Даценко софья николаевна коров

М-2794/2017 М-2794/2017 от 23 октября 2017 г. по делу № 2А-3373/2017

Именем Российской Федерации

23 октября 2017 года г. Владивосток Приморского края

Первореченский районный суд г. Владивостока Приморского края в составе: председательствующего судьи Логиновой Е.В.

при секретаре Дорошенко М.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по административному иску Даценко Софьи Николаевны к Краевому государственному бюджетному учреждению «Краевая ветеринарная противоэпизоотическая служба» о признании действий незаконными,

Даценко С.Н. обратилась в суд с названным административным иском, указав в обоснование требований, что распоряжением главы Надеждинского муниципального района Приморского края от ДД.ММ.ГГГГ №-р ее личное хозяйство объявлено неблагополучным по лейкозу крупного рогатого скота, наложены ограничения на хозяйство, утвержден комплексный план оздоровления хозяйства от лейкоза. В мае 2017 г. она обратилась к главе Надеждинского муниципального района с просьбой об отмене данного распоряжения ввиду того, что оно утратило свою актуальность по прошествии с момента издания распоряжения 8 лет. На сегодняшний день все поголовье крупного рогатого скота здоровое. Администрация Надеждинского муниципального района уведомила ее письмом от ДД.ММ.ГГГГ № о направлении обращения в Государственную ветеринарную инспекцию ввиду отнесения вопроса о снятии ограничений по лейкозу крупного рогатого скота к полномочиям данного учреждения. Письмом от ДД.ММ.ГГГГ № АИ-491/7 КГБУ «Краевая ветеринарная противоэпизоотическая ФИО3» сообщило о том, что в настоящее время отсутствуют основания считать ее хозяйство оздоровленным по лейкозу крупного рогатого скота. С полученным ответом она не согласна, считает его незаконным и необоснованным, нарушающим ее права в силу следующего. Рогатый скот в ее хозяйстве здоров. Наложенные ограничения препятствуют свободной реализации животноводческой продукции ее хозяйства. С момента издания распоряжения главы района прошло более 8 лет, признанные в 2008 г. лейкозными коровы погибли. В хозяйстве новый рогатый скот, здоровый. Ответственность за выполнение плана оздоровления рогатого скота от лейкоза лежит на ветеринарных врачах, она выполнению данного плана не препятствовала. Контроль со стороны ветеринарных врачей за рогатым скотом в ее хозяйстве фактически не осуществляется, а носит формальный характер. Требования, предусмотренные Инструкцией по борьбе с лейкозом крупного рогатого скота, ветеринарной ФИО3 не выполняются. Просит признать незаконными действия КГБУ «Краевая ветеринарная противоэпизоотическая ФИО3» об отказе в признании хозяйства оздоровленным по лейкозу крупного рогатого скота, выраженные в письме от ДД.ММ.ГГГГ №

В судебном заседании административный истец ФИО1 поддержала требования по доводам, изложенным в административном иске и в письменных пояснениях на возражения административного ответчика.

Представитель административного ответчика и заинтересованного лица КГБУ «Надеждинская ветеринарная станция по борьбе с болезнями животных» (далее – КГБУ «Надеждинская ВСББЖ») – ФИО5, действующая по доверенностям от ДД.ММ.ГГГГ и от ДД.ММ.ГГГГ, в удовлетворении требований просила отказать, ссылаясь на доводы, изложенные в письменных возражениях и отзыве на административный иск. При этом пояснила, что КГБУ «Краевая ветеринарная противоэпизоотическая ФИО3», являясь учреждением, подведомственным Государственной ветеринарной инспекции , не имеет полномочий по вынесению представления о возложении или снятии ограничений на личные подсобные хозяйства, оспариваемое письмо носит разъяснительный характер. Помимо этого, согласно информации, предоставленной КГБУ «Надеждинская ВСББЖ», административный истец не допускает ветеринарных специалистов в свое хозяйство и отказалась от проведения ветеринарно-профилактических мероприятий. Полагает, что изложенные в иске обстоятельства не соответствуют действительности и административным истцом не предоставлено доказательств выполнения требований утвержденного комплексного плана.

Представитель заинтересованного лица — начальник КГБУ «Надеждинская ВСББЖ» Уманец О.А. в удовлетворении требований просил отказать по доводам, изложенным в письменном отзыве на административный иск.

Представитель заинтересованного лица — администрации Надеждинского муниципального района Приморского края в судебное заседание не явился, извещен надлежащим образом, в письменном ходатайстве просил рассмотреть дело в его отсутствие, решение по административному иску оставил на усмотрение суда.

Суд, заслушав доводы участников процесса и свидетельские показания ФИО7, ФИО8, ФИО9 и ФИО13., изучив материалы дела, полагает, что административный иск не подлежит удовлетворению ввиду следующего.

В ходе разбирательства дела установлено что, главой Надеждинского муниципального района издано распоряжение от ДД.ММ.ГГГГ №-р о наложении ограничений по лейкозу крупного рогатого скота на личное хозяйство Доценко С.Н. и утверждён комплексный план оздоровления от лейкоза данного личного хозяйства.

ДД.ММ.ГГГГ Надеждинским районным судом Приморского края удовлетворены требования Государственной ветеринарной инспекции Надеждинского муниципального района к Даценко С.Н. о принудительном забое крупного рогатого скота в интересах неопределенного круга лиц. Согласно данному судебному решению Даценко С.Н. обязана была забить трех коров, находящихся на ее подворье, которые больны лейкозом, и предоставить туши забитых коров, их внутренние органы в госветслужбу для проведения ветеринарно-санитарной экспертизы.

Как следует из материалов дела, ДД.ММ.ГГГГ Даценко С.Н. обратилась к главе Надеждинского муниципального района по вопросу снятия ограничений по лейкозу крупного рогатого скота, наложенного распоряжением главы Надеждинского муниципального района Приморского каря от ДД.ММ.ГГГГ №-р.

Согласно ч. 3 ст. 8 ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» письменное обращение ФИО1 было переадресовано администрацией Надеждинского муниципального района в Государственную ветеринарную инспекцию для его рассмотрения в рамках полномочий.

Полномочия Государственной ветеринарной инспекции приведены в утвержденном постановлением администрации от ДД.ММ.ГГГГ №-па Положении о Государственной ветеринарной инспекции , к которым отнесены организация проведения на территории мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных и их лечению, отлову и содержанию безнадзорных животных; обеспечению защиты населения от болезней, общих для человека и животных; разработка и контроль реализации краевых мероприятий по предупреждению и ликвидации заразных и иных болезней.

В рамках своих полномочий Государственной ветеринарной инспекцией поручено подведомственному учреждению — КГБУ «Краевая ветеринарная противоэпизоотическая ФИО3» подготовить ответ на обращение Даценко С.Н.

Письмом КГБУ «Краевая ветеринарная противоэпизоотическая ФИО3» от ДД.ММ.ГГГГ № АИ-491/7 на указанное обращение административному истцу сообщено о неисполнении ею п.п. 2.1, 2.5 комплексного плана оздоровления от лейкоза личного подсобного хозяйства, утвержденного распоряжением главы администрации Надеждинского муниципального района №-р от ДД.ММ.ГГГГ, по сведениям, предоставленным КГБУ «Надеждинская ВСББЖ», и невозможности проверки исполнения остальных пунктов комплексного плана ввиду того, что административный истец не допускает ветеринарных специалистов госветслужбы в свое хозяйство, отказывается от проведения ветеринарно-профилактических мероприятий. В связи с этим указано на отсутствие оснований считать хозяйство Даценко С.Н. оздоровленным по лейкозу крупного рогатого скота.

Названный ответ по своему содержанию носит разъяснительный характер с приведением условий снятия ограничений, а именно, необходимости выполнения всех пунктов комплексного плана по ликвидации лейкоза крупного рогатого скота, составленного на основании Правил по профилактике и борьбе с лейкозом крупного рогатого скота, утвержденных Приказом Минсельхозпрода РФ от ДД.ММ.ГГГГ № (далее — Правила).

Читайте так же:

  • Первый отел коровы Мне 17 лет, учусь на повара, так что вся ответственность за кухню в нашей семье -на моих плечах. А на кухне легче, когда все свое: молоко, творог, сметана, масло, яйца, мясо, овощи. Я […]
  • Доильный аппарат адм-1 § 14. Доильный агрегат АДМ-8 Доильный агрегат АДМ-8 (рис. 23), предназначенный для машинного доения коров в стойлах, создан в результате усовершенствования установки "Даугава". Молоко […]
  • Способы синхронизации коров Овсинк 10-тидневныйКосинк Хитсинк Пресинк Ресинк Программа работы с простогландином Программа работы с CIDR Программа работы с MGA (меленгестрол ацетат) Пн.=день 0 […]
  • Респонденты для коров До 50% молочных потребителей также потребляют растительные аналоги. Об этом свидетельствую данные потребительского исследования фонда Cargill. 67% респондентов назвали молочную продукцию […]
  • Теленка раздуло что делать Тимпания рубца у крупного рогатого скота возникает вследствие халатного отношения пастуха к режиму пастьбы. Зачастую болезнь имеет острый характер, требуя экстренной помощи. История […]
  • Как часто рожают коровы Корова может производить только 1 теленка в год. Близнецы довольно редки, так как они встречаются только в приблизительно 1: 1000 родов. Для коров, которые живут до 5 лет, прежде чем они […]

Пунктом 2.1 Правил граждане — владельцы животных обязаны обеспечивать проведение предусмотренных Правилами ограничительных, организационно-хозяйственных, специальных и санитарных мероприятий по предупреждению заболевания животных лейкозом, а также по ликвидации эпизоотического очага в случае его возникновения.

В силу п. 5.10 Правил хозяйства, в том числе хозяйства граждан, считают оздоровленными после вывода всех больных и инфицированных животных и получения двух подряд, с интервалом в 3 месяца, отрицательных результатов при серологическом исследовании всего поголовья животных старше 6-месячного возраста, а также выполнения мер по санации помещений и территории ферм.

Распоряжение главы Надеждинского муниципального района от ДД.ММ.ГГГГ №-р, которым личное хозяйство Даценко С.Н. объявлено неблагополучным по лейкозу крупного рогатого скота, наложено ограничение на личное хозяйство и утвержден комплексный план оздоровления от лейкоза личного хозяйства, незаконным в установленном порядке не признано.

Одним из оздоровительных мероприятий комплексного плана предусмотрено, что хозяйство Даценко С.Н. считается оздоровленным при получении двух подряд с интервалом 3 месяца отрицательных результатов при серологическом исследовании всего поголовья животных старше 6-месячного возраста после проведения заключительной дезинфекции помещений.

Доказательств выполнения в полном объеме мероприятий по оздоровлению от лейкоза крупного рогатого скота в личном хозяйстве Даценко С.Н. не представлено.

Приобщенные к материалам дела документы свидетельствуют о том, что административный истец до настоящего времени не исполняет предусмотренные комплексным планом оздоровительные мероприятия, что подтверждается соответствующими актами специалистов ветслужбы.

Мероприятия по исследованию серологическим методом, назначенные на ДД.ММ.ГГГГ, не проведены ввиду поступления заявления Даценко С.Н. о переносе запланированного отбора крови крупного рогатого скота на иную дату после рассмотрения по существу настоящего административного дела.

Доводы административного истца о том, что весь крупный рогатый скот в ее личном хозяйстве всегда был здоров со ссылкой на свидетельские показания, суд находит несостоятельными, поскольку свидетельские показания лиц, не обладающих специальными познаниями, в отсутствие соответствующих результатов исследований в силу ст. Раздел I. Общие положения > Глава 6. Доказательства и доказывание > Статья 61. Допустимость доказательств’ target=’_blank’>61 КАС РФ не являются допустимыми доказательствами здоровья животных.

При указанных обстоятельствах суд приходит к выводу о правомерности оспариваемых действий административного ответчика, выраженных в письме от ДД.ММ.ГГГГ

Административное исковое заявление Даценко Софьи Николаевны к Краевому государственному бюджетному учреждению «Краевая ветеринарная противоэпизоотическая служба» о признании незаконными действий об отказе в признании хозяйства оздоровленным по лейкозу крупного рогатого скота, выраженном в письме от ДД.ММ.ГГГГ № АИ-491/7, оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Приморский краевой суд в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме через Первореченский районный суд г. Владивостока Приморского края.

Аделаида Сигида.

76-летнюю Софью Доценко из Приморского края лишили права торговать молоком и мясом на десять лет. К чему приведут подобные меры?

«Несколько лет назад в нашем селе Вольно-Надеждинское коров тридцать держали. Теперь осталась только моя корова, да теленок», – рассказывает Софья Николаевна.

Подобная ситуация – во всех окрестных селах.

«В селе Тавричанка в этом году всем жителям пришлось сдать своих коров скупщикам за копейки. Там вообще ни одной коровы не осталось», – продолжает пенсионерка.

Причина – лейкоз. Это самое распространенное инфекционное заболевание среди крупного рогатого скота. По официальным данным, лейкозом заражена в России каждая третья корова. Однако в реальности цифра может доходить до 90%. Кстати, США официально признали, что у них больны лейкозом 80% поголовья.

Доказано, что «коровий лейкоз» не передается человеку. Чтобы уничтожить вирус, молоко достаточно нагреть до 60 градусов, однако даже если вы выпьете молоко с лейкозным коровьим возбудителем, вреда от этого не будет.

Единственный момент – в организме зараженной коровы могут накапливаться токсины, которые затем переходят в молоко. Поэтому и пить такое молоко может быть уже не полезно.

Конфликты крестьян с ветеринарными службами из-за лейкоза начались примерно в 2008 году. Если свиньи в частных домах при обнаружении свиной чумы сразу забиваются и сжигаются, то с лейкозом ситуация не такая трагическая – зараженную корову ставят на карантин, нельзя выпускать со двора, то есть пасти, запрещено продавать молоко и мясо этой коровы.

В случае с Софьей Доценко ветеринары «прописали» карантин – десять лет. На момент обнаружения лейкоза в частном дворе у Софьи Николаевны жили пять коров.

«Хорошая дойная корова стоит 200 тысяч, – рассказывает Доценко. – Молоко у нас на трассе стоит 150 рублей полтора литра. После отела у меня каждая корова давала по 35 литров молока в день. В среднем получалось по десять литров в день за год».

В хорошие «молочные» периоды прибыль от каждой коровы доходила до тысячи рублей в день. И это не смотря на дороговизну кормов и сена – так, чтобы получить литр молока, надо скормить корове килограмм комбикорма, цена на который сегодня в Приморском крае доходит до пятидесяти рублей за килограмм.

Но не фактор дороговизны кормов сыграл решающую роль в исчезновении рогатого поголовья в частных дворах. Из-за запрета продавать молоко держать коров стало невыгодно. Людям не оставалось ничего другого, кроме как сдавать молочный скот по-дешевке перекупщикам:

«Мне за каждую корову заплатили мясную цену 35 тысяч при цене дойной коровы 200 тысяч, – рассказывает Софья Николаевна. – Но деваться было некуда».

Интересно, что сами крестьяне продавать мясо лейкозных коров не могут – запрещено. А вот скупщики ездят по деревням, забирают на мясо любой скот и потом, полагаем, везут это мясо на рынки.

Пенсионерка жалуется, что и ее, и односельчан оставили в итоге без средств к существованию. При этом ситуация во многих крупных хозяйствах с лейкозом ничуть не лучше, чем у частников, просто, чем крупнее хозяйство, тем проще им «договориться».

И проблема с лейкозом – не единственная. «Несколько лет назад у меня украли две коровы, – продолжает пенсионерка. – Увели в лес, там зарезали, мясо увезли, а кишки выкинули. Я написала заявление в полицию, они никого не нашли, да и не искали, как я считаю. Повезла кишки на экспертизу в лабораторию, чтобы доказать, что у меня коровы здоровы – на экспертизу их не взяли, сказали – «грязное».

Пришлось отдавать в независимую лабораторию. Одна такая экспертиза стоит 3 тысячи рублей. Суд результаты независимой экспертизы признавать не желает: Софья Николаевна подала иск против местной администрации и ветслужбы, в котором просит компенсировать ей материальный ущерб на сумму миллион рублей.

К сожалению, такие дела в России редко рассматриваются в судах, и решение суда обычно бывает не в пользу крестьянина.

«Крестьяне имеют возможность предоставить в суд биоматериал для бактериологических исследований, которые могли бы доказать, что меры, принятые в отношении скота, были неоправданными и чрезмерными, – комментирует глава Ассоциации адвокатов России за права человека Мария Баст. – Однако суды отказываются назначать эту экспертизу, а результаты независимых экспертиз суд не принимает».

Тем временем местные власти идут дальше по пути удушения маленького бизнеса Софьи Николаевны – теперь ее корове и теленку, последним в селе, перекрыли кислород:

«Раньше я тридцать соток арендовала рядом с домом, – рассказывает пенсионерка. – Как начала с администрацией судиться, мне в аренде было отказано. Сын мой просил от своего лица эти сотки в аренду – не дали».

И вдруг эти тридцать соток отдаются администрацией некоему гражданину, который начинает строить коттедж.

А корова с теленком теперь сидят без пастбища. Такая она, политика в отношении крестьян.

76-летнюю Софью Даценко из Приморского края лишили права торговать молоком и мясом на десять лет. Результат потрясающий: хозяйство разорено, крестьянка без средств к существованию. Власти компенсировала нанесенный ей ущерб машиной горбыля на зиму. Она в свою очередь намерена наказать обидчиков.

Людмила Бутузова

Софья Николаевна очень долго не берет трубку. К ней не добежать – не доехать — село Вольно-Надеждинское, Приморский край, 9 тысяч км от Москвы. Уж не случилось ли чего?

Увидела звонки, набирает сама: «Ходила в коровник – корову с теленком покормить и самой погреться. Холодно у нас. Дом совсем прохудился, не натопишь…»

Подмывает спросить: «А как же машина дров? Была же помощь от района…»

Вот прям вижу, как Софья усмехается, подтверждая хвостом тянущуюся за ней славу, что неблагодарная она женщина, своенравная, не уважающая власть. Она и не хочет исправлять эту характеристику: «Спасибо, откупились… Да я их сама завалю дровами – дайте только восстановить справедливость и хозяйство».

С хозяйством, вроде бы, подвижки есть. Весной прошлого года с подворья Софьи Николаевны сняли наконец десятилетний карантин (. ) и она опять может держать коров, продавать молоко, творог, масло своим многочисленным покупателям, истосковавшимся без натуральных продуктов. Корова Ночка с телочкой уже на старте.

Со справедливостью пока проблемы. Суд против своих гонителей, разоривших подсобное хозяйство, Софья Даценко проиграла. Сразу после снятия карантина она подала иск против местной администрации и ветслужбы, в котором просила компенсировать ей материальный ущерб на сумму 10 миллионов рублей. Районный суд оказался в крайне затруднительной ситуации. Закон не позволяет сразу послать скандальную старушку куда подальше, но и решать по справедливости, как она требует, это значит признать, что все десять лет ветеринарная служба мошенничала, а районная власть этому потворствовала. При нынешнем устройстве миропорядка,– это уж совсем уж ни в какие ворота! За полгода судебных разбирательств пришли к тому, что все, кроме Даценко, действовали по правилам и никто не виноват, что установленные правила ей не угодили

— Это было ожидаемо, — говорит глава ассоциации адвокатов России за права человека Мария Архипова. – Не родились еще в Надеждинском районе судьи, которые бы отважились разобраться, почему это ветеринарные врачи год за годом признают здоровых коров больными и почему их не лечат, а сразу приговаривают к убою. Мы следили за этим процессом. Там таких «почему?» накопилось воз и маленькая тележка. Например, судом полностью проигнорировано заявление Даценко, что в течение десяти лет она испытывала страх за хозяйство и за жизнь своих животных, терпела моральные страдания, унижающее человеческое достоинство обращение, подвергалась целенаправленной и организованной травле со стороны ответчиков. Статья 3 Европейской конвенции приравнивает эти страдания к длящейся во времени пыткой, Надеждинский районный суд отнес их к ничего не значащим обстоятельствам. Ну понимаете, не может быть у простого крестьянина ни чувств, ни страданий, ни доброго имени – все это прилагается только к чиновничьей должности. В этом весь ужас российской глубинки. Даже суд признает: там выживает только тот, кто заглядывает в глаза чиновнику, за все благодарит и кланяется.

Софья Николаевна другой уродилась – спина не гнется. 76 лет, живет одна, коров держит сколько себя помнит.И не для личного пропитания, на это ей бы и козы хватило. «Просто люблю это дело. Ну чуднО же! Выкормишь телочку – через год это уже молочная фабрика, и чем лучше относишься – тем больше отдача».

Меньше шести коров у нее никогда не было, в основном 12-15 – ферма! Софья Даценко крестьянствовала ещё при советской власти. Мясо за копейки сдавала государству, молочную продукцию продавала сама на рынке. Так что перестройка ей была не страшна, лишь прибавила возможностей: удалось, например, купить грузовичок и благоустроить коровник. Словом, в свои уже немолодые годы стала настоящим передовиком производства нового времени. Была бы доска почета, пол-Владивостока поместили бы ее туда за отменное качество продукции.

Все было хорошо, пока не решила на заработанные деньги поставить наконец нормальный дом – старый, дедовский был уже никуда не годен. Нашла в селе таких же работящих людей, договорилась насчет фундамента за 20 000 рублей. Оказалось, за спиной уже решено навязать ей взять услуги подороже.

— Пришла по делу в местную ветслужбу, — рассказывает Софья Николаевна.- Решила свой вопрос, и тут Татьяна Ивановна, она была главврач тогда, говорит: фундамент тебе сделают мои люди за 50 тысяч. Я стала отнекиваться: дорого, уже договорилась за 20. А она мне — «Ты еще пожалеешь об этом».

Что ветврачи продвигали родных и знакомых из строительного бизнеса — по-человечески понятно. Но чтобы слова одной из сотрудниц ветстанции обернулись глобальной проблемой длиною в 10 лет? Может ли быть такое? Но именно в 2008 году, после отказа от дорогого фундамента, у коров Софьи Даценко вдруг обнаружился лейкоз.

Два слова о том, что это за болезнь такая у крупного рогатого скота. По официальным данным, лейкозом заражена в России каждая третья корова. Однако в реальности цифра может доходить до 90%. В Америке, например, показатели не преуменьшают, и ничего, живут с этим, от молочных продуктов не отказываются. «Коровий лейкоз» не передается человеку. Чтобы уничтожить вирус, молоко достаточно нагреть до 60 градусов.

Конфликты крестьян с ветеринарными службами из-за лейкоза начались примерно в 2008 году. Так что придирчивость приморских ветеринаров, как бы совпадает по времени с общероссийским наездом, и даже оправдана, если бы не была такой избирательной и не обернулась разорением крестьян. Еще момент. Если свиньи в частных домах при обнаружении свиной чумы сразу забиваются и сжигаются, то с лейкозом ситуация не такая трагическая – зараженную корову ставят на карантин, три месяца животное нельзя выпускать со двора на выпас, запрещено продавать его молоко и мясо. А что потом? А на потом, по словам Дмитрия Кузина, руководителя государственной ветеринарной инспекции Приморского края, есть инструкция: «после трехмесячного карантина делается еще один анализ, и вопрос исчерпан».

В случае с Софьей Даценко инструкция не сработала – после первого анализа, который якобы показал положительный результат на лейкоз, одну корову – Малышку — прирезали прямо на подворье, на глазах у хозяйки. После осмотра туши ветврачи установили, что ошибочка вышла — животное не страдало лейкозом, небольшое воспаление возникло из-за беременности – корова донашивала теленочка. Софью Николаевну едва откачали. А кто бы пережил такое, когда из-за неверного диагноза у тебя на глазах загублены две живые души? Но чтобы не отвечать за содеянное, в ветеринарке, по словам Софьи Николаевны, анализы «поправили» и лейкоз у коровы нашли. Но старую справку с правильным диагнозом, отобрать у хозяйки не удалось. Конфликт вошел в новую, мстительную фазу. Даценко боялась за оставшихся коров, и чтобы они не повторили участь Малышки, при каждом визите стала перепроверять ветслужбу.

Знает Софья Николаевна, как выглядят и чувствуют себя коровы, захворавшие инфекционным недугом. А у ее буренок никаких видимых признаков лейкоза нет! Доятся как обычно, веселые, хорошо едят, вес набирают. И вот как наберут побольше, так сразу районный ветврачи налетает. Да не одна, а прямо с офицерами полиции. Для чего это делалось? — Чтобы Софья не буянила или для устрашения соседей, у которых тоже были упитанные коровы, — теперь уже и не дознаешься. Но факт остается фактом – раз за разом после проверок у коров Софьи Даценко обнаруживался лейкоз и тут же выносился приговор: немедленно прирезать! Или, еще лучше, без хлопот сдать заготовителям, вон, они уже у ворот стоят. Что интересно: сами хозяева не имеют права реализовывать мясо зараженной коровы, а на заготовителей это не распространяется: сегодня забьют – завтра уже на базаре торгуют со всеми разрешительными справками от ветслужбы и сельсовета.

— Восемнадцать коров мне загубили, — рассказывает Софья Николаевна. – Горе такое! И что я только ни делала, чтобы остановить безумие. – Возьмут пробы, я в тот же день вызываю врача из другого района, он приезжает, берет кровь, увозит к себе на проверку. Результат: «наша» лаборатория традиционно выявляет лейкоз, у «чужой» даже намека на болезнь нет. Несколько раз подавала в суд, просила назначить независимую экспертизу – отказывают. Сама возила анализы в Москву, в Пензу, Уссурийск, везде отрицательный результат. Наши власти только злятся: «То, что Москва сказала – нам не указ». Сменился ветврач в районе, ушла наша преследовательница, пришел новый. Надеялись, что теперь будет по-другому. Куда там! Кто в селе жил, тот знает: ветслужба – это настоящая мафия, все друг друга покрывают и мимо своего рта не пронесут.

За крестьянских коров и впрямь принялись пуще прежнего. Лейкоз обнаружился уже не только у коров Софьи Николаевны – пошел по всему селу. За год –два от тридцати буренок не осталось ни одной. Подобная ситуация – во всех окрестных селах. В Тавричанках в том году так прижали, что жители хором сдали своих коров скупщикам за копейки.»

Зато район перевыполнил план по мясу! Никогда еще на базаре не было столько говядины, как в те проклятые годы. И столько обнищавших крестьян раньше не наблюдалось. «Невозможно смотреть, — пишут «Арсеньевские вести». – В магазине порошковое молоко по 120 рублей за литр, замазка из пальмового масла под видом сыра. Натуральных продуктов нет, а если бы и появились, покупать их не на что — села полностью без работы». Софья в таком же положении: пенсия 10 000, сидит на хлебе с водой, чтобы выгадать на сено для коровы с теленком. Им голодать нельзя, иначе не доживут до лучших времен, которые знавала хозяйка.

— Хорошая дойная корова стоит 200 тысяч, — рассказывает про свое лучшее Даценко. – Молоко у нас на трассе 150 рублей полтора литра. После отела у меня каждая корова давала по 35 литров молока в сутки, в среднем по году — десять литров в день. Ну я ж вам говорю: фабрика! В хорошие «молочные» периоды прибыль от каждой коровы доходила до тысячи рублей в день. И это несмотря на дороговизну кормов и сена. Мне это было нипочем – я зарабатывала, и людей кормила, и сама жила как человек. Вот дом задумала строить… До крыши довела, и всё – десятый год стоит, разрушается. Нету средств накрыть, чтобы не текло. Не думала, что крепкое хозяйство так легко разорить…

Да запросто! Сама же рассказывает: за каждую дойную корову, приговоренную к убою «за лейкоз», ей платили «мясную» цену — 35 тысяч рублей за все – от рогов до копыт. Такие расценки у перекупщиков, которые неизвестно кто устанавливал и благословлял, но почему-то эти барыги караулили каждый двор и раньше хозяев знали, какому из них власти вынесут приговор. Брала кабальную цену, плакала, добавляла из последнего и снова обновляла стадо. Выхаживала, раздаивала, и через год два, как войдут в силу, все опять повторялось – цепляют лейкоз, и корову под нож.

Если бы только это! «Несколько лет назад у меня украли двух коров, – продолжает пенсионерка. – Увели в лес, там зарезали, мясо увезли, а кишки выкинули. Я написала заявление в полицию, они никого не нашли, да и не искали. Повезла кишки на экспертизу в лабораторию, чтобы хоть подтвердили, что коровы были здоровы. Не взяли. Поехала в независимую лабораторию. Одна экспертиза стоит 3 тысячи рублей, у меня их уже сотни прошли. Собрала кое-как, заплатила… Суд результаты признавать не желает… До 2015 года у меня адвокаты были, помогали отбиваться. Им тоже сколько переплатила. