Дом для коров называется

Дом для коровник — это коровник.

А вот для маленьких телят — ясли.

Коровы содержатся в стойлах.

Есть ещё денники для коров и телят-для беспривязного содержания, а также для дневного содержания (отгороженный участок скотного двора).

Место, где содержатся коровы называется коровник, а если там живут только телята — телятник. Это в больших хозяйствах. В частных хозяйствах, где коров немного, они живут в хлеву вместе с другими домашними животными.

В округе, соседних сёл одной области, помещение для коров называют по- разному- хлев, двор, закута, стойло. Сельчане упоминают одним словом и в закуте, к примеру, находятся домашняя птица, коровы и козы с телятами.

На ферме помещение называется коровником.

Комплекс КРС, коровник, ферма, скотный двор, сарай, баз, денник, загон, карда. По разному называют и названия бывают от сезонов. Летом в одном месте, зимой в другом. У больших хозяйств одно, у мелких другое. Ясли — это вообще кормушка, а хлев обычно тёплый сарай для молодняка: телят, ягнят, козлят.

Разгадывая кроссворд желательно бы знать, сколько букв. У коровьего дома есть несколько названий.

Если в колхозе, то это может быть ФЕРМА или КОРОВНИК.

Дома в деревне сарай для коровы зовут ХЛЕВ.

Летний навес с выгулом называют БАЗ или ЗАГОН.

В небольших частных хозяйствах для содержания крупного рогатого скота в основном используют отдельно стоящие здания, чаще всего приспосабливают для этого сараи.

В крупных хозяйствах, где разведение коров поставлено на поток, без коровника не обойтись. В таких помещениях для домашнего скоты создаются оптимальные условия для существования, а современные фермы оснащаются всевозможным оборудованием. Поскольку коровам нужен свет, то коровники накрывают прозрачными материалами, а чистота воздуха поддерживается с помощью систем вентиляции.

Читайте так же:

  • Кормление коров в стельный сухостойный период ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СХТП Весьма серьезное внимание следует уделять режиму содержания стельных животных. Ведь плод особенно чувствителен к условиям содержания матерей при переходе от […]
  • Корова линяет Алевтина Кузбасова, Воронежская обл. Фермеры пристально следят за здоровьем своих животных на ферме. Если они замечают какие-нибудь тревожные симптомы, то сразу обращаются в ветслужбу. Но […]
  • Где живут корова Одомашненный крупный рогатый скот живет на фермах или ранчо и хранится в амбарах или других средствах укрытия. В дикой природе они будут жить в лесных районах с большим количеством […]
  • Загоны для коров Постройка стойла для коров своими руками – только на первый взгляд кажется простой задачей. Например, необходимо правильно рассчитать нагрузку на фундамент, сделать правильное покрытие […]
  • Сабаки и бык Лучше, если в этом союзе Собака — мужчина, а Вол — женщина. Собака обретет желанное равновесие, которое ей даст спокойная и респектабельная женщина — Вол. Только в этом случае Собака будет […]
  • Поголовье коров в россии 2020 Общее поголовье КРС в хозяйствах всех категорий в 2018 году составило 18 152 тыс. голов, что на 5,8% меньше, чем в 2013 году, когда поголовье составляло 19 273 тыс. голов. Наибольшее […]

Информация об этом на официальном сайте УФССП по Санкт-Петербургу взбудоражила горожан. Во-первых, не так часто конфликты между соседями, дошедшие до суда, удается решить полюбовно. Исполнение судебных решений — вообще больной вопрос. Бывает, оно тянется годами. А во-вторых, тема содержания животных на приусадебных участках — из разряда горячих.

В самом деле, как быть, если жителю частного дома хочется кроме палисадника с цветочками обзавестись курами-кроликами-поросенком, а его сосед за сеткой-рабицей категорически против фермерских запахов?

— У нас был настоящий ад, — говорит Наталья Блохинова, жительница Пушкинского района. — Соседи, две сестры, которым дом достался по наследству от их матери, держали тут 11, а то и 13 коров. Разумеется, никакой санитарно-защитной зоны не было: коровник прямо окна в окна с нашим коттеджем. Пасли стадо незаконно на пустоши между домами и асфальтовой дорогой. Улица, у нас она называется 4-я линия, всегда в навозе, жижа из-под коровника стекала на соседские участки. Разумеется, антисанитария — мухи, крысы. А запахи.

По словам Натальи, сами сестры не так уж часто появлялись на своем участке: живут с семьями своих выросших детей в городских квартирах, а «бабушкин дом» приспособили не то чтобы «под дачу», скорее — для подсобного хозяйства. Ухаживали за коровами гастарбайтеры.

Стоит отметить, что микрорайон Александровская, где произошла эта история, входит в черту города Пушкина, а тот, в свою очередь, является административным районом Санкт-Петербурга. Так что коровы жили, считай, прямо на территории Северной столицы.

Такое положение не редкость в здешних местах. Ведь сектор частной застройки, каким является и Александровская, долгое время сохранял уклад полудеревенской жизни. И сегодня на его линиях вперемежку с новенькими двух- и трехэтажными коттеджами можно встретить покосившиеся избы, оставшиеся от прежних времен. Рядом с некоторыми до сих пор виднеются загоны для живности.

Но от коровьего стада сестер Матвеевой и Новак терпение соседей лопнуло. Пять владельцев окружающих участков подали в суд и иск выиграли. Иначе и не могло быть! Ведь держать коров в Александровской — все равно что завести их, скажем, на Невском проспекте, а пасти в Таврическом саду. С точки зрения закона территории эти равно являются городскими площадками.

Однако вынести решение — совсем не то, что его исполнить. Судебный пристав Виктор Мошкивский рассказывает, сколько сил и времени у него ушло на то, чтобы производство это было исполнено.

— В решении суда было четко сказано: обязать прекратить разведение КРС в черте города. За неисполнение на ответчика налагается штраф. Сначала полторы тысячи рублей, потом — 2500. Но ведь так можно штрафовать бесконечно! Да, есть еще одна мера: исполнительский сбор. Он вчиняется должнику, если тот не исполнил положенное. Сначала должнику дается пять дней на то, чтобы он исполнил предписание. Если не выполняет — обязан, кроме штрафа, заплатить исполнительский сбор. Он составляет уже пять тысяч рублей. С двух сестер — 10 000 стало быть. А если учесть, что по суду они должны пятерым истцам — то и все 50 тысяч. Согласитесь, для сестер-пенсионерок достаточно серьезная сумма. А главное, проблему-то эти взысканные деньги все равно не решат.

Перевести коров куда-то «на передержку» невозможно: все равно рано или поздно стаду пришлось бы подыскивать постоянное место жительства.

Мошкивский не знает, сколько времени занимался исполнением этого судебного производства его предшественник: дело это поначалу вел другой пристав. Ему же самому, чтобы разобраться в ситуации и привести ее к устроившему всех финалу, потребовалось полтора года.

Участок Матвеевой — Новак выкупил один из взыскателей, Евгений Третьяков, чей коттедж стоит как раз напротив наследного дома сестер-фермеров. На полученные деньги те смогли приобрести участок в Тосненском районе, что граничит с Пушкинским, но считается уже территорией сельского поселения. Туда и перевезли всех 11 коров.

Говорят, чувствуют себя буренки после переселения вполне хорошо. А Евгения Третьякова местные жители сейчас считают настоящим спасителем.

Правила содержания домашних животных регламентируются Федеральным законом от 30.03.1999 N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и Сводом правил СП 30-102-99 «Планировка и застройка территорий малоэтажного жилищного строительства». Все эти санитарные нормы для частных домов подлежат обязательному соблюдению.

В соответствии со ст. 42 Земельного кодекса РФ собственники земельных участков обязаны использовать земельные участки в соответствии с их целевым назначением, способами, которые не наносят вред окружающей среде; соблюдать требования санитарно-гигиенических регламентов.

В каждом субъекте Федерации есть свой региональный закон, который определяет, к какому виду целевого назначения относится тот или иной участок.

То, что разрешено на приусадебных участках в сельской местности, запрещается на дачных участках или в черте города.

В частности, в соответствии с Законом Санкт-Петербурга от 04.02.2009 года N 29-10 «О правилах землепользования и застройки Санкт-Петербурга» земельный участок, из-за разведения коров на котором возник конфликт, расположен в границах территориальной зоны Т1Ж2-2 — это зона для размещения индивидуального (одноквартирного) жилого дома без права содержания скота и птицы.

Животноводство на дачном участке в качестве профессиональной деятельности не допускается.

Хотя есть ряд норм, в частности, СНИП 30-02-97, допускающих разведение птицы и иного мелкого скота (кроликов, коз, баранов), если их содержание не преследует коммерческой цели.

Оптимальным для занятия животноводством является создание фермерского или личного подсобного хозяйства для отдельного гражданина или семьи. Создание последнего регулируется Федеральным законом N 112 от 07.07.03 и подразделяется на два вида:

1 Приусадебный участок. Территория в пределах населенного пункта.

2 Полевой надел. Сельскохозяйственная местность.

Категория земли изменяется на основании ходатайства заинтересованной стороны в исполнительный орган власти.

Владельцы домашних животных обязаны:

1 Соблюдать определенное расстояние до соседнего участка.

2 Предотвращать негативное воздействие на окружающую среду.

3 Иметь разрешение от органов ветеринарного надзора.

4 При возведении сооружения для животных соблюдать требования по вентиляции, а также иные условия, предъявляемые в целях устранения антисанитарии и развития инфекционных болезней у животных.

Нормы границ построек в условиях частного домовладения:

Расстояние между жилыми домами должно быть не менее 6 метров. Расстояние от хозяйственного блока, в котором содержат скотину, до границ соседнего земельного участка должно составлять не менее 4 метров.

Расстояние от жилого дома до построек для содержания скота и птицы не должно быть менее 12 метров.

От источника питьевой воды до септика должно быть не менее 12 метров.

Просмотров: 114061 Shutterstock

«Говядина» — производное от «говядо»

Этим словом на Руси называли крупный рогатый скот: корову, быка или вола.

Если спросить любого, как называется место, где живут свиньи – ответ услышишь быстро. Только будет он у всех разный. Среди возможных вариантов: «хлев», «ферма», «свинарник», «свиноферма». Кто-то даже скажет «в квартирах», и тоже будет прав. Все зависит от того, о какой именно свинке идет речь, а также о ее взаимодействии с другими домашними животными.

Где живет свинья: в хлеву или свинарнике

Простой ответ на вопрос, где живет свинья домашняя, дать не получится. Среди возможных вариантов «хлев» и «свинарник». Какой правильный?

Чтобы понять, придется разобраться в сельскохозяйственной терминологии:

Хлев – крытое помещение для содержания крупных домашних животных. В хлеву традиционно живут коровы, овцы, быки, а также свиньи. Хлев имеет и иные названия, типичные для некоторых регионов РФ – овин, стайка.

Свинарник – целевое сооружение, созданное исключительно для содержания и выращивания свиней. А если строение имеет особенно крупные размеры, то это уже не свинарник, а свиноферма.

В целом, ситуация становится понятнее. Дом, где живет только свинья и ее родственники – свинарник; место общего содержания домашних животных – хлев.

Но ведь есть еще и мини-миги. Где же содержат их?

Как называется дом где живут карликовые свиньи

Мини-пиги и микро-пиги – милые домашние питомцы, обаятельные, как котята или щенки. Они любят ласку, тепло и комфорт – охотно нежатся с хозяевами на диванах и в креслах. Отправлять их в свинарник или в хлев точно никому в голову не придет.

Обычно любимым свинкам обустраивают в квартирах отдельные места для отдыха и сна – покупают специальные коврики, создают уютную атмосферу. Зная, что при свете мини-пигам тяжело засыпать, многие заказывают домики, где хрюши охотно отдыхают.

Ценность жилья важна каждому – даже поросятам из известного мультфильма:

На Урале (точно на южном) домашняя живность обитает в «стайке». Наверное, это то, что называется хлевом. Например, «Стайка у соседки горит», «Загоняй курей в стайку», «Айда в стайку коров доить».

Колхозные коровы обитают на «дойке» и туда доярки ездят их доить. «Мне завтра в 6 утра на дойку ехать».

Коров, свиней и даже собак кормят «дробленкой» — дробленая смесь зерна. Ее разводят водой или обратом. «Обрат» это то, что получается когда молоко «сепарируют», второй продукт после сепарации это сливки. Сливки потом можно «пахтать» (долго-долго в кастрюле водить толкушкой по кругу) и получить сливочное масло.

Это, конечно, не городские явления, но захотелось поделиться.

  • 0
    • #Постоянная ссылка

    Вот что по поводу стаек нашла в Интернете:
    1. Сайт г. Бакал (Челябинская обл.): «Администрацией г. Бакала проводится инвентаризация металлических гаражей и стаек с целью определения зарегистрированных объектов, наведения территориального порядка и усиления пожарной безопасности.»
    2. Новосибирский Гос. Университет: Коллекция «Коренные народы Сибири. Эвенки» и далее фотография и ее описание: Название: Бур. Тунгусы. «Хотон» — зимняя стайка для скота; Автор: Общество изучения производительных сил Восточной Сибири. Тунгусская экспедиция; Хороших П.П.; Дата: 25 августа 1930 г.
    3. Сайт: http://kuzbasshistory.narod.ru, цитируется текст Постановления одного из заседаний по благоустройству в пос. Красная Горка, Кемерово, кот.произошло 25 апреля 1925 г.: «ПОСТАНОВИЛИ: Предложить рабочим снести стайки своего скота на указанные места самими рабочими. Те рабочие, которые не сделают этого в указанный срок, снести силами предприятия за счет скотовладельцев».
    4. http://www.slova.ru/article/34956.html Из словаря Даля: Стая
    || Стая, стайка, твер. дрин, крытые ворота и двор; вят. перм. олон. поветь, крытый двор, для скота, перм. влад. вят. загорода, скотный двор, загон, баз, базок, стойло оренб. обнесенное пряслами место, для скота; у хорошего хозяина на задах отделены: коровья стая, телячья, овечья, свиная и пр. сиб. влад. перм. оренб. влгд. хлев, крытый сарай для скота; влгд. сарай вообще; перм.-шадр. конюшня; стайка, новг. овин.
    || Стаи, мн. арх. конские стойла.

    Снайня зап. южн. конюшня, всякая, и барская.

    За что любят своих коров ватутси — гордые представители одного из самых высокорослых народов на земле? За ее красоту и за престиж, который она приносит.

    На всем Востоке корова окружена уважением. Правда, певцы прекрасного отмечали у этого животного в основном глаза, сравнивая их с очами возлюбленной. Что касается остального в корове, то мало кто восхищался, скажем, грациозностью коровьей походки или формой ее хвоста.

    Но для ватутси корова целиком полна настоящей поэзии. Что значит «хвост некрасив»? Ведь он помогает корове отгонять мух! Ватутси считают, что прекрасным может быть все, что искренне любишь. Кроме того, раз корова полезна — значит, красива.


    Для многих африканцев корова — самое важное животное

    Я спросил однажды бурундийского крестьянина, за что он ценит корову. Он гнал это довольно усталое животное, красное от пыли, по дороге, поросшей с обеих сторон двухметровой слоновой травой.

    Тот вначале даже остолбенел от такого неожиданного и даже несколько бестактного вопроса.

    — Как это за что?! Да ведь она кормит нас! Разве здоровье наших детей не зависит от нее? А посмотрите на наши поля: разве хороший урожай не зависит от удобрений, которые она нам дает? Корова-это все! Без нее не было бы и нас.

    Дом, где есть корова, — хороший, правильный дом. Владелец большого стада — самый уважаемый человек. Поэтому, чем больше коров, тем лучше. Корова — главное, все остальное — второстепенно.

    — Даже жена? — спросил я крестьянина.

    Он с сожалением посмотрел на меня и, не ответив, только покачал головой. Не попрощавшись, он стегнул не сильно прутиком свою корову и пошел прочь. И, лишь отойдя на приличное расстояние, обернулся и крикнул:

    — Корова лучше всех!

    Иногда про ватутси говорят, что они — люди без сердца, ибо благосостояние коровы для них дороже всего. Но конечно же это не так. Как они могут не любить своих детей, своих родных, если столь тщательно заботятся о том, что приносит им здоровье? Кстати, одна из пословиц ватутси гласит: «Не надо кричать, чтобы доказать, что ты счастлив».

    Ватутси и детей своих воспитывают в духе этой пословицы. И в их сердцах корова — лучшее из животных, как верят эти люди, — займет главное место.

    Скот в Африке рассматривается главным образом как источник молока, а не мяса. Молочный рацион дополняется кровью, которую берут из яремной вены коровы или быка. Некоторые скотоводческие племена делают своеобразный «коктейль» из молока и крови (например, масаи), другие пьют кровь отдельно, считая ее незаменимым средством для укрепления жизненных сил.

    В отличие от охотников скотоводы уже не воспринимают природу как неотъемлемую часть своего существования, постепенно отдаляются от нее, хотя еще и не вступают с нею в прямой конфликт.

    Сохраняющаяся зависимость от природы не позволяет скотоводам подолгу оседать на одном месте. В засушливые периоды, когда не хватает воды и пастбищ, они вынуждены разбиваться на мелкие группы и уходить далеко в поисках более благоприятных условий или же, наоборот, собираться в большие группы. Такая организация сделала необходимым создание гибкой семьи, которая без ущерба для взаимоотношений может расширяться или сужаться. У большинства скотоводов определяющую роль играет возрастная структура семьи, не считающаяся с родственными отношениями, которая наилучшим способом обеспечивает упорядоченный образ жизни.

