Доярка на дойке коров

Михаил Вишневецкий назначен начальником главного управления по здравоохранению Витебского облисполкома
Владимир Терентьев: теплые отношения между регионами-побратимами Витебщины и Российской Федерации не скудеют
Николай Шерстнёв и Владимир Терентьев поздравили жителей Витебщины с Днём единения народов Беларуси и России
Руководство Витебской области проведёт «прямые телефонные линии» 4 апреля
Пенсіянерка з Міёраў арганізавала паспяховы бізнэс па рамонце адзення
Предприниматели ждут перемен. Витебские бизнесмены рассказали об убытках из-за пандемии коронавируса
Курэй, свіней і трусоў рэдкіх парод разводзіць фермер з Браслаўскага раена
Жители Постав смогут попробовать блюда национальной узбекской кухни в новом кафе
Выносите сор из избы, или Как не стать жертвой домашнего насилия
Несколько площадок с уличными тренажерами установили в Новолукомле
В продуктовых магазинах Витебска появились батоны с советами от МЧС
За неделю в Витебске спасены два лебедя, птиц травмировали прохожие
Заказнікі «Ельня» і «Балота Мох» на Міёршчыне рыхтуюцца да пачатку турсезона
Марозны рэкорд ў Беларусi быў зарэгістраваны пад Віцебскам у 1940 годзе
Адбіткі істот, якія пражывалі за 180 млн гадоў да з’яўлення дыназаўраў, змяшчае радовішча даламіту пад Віцебскам
Найбуйнейшае ў Беларусі верхавое балота раскінулася адразу на два раёны – Міёрскі і Шаркаўшчынскі
«Никто борьбу не ослабевает» — у Лукашенко обсудили готовность противодействовать коронавирусу
«Каждый день помогаем тем, у кого нарушена функция почек». В Поставской ЦРБ лучшей признана деятельность отделения гемодиализа
Мобильные тепловизоры стали использовать на вокзалах Витебска для измерения температуры у пассажиров
Восполнение дефицита масок в аптеках Витебска обсудил областной штаб по борьбе с распространением коронавируса
Браславский цех Глубокского МКК впервые достиг рекордных результатов по производству и продаже продукции после модернизации
Директор ОАО «Знамя индустриализации»: Ради производства масок пришлось отложить некоторые заказы
ОАО «Полоцк-Стекловолокно» подтвердило звание лауреата премии правительства за достижения в области качества
Три предприятия Витебской области включили в Реестр добросовестных партнеров БелТПП
Парламентарий от Витебской области Татьяна Автухова: «В депутатской работе мне помогает педагогический опыт»
«Наверное, я больна поэзией». Старейшая писательница Витебской области Маина Боборико отмечает 90-летие
Истоки и крутые повороты реки жизни руководителя «Витебскводтранса» Анатолия Леонова
На велосипеде от Сенно до Витебска – такой маршрут может преодолеть Владимир Станкевич в свои 74 года
Серию онлайн-проектов для молодежи запустила областная организация БРСМ
В Витебском госуниверситете подвели итоги конкурса на лучший инновационный проект
Почему важна Конституция и как сделать Витебск краше, рассказал школьникам зампред горисполкома Виктор Глушин
Школьніца з Віцебска трапіла ў фінал конкурсу ідэй для старшакласнікаў «Першыя»
Школьники из Сенненского района присоединились к акции «Неделя леса»
Орешниковая соня впервые попалась в объектив работников парка «Браславские озёра»
Минприроды бьет тревогу: неограниченный сбор и вытаптывание первоцветов привели к сокращению ареала
Борщевик отступает: более 800 га заражённых территорий перевели в категорию потенциально очищенных
Житель Браславского района избил до смерти собственного отца
В Витебске работники МЧС спасли мужчину из запертого гаража
В Оршанском районе найдены артиллерийские снаряды времен ВОВ
В Чашникском районе мужчина умер от отравления антисептиком
«Библиосумерки», «Осинторф-TV» и медовое чаепитие. Чем еще знаменита библиотека в Дубровенском районе?
В Витебске открылась выставка художников-любителей народного клуба «Контур»
Сказочный ринг и кулинарный батл: «Супербабушку-2020» определили в Верхнедвинском районе
В чём секрет успешных выступлений учащихся Витебского музыкального колледжа?
Минская «Юность» стала девятикратным чемпионом Беларуси по хоккею
На старт, внимание, марш! В Витебске прошла спортландия среди студентов
Футболисты «Витебска» победили «Смолевичи» в матче чемпионата Беларуси
В Полоцке организовали бесплатные тренировки по боксу для подростков, попавших в трудные жизненные ситуации

Как получить большое молоко и чем сложен труд доярки?

Корреспондент «ВВ» провела целый день на молочно-товарной ферме, чтобы освоить профессию доярки.

Лучшие представители этого ремесла нередко становятся героями сюжетов и публикаций. Ведь от их ежедневного труда зависят продовольственная безопасность страны и разнообразие качественных молочных продуктов на столе каждого из нас.

Безусловно, современные доильные залы с новейшим оборудованием существенно облегчают задачу оператора машинного доения. И это среди несведущих породило миф о том, что работа доярки проста и незамысловата: нацепил аппараты на вымя, через некоторое время снял, и так всю смену.

Насколько легко получить большое молоко и как за это платят? Для чего предназначены пенный раствор и УЗ-аппарат? Нужны ли буренкам имена и многое другое узнала корреспондент «ВВ», примерив на себя почетную профессию в одном из самых передовых не только в Оршанском районе, но и в республике хозяйств – СПК «Лариновка».

Синенький скромный халатик.

Руководитель сельхозкооператива Александр Кухтенков был немало удивлен, когда я позвонила и выразила желание поработать у него на комплексе оператором машинного доения. Однако тут же заявил: «Что ж, завтра в 4.30 ждите «ГАЗель». В пять утра начинается смена, одевайтесь теплее!»

Признаюсь, перспектива вставать ни свет ни заря меня совсем не вдохновила, однако решительности не поубавила. Вечером спрятала в шкаф сапоги на шпильках, рассталась с маникюром для блага дела и приготовила «походную» теплую обувь и одежду.

Ровно в назначенное время служебное авто и водитель Леша ждали меня у подъезда. Как оказалось, остальных работников он уже доставил из Лариновки в Шугайлово, я – последняя.

Через 15 минут мы уже на месте. На ухоженной территории МТК стоит молоковоз, чтобы очередную партию лариновского молока отправить для переработки на Оршанский комбинат.

«Милости просим», – доброжелательно встречает меня у крыльца главный зоотехник Светлана Пастушкова. Сегодня я – ее подопечная на целую смену, которая, как выяснилось позже, длится до 14.00.

Проходим в бытовку, где вовсю обсуждают приезд на ферму новичка и готовятся к работе. Завидев меня, прячут улыбки и собирают необходимое оборудование – чистые салфетки, ведра, доильные аппараты, наполняют специальные чашки дезрастворами.

«А где мой синий халатик?» – спрашиваю у Светланы, обратив внимание на униформу женщин. Мне тут же выдали чистенький хлопчатобумажный халат и головной убор. Для проформы беру пустое ведро и бодро шагаю за животноводами в родильное отделение, где содержится 35 новотельных коров. Утренняя дойка начинается отсюда.

«Нежнее, Ольга, еще нежнее!»

Как ни странно, характерное для многих ферм амбре здесь в нос не бьет и морщиться не вынуждает. Это говорит о строгой санитарии и гигиене.

Просыпайтесь, красотки, – командует, обращаясь к сонным буренкам, подгонщик скота Татьяна Тренденок.– Пора работать!

Сразу видно, что женщина не первый год на ферме – животные послушно начинают подтягиваться ближе к станкам. Однако не все так просто: если первая корова зашла на дойку без проблем, то вторая к задаче отнеслась безответственно – стала убегать. И пока одна из двух операторов занялась непосредственными обязанностями, вторая пришла на помощь Татьяне. Животноводы окружили бунтарку и общими усилиями подогнали к станку.

