменная частота дыхания здоровые коровы

    156. Переменная Коэффи Среднекв. и Нижняя Верхняя Эластич Бета- Делътациент отклонение значение оценка оценка ность коэф-т коэф-т

    157. Св. Член 9,635 6,074 1,586 2,738 16,531 0,000 0,000 0,000дни после отела 0,010 0,024 0,431 -0,017 0,038 0,101 0,013 0,017

    158. Время (1=1,2. 12) 1.569 0,912 1,720 0,533 2,604 0,528 0,792 0,983

    159. Критерий адекватности 81,6551. Критерий точности 3.822 1. Критерий качества 23,280 43.4.

    160. Линейная регрессия. Зависимая переменная температура «третье состояние»

    161. Переменная Коэффи циент Среднекв. отклонение значение Нижняя оценка Верхняя оценка Эластич ность Бета-коэф-т Дельта-коэф-т

    162. Св. Член 39,119 0,096 407,531 39,010 39,228 0,000 0,000 0,000дни после отела -0,001 0,000 -1,927 -0,001 0,000 -0,004 0,180 -0,364

    163. Время (г=1,2. 12) -0,053 0,014 -3,708 -0,070 -0,037 -0,009 -0,677 1,364

    164. Критерий адекватности 50,9961. Критерий точности 98,370 1. Критерий качества 86,526 43.5.

    165. Линейная регрессия. Зависимая переменная частота дыхания третье состояние

    166. Переменная Коэффи Среднекв. и Нижняя Верхняя Эластич Бета- Дельтациент отклонение значение оценка оценка ность коэф-т коэф-т

    167. Св. Член 14,513 3,138 4,625 11,058 17,968 0,000 0,000 0,000дни после отела 0,007 0,014 0,494 -0,009 0,023 0,067 0,063 0,127

    168. Время (1=1,2. 12) 0,606 0,465 1,302 0,093 1,118 0,199 0,429 0,873

    169. Критерий адекватности 70,4001. Критерий точности 0,945 1. Критерий качества 18,309 43.7.

    170. Линейная регрессия. Зависимая переменная температура субклиники

    171. Переменная Коэффи циент Среднекв. отклонение t- значение Нижняя оценка Верхняя оценка Эластич ность Бета-коэф-т Дельта-коэф-т

    172. Св. Член 38,840 0,122 318,039 38,701 38,978 0,000 0,000 0,000дни после отела -0,001 0,000 -1,428 -0,001 0,000 ‘0,003 -0,054 0,093

    173. Время (1г=1,2. 12) -0,025 0,018 -1,384 -0,046 -0,005 -0,004 -0,523 0,907

    174. Критерий адекватности 58,1541. Критерий точности 98,033 1. Критерий качества 88,063 43.8.

    175. Переменная Коэффи циент Среднекв. отклонение t- значение Нижняя оценка Верхняя оценка Эластич ность Бета-коэф-т Дельта-коэф-т

    176. Св. член 63,509 3,305 19,217 59,757 67,261 0,000 0,000 0,000дни после отела -0,015 0,013 -1,155 -0,030 0,000 -0,048 0,050 -0,094

    177. Время (1=1,2. 12) -0,621 0,496 -1,251 -1,184 -0,057 -0,069 -0,576 1,094

    178. Критерий адекватности 80,2421. Критерий точности 67,442 1. Критерий качества 70,642 21043.9.

    179. Линейная регрессия. Зависимая переменная частота дыхания субклиники

    180. Переменная Коэффи циент Среднекв. отклонение значение Нижняя оценка Верхняя оценка Эластич ность Бета-коэф-т Дельта-коэф-т

    181. Св. член 11,692 7,895 1,481 2,729 20,655 0,000 0,000 0,000дни после отела 0,002 0,032 0,066 -0,034 0,038 0,019 0,001 0,001

    182. Время (1=1,2. 12) 1,648 1,185 1,390 0,302 2,993 0,525 0,747 0,999

    183. Критерий адекватности 68,6321. Критерий точности 5,604 1. Критерий качества 21,361

    Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

    Научная электронная библиотека disserCat — современная наука РФ, статьи, диссертационные исследования, научная литература, тексты авторефератов диссертаций.

    Аннотация научной статьи по животноводству и молочному делу, автор научной работы — Добрук В. М., Горбунов Ю. А., Минина Н. Г.

    В результате проведенных исследований установлено положительное влияние активного моциона коров в период сухостоя на нормализацию обмена веществ в организме животных, что выражается в повышении оплодотворяемости коров после первого осеменения на 19,3%, увеличении среднесуточного удоя на 0,5 кг, уменьшении случаев заболевания новорожденных телят на 5,1%.

    Похожие темы научных работ по животноводству и молочному делу , автор научной работы — Добрук В. М., Горбунов Ю. А., Минина Н. Г.

    Productive and clinicophysiological indices of nonmilking cows caused by keeping conditions

    The conducted tests prove the positive influence of the cows ‘ active exercise in the period of nonmilking on the animals’ metabolism normalization, which results in the increase in both cows ‘ impregnation capacity after the second insemination by 19,3% and in daily yield of milk by 0,5 kg, and in the decrease in deaths among newborn calves by 5,1 %.

    Текст научной работы на тему «Продуктивные и клинико-физиологические показатели сухостойных коров в связи с условиями содержания»

    ?Заключение. Выращенные в 2009 г. племенные сеголетки характеризовались высокими показателями выживаемости и средней массы тела. Их основные рыбохозяйственные показатели превышали нормативные требования. Полученный в 2009 г. племенной материал изобе-линского карпа (сеголетки) соответствует породному стандарту и характеризуется высокими рыбохозяйственными показателями.

    Всего выращено 28 тыс. экземпляров племенных сеголетков отводок изобелинского карпа со средней массой 41,4 г. Рыбопродуктивность по 11 вариантам выращивания колебалась от 389 до 1047 кг/га и в среднем составила 690 кг/га, при плотности зарыбления трехсуточных заводских личинок 30 тыс. экз/га. Основным критерием при отборе племенных сеголетков было соответствие породному стандарту отводок изобелинского карпа три прим, смесь зеркальная и смесь чешуйчатая.

    1. Таразевич, Е.В. Рыбохозяйственная характеристика лахвинского карпа / Е.В. Таразевич, Ю.И. Илясов // Вопросы генетического и экологического мониторинга объектов рыбоводства: сб. науч. тр. Минск, 1992. Вып. 68. С. 30-39.

    2. Рыбохозяйственная характеристика сеголетков изобелинского карпа 7-8-го поколений селекции / Е.В. Таразевич, Г.А. Прохорчик, М.В. Книга, А.П. Ус, Л.С. Дударенко, И.В. Чимбур // Вопросы рыбного хозяйства Беларуси: сб. науч. тр./ БелНИИРХ. Минск, 2001. Вып. 17. С. 80-84.

    3. Рыбоводно-биологические и биохимико-генетические особенности карпов, разводимых в Республике Беларусь / А.И. Чутаева, Г.А. Прохорчик, Н.Н. Башукова, Е.В. Таразевич, А.П. Семенов, М.В. Книга, И.В. Чимбур, Р.З. Екельчик, Л.С. Дударенко, Л.М. Вашкевич, А.П. Ус // Вопросы рыбного хозяйства Беларуси: сб. науч. тр. / Бел-НИИрыбпроект. Минск, 1997. Вып. 15. С. 11-33.

    4. Сборник научно-технологической и методической документации по аквакультуре. М.: Изд-во ВНИРО, 2001. С. 147-151.

    5. Катасонов, В.Я. Селекция и племенное дело в рыбоводстве / В.Я. Катасонов, Н.Б. Черфас. М.: Агропромиздат, 1986. С. 3-6.

    6. Правдин, И.Ф. Руководство по изучению рыб / И.Ф. Правдин. М., 1966. 375 с.

    7. Кирпичников, В.С. Генетика и селекция рыб / В.С. Кирпичников. Л.: «Наука», 1987. 520 с.