    Скот становится для скотоводов символом высшей силы, а бескрайние просторы саванны приобретают для них такое же значение, как для пигмеев бамбути их лес Итури.

    Для скотовода его коровы и быки всегда неразрывно связаны с понятиями красоты, добра и пользы (надо сказать, что во многих африканских языках эти понятия обозначаются одним словом). У некоторых народов особо полюбившихся коров раскрашивают, а рога связывают, чтобы они росли в виде определенного узора. С большим удовольствием мужчины и женщины наблюдают за тем, как пасутся их коровы, наслаждаются их формами и движениями. И дети и взрослые слагают песни и поэмы в честь любимых животных.

    «Это не просто признание экономической зависимости от скота, — пишет по этому поводу ученый Колин Торнбулл, -это, скорее, признание того факта, что в их жизнь вошло нечто прекрасное, доброе и полезное, признание существования какой-то более могучей силы, чем человек, то есть признание бога, который спустил скот с небес и которому только и может быть принесено в жертву животное».

    Это высказывание можно проиллюстрировать одной из многочисленных африканских легенд, повествующих о том, каким образом появился в Африке скот.

    Однажды жил великий охотник, говорится в угандийской сказке. Шел он как-то по лесу и увидел, что в его капкан попал муравьед. Муравьед сказал ему: «Помоги мне выбраться отсюда, я тебе пригожусь!» Охотник помог муравьеду, и они стали друзьями. На другой день в капкан охотнику попался паук, которого он тоже отпустил. Потом к нему попадались муха, птичка, белый муравей и кобра. Он помогал всем.

    Однажды ночью, когда охотник спал, пришел небесный человек, украл жену охотника и его единственную корову и унес их на небо. Охотник расспросил соседей, но никто ничего не знал. Тогда птица рассказала ему, что она проснулась ночью и увидела, как человек, спустившийся с неба, украл его жену и корову и унес с собой. Он поблагодарил птицу и начал думать, как спасти жену и корову. Тогда паук сказал, что сплетет ему такую крепкую паутину, что охотник сможет забраться на небо. «Но как же я попаду на небесную землю, — спросил охотник. -Люди говорят, что небо такое твердое, что никто туда не может проникнуть». Паук посоветовал, чтобы охотник обратился к муравьеду. Тот сказал, что пророет дыру, через которую охотник пролезет в небесную землю. И вот паук сплел паутину, муравьед сделал дыру, и охотник попал на небесную землю, где он увидел много-много скота и много-много людей. Небожители очень удивились, увидев его, и спросили, как он сюда пробрался. Он им рассказал и еще сказал, что пришел за своей женой и коровой, которых они украли. Тогда небесные люди принесли ему очень много всякой еды и сказали, что если он съест до утра, то тогда получит жену и корову. Они знали, что это невозможно. Человек съел, что смог, но оставалось еще много, и тогда пришел белый муравей со своими друзьями и помог ему Небесные люди очень удивились, увидев, что еды не осталось, и задали ему другую задачу. «Расколи скалу, — сказали они, — и высеки осколками огонь, тогда получишь свою жену и корову». Пригорюнился охотник. И тут пришла к нему молния и сказала: «Я твой друг, не печалься. Я столько раз попадала в твои капканы, но не разу ты мне не причинил зла». Сказала это молния и ударила в скалу, расколов ее надвое. Потом вырвала перо из своего огненного хвоста и научила, как высечь огонь. Охотнику надо было оттащить камни в другое место, а веревки не было. Тогда пришла кобра и предложила себя вместо веревки. Так и сделали. Опять небесные люди поразились ловкости охотника. Они привели целую толпу женщин, лица которых были закрыты. «Если найдешь свою жену, то уведешь ее», — сказали они. Опечалился охотник. Тогда прилетела муха и сказала: «Я все время с твоей женой в доме, и я знаю ее. Та женщина, на лицо которой я сяду, — твоя жена». Так и нашел охотник свою жену. Потом небесные люди привели много скота, а птичка шепнула охотнику: «Я знаю твою корову, я всегда сижу у нее на спине. И сейчас ей на спину сяду». И корову нашел охотник. Тут небожители убедились в мудрости охотника, подарили ему огромные стада и отправили домой на землю самым коротким путем, который знали только они.

    Вера в небесных людей очень распространена в Африке. В африканском фольклоре можно найти много историй о том, как попасть на небо. Почти всегда упоминается тайный путь, известный только небесным людям, но люди земли должны искать другую дорогу И тогда для этого выращивается огромное дерево, иногда человек поднимается на волшебном стуле, иногда паук — как в этой сказке — плетет крепкую паутину. У многих африканских народов боги считались истинными хозяевами скота и могли поступать с ним по своему желанию, иногда даже в ущерб людям.

    Во времена правления таинственных бачвези, которым приписывались многие волшебные качества, в Западной Уганде образовался клан баяга (баяга можно перевести как «те, кто управляет ветром»). Он был назван так в честь одного из бачвези, имевшего, как гласит легенда, магические инструменты, позволявшие определять направление ветра и видеть на большом расстоянии маленькие предметы. Баяга владели огромными стадами скота, состоявшими только из коров. Но, несмотря на полное отсутствие быков, поголовье постоянно росло. Баяга не удивлялись: они знали, что за их благополучием следит небесная звезда Руньюньюзи. По ночам она спускалась на землю, а уже утром в стаде появлялись новые телята. Единственное условие такого чуда заключалось в том, чтобы все баяга крепко спали и не смели выходить по ночам из своих хижин.

    Но как всегда бывает, нашелся один, страдавший бессонницей; он нарушил запрет, вышел ночью, увидел, как это делается, и от испуга или от удивления завопил на всю деревню и всех, естественно, разбудил. Наказание последовало немедленно: с первыми лучами солнца все коровы исчезли. Как ни искали пропавших животных, ничего не нашли. В результате над баяга нависла угроза голода, так как большинство в те времена питалось почти исключительно молоком.

    Так и пропали бы все, если бы один, самый умный, не догадался заняться земледелием. Удобрив землю оставшимися коровьими кизяками, он посадил семена тыквы, и уже через два месяца смог накормить вкусными плодами не только свою семью, но и всю деревню. Находчивость была вознаграждена. В один прекрасный день, собирая тыкву, этот человек вдруг увидел, как прямо из-под земли выросли теленок и телочка. Он быстро отогнал их домой и, все еще не веря чуду, прилег на несколько минут. А когда открыл глаза, то увидел, что все поле вокруг заполнено скотом. Боги простили неразумных людей.

    Зимбабвийские шона также оценивают свое богатство по количеству голов скота. И здесь скот считают основой существования, «кровью общества». В Зимбабве говорят, что семья без скота что дом, построенный на песке.

    В традиционной африканской общине скот имел больше социальную, нежели экономическую, ценность. Но, несмотря на это, мясо довольно часто присутствовало в рационе шона.

    Домашний скот «принимал участие» практически во всех главных церемониях традиционного общества. Рождение, брак, смерть не обходились без обильного угощения. Когда на свет появлялся новый член племени, одну корову резали для матери, а другую — в честь новорожденного. Когда сын подрастал и наступало время искать подругу жизни, его семья готовила брачный выкуп. У шона он мог состоять из пятнадцати голов скота. Приветствуя молодую жену в своем доме, родители ее супруга резали еще одну корову. Ну а к свадьбе животных не жалели: во-первых, надо было продемонстрировать щедрость всей деревне, а во-вторых, ублажить духов предков, чтобы те благословили молодых. Кстати, о духах. Те были довольно требовательны, и приходилось время от времени резать скотину, чтобы охранить семью от их недовольства. Животных резали и когда поспевал урожай: надеясь на божью милость, люди приносили в жертву телят. Шона верили, что телятина в сочетании с волшебного свойства травами помогает и от бесплодия.

    На похоронах взрослого члена семьи резали быка, мясо съедали, но верили, что бык будет сопровождать умершего в загробной жизни. Через некоторое время традиция обязывала живых вызвать дух усопшего родственника и принести в жертву еще одного быка. Потом приводили другого быка и давали ему имя умершего. С этого момента животное становилось священным.

    Значение домашних животных как звена в цепи, соединяющей оба мира, сохраняется и сегодня.

    Но и в мире живых роль скота всегда была велика. Им платили долги, разрешали споры, штрафовали. На быках пахали землю, они крутили тяжелые жернова. В голодный год быка или корову меняли на зерно.

    Нилоты-динка и их соседи застилают шкурами хижины, обтягивают кожей барабаны, плетут кожаные веревки и ошейники для скота. Продукты хранят в больших кожаных мешках. Рога идут на изготовление различных поделок и инструментов. Бычьими шкурами обшивают щиты. Суданские баккара шьют кожаную обувь, делают бурдюки для воды, кожаные ведра, переметные сумки. Искусные кожевники-хауса выделывают сафьян, плотные сосуды «танда» из бычьей кожи для меда и масла, сандалии, высокие сапоги для верховой езды. Кочевники-туареги покрывают кожами свои шатры. Жители Эфиопии и Сомали изготовляют из кожи седла, сбрую, ремни, сумки, щиты, бурдюки, а из рогов — кубки, табакерки и разнообразную утварь. Широко известны многоцветные картины эфиопских народных художников, написанные на кусках телячьей кожи. Масаи шьют из шкур одежду, обтягивают ими щиты, а из рогов и копыт делают музыкальные инструменты, табакерки, различные футляры и сосуды.


    Типичное селение хауса на севере Нигерии

    Народы юга Африки достигли высокого мастерства в изготовлении одежды из шкур — плащей, накидок, одеял и даже своеобразных «ковров», покрытых сложным красочным орнаментом.

    Скот ценили дороже, чем деньги. В Зимбабве я услышал притчу на эту тему, своего рода вариант русской сказки о меньшом, самом умном из трех братьев.

    «В одной семье было три сына, и все они ушли на заработки в разные города. Вот вернулся старший сын и принес отцу 80 долларов. Средний сын заработал 60 долларов. А младший пригнал телку и плуг, которые он купил всего за 16 долларов. Вскоре старший уехал в город и написал отцу, что хочет жениться. Отец ответил: «Ты еще слишком молод». Средний сын тоже получил отказ. А когда младший сын обратился к отцу с такой же просьбой, тот сказал: «Ну, что же, если ты думаешь, что настало время жениться, женись, а я помогу тебе выплатить выкуп за невесту».

    Роль скота у кочевых племен широко известна. Но самые экзотические традиции, связанные с домашними животными, пожалуй, у масаев Восточной Африки.

    Эти гордые, высокорослые дети саванн иногда называют себя потомками воинов Александра Македонского. Так это или нет, никто доказать не может, однако воинственность и храбрость масаев действительно огромны.

    Масаи, так же как и земледельцы-шона, считают животных одним из «мостов» в загробный мир. Но эта вера густо замешана на колдовстве и магии. Масайские «провидцы» — олоибони — никак не обходились без коров и быков, которых они избирали в качестве носителей воли потусторонних сил или же охранных талисманов. Когда мораны (молодые воины) затевали нападение на соседей, чтобы захватить их скот, они прежде всего шли к олоибони. Только он мог дать добро на выступление и предсказать исход битвы. Сила его, как уверяют масаи, была столь мощной, что он мог даже ослабить врага своими чарами. В таких случаях олоибони сообщал воинам цвет самых крупных быков или коров, которые будут в захваченном стаде, а одного из моранов назначал своим представителем в бою и вручал ему «олелео ле сетан» — свой талисман.