Эти коровы новотельные, потому к доильному оборудованию еще не приучены, – объясняет мне Светлана. – И подход к ним особый. Труд подгонщика скота легким не назовешь!

Читайте так же:

  • Красный нос у теленка В этой статье хотелось бы поговорить о таком заболевании как инфекционный ринотрахеит. Ирт наносит большой ущерб хозяйству. Для взрослых животных это связано с нарушением […]
  • Белорусская корова Доброго времени суток, уважаемые читатели моего отзыва!На днях увидела в гипермаркете "Магнит" новую разновидность сливочного масла под названием "Белорусская корова", стоило масло не […]
  • Бык весом 2 тонны Пекин, 9 января. В Китае нашли самого большого в мире быка. Весит он без малого тонну и 900 килограммов, сообщает телеканал «МИР 24». Это парнокопытное симментальской породы коров, чьи […]
  • Корова средней упитанности "коровы средней упитанности 500кг 24 гол Коровы цена: 55 000 руб / шт. Коровы стельные цена: 75 000 руб / шт. Крупный рогатый скот: Коровы чернопестрой породы 250 голов […]
  • Щеки теленка что это Кулинарный портал о выпечке Говяжьи щечки, довольно интересный кусок мяса, который можно использовать в качестве главного ингредиента для приготовления вкуснейших блюд, которые, как […]
  • Продуктивность коровы в сутки Признаками, по которым судят об уровне продуктивности коровы , являются величина удоя и содержание в молоке питательных веществ. Из последних наибольшее значение придается содержанию в […]

В отделении четыре станка, и пока я наблюдаю за процессом дойки, еще две буренки занимают вакантные места. Юлия Герасименок делает массаж вымени (оно еще неразработанное) и объясняет пошагово, что предстоит сделать прежде, чем надеть на него аппарат.

И вот свершилось! Для меня выбрали ласковую и спокойную корову с номером 265 на бирке. Я сразу окрестила ее Зорькой, хотя в Шугайлово имен животным не дают – поди запомни кличку каждой из тысячи!

Присев поудобнее и приспособив рядом все необходимое, поглаживаю отяжелевшее от молока вымя, приговаривая: «Хорошая моя, я тебя тоже боюсь, потерпи немножко…». После несложной манипуляции беру чашу с пенным раствором и обрабатываю каждый сосок. Выжидаю 20 секунд, вытираю чистой салфеткой (индивидуальной для каждого животного) и пробую сдаивать первые струйки в специальный резервуар.

Сначала оттягивай-оттягивай, скользи по коже, а в конце так пальцами – р-р-раз! И сожми чуть-чуть. Нежнее, Ольга, еще нежнее! – главный зоотехник не может скрыть своего веселья: обучать новенькую доению оказалось делом забавным.
Пытаюсь повторить. Ну да! Ни мое «оттянуть», ни «р-р-раз!» не нравятся Зорьке. Получаю хвостом по щеке. Ладно… Набираю побольше воздуха в легкие и приступаю к делу увереннее, глажу по боку: «Я почти своя, Зорька! Давай, расслабься». Пару минут стараний и… дело пошло!

Кстати, по первым струйкам на стенках чаши можно определить, есть ли у коровы мастит. Когда молоко неравномерной консистенции, с чуть творожистыми прожилками – быстрее сообщай ветврачу. А он здесь хотя и молодой, но ответственный, грамотный. Точнее, она – оршанка Виктория Кулагина. Девушка работает по принципу «Заранее предупредить, чтобы потом не лечить» и не теоретически, а на практике руководствуется исключительно передовым опытом, ставит во главу угла научные подходы. Как, собственно, и все остальные специалисты «Лариновки» включая директора.

Пока я приспосабливаю к руке доильный аппарат, весом, к слову, не менее 5 кг, операторы Юлия Герасименок и Ирина Катковская уже сливают первое утреннее молоко из емкостей в ведра, несут их к большим бидонам, накрытым фильтрующей тканью. Ишь, шустрые какие!

Меня же инструктируют дальше:
– В одну руку берешь аппарат: указательный палец должен быть на кнопке. Как только поднесешь его к вымени, дави на нее, чтобы пошла откачка. В это время второй рукой держи присоски. Указательным нащупывай соски, ну и направляй их в аппарат аккуратненько. Поняла?
– Нет.
– Все правильно: узнаешь на практике. Ну, приступай! – говорит Светлана.

Быстроня, Ласточка, Маруся… С каждой новой буренкой с придуманными мной кличками получается все лучше. Я стараюсь изо всех сил, и вот он, милый слуху звук: журчит молоко по проводам, льется в емкость. Уф! После того, как снимаю аппарат, снова обрабатываю вымя. Только теперь уже коричневым раствором для того, чтобы в открытый после раздоя сосок не попала инфекция. Несу наполненное ведро к бидонам, процеживаю. Здесь ждет слесарь Сергей, который не только обслуживает доильное оборудование, но и отвозит тяжеленные бидоны на тележке к холодильнику. Работа в родильном зале закончена, поэтому иду с ним, чтобы проследить дальнейший путь молока и заодно попробовать на вкус то, что, можно сказать, надоила собственными руками.

Эх, раз, еще раз! Всех мы выдоим на раз?

Оказывается, прежде, чем попасть в цистерну молоковоза, сырье проходит двойную грубую и тонкую очистку через специальные фильтры. Светлана набирает мне из холодильника молоко в поллитровую баночку. Оно еще теплое и с пенкой. Делаю несколько глотков: вкусно-то как! Как у бабушки в деревне. Жаль, что в магазине такого не купишь…

Часть молока отправляется прямиком в молочное такси, где стерилизуется при определенной температуре, охлаждается до 40 градусов и идет на выпойку телятам. Их на сегодняшний день в хозяйстве 90.

К холодильнику подходит лаборант Оксана Пучкова, замеряет остаток и берет сырье для анализа. После 10 лет работы на комплексе она даже на глаз может предположить, какой будут жирность и плотность. Однако проверить на приборах стоит – еще и на соматику, и на белок. Скажем, для молока класса «экстра» нужно, чтобы в нем содержалось не более 300 тысяч соматических клеток. Сегодня показатель – 260 тысяч, очень хорошо.

А в это время мои «коллеги»-операторы Юлия и Ирина уже перешли в доильный зал. На комплексе «Шугайлово» он системы «елочка», что, по словам главного зоотехника, обеспечивает высокую пропускную способность, поддерживая размеренное и бесстрессовое движение коров на дойку и обратно. По обе стороны доильной ямы с комфортом разместилось по 12 буренок первого цеха, остальные ждали своей очереди и команды подгонщика.

Светлана мне объяснила: здесь своя специфика, темп высокий благодаря компьютеризированному оборудованию. Потому первые 10 минут я просто стояла и наблюдала, как ловко работают Юля и Ира. Потом мне доверили двух животных. Итак, приступаю. Сначала очень оперативно обрабатываю вымя – до надевания доильных стаканов на соски и момента прикосновения к ним раствора должно пройти не более минуты. «Иначе прекращает вырабатываться окситацин, и корова не отдает полностью все молоко», – продолжает ликбез мой шеф. Автоматически массируется вымя и только потом начинается доение. Компьютеры контролируют процесс, после дойки аппарат сам отключается. Мне остается взять его и опустить в емкость с дезраствором на 30 секунд.

В скором времени я наловчилась так, что не заметила, как буренки второго цеха сменили первый. Все они – до 100 дней после растела. Часам к 11 почувствовала, что жутко устала. И пока бывалые труженицы справлялись с последними, менее продуктивными коровами (3 и 8 цеха), решила взять тайм-аут. Гуляя по комплексу, встретила зоотехника-селекционера Дмитрия Туровца с интересным аппаратом в руках. Оказалось, что это прибор УЗ-диагностики, и сейчас парень пойдет проводить обследование коров в 40 дней после осеменения. Я не смогла пропустить сей процесс, и мы отправились в отдельный зал. Безусловно, эстетичной работу Дмитрия никак не назовешь, но когда мне было предложено надеть на голову странный прибор и посмотреть через специальные очки с монитором, я перестала стремиться убежать из помещения.

Что я увидела? Зарождающуюся новую жизнь! Сомневаться не пришлось – буренка-то стельная!

Дмитрий рассказал, что его поле деятельности в СПК «Лариновка» на протяжении 6 лет – гинекология, зоотехния, осеменение.

Что ж, гинекологом побывать успела, пора возвращаться к обязанностям доярки. Я вовремя: пришла пора чаепития. За 15 минут кофе-паузы успеваем поговорить «за жизнь». Оказывается, на место оператора машинного доения в «Лариновку» не так-то просто попасть. Зарплаты и условия труда здесь хорошие, а потому и требования к претендентам на должность у руководства высокие. Так, Юлия Герасименок 5 лет назад переехала сюда вместе с мужем (теперь механизатор в этом же хозяйстве) из Дубровенского района, где возглавляла один из местных клубов. Здесь семье дали хороший дом и обеспечили достойным заработком: чего не жить! А Светлана Пастушкова поменяла Минскую область на Витебскую и пришла в сельхозкооператив заведующей фермой. «Наш руководитель любит людей заинтересованных, ответственных, порядочных и трудолюбивых, – говорит мой шеф. – Он у нас сам такой, вот и от подчиненных требует».

А много ль корова дает молока?

…не выдоишь за день, устанет рука! Именно так можно охарактеризовать продуктивность лариновских буренок. За смену один оператор на МТК «Шугайлово» надаивает порядка 4,5 тысячи тонн молока. Соответственно, за день получаем 18 тонн, а за месяц почти 600! Через натруженные руки каждой из женщин за полдня проходит без малого по 500 коров.

…Обеденная дойка началась в 12.00, а через 2 часа эстафету подхватывает вторая смена – операторы Светлана Михайлова и Ольга Марченко, подгонщик скота Ирина Кураедова.

Мы же отправляемся переодеваться – и по домам. Я устала невероятно, а женщины шутят: «Приходи к нам работать, у тебя неплохо получается!» Мне же очевидно: чтобы стать профессиональной дояркой, нужно любить свою работу. И хотя труд животноводов действительно почетный и далеко не легкий, спешу быстрее скинуть синий халатик и окунуться в родную стихию – в журналистику.

В социалистическом соревновании в честь XX съезда КПСС труженики сельского хозяйства проявили много инициативы и творческой смекалки, направленной на дальнейшее развитие животноводства и других отраслей сельскохозяйственного производства. Среди передовиков животноводства зародилась такая ценная мысль, как переход на двукратную дойку коров.Первыми эту замечательную инициативу проявили и обнародовали колхозники сельскохозяйственной артели «Путь новой жизни», Кунцевского района, Московской области, где председателем колхоза работает товарищ Арепьев.На молочной ферме этого колхоза механизированы все основные трудоемкие работы: доение, поение, подача кормов, вывозка навоза. Но нормы нагрузки на одну доярку оставались прежними — 11 —12 коров. На обслуживании 94 коров были заняты 8 доярок.

С 1 октября 1955 года на этой ферме ввели двукратное доение и кормление коров. Ка обслуживании тех же 94 коров стали работать лишь три доярки при увеличенной норме нагрузки для каждой из них и использовании вместо одного — двух доильных аппаратов. Таким образом, производительность труда доярок повысилась более чем в 2,7 раза, а продуктивность коров нисколько не понизилась.На молочно-товарной ферме нашего колхоза также применяется двукратная дойка коров. Ввели мы ее с первых дней постановки скота на стойловое содержание и она приносит положительные результаты: высвободились несколько человек, продуктивность же скота не снизилась, а несколько возросла.Подмосковный колхоз «Путь новой жизни» имеет большое преимущество перед нашей артелью. Молочно-товарная ферма там построена по типовому проекту и оборудована комплексной механизацией, которая облегчила труд животноводов. В нашем же колхозе ферма примитивная и, если не считать кормозапарника, не имеет никакой механизации. Доярки сами разносят корма и воду по стойлам, дойку коров производят вручную. Правда, намечено у нас построить новый совершенный коровник с полной механизацией в нем трудоемких процессов. Тогда доярка сможет обслужить значительно больше коров. Пока же в приспособленном коровнике эта нагрузка составляет по 10—12 коров на доярку.

В подмосковном колхозе при механической дойке новая организация труда позволила сократить количество доярок с восьми до трех, а всего осталось работать на ферме 7 человек вместо 14.У нас же на ферме пришлось сделать по-иному. Пока что, до установления электродоильных аппаратов, из 9 доярок мы сократили только одну, повысив нагрузку на каждую доярку на 2—3 коровы. Зато нашли целесообразным сократить количество подсобных рабочих на 4 человека, ранее занятых на подвозке силоса, резке соломы, вывозке навоза. Эти обязанности стали выполнять сами доярки, за счет времени, которое они затрачивали ранее на третью дойку.
Распорядок дня после введения двукратного доения коров у нас на период зимнего времени перестроен таким образом:Рабочий день на молочно-товарной ферме начинается с 5 часов утра. До 6 часов доярки раздают животным корма, поят их. С 6 часов начинается дойка коров, затем чистка и дополнительная раздача кормов. В 8 утра доярки заканчивают утреннюю работу на ферме по уходу за животными.С 12 до 14 часов дня доярки снова находятся па ферме. Они подвозят на скотный двор силос и грубые корма сразу на сутки. Во второй раз раздают животным корма.Вечерняя работа на ферме начинается с 18 часов с дойки коров. Затем животным раздаются корма. В 20 часов доярки заканчивают свою работу. При новом распорядке дня доярка находится на ферме 7 часов в сутки — в полтора раза меньше, чем при многократной дойке. Конечно эта прогрессивная форма организации труда не терпит шаблона. Опыт подмосковного колхоза «Путь новой жизни» показывает, что одновременно с двухсменной дойкой надо организовать двухразовое кормление коров в соответствии с чем увеличивать размер одной кормовой подачи.На ферме колхоза «Путь новой жизни» для организации правильного кормления и более рационального использования рабочего времени доярок принято начинать работу на ферме не с доения, а с кормления коров. За час до начала дойки коров доярки успевают раздать и скормить концентрированные корма и задать сочные, после чего принимаются за доение. За время полуторачасовой дойки коровы полностью съедают сочные корма, после дойки им раздают грубые корма. Эти изменения в очередности работ позволили увеличить время кормления животных с 2 до 4 часов, благодаря чему режим кормления значительно улучшился.В наших условиях в данное время нельзя применить двухразовое кормление, так как упрощенная постройка коровника не позволяет сделать это. Кормушки по своим размерам малы и объем одной кормовой дачи в одни раз нельзя увеличить. Поэтому, пока до постройки нового помещения мы применяем третье кормление. Как видно из распорядка дня оно проводится днем с 12 до 14 часов, то есть в то время, когда приходят на ферму готовить корма для очередных подач на сутки. Как правило среди дня животным задается сено. В новом скотном дворе раздача кормов в обеденный перерыв производиться не будет.

Результаты двукратной дойки не замедлили сказаться. В первые три—четыре дня после введения нового распорядка удой коров правда снизился на 0,5—1 килограмм, но затем через такое же время восстановился и стал нарастать. За четыре месяца стойлового периода надой молока в колхозе составил 529 килограммов от каждой коровы или выше чем по социалистическому обязательству, принятому на то время на 19 килограммов и в четыре с лишним раза больше чем было получено за тот же период прошлогодней зимовки. Жирность молока соответственно увеличилась с 3,7 до 4,7 процента.Наши передовые доярки: М. А. Чижова, Р. О. Капалова, Н. К. Шмелева, И. М. Бачугина, А. И. Андреева, Л. А. Савельева к дню открытия XX съезда КПСС — 14 февраля получили от каждой закрепленной за ними коровы более чем по 850 килограммов молока, тем самым уже выполнив свое обязательство — надоить за весь зимний период по 800 килограммов.Приступая к стойловому периоду содержания скота наш колхоз взял обязательство: получить от каждой коровы в текущем году по 2 200 килограммов молока, в том числе за время зимовки — по 800 килограммов. Сама жизнь подсказала необходимость пересмотра ранее взятых обязательств, повышения их. Поэтому в день открытия XX съезда КПСС мы обнародовали новое, более высокое обязательство — надоить за год по 3 000 килограммов молока, в том числе по 1,200 килограммов за стойловый период.Введенная в колхозе двукратная дойка снижает затраты труда на производство одного центнера молока и себестоимость продукции. Одновременно усилилась материальная заинтересованность доярок в повышении производительности труда. Только благодаря повышению нормы нагрузки по 2—3 коровы на каждую доярку дополнительная оплата, которая в нашем колхозе выдается ежемесячно, увеличилась на 15—25 процентов.Некоторые руководители колхозов и специалисты сельского хозяйства, обсуждая возможность перевода коров на двукратное доение, опасаются серьезных трудностей в период отела и в период летнего пастбищного содержания животных.Думаю, что эти опасения напрасны. Правда не следует подходить к этому делу формально, надо исходить из конкретных условий колхоза, фермы.Конечно, во время массового отела на ферме от доярки требуется более напряженная работа. Вновь отелившихся коров мы доим три раза в день лишь в течение трёх-четырех недель. Затем переводим их на двукратную дойку, при которой коровы, как давали по 20—22 килограмма молока, так и продолжают давать. Лишь отдельные коровы снижают удой на полкилограмма—килограмм в первые два—три дня, а потом быстро его восстанавливают. В самый напряженный период массовых отелов, который у нас на ферме ожидается в марте, в группе у доярки будет максимум две-три новотельных коровы. В это время лишний раз она может подоить их и напоить телят с 12 до 14 часов дня, когда приходит на ферму для подготовки кормов. При этом не нарушится распорядок дня работы доярки.В летнее время в колхозе применяется круглосуточная пастьба. Она не помешает нам проводить двукратную дойку коров, наоборот будет способствовать лучшей организации пастьбы.Работу по изысканию новых источников для повышения производительности труда и снижения себестоимости продукции в животноводстве мы не прекращаем. Нами сделаны только первые шаги, направленные на удешевление стоимости продукции. Эту работу будем проводить и впредь, чтобы государство получало больше дешевых сельскохозяйственных продуктов.

Хонхолойский колхоз считается одним из самых передовых в республике. Недаром в прошлом году именно доярка из Хонхолоя стала лучшей в республике. Зовут ее Светлана Бурдуковская. Ей 37 лет. Невысокая, жилистая, с натруженными руками, смешливая и открытая

В нашей традиционной рубрике «Человек года» мы обычно пишем об известных людях республики, которые смогли своими добрыми делами многого добиться на родной земле.

Среди них были спортсмены, деятели культуры, общественные деятели и меценаты – каждый со своей философией и жизненной позицией. Часто это были люди, много преодолевшие в жизни, но нашедшие в себе силы идти дальше и стать лучше и успешнее.

В этот раз мы решили немного отойти от принятого нами курса и написать о не совсем обычном для нашей рубрики человеке. О простой и ничем не примечательной, на первый взгляд, женщине – о доярке из села Хонхолой Мухоршибирского района.

Ежедневный адский труд

Хонхолойский колхоз считается одним из самых передовых в республике. Молоко и масло из него поставляются не только в Улан-Удэ. Можно сказать, житница Бурятии. И живут в этом селе работящие и трудолюбивые люди. Недаром в прошлом году именно доярка из Хонхолоя стала лучшей в республике. Зовут ее Светлана Бурдуковская. Ей 37 лет. Невысокая, жилистая, с натруженными руками, смешливая и открытая.

Очень много времени эта обаятельная женщина проводит на большой ферме «Юбилейная». Ферма стоит на самом краю села и идти туда от дома, где живет доярка, минут тридцать. В прохладном закрытом помещении, куда заводят коров, ощущается стойкий, ни с чем не сравнимый запах навоза.

Коровы мычат, когда к ним подключают устройства для дойки. Светлана Бурдуковская привычно снует между буренками, каждую называя по имени.

— Брусничка, Травинка, ну что, чужие приехали, не пугайтесь, — щебечет доярка, кивая в сторону журналиста.

Коровы беспокойно поворачивают головы и недоверчиво смотрят водянистыми глазами на пришлых.

Как принято говорить: настоящий профессионализм — это, прежде всего, любовь к собственной работе.

День доярки начинается в три часа утра. К этому времени Светлана успевает дойти из дома, находящемся на одном конце села, до фермы, расположенной на противоположном. Там ее уже ждут полтора десятка пятнистых коров, каждая со своим именем и индивидуальным характером. Тут начинается сам процесс. Коров надо завести в специальные стойла, выстроить в ряд и привязать, дабы они не смешались в кучу и не сорвали присоски доильного аппарата. Ранним утром в стойле прохладно и сыро. Светлана берет мешки с солью и зерном и засыпает «кормилки» перед буренками. Коровы простоят в одном положении ближайшие четыре часа. Их еще нужно вовремя поить чистой водой, чтобы молоко получилось самого высокого качества.

— Рассыпаешь опилки, — рассказывает, улыбаясь, Светлана, – чтобы под коровами сухо было, потом корм тащишь.

Это, кстати, очень трудно, мешки с зерном и солью такие тяжелые, что не каждый мужик поднимет. Следующие четыре часа доярка должна зорко следить за коровами, вовремя переключать дойные аппараты.

В семь утра дойка заканчивается, нужно идти домой. Воздух напоен запахами деревни и свежей травы. Днем будет жарко. А дома Светлану ждут повседневные дела: убраться, подоить вручную домашних коров, повозиться во дворе. Не успеешь оглянуться, а солнце уже в зените. Полдень. Надо готовиться к новой дойке. Коров повторно начинают доить в час дня. Пастухи снова пригоняют с пастбищ нагулявший молоко скот. Их снова выстраивают в ряд. И процесс повторяется.

— У каждой доярки есть своя группа коров, — с гордостью указывая на своих подопечных, говорит Светлана. – Мы с ними с самого начала до самого конца.

Годовалых только что родивших приплод коров нужно правильно раздоить, чтобы они приносили нужное количество молока. Одна корова может достойно нести свою службу в течение десяти лет.

— За это время к ним, конечно, привязываешься, — говорит Светлана. – У каждой свой характер: кто-то из них пугливей, кто-то вредней, а кто-то любит похулиганить.

Неожиданное материнство

— Светлана всегда беспокоится за свою группу, — рассказывает племянница доярки Виолетта. – Даже когда у нее выходной, что случается редко, она все время о них вспоминает, можно сказать, переживает.

Симпатичная и смышленая девушка этим летом окончила школу. Свою жизнь надеется связать с органами правопорядка. Во время разговора стоит, заложив руки за спину, ноги на ширине плеч.

— Тетя взяла меня к себе, когда мне было два года, — говорит четким, поставленным голосом девушка. — Вырастила, выкормила, научила всему, что я умею, наделила жизненным опытом.

Сейчас девушка помогает Светлане на ферме. Но оставаться в деревне не собирается – надеется поступить в полицейскую академию.

В семье Светланы Бурдуковской восемь братьев и сестер. Из-за того, что прокормить семью было сложно, практически сразу после школы начала работать

— Работать я начала еще в школе, — вспоминает доярка- рекордсменка, – помогала маме, она у меня тоже дояркой была.

Сразу после школы Светлана осталась в Хонхолое. Женщину никогда с родной земли никуда не тянуло. Следуя народной мудрости «где родился, там и пригодился», Светлана пошла работать на ту же ферму, где трудилась ее мать.

Ездила в Башкирию, где пробовала учиться на маляра.

— Не училась я толком, не было желания, — смущаясь, говорит доярка. – С дойкой коров у меня лучше всего получается, нравится работа.

После возвращения из Башкирии Светлана узнала, что одна из ее сестер родила в шестнадцать лет. Девочку на воспитание взяла бабушка. Когда малышке исполнилось два года, мать вышла замуж, но новому мужу чужой ребенок был не нужен.

— Я не могла оставить девочку с бабушкой, — рассказывает с грустью Светлана. – Ей тяжело было, да и старенькая она. А девочка была такой хорошенькой и умненькой, в итоге я стала ей мамой, а мой муж – отцом. Вот так и живем вместе.

Детей растить всегда сложно. Но маленькая Виолетта под надежной опекой Светланы выросла в умную и красивую девушку, любящую своих приемных родителей.

— Тетя у меня очень трудолюбивый человек, — тепло улыбнувшись, говорит девушка. – На месте почти не сидит, все время что-то делает то по дому, то мне с учебой пытается помогать. Она очень отзывчивая и веселая.

В деревне Светлану Бурдуковскую многие любят за ее веселый характер, а кто не любит — уважает. Уважают за ту трудную работу, которую и в праздники, и в выходные, и в жару, и в лютый холод делает доярка. Коровы не умеют ждать, их нужно доить. Светлана в прошлом году надоила четыре тысячи центнеров молока (а это почти 400 тонн).

— Сколько надою, столько надою, — говорит доярка. – Мне уже в конце года скажут. Я не стремлюсь быть первой, в прошлом году само собой получилось. Плазменный телевизор в правительстве в Улан-Удэ подарили. Президент вручал.

А пока доярка по два раза в день ходит на ферму к любимым коровам и добросовестно выполняет свою непростую тяжелую работу.

Администрация главы и правительства Республики Бурятия

Администрация города Улан-Удэ

Улан-Удэнский городской Совет депутатов

Молочная ферма одного из не самых отстающих хозяйств Витебской области. В закатных лучах солнца виднеются очертания женщин, для которых велосипед – реальное средство передвижения и которые по кочкам и ямкам в любую погоду через поле добираются на работу. Этот путь они преодолевают трижды в день. На ногах – с трех часов утра. TUT.BY наблюдал за работой белорусских доярок, которые изо дня в день проявляют чудеса терпения и выносливости.

Материал публикуется в рамках цикла о самых тяжелых и неприятных профессиях в Беларуси.

Каждый день в спешке: «Я уже втянулась в это»

«Припарковав» свой велосипед в одном из хлевов, доярка с 30-летним стажем Инна Ладик спешит переодеться в рабочую одежду. На ферме женщина считается передовиком. Как «заслуженную доярку» ее не раз награждали грамотами не только областного, но и республиканского значения. «Я уже втянулась в это. Мне, наверное, легче дается», — словно оправдываясь, на бегу роняет слова доярка и впопыхах показывает свое хозяйство. В этой профессии она почти всю свою сознательную жизнь. Все это время привыкла торопиться – каждая минута на счету.

У большинства доярок на ферме – свой фронт работ. Инна Степановна ответственна за 50 коров. «Можно было бы и до 60 доить, но мест нет», — демонстрирует свою трудоспособность женщина. Официально дойка еще не началась, но у работниц немало других забот. В их обязанности входит, к примеру, раздача корма коровам. Привыкшие к нелегкому труду женщины без особых усилий поднимают тяжелые мешки с мукой и рассыпают ее по кормушкам. Коровы вроде бы отвечают благодарностью, погрузив морды в мучную пыль.

Астра, Кукла и Миранда: «Каждую корову я люблю одинаково»

У каждой буренки есть свое имя – называют их доярки по желанию, как кому позволяет фантазия. Особенно много здесь Ласточек, Ромашек и Малышек. Встречались нам также и более элегантные «дамы» — Астра, Кукла, Миранда. Всех их, утверждает Инна Ладик, она «любит одинаково».


Коровья прелесть улетучивается, когда подходишь к ним «с тыла». Именно с такого ракурса чаще всего видят своих «любимиц» доярки. И узнают коров, скорее, не «в лицо», а по вымени. Энергично работая скребком и очищая от продуктов коровьей жизнедеятельности свое рабочее место, Инна Степановна показывает нам пометки в виде «птичек» на информационных табличках рядом с коровами. Кто отдает молоко легче, а кто туже — эту информацию она оставляет для «подменной доярки».

Будильник на 3 утра: «Иногда удается поспать часок между дойками»

С выходными на этой ферме дела обстоят плохо, хотя Инна Ладик старается не жаловаться. Раньше доярки отдыхали на каждые 4-е сутки. Сегодня из-за нехватки людей женщинам приходится работать с одним выходным в неделю, а иногда и в две.

Иначе как изматывающей эту работу не назовешь. Коров доят три раза в сутки, причем первая дойка начинается тогда, когда большинство деревенских жителей продолжают видеть сны. Инна Ладик ставит будильник на 3 утра — в половину четвертого уже нужно быть на работе. Утренняя дойка длится до 7 часов. Потом небольшой перерыв – и в половине двенадцатого нужно снова быть «на посту». В половине третьего доярки возвращаются домой, чтобы вернуться на ферму к половине седьмого вечера. Снова несколько часов дойки — и только ближе к 10 вечера можно выдохнуть. Но в 3 часа утра опять зазвенит будильник. Трудно представить, как можно приспособиться к такому режиму, но эти женщины выдерживают. И добавляют: это зимний график, летом будет гораздо сложнее. Раньше 11 вечера об отдыхе можно даже и не мечтать.

Отдых доярки: сон и телевизор. «Не надо думать, что я тут работаю и ничего не знаю»

Инна Ладик рассказывает, что, помимо выходных, когда можно, наконец, «отлежаться», она любит вечера перед субботой и воскресеньем. В эти дни, приходя вечером с работы, ей не нужно собирать взрослого сына на работу — готовить ему еду. Сегодня она просто придет и ляжет спать, и это большая радость. А так большую часть времени перебивается часовым сном то утром, то в обед. Но опять же — не летом: дома слишком много работы, хозяйство, грядки. Спать некогда. «Бывает, придешь без сил, — рассказывает женщина, — ляжешь-полежишь, а потом переживаешь, что чего-то не сделала по дому, и с этими угрызениями совести идешь на работу. Времени ни на что не хватает».

— А телевизор хоть успеваете смотреть?

— Телевизор смотрю каждый день, но только новости. Чтобы быть в курсе событий. Только аналитические программы, меня так сын приучил. На какую тему ни спросите, все вам отвечу.

— Что вы думаете по поводу Крыма?

— Поддерживаю, что забрали. Не отобрали, а вернули свое и на место поставили. А на майдане эти бандеровцы – это ж нацисты, это ж немцы! Не надо думать, что я тут работаю и ничего не знаю.

О травмах на работе: «Бывали, и много раз! Бывает, что и побьют, особенно первотелки»

В отличие от людей коровы к внешнеполитическим новостям оказались безразличны и срочно требовали себя подоить. Вместе с Инной Ладик мы отправились в «молочную», в которой хранится нужное оборудование – коллекторы и пульсаторы. Женщина набирает ведро теплой воды, берет тряпку и водружает на плечи доильные аппараты. Обращаем внимание на аккуратную прическу и сережки в ушах. Делаем комплимент: «Как удается поддерживать внешность в таких условиях?».

— Надо стараться, несмотря ни на что. Витаминки, фрукточки, сама себе ничего не жалею.

— А с запахом коровника как справляетесь?

— Когда в район едешь, так уже постоянно мыться надо. Ну а дома – что уже сделаешь? Никто от этого не застрахован! Мои не жалуются.

Перед тем как поставить аппарат, вымя коровы нужно тщательно вымыть. Доярка сгибается в три погибели перед очередной коровой и присоединяет коллектор. В этот момент животные ведут себя по-разному: некоторые активно машут хвостом и лязгают копытами, так и норовя ударить доярку.

— Травмы бывают на работе?

— А как же! Бывали, и много раз! Бывает, что и побьют, особенно первотелки. Вот только недавно прошла голова,
— в ответ на наш вопрос женщина почему-то улыбается.

О зарплате: «За такую работу нужно платить 8 млн минимум»

Одновременно у одной доярки доятся 3-4 коровы, больше – нельзя по стандарту. Как правило, этот процесс занимает 3-5 минут. Тем временем доярка снова бежит в молочную за водой, снова подмывает вымя и ставит оборудование на новых коров. Чем быстрее двигаешься, тем быстрее закончишь дойку. И нельзя забывать о качестве: при начислении зарплаты учитывается такой показатель, как величина надоев. У каждой доярки установлен индивидуальный счетчик.



— А как от доярки зависит, сколько молока в итоге дадут эти 50 голов?

— Ну как же! – искренне удивляется такому вопросу Инна Ладик, одна из лидеров по количеству надоев на ферме. – Добросовестно каждую коровку нужно подмыть, каждую коровку вовремя подключить, помассажировать и проследить, чтобы она все молоко отдала. А не просто так – пришла и подоила. Осеменить ее вовремя – мы это выявляем, записываем в тетрадь, и приезжают специалисты. Вовремя запустить, чтобы корова была с молоком. Труд доярки очень тяжелый и требует внимания.

За трудолюбие и внимательность Инна Ладик сегодня получает, по ее мнению, совсем немного – всего 4 млн рублей. И это с учетом 30-летнего стажа! Есть зарплаты и поменьше у доярок с этой фермы – 2,5-3 млн. В последнее время, считает Инна Степановна, психологически стало гораздо тяжелее работать.

— Сейчас обстановка в мире тяжелая, раньше с финансами было проще, больше получали. Тогда я могла телевизор с зарплаты купить. А сейчас, если я куплю, тогда у меня ничего не останется.

— А сколько за такую работу нужно платить?

— Минимум 8 миллионов, я считаю! Чтобы люди сюда шли. Ведь сейчас нет таких людей, как раньше. Нет толковых, идут только по принуждению, которых заставляют, за детей, например, платить. А чтобы такие, как мы – 20 лет назад, добровольно приходили и честно работали, за каждую корову переживали, таких уже совсем мало осталось.



О профессии: «Я не знаю, как объяснить. Это «мое»

Сама Инна пришла в доярки почти сразу после окончания техникума. Сменила место жительства, год проработала зоотехником. О такой «карьере» не мечтала: просто дояркам в то время давали жилье. Ради дома и ступила на эту стезю. А теперь, проведя в стенах хлева больше 30 лет, безапелляционно заявляет: «Это мое».

— Я не знаю, как объяснить. Это мое! Я других профессий не знаю и не умею. Это очень затягивает. Мать, тетя работали доярками, вторая тетя. С 5 лет помогала им. Это, наверное, врожденное.

Сегодня женщина уже 4 года получает пенсию по стажу. Но до сих пор работает и планирует продолжать «пока Бог здоровья даст». В конце дойки она перемоет все коллекторы, снова подкинет коровам корм и поспешит домой с единственной заветной мыслью – поспать. Как уже 30 лет подряд.

Громова Мария Сергеевна – доярка госплемзавода «Коммунарка» Ленинского района Московской области.

Родилась 10 августа 1929 года в Московской области в крестьянской семье.

Окончила семь классов средней школы. С 1945 года работала в колхозах Московской области. В 1954-1988 годах – доярка совхоза, с 1961 года — госплемзавода «Коммунарка» в посёлке Коммунарка Ленинского района Московской области (ныне – в составе Сосенского поселения Новомосковского административного округа города Москвы). В 1973 году вступила в КПСС.

В 1972 году вместо 35 коров Громова и другие доярки на ферме стали обслуживать 60 голов. Одновременно с этим менялась и совершенствовалась организация труда. Обязанностью доярок стала только одна операция – доение коров. Кормление и чистку животных, мойку молочной посуды, уборку помещений стали выполнять другие люди. В 1974 году суммарный надой составил у М.С. Громовой 439 тонн.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1975 года за выдающиеся успехи, достигнутые во Всесоюзном социалистическом соревновании, и проявленную трудовую доблесть в досрочном выполнении заданий девятой пятилетки и принятых обязательств по увеличению производства и продажи государству продуктов животноводства Громовой Марии Сергеевне присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

Через год, когда она получила от своей группы коров 530 тонн молока, была удостоена Государственной премии СССР.

С 1988 года – на пенсии.

Жила в Москве. Умерла 13 мая 2008 года. Похоронена на кладбище в деревне Прокшино Сосенского поселения Новомосковского административного округа города Москвы.

Лауреат Государственной премии СССР (1975).

Член ЦК КПСС (1986-1990). Член Центральной ревизионной комиссии КПСС (1981-1986). Депутат Верховного Совета СССР 10-го – 11-го созывов (1979-1989).

Награждена орденами Ленина (10.02.1975), Трудового Красного Знамени (06.09.1973), медалями.

Обеденная дойка шла размеренно и спокойно. На ферме было чисто и по-особенному свежо от смолистых опилок, которыми щедро были усыпаны стойла животных. В воздухе стояли сочный смачный запах от наполнившего кормушки разнотравья. Тишину нарушали лишь щелкающие пульсаторы доильных аппаратов, и это заставляло улавливать напряженный ритм привычной работы. Мария Сергеевна любила, когда ничто не мешало делу. Одну за другой она готовила коров к дойке и переставляла по очереди доильные аппараты, отчего в молокопроводе каждый раз мощными толчками текла бесконечная белая река.

– Ты слышала, Мария? – подошла к Громовой Клавдия Денисова – Говорят, скоро новые доильные аппараты у нас будут. Да не просто аппараты – комбайны. Вот дела-то какие.

– Интересно посмотреть, что за техника такая, – ответила та.

Не рассчитывая на долгий разговор, Клавдия Васильевна поторопилась к своей группе. За соблюдение технологии на фермах «Коммунарки» спрашивали строго, а потому во время дойки никаких посторонних дел. Мария Сергеевна Громова, переставляя ведро с теплой водой и подготавливая коров к дойке, крепила доильные аппараты на одних животных и снимала с других. Руки делали свое привычное дело будто механически. И только приглядевшись, можно было заметить, что к каждой корове у нее был свой подход: где-то внимательнее приглядится к молоку, сдаивая первые струйки, где-то чуть дольше задержит аппарат, делая механический поддой, а то заглянет в кормушку, обеспокоенная безразличным видом животного: «Ах, ты моя хорошая, моя умница». И все-то у нее выходило ладно, аккуратно, будто всю жизнь этим и занималась.

Впрочем, так оно и было: к уходу за буренками Мария привыкла с детства. Родилась в деревне, что неподалеку от «Коммунарки». Так что всю крестьянскую «академию» прошла — и в поле пришлось поработать, и на скотном дворе трудностей не испугалась. Помнит, когда на Коньковскую ферму пришла, там еще коров вручную доили. Подоишь группу в 15-16 коров – и рук своих не чувствуешь.

Потом поступила на ферму центрального отделения госплемзаавода «Коммунарка», здесь, правда, было все по-другому. Механическая дойка, водопровод с поилками в стойлах, навозоудаление. Условия работы хорошие, хотя саму работу животноводов легкой не назовешь. Статус племзавода обязывал хозяйство вести животноводство по-научному, с использованием передовых приемов и технологий. Высокий уровень племенной работы также предъявлял к животноводам свои требования. Все это, в конечном счете, определило высокую культуру здешнего производства, мастерство животноводов, классность специалистов. А производственные и экономические показатели «Коммунарки» сделали хозяйство заметным в числе сельхозпредприятий Подмосковья, которое к началу семидесятых годов стало одним из ведущих регионов молочного производства в стране.

Особым авторитетом пользовалась «Коммунарка» и в Ленинском районе, являясь самым крупным хозяйством как по площади земельных угодий, так и поголовью молочного скота. Весть о появлении в «Коммунарке» нового доильного комбайна облетела все хозяйство. Необычная была новинка. Доильный комбайн «Маяк» рассчитан на доение сразу четырех коров, а потому представлял собой емкость для молока с четырьмя аппаратами. Комбайн с емкостью почти на 400 литров перемещался на колесах вдоль группы коров, причем выдоенное молоко сразу же охлаждалось. Специальные счетчики давали возможность (что очень важно в условиях племенного хозяйства) проводить контрольные дойки. Но самое главное «Маяк» резко поднимал производительность труда доярок, хотя давалось это непросто.

«Обычно доярка доит свою группу коров двумя аппаратами, более квалифицированная – тремя. Мне предстояло научиться работать четырьмя аппаратами. В этом, пожалуй, и состояла главная трудность, – рассказывала потом Мария Сергеевна. – Коровы, как известно, способны отдавать молоко всего за 3-5 минут. На подготовку вымени – массаж, санитарную обработку, подключение аппарата – требуются куда меньше времени. Где же сэкономить необходимые секунды? За счет своей сноровки или, как говорят специалисты, за счет повышения интенсивности труда».

Внедрение новой технологии доения позволило увеличить нагрузку на доярок. Вместо 35 коров Мария Сергеевна Громова и ее подруги по ферме стали обслуживать в 1972 году 60 голов. Одновременно с этим менялась и совершенствовалась организация труда. Обязанностью доярок стала только одна операция – доение коров. Кормление и чистку животных, мойку молочной посуды, уборку помещений стали выполнять другие люди.

Был, конечно, в этом хозяйственный расчет. С повышением производительности труда сокращаются затраты на производство продукции, снижается ее себестоимость, растет экономическая эффективность. Не менее важным был и социальный аспект новшества. Новый доильный аппарат не просто повышал производительность труда, но делал работу доярки квалифицированной, поднимая престиж профессии. Вчерашняя доярка, овладевая современной машиной, приобретая технические и зоотехнические знания, по праву стала называться мастером машинного доения.

«Старайтесь, – говорила всегда своим животноводам бригадир фермы Тамара Ивановна Долбешкина. – Мы первые, кто осваивает такую технологию – значит, нам доверяют». И люди старались. Никаких особых условий Марии Сергеевне не создавали – такие же коровы, такие же корма, но при подведении итогов она оказывалась впереди подруг. Тут не надо быть большим специалистом, чтобы понять: при одинаковой численности животных в группе «валовку» определяет продуктивность отдельно взятой коровы. И здесь от доярки, ее рук зависит многое.

Что рук своих для раздоя коров Мария не пожалеет, на ферме знали. И все же результат за 1973 год стал неожиданным. Валовой надой у группы М.С.Громовой равнялся 328 тоннам молока. Он оказался самым высоким в Московской области и был назван рекордом. «Рекорд» – это слово для газетчиков. А для животноводов фермы, для всех работников «Коммунарки» такая цифра означала большой труд. За ней стояли четкая организация дела, прочная кормовая база, многолетняя племенная работа. Да и успех Громовой был не единичен. Ее подруги по ферме Клавдия Васильевна Денисова и Зоя Андреевна Протасина отстали не намного, надоив за год всего на 14 и 28 тонн молока меньше. Это означало, что высокой роизводительности труда в животноводстве (при грамотной организации труда и обеспечении хороших условий работы) способны добиваться многие. Каждый год коров у доярок в группе становилось больше – 60,70, 100. Рос и суммарный надой. В 1974 году он составил у М.С.Громовой 439 тонн. В то время такая «валовка» действительно являлась большим трудовым достижением. Марию Сергеевну удостоили звания Герой Социалистического Труда.

А через год, когда Громова получила от своей группы коров 530 тонн молока, Марию Сергеевну назвали лауреатом Государственной премии СССР. В это время за ней было закреплено 115 животных. Столько же было в группе К.В.Денисовой. В результате все поголовье фермы, где раньше было шесть доярок, стали обслуживать две. Подруги работали на равных. Были высокие награды и у К.В.Денисовой. Все же первой всегда оставалась Мария Сергеевна – быстрая, ловкая, стремительная в работе. А ее приветливую улыбку и общительность оценили журналисты разных газет и журналов. Портреты Громовой и публикации о ней появились во многих печатных изданиях. На ферму зачастили гости со всех районов Подмосковья и регионов страны. Всем хотелось посмотреть и послушать знаменитую доярку, чтобы у себя повторить ее успех.

Но чаще всех и больше всех о мастерстве Марии Сергеевны Громовой писала газета «Ленинец» Ленинского района. По материалам «Ленинца» легко проследить, как росло мастерство доярки, как в наших хозяйствах ширилось движение за высокую производительности труда и культуру производства в животноводстве. Оно охватило работников ферм всего Ленинского района. Соревнование, обмен опытом, семинары – все находило свое отражение в газете, а рубрика «За 500 тонн молока в год» стала одной из главных в 70-80-е годы.

Именно в эти годы молочное животноводство Ленинского района получило свое наивысшее развитие. А имена таких мастеров машинного доения, как Н.М.Карпец, З.И.Мазнина из совхоза им. Ленина, Н.И.Волкова, М.А. Татарова, В.А. Борисова из колхоза им. Горького, В.П.Степанова, В.П.Рвачева, Т.И.Синицына из колхоза им. Владимира Ильича… Да разве перечислишь всех, кто у нас изо дня в день добивался наивысшей продуктивности животных, наивысших валовых надоев, делая реальностью сказки о молочных реках.

И все-таки об одном человеке следует сказать особо. Здесь же, в племзаводе «Коммунарка», рядом с М.С.Громовой всходила еще одна «звезда» Анна Петровна Дюдюкина, такая же, на первый взгляд, незаметная и скромная, отличалась не только большим трудолюбием, но и напористым характером. И потому вскоре после того, как заговорили о рекордах М.С.Громовой, главной ее союзницей в работе стала Дюдюкина. Начинала она свой труд в «Коммунарке» на Николо-Хованской ферме, где обратила на себя внимание тем, что умело раздаивая коров, добивалась их высокой продуктивности. В итоге она научилась управляться с группой в 230 животных, и получать от них более 600 тонн молока в год. Когда Дюдюкина пришла работать на животноводческий комплекс «Коммунарка-2000», она уже имела звание Героя Социалистического Труда.

«Как дела, подружки?» – спрашивала их частенько директор «Коммунарки» Александра Никитична Монахова. Все, кто ее знал, скажет, какой требовательной и строгой была Монахова. И такое слово, как «подружки», от нее можно было услышать нечасто. Но иногда симпатия к двум замечательным женщинам, большим труженицам и настоящим мастерицам своего дела невольно прорывалась. И тогда строгий руководитель становился милой, приветливой и доброй женщиной. Тем более, что и сама она отдала много сил и знаний развитию молочного животноводства в родной «Коммунарке», за что хозяйство было награждено орденом Октябрьской революции. А сама Александра Никитична Монахова, как и две прославившие «Коммунарку» доярки, тоже стала Героем Социалистического Труда.

Жизнь шла своим чередом. Мария Сергеевна Громова продолжала работать на своей ферме. К полученным наградам и званиям прибавлялись новые. В 1975 году ее избрали депутатом Верховного Совета СССР, а в 1981 году она стала членом Центральной ревизионной комиссии КПСС. Общественная работа – приемы, съезды, поездки в составе представительных делегаций по стране и за рубежом мало изменили ее. На работе она была по-прежнему быстрой, аккуратной, расчетливой в каждом движении. Иначе группу в 110 –115 коров в положенный срок не подоить.

Не смогли вскружить голову этой простой русской женщине ни всесоюзная слава, ни позолота наград, ни хвалебные слова в ее адрес. Она осталась такой же скромной, как была.

Скромная запись появилась и в «Энциклопедическом русском словаре» издания 1979 года: «Громова Мария Сергеевна р. 1929 г., новатор производства, Герой Соц. Труда. Доярка, мастер машинного доения на госплемзаводе «Коммунарка» Московской обл.»

Уже много лет на ферме центрального отделения «Коммунарки» работа идет без нее. Но каждому, кто придет сюда, покажут место, где стояла ее группа коров, и где столько лет изо дня в день она трудилась, пополняя молочные реки «Коммунарки». Не забывают о замечательном мастере и в районе. По традиции в мае в администрации ежегодно проходят встречи с замечательными людьми района, в числе которых и Мария Сергеевна Громова. Участвует она и в праздниках в честь Дня работников сельского хозяйства.

«Молодых много, – улыбается она. – Это хорошо. Значит, старались мы не напрасно. Есть кому продолжить дело. А еще радуется она тому, что не меркнет слава родной «Коммунарки». По-прежнему ее называют одним из крупных сельхозпредприятий Подмосковья, по-прежнему хозяйство – в числе лучших областных племзаводов. Как и прежде, продолжают награждать «Коммунарку» почетными дипломами и медалями престижных конкурсов, в том числе и международных.

И лишь иногда с легкой грустью вспоминается то время, когда для нее все только начиналось. Это было так давно.

Довольно-таки крупная ферма встретила нас тишиной. На улице легкий мороз, все работники разошлись по базам, ведь на часах близится 17.00, начало вечерней дойки.

Две доярки на 200 коров

В базе с дойным скотом расположилось около 200 коров, всего же вместе с молодняком поголовье фермы составляет около 580 голов. Ежедневно на этой базе работают три доярки и два скотника.

«У нас с кадрами туго, из четырех постоянных доярок осталось только две. В помощь мы привлекаем девчат со стороны, многие ведь раньше работали в совхозе, доить умеют», – говорит Юлия Чайка, постоянная доярка, проработавшая в хозяйстве около шести лет.

Как проводят ночи женщины на отдаленной метеостанции

В группе у нее 55 голов, но доятся пока только 27, остальные ждут растела. В 4.30 утра женщине уже необходимо быть на работе: подмести, раздать корма до дойки, потом уже подоить. В 6.00 начинается дойка, на свою группу она затрачивает около полутора часов, а когда растелятся все – то дольше.

Работа у девушек трудная, ведь молокопровода пока здесь нет и все надоенное молоко им приходится носить вручную в специальное помещение. Здесь же они берут свои аппараты, и начинается дойка. За раз каждая доярка обслуживает две коровы.

Скотник Андрей Тюлемисов работает в хозяйстве более 18 лет

Доярки работают по шесть дней, потом один выходной, и снова на работу. Две из сегодняшних доярок оказались просто временными работницами. Например, Марина Юстус, ее основная работа – это продавец в хлебном магазине, но раньше она отработала на ферме 16 лет, что и как делать, знает не понаслышке.

Рабочий день сократили сельским женщинам

«Зимой дома работы немного, поэтому помогаю своим девчатам. К тому же в магазине я работаю три дня в неделю до обеда, так что приходить на ферму мне несложно. Летом, помимо моей постоянной работы, я тоже тружусь в хозяйстве, по совместительству я повар, поэтому во время полевых работ кормлю механизаторов вкусными обедами», – рассказала Марина Юстус.

Алла Кутовенко тоже имеет стаж работы на ферме не менее 15 лет, по семейным обстоятельствам пришлось уйти, но за 10 лет отсутствия она не потеряла навыки. И вот последние четыре месяца она подрабатывает здесь.

«Тяжело, конечно, без постоянных работников. Людей пугает физический труд, но хоть и приходится руками пошевелить, но за это и зарплата соответствующая, – говорит управляющий. – Работники приезжают к нам и из Ильинки, и из Баклушей. При необходимости мы можем приезжим организовать жилье: новое не построим, но с нормальным ремонтом в старых домах поможем. Конечно, хотелось бы улучшения условий, облегчения труда, но мы надеемся, что при первой же возможности руководитель сделает все необходимое».

«Я своих малышей никому не доверяю»

На базе для молодняка, начиная с суточного возраста, подрастают малыши до трех месяцев. Сейчас только начинается растел, поэтому телят немного, около 50 голов. Следит за подрастающим поколением Лариса Павленко, в телятнике она работает уже около 7 лет. Утром женщина приходит к шести часам, чтобы накормить малышей, а вечером – с четырех часов, чтобы до кормления успеть все вычистить.

Поярка Лариса Павленко не доверяет своих малышей никому

Вдоль стены – маленькие деревянные клетки для малышей до пяти суток. Все телята расселены по одному, чтобы не мешать друг другу. Параллельно им располагаются уже железные, тоже одиночные клетки для поголовья постарше. А за ними огорожены взрослые телята, готовящиеся перейти в дойную базу. Бдительная поярка следит за каждым из них, как за своим чадом. И даже выходные не берет, справляется сама.

«Сейчас трудно найти ответственного человека. Выйдешь с выходного, и уже все не так: то ведра грязные, то солома плохо вычищена, то теленок заболеет, так что я своих малышей никому не доверяю», – рассказывает женщина.

Ежедневно для самых маленьких телят поярке приходится приносить молозиво в котелках, учитывая, что до базы с дойным скотом около 150 метров , пройти за несколько раз ей приходится немало. Для телят постарше скотник на коне привозит свежее молоко в канистрах, а подросших телят переводят на сухое молоко.

Вот так и живет большая ферма в маленькой деревне.

Опубликовано в газете «Сельская правда» №5 от 1 февраля 2020 года

Татьяна Юсупова, оператор машинного доения родильного отделения молочного комплекса ООО «Донагрогаз»: «Сегодня доярка (хотя правильно — оператор машинного доения) — профессия редкая. Только в двух хозяйствах района есть дойное поголовье и, соответственно, доярки.

Дойка начинается, когда большинство даже сельских жителей ещё видит сны. Будильник звонит в три часа утра (или ещё ночи?) — надо успеть собраться, дойти до остановки (на ферму доярок везёт рабочий автобус), в полпятого уже быть на ферме. Так начинается день Татьяны Юсуповой, оператора машинного доения ООО «Донагрогаз».

Я всегда знала, что буду дояркой. В детстве мне нравилось с мамой и папой приходить на ферму (мама по профессии пекарь-кондитер, а работала дояркой, папа – скотником). Я смотрела теляток, мне разрешали зачерпнуть ложкой из пакета сухое молоко. Чтобы успеть к утренней дойке, мы вставали ещё до зари — в два часа ночи, но я быстро к этому привыкла. И окончив школу, пришла на ферму уже работать.

Та ферма была не чета сегодняшней: и доили коров, и кормили, и чистили за ними — всё вручную. Сегодня на комплексе работы автоматизированы. Даже шторы выставлены на температурный режим, и летом при повышении температуры в корпусе включается вентилятор. У всех коров чипы, так что специалист, заглянув в компьютер, расскажет всё про каждую: когда родилась, чем болела, телилась ли, сколько даёт молока…

Из молока наших коровок делают свою продукцию Еланский маслосыркомбинат и Волгоградский мясокомбинат.

Слово «доярка» пришло к нам из Древней Индии. Изначально оно обозначало «нянька, кормилица». Это как раз об операторе машинного доения родильного отделения молочного комплекса. Мы ухаживаем за коровками последние полтора месяца перед отёлом. Принимаем роды, первые дни нянчим теляток. Раздаиваем коров — от этого будет зависеть, сколько потом корова будет давать молока. Дойка трёхразовая, а когда требуется, то и четырёхразовая за день. И не всегда аппаратом, ведь иную корову и приучить к нему надо, чтоб не боялась.

Сегодня с утра бычок и тёлочка родились. Бывали дни, когда до десяти малышей принимали.

В группе до 150 коров, все со своим характером. Одна ласки просит — подойдёт и мордой в тебя тычет, другая взбрыкивает, не хочет, чтобы к ней подходили — строгая. Есть игривые — тянет за халат или подбоднуть норовит. Первые дни, когда коровы попадают в отделение, присматриваюсь, подмечаю характер — в дальнейшей работе это пригодится.

Я в деревне росла, так что всё могу — и на коне верхом скакать, и телёнка на свет нарождающегося принять, хлеб испечь, травы целебные в лугах сыскать… И сыновей так растим, чтобы крепко за жизнь держались. Старшему 18 лет, младшему — 17. Они и корову подоят, и огород вскопают, знают, как копейку зарабатывать — летом нанимались скотину пасти. Оба студенты, профессии выбрали практичные — автомеханик и электрик.

Городская жизнь для меня тяжёлая: ни огорода, ни скотины, с ума от безделья сойдёшь…

У меня нет странички в соцсетях. Баловство это, трата времени. Жалко его вот так, впустую, тратить.

Чего не хватает сегодня деревне? Многие скажут, что городских благ. Нет. Детсад, школа в хуторе есть, храм недавно построили, интернет есть и машины почти в каждом дворе. А вот душевность деревенская уходит, простодушие, доброта…