    ПРОДУКТИВНЫЕ И КЛИНИКО-ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ СУХОСТОЙНЫХ КОРОВ В СВЯЗИ С УСЛОВИЯМИ СОДЕРЖАНИЯ

    В.М. ДОБРУК, Ю.А. ГОРБУНОВ, Н.Г. МИНИНА УО «Гродненский государственный аграрный университет» г. Гродно, Республика Беларусь, 230003

    (Поступила в редакцию 18.01.2010)

    Введение. Эффективность производственной деятельности промышленных молочных комплексов во многом зависит от того, насколько принятая технология соответствует биологическим потребностям животных. Интенсификация молочного животноводства и пере-

    вод его на промышленную основу более всего повлиял на обменные процессы в организме стельных сухостойных коров. Вследствие недостатка или полного отсутствия солнечной инсоляции в организме нарушается синтез витамина Д, а это ведет к нарушению минерального обмена и снижению продуктивности животных. В таких условиях у коров на 30 % снижается потребление кислорода, нарушается белковый обмен, в мышцах происходит потеря гликогена, при этом ослабевает тонус мышечной ткани, в том числе и половых органов, развивается слабость конечностей, изменяется деятельность сердечнососудистой системы, понижается общая функциональная деятельность организма, а следовательно, снижается эффективность производства

    Скученное содержание в сочетании с недостатком или отсутствием моциона вызывает у животных вялость, снижение аппетита и эффективности использования кормов, отмечается снижение естественной резистентности организма [2,7]. Несоответствие факторов микроклимата физиологическим потребностям организма, содержание животных преимущественно при искусственном освещении ведет не только к снижению продуктивности, но и вызывает систематические функциональные нарушения, предрасполагающие к развитию таких заболеваний, как послеродовые эндометриты и персистентные желтые тела, маститы, копытная гниль [4]. Учащаются случаи анафродизии и «тихой» охоты, при одновременном ослаблении регуляторных механизмов организма и приспосабливаемости к изменению факторов внешней среды [3, 6].

    Однако большинство научных исследований проведено без учета влияния различных условий содержания на животных — потенциальных доноров эмбрионов в связи с клинико-физиологическим состоянием их организма.

    Исходя из вышеизложенного, целью настоящих исследований было изучение влияния пастбищных и стойлово-выгульных условий содержания сухостойных коров — потенциальных доноров эмбрионов в летний период на их физиологическое состояние, последующую молочную продуктивность и воспроизводительную способность.

    Цель работы — изучить степень влияния различных условий содержания сухостойных коров на их продуктивные качества и клинико-физиологические показатели организма.

    Материал и методика исследований. Исследования проводились на базе ОАО «Василишки» Щучинского района Гродненской области, а также в научно-исследовательской лаборатории УО «Гродненский государственный аграрный университет».

    Использовались сухостойные коровы черно-пестрой отечественной и голштинской пород с удоем по наивысшей лактации от 4,2 до 8,4 тыс. кг молока.

    Для проведения исследований было сформировано две группы сухостойных коров-аналогов — опытная и контрольная, по 85 гол. в каждой. При отборе учитывались следующие показатели: молочная про-

    дуктивность, возраст в лактациях, сроки запуска и продолжительность сухостойного периода.

    Коровы опытной группы во время сухостойного периода находились на пастбище в течение светового дня; коровы контрольной группы — в секциях помещения комплекса для сухостойных коров, с возможностью свободного выхода на выгульные площадки. За состоянием обмена веществ следили по показателям сыворотки и плазмы крови. Общий белок (г/%) определяли рефрактометрическим методом, общий кальций (ммоль/л) — унифицированным калориметрическим методом, неорганический фосфор (ммоль/л) — молибдатным UV методом, щелочной резерв (об. % СО2) — диффузионным, каротин (мг/%) -методом фотометрии. Контроль показателей сыворотки и плазмы крови проводился у 49 % (84 гол. из 170 гол.) поголовья коров обеих групп в начале и в конце сухостойного периода. Содержание гемоглобина (г/л) в крови всех коров определяли в конце сухостойного периода с использованием гематологического анализатора MEDONIC CA-620 (Швеция).

    Клинические исследования — определение пульса, температуры тела, частоты дыхания проводили в конце сухостойного периода по общепринятым методикам.

    Коэффициент рефракции цервикальной слизи, взятой у коров — потенциальных доноров эмбрионов перед осеменением, определяли по методу Ю.А. Горбунова (авторское свидетельство № 1146036), показатель глубины проникновения сперматозоидов в цервикальную слизь -по методике И.И. Соколовской, Б.Г. Скопец [8] в нашей модификации. При этом использовали стеклянные капилляры E.T.-Pipetten 202010 (Германия) промышленного изготовления, длиной 7,5 мм и внутренним сечением капилляра 0,3 мм. Заполнение их цервикальной слизью осуществлялось по специальной методике по мере работы с животными. С использованием микроскопа, подключенного к компьютерной системе анализа изображений Bioscan, устанавливали расстояние, на которое спермии продвинулись за 20 мин (учет по самому дальнему сперматозоиду) с момента соединения концов капилляра и пайеты с размороженной спермой.

    После растела коров обеих групп учитывали следующие показатели: оплодотворяемость от первого осеменения; продолжительность сервис-периода; среднесуточный удой коров на 14-й день лактации; случаи эндометритов, анафродизии и «тихой» охоты; случаи заболевания телят в течение 14 дней после рождения.

    Полученные результаты исследований обработаны биометрически с использованием компьютерной программы MS Excel.

    Результаты исследований и их обсуждение. Коровы опытной группы в период сухостоя находились на пастбище в течение всего светового дня, контрольной группы — в помещении комплекса, где они получали измельченную зеленую массу из клеверотимофеечной смеси.

    Трехлетний опыт работы в условиях молочных комплексов ОАО «Ва-силишки» указывает, что моцион необходим для всех животных, но особенно важен для стельных сухостойных коров и в послеродовый

    период. Нами установлено, что в случае отсутствия моциона в этот самый сложный для животных физиологический период, или если он носит пассивный характер, у них развивается состояние гиподинамии, характеризующееся снижением естественной резистентности, частыми случаями снижения репродуктивной функции. Чаще всего это было выражено анафродизией и «тихой» охотой (57 %), фолликулярными и лютеиновыми кистами, а также персистентными желтыми телами (15 %) в послеродовой период и некоторыми другими причинами из общего числа гинекологических заболеваний.

    Животные контрольной группы в период сухостоя находились в условиях беспривязного секционного содержания с предоставлением прогулок на выгульных площадках. Однако, по нашим наблюдениям, здесь они больше стояли или лежали, нежели передвигались по территории выгула. Большую часть суток коровы этой группы находились в помещении комплекса в условиях дефицита свежего воздуха и солнечного света. При этом параметры микроклимата в помещении для сухостойных коров следующие: наивысшая температура воздуха отмечена в августе (+21,3 °С); максимальная величина абсолютной влажности -в августе (16,1 г/м ); наибольшая концентрация аммиака — в августе -сентябре (0,056 мг/л). Основные причины изменения микроклимата: недостаточно частая уборка навоза, а также скученность поголовья в секциях, что способствовало наличию концентрации аммиака в воздухе помещения для сухостойных коров.

    Пастбищное содержание сухостойных коров обеспечило лучшие зоогигиенические условия среды содержания.

    Результатами наших исследований установлено, что температура тела, частота пульса и дыхания у коров обеих групп в конце сухостойного периода были в пределах физиологической нормы (табл. 1).

    Таблица 1. Клинико-физиологические показатели организма сухостойных коров при различных условиях содержания

    Показатели Ед. измерения Группы животных, гол.

    опытная, 42 контрольная, 42

    Температура тела °С 38,9±1,24 38,7±1,7

    Пульс уд./мин 63,2±3,16″ 68,8±3,22

    Частота дыхания движ./мин 22,3±0,65″ 28,1±0,71

    Гемоглобин в эритроците пг 19,7±0,34″ 15,3±0,28

    Каротин мг/% 1,11±0,09 0,82±0,04

    Общий белок г/% 8,06±0,37 8,45±0,39

    Щелочной резерв об.%СО2 52,8±3,24 48,7±3,18

    Кальций ммоль/л 2,68±0,31 2,74±0,41

    Неорганический фосфор ммоль/л 1,85±0,07* 1,26±0,06

    *Р Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    Показатели Группы животных, гол.

    опытная, 85 контрольная, 85

    Получено живых телят, гол./% 83/98 81/95

    Из них заболело в течение 14 дней, гол/%, в т.ч.: — заболеваниями дыхательной системы — заболеваниями пищеварительной системы 1/1,2 3/3,6 3/3,6 5/5,9

    Всего с заболеваниями, гол/% 4/4,8 8/9,9

    Низкий уровень заболеваемости телят, полученных от коров опытной группы, объясняется более высокой устойчивостью приплода как к респираторным, так к желудочно-кишечным заболеваниям.