    Единство вкусов

    Кстати, главным «инструментом» ворожбы олоибони был рог буйвола или быка. Провидец наполнял этот рог камешками, костями и рожками мелких антилоп, тряс и колдовал над ним, а потом сообщал свою версию всем нам известного цыганского приговора: «Что было. что будет. чем сердце успокоится. » Правда, олоибони в основном сосредоточивался на будущем, ибо что ушло, то ушло и уже не интересовало гордых потомков Македонского. А что касается сердца, то у моранов оно никогда не знало и не хотело знать покоя.

    Хотя масаи часто совершали набеги на соседние племена и забирали их скот, у себя они были достаточно жестоки с ворами. У масаев сложился традиционный уголовный кодекс, предусматривавший различные формы наказания за кражу. Если, например, несколько человек уводили вола и их ловили, когда они уже доедали мясо, каждый должен был уплатить штраф в пять коров. Укравший телку или корову обязан был пригнать семь голов скота.

    За осла брали довольно скромно: телку и овцу. Скотом возмещали ущерб хозяину огорода, причем независимо от возраста воришки. За проступок несовершеннолетнего следовало отдать овцу, а взрослый должен был отдать две овцы или одну телку.

    Очень высока плата за убийство — впрочем, как и везде. Правда, масай считается виновным, если он совершил преступление в границах своего племени. К убийству «чужого» в прежние времена относились мягко. Обычно старейшины назначали штраф в 49 голов скота. Впрочем, число могло меняться, только оно обязательно должно было оканчиваться на девять — по числу отверстий в теле человека. В некоторых случаях штраф мог возрасти до 249 коров. Кстати, наказание было определено только за убийство мужчины. Дело в том, что никогда масаи не поднимали руку на женщин. Считалось, что в этом случае он навлечет на себя и на своих родственников неисчислимые беды. Если все же происходило случайное убийство, то традиция обязывала виновника пройти специальную очистительную церемонию и заплатить родственникам погибшей число овец, оканчивающееся на восемь — по числу тех вещей, которые обычно ассоциируются с масайскими женщинами (передник, нитки, игла, калебас, нож, топорик, щетка для чистки калебасов и раковины каури). Если жертвой убийцы падет подросток, то за это штрафа, как правило, не налагалось. Но за молодого мужчину штрафовали, как за взрослого воина, — количеством скота, обязательно оканчивающимся на девять.

    Многие знают состав любимого «коктейля» масаев — молоко с кровью коровы. Как уверяют эти жители саванны, такой напиток не только придает бодрость и силу, но и сохраняет молодость. На языке масаев он называется «осарои». С ним связано немало важных обычаев. Например, если кого-то заподозрили в краже, то ему предлагают выпить заговоренный «осарои» и при этом произнести примерно такие слова: «Да покарает меня бог, если я виновен, и да благословит он меня, если я чист». Не было случая, уверял меня знакомый масай в Танзании, чтобы произошла ошибка: умирали только виновные.

    Когда набег на соседей заканчивался, мораны делили добычу только между теми, кто отличился в бою, лентяи ничего не получали и возвращались домой с позором. Каждой корове, захваченной в бою, давали «военное» имя. Например, ее могли назвать именем поверженного племени или же отразить наиболее захватывающие моменты сражения: «Никто не спал», «Мы победили», «Нас не запугаешь».

    Можно представить, какой музыкой звучали эти имена в ушах победителей!


    Друзья

    И у других народов Африки корова играла свою роль в различных магических ритуалах. Вызывая дождь, колдун племени вамбугве, живущего в Восточной Африке, вспарывал животы черному теленку и черной овце, а их внутренности разбрасывал на все стороны света. С этой же целью вагого приносят в жертву черную корову, черную овцу и черную птицу. Баганда приносили в жертву девять белых коров, баньоро — девять пятнистых, а шона — шесть черных. Когда динка грозили голод или война, они расставались с любимой коровой, перегоняя ее на другой берег Белого Нила, где бродили дикие звери. Если боги принимали эту искупительную жертву, то опасность отступала.

    В наскальной живописи юга Африки, или, как еще ее называют, «бушменской живописи», часто встречается изображение мифического быка. Бушмены считали это животное олицетворением дождя. Этот «дождевой бык» жил в глубокой пещере, наполненной дождевой водой. Во времена засухи заклинателю дождя надо было только выманить быка на поверхность, чтобы небо заволоклось тяжелыми тучами.


    Воспоминания о молодости (бушмены)

    В древней наскальной живописи в пещерах пустыни Сахары скот является одной из главных тем творчества народов, живших там тысячелетия назад. «Количество изображений и их совершенство показывают, насколько сильно жизнь человека была связана со скотом, — пишет австрийский ученый Кристоф Крюгер. — Отдельные части тела животных иногда изображаются в правильном, а иногда — в смещенном ракурсе, большое значение придается индивидуальным признакам животных, например расположению пятен на шкуре, постановке и форме рогов, внешний вид которых дает иногда повод предположить их искусственную деформацию. Часто подчеркнуто изображается вымя, что должно свидетельствовать о наличии у древних обитателей Сахары молочного хозяйства».

    Церемония обрезания — посвящения в мужчины — также не обходилась без скота. Она начиналась играми смелых масайских мальчишек, которым нужно было поймать и связать быка голыми руками. Самый ловкий становился лидером своей возрастной группы и оставался в этом качестве до самой смерти.


    Лица серьезны. Женщины сейчас уйдут. Наступает час посвящения в мужчины

    Не менее важную роль скот играет в жизни угандийских бахима. Они даже время суток определяют по занятиям домашних животных. Раннее утро — 4 часа — у бахима называется «энкоко заджуга» — петушиный крик. Начало седьмого — «бакама» — дойка. Восемь утра — «гакоморока» — выгон скота и т. д. Причем, как отмечает английский исследователь Е. Джеймс, бахима могут назвать время с удивительной точностью. «Ватемба» — так называется время сна — соответствует 10 часам вечера. А полночь наступает в «час слонов». Именно в это время, подчиняясь небесным «часам», выходят на ночную прогулку или купание слоны. Это время считалось довольно опасным для хозяйства, так как слоны могли разрушить места, куда бахима водили скот на водопой. И поэтому кто-то должен был охранять и жилище, и скот, и водопой от диких животных.


    А вот и главное действующее лицо. Последние мгновения детства

    У нилотского племени динка поклонение коровам достигало прямо-таки религиозного накала. Церемония посвящения в мужчины заканчивалась тем, что отец дарил сыну бычка, который с этого момента становился закадычным другом молодого динка. Юноша так привязывался к животному, что часами мог находиться в его компании и беседовать с ним на различные темы. Не беда, что бычок не отвечал, а только помахивал хвостом и кивал головой. Он слушал, а это — главное. Не будет преувеличением сказать, что скот у динка был центром всего земного. Все отношения внутри родовых групп, все имущественные отношения между различными группами сводились к вопросу о владении скотом. Центральное место скот занимал и в изобразительном искусстве динка, их фольклоре. «Гордый владелец черного быка, — пишет Бэзил Дэвидсон, — не удовлетворялся тем, что в песнях друзья величали его «макар» — черный бык, но бывал доволен, если ему давали и другие прозвища, связанные с черным цветом его быка или вообще с понятием о темноте. Он мог быть известен как «тим этиеп» (тень дерева), или «кор аком» (ищущий улиток) — по черному ибису, питающемуся улитками, или «бунанйир» (буйволиная чаща) — намек на мрак, царящий в лесу, где отдыхают буйволы, или «акью йак тхок» (кричащий во время весенней засухи) — по маленькой черной птичке, издающей в этот сезон характерный крик, или «арек лук» (тот, кто нарушает сборище друзей) — по темным тучам, набегающим во время ливня и заставляющим людей разбегаться по домам».


    Сейчас начнется гроза, и страшный тропический ливень обрушится на это жилище

    Динка убивают своих коров и быков по приказу божеств на ритуальных церемониях. Ухаживать за скотом могут только мужчины и подростки. Лишь в некоторых нилотских племенах женщину допускают до коров. У шиллуков — соседей динка — благосостояние скота было прямо связано со здоровьем верховного вождя. В нем персонифицировался дух Ньяканга — героя народного эпоса шиллуков, прародителя племени. Согласно традиции, вождя, если он заболел или стал немощен, немедленно предают смерти. Шиллуки верят, что если этого не сделать, то скот падет и урожай исчезнет. А на смену убитому выбирают нового носителя духа Ньяканги. Шиллуки не видели в этом обычае ничего жестокого. Напротив, они были убеждены, что это единственный способ сохранить ход природных явлений. Ведь если бы вождю позволили скончаться естественной смертью, то душа его, то есть дух Ньякаиги, могла и не вернуться назад. Более того, его могли похитить злые духи. Подобный обычай соблюдался и у динка — благосостояние скота связывалось со здоровьем заклинателя дождя. Если тот становился немощным, его закапывали живым.

    Неудивительно, что в устном творчестве нилотских племен корова занимает видное место. Она наделяется всеми человеческими качествами, и избранные члены племени могут понимать ее язык.

    В сказке южносуданских нуэров мудрая змея дарит одному человеку способность понимать язык животных. Утром, когда наступило время доить, он вместе с женой вошел в стойло и вдруг услышал, как корова заворчала на его жену: «Ну, конечно, явилась. Но сегодня я не дам тебе молока. Оно моему теленку нужно». Так и вышло. На следующий день история повторилась, и ребенок этого человека снова остался — голодным. Жена тогда пожаловалась мужу: «Из-за ее теленка наша дочь умрет». «Что?! — возмутилась корова. — Моя дочь убьет вашу дочь?!» И дала молока.

    Нанди, живущие в Восточной Африке, так чтут своих коров, что строго следят за тем, как бы даже в желудке не смешались молоко и мясо — это было бы святотатством. А у мозамбикских баронга существовал священный бык, невидимый глазу чужих, в котором была заключена жизнь всего племени. Умирал бык — гибли все люди.

    В нравоучительной сказке баронга о таком быке переплелось сразу несколько тем. В ней говорится о юноше, который пренебрег советом родителей, подобравших ему невесту, не захотел принять от них брачного выкупа и вопреки традиции отправился искать невесту в чужие края. «Делай как хочешь, — сказали ему. — Но если навлечешь на себя беду — пеняй на себя». В одной деревне он встретил красивую девушку и пожелал взять ее в жены. «Мы согласны, — сказали ее родители. — Только скажи нам, когда придут твои родители и принесут брачный выкуп». «Не нужно родителей, — отвечал юноша. — А выкуп я принес сам». «Но тогда они, наверное, придут позже, чтобы отвести жену в новый дом, как велит традиция», — настаивали те. «Да зачем все это? — отвечал юноша. — Они только испортят вам настроение своими советами. Я сам приведу в дом свою жену».

    Дочка оказалась столь же «современной» и не пожелала слушать советы родителей. Она не согласилась взять с собой в помощь одну из сестер, а настояла, чтобы ей отдали священного быка. Родители пробовали ее отговорить — уж слишком дорог был бык для всего племени, но бесполезно. И вот молодая жена поселилась в деревне мужа. И все не могли надивиться на ее трудолюбие и быстроту. Все-то у нее спорилось: поле вспахать — она первая, воды натаскать — она раньше всех. Никто и не догадывался, что всю работу за нее делал священный бык, которого она держала в соседнем лесу. Он и воду таскал, и землю пахал, и дрова рубил. Но за ним надо было ухаживать, кормить и поить, а женщине было не до этого. В один прекрасный день бык не смог работать от голода. Ленивая женщина посоветовала ему походить по чужим полям. Бык так истоптал все, что крестьяне устроили на него охоту. И в конце концов муж этой женщины — славный охотник — убил священного быка. И круг замкнулся: нарушение традиции, допущение женщины до святыни привело к гибели всего рода. И упрямый муж остался один. А традиция вновь подтвердила свою силу.

    Поверье о том, что в быке заключена душа племени, звучит отголоском многих мифов древности. Еще у древних греков убийство вола было преступлением, караемым смертной казнью, ибо он считался одной из ипостасей бога изобилия.

    И у других народов Африки бык считается представителем духов изобилия, от расположения которых зависят хороший урожай и благосостояние народа. В некоторых районах Гвинеи, например, весной устраивали ритуальное закалывание двух волов. Секрет успеха жертвоприношения заключался в том, что волы должны плакать перед смертью. Для этого женщины бросали в глаза бедным животным муку маниока или брызгали пальмовым вином. Но на этом страдания волов не оканчивались. Когда из их глаз начинали катиться слезы и участники обряда пускались в ритуальные пляски, двое самых сильных мужчин хватали волов за хвосты и одним ударом ножа отрубали их. Именно одним ударом: если с первого раза не получалось, то в течение года на племя неминуемо должна была обрушиться беда. И только после этого волов предавали смерти.

    Но не каждая корова могла стать священной. Она должна была быть «правильного» цвета и иметь хорошую родословную. У некоторых кланов угандийских бакига темнополосая корова считалась табу прежде всего из-за этих полос. Бакига были уверены, что раз шкура никуда не годится, то мясо и подавно, тем более что в родном стаде такое чудище, более похожее на дикую зебру, появиться не могло. Стало быть, его заслали враждебные духи с коварной целью подорвать единство племени и наслать на него голод и болезни. Такая истовая вера наблюдалась в далеком прошлом, но и сегодня было бы неуместно, находясь среди бакига, упоминать о полосатой корове.

    С коровой у бакига связаны и другие обычаи. Например, когда молодая жена входила в дом мужа, родители произносили традиционные слова: «Посмотрим, что принесли нам наши коровы», намекая на брачный выкуп. Жена должна была показать все свои таланты в домашнем труде, добиться, чтобы ее похвалили, и только после этого занять место в новом доме. Корова очень высоко ценилась и у баганда. Королевский ковер, на котором восседал владыка племени, первоначально состоял из одной коровьей шкуры. Только потом к ней добавились шкуры льва, леопарда и гиены — избранных «королевских» зверей. Кстати, в прежние времена никто не мог держать у себя дома шкуры этих животных — это была монополия короля. Весьма ценились и коровьи рога. Наряду с рогами антилопы и буйвола они могли стать вместилищем сверхъестественных сил и в этом случае назывались именем соответствующего божества. Такие рога считались источником силы, успеха и благости. Но обращаться с ними надо было осторожно: малейшее нарушение традиции — и добрые чары мгновенно становились злыми. Значение священных рогов в жизни баганда было столь велико, что редкий человек мог позволить себе не держать их у себя дома — без них он просто не чувствовал себя в безопасности.

    Кстати, если у коровы или быка не было рогов, это нисколько не умаляло волшебных свойств животного. Воины-тсваны в нынешней Ботсване, собираясь на войну, вплетали в волосы шерсть безрогого быка, а к накидке прикалывали кожу лягушки. С такими сильными амулетами, как они считали, их было бы столь же трудно догнать, как безрогого быка или лягушку.

    О значении коровы у баганда говорит и такой факт. Когда начинали строить дом — а дома у них напоминали настоящие соломенные дворцы, — в основание клали три кольца-каната, свитые из пальмовых листьев и выкрашенные в красные и черные цвета. Центральное кольцо называлось нката, среднее — катумьо, а самое большое — ббугве. Так вот, умельцы могли взять в уплату за нката девушку, за катумьо — женщину, а уж за ббугве просили корову.

    Последнее десятилетие принесло столько ущерба африканскому сельскому хозяйству, что голод из угрозы превратился в реальность, поражая одну африканскую страну за другой. Причины растущих страданий африканцев многочисленны. В их числе — погодные условия, частые засухи, ведущие к опустыниванию обширных пространств, когда-то покрытых зеленью и пригодных для земледелия, и участившиеся межгосударственные и внутренние конфликты. И конечно же все усиливающийся неоколониальный грабеж Африки, ведущий к ее дальнейшему обнищанию. Сотни тысяч голов скота гибнут каждый год в Африке. Это значит, что сотни тысяч семей остаются без средств к существованию и вынуждены покидать родные места.

    Сахельская зона, где который год не прекращаются жесточайшие засухи, усугубляющиеся кровопролитными конфликтами, навязанными африканским народам империалистическими государствами; африканские государства юга Африки, чья экономика оказалась подорванной в результате агрессивных действий расистской ЮАР; сама Южно-Африканская Республика, где двадцатипятимиллионное африканское население, согнанное в резервации, страдает от нехватки земли, — в этих районах положение крестьянина особенно отчаянное.

    И неудивительно поэтому, что уважительное отношение к корове-кормилице не только сохранилось по сей день, но и стало еще прочнее, ведь жизнь людей стала зависеть от нее еще больше.

    В старину скот именовали древнеславянским словом «говядо», поэтому в современном русском языке мясо коровы называется говядиной. Соответствующее заявление сделал доцент кафедры славянской филологии СПбГУ Михаил Хмелевский, комментируя один из вопросов, который был задан президенту РФ Владимиру Путину во время «прямой линии».

    «Слово «говядо» в древнеславянском языке означало «скот» или «скотина». Производное от него — «говядина», мясо скотины», — приводит РИА Новости слова эксперта.

    Филолог добавил, что в русском языке слово «говядо» не сохранилось, по этой причине «у нас название животного и мяса из него — слова разных корней».

    В четверг, 7 июня, во время «прямой линии» с Владимиром Путиным на экране в студии появился вопрос: почему мясо коровы называют говядиной? Российский лидер в шутку переадресовал вопрос вице-премьеру по сельскому хозяйству Алексею Гордееву, однако тот не смог дать ответ.

    Ранее сообщалось, что во время «прямой линии» с Владимиром Путиным россияне задали главе государства 1,5 млн вопросов.