    В связи с изучением влияния условий содержания коров в период сухостоя на готовность половых органов к зачатию, измеряли показатели рефракции (пД) и глубины проникновения спермиев в цервикаль-ную течковую слизь, взятую у коров обеих групп перед осеменением.

    Данные, приведенные в табл. 3, указывают на достоверные различия между опытной и контрольной группами по обоим изучаемым показателям. Уменьшение показателя рефракции цервикальной течковой слизи перед осеменением у животных опытной группы составило 0,0012 (1,3369 против 1,3381; Р Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    1. Антонюк, В.С. Организация воспроизводства сельскохозяйственных животных / В.С. Антонюк, В.В. Жаркин, А.Г. Безлюдников. Минск: Ураджай, 1985. 166 с.

    2. Демчук, М.В. Динамическая активность коров при разных способах содержания / М.В. Демчук // Вопросы зоогигиены и ветеринарии: сб. науч. тр. / Московская вет. академия. М., 2003. Т. 66. С. 31-37.

    3. Жаркин, В.В. Прогрессивная технология и организация искусственного осеменения коров и телок на промышленных фермах и комплексах / В.В. Жаркин, В.И. Поля-ковский. Минск: БелНИИНТИ, 1982. 35 с.

    4. Ивашкевич, О.П. Состояние воспроизводства и профилактика бесплодия коров в хозяйствах Беларуси / О.П. Ивашкевич // Сельское хозяйство — проблемы и пер-

    спективы: сб. науч. тр. / УО «Гродненский государственный аграрный университет»; под науч. ред. В.К. Пестиса. Гродно, 2005. Т. 4. Ч. 3. С. 80-86.

    5. Ковалевский, И.А. Разработка технологических элементов беспривязного содержания адаптивных к биологическим особенностям молочных коров / И.А. Ковалевский // Роль субъективного фактора в развитии науки и техники: сб. материалов Х Респ. науч.-практ. конф. Минск, 2000. С. 290, 291.

    6. Леткевич, О. И. Моцион и воспроизводительная функция животных / О.И. Лет-кевич // Сельское хозяйство Белоруссии. 1985. № 10. С. 22, 23.

    7. Науменков, А.Н. Значение моциона для животных / А.Н. Науменков // Молочное и мясное скотоводство. 2002. № 1. С. 20-22.

    8. Соколовская, И.И. Зависимость эффективности осеменения коров от физико-биологических свойств цервикальной слизи в период течки / И.И. Соколовская, Б.Г. Скопец // Сельскохозяйственная биология. 1986. N° 12. С. 69-72.

    ПРОДУКТИВНОСТЬ И ЕСТЕСТВЕННАЯ РЕЗИСТЕНТНОСТЬ КОРОВ ПРИ СОДЕРЖАНИИ ИХ В РАЗНЫХ УСЛОВИЯХ

    М.В. РУБИНА УО «Витебская ордена «Знак Почета» государственная академия ветеринарной медицины» г. Витебск, Республика Беларусь, 210026

    Введение. В настоящее время агропромышленный комплекс Беларуси достаточно динамично развивается в условиях активной реализации мероприятий по выполнению Государственной программы возрождения и развития села на 2005-2010 годы. Основные мероприятия по реализации программы в животноводстве: создание приоритетных селекционно-генетических объектов, высокопродуктивных пород, гибридов и стад животных, кроссов птицы, внедрения инновационных технологий и методов содержания и эффективных рационов кормления животных и птицы, а также подготовка и переподготовка кадров -организация приоритетной и сквозной системы научных кадров и переподготовки специалистов агропромышленного комплекса.

    Доказано, что нарушение требований к условиям содержания, особенно молодняка, ведет к уменьшению резистентности организма, что в конечном счете приводит к снижению прироста живой массы, у взрослых животных — уменьшению молочной продуктивности. Снижение естественной резистентности у молодняка ведет к массовым заболеваниям и отходу как телят, так и других видов сельскохозяйственных животных. Для изучения и определения показателей естественной резистентности и физиологической реактивности животного могут быть использованы клинические, гематологические, биохимические, иммунохимические и другие методы исследований. Изучение гематологических показателей крови дает возможность оценивать уровень обмена веществ, состояние здоровья и проявление защитно -приспособительных реакций организма [1, 2, 4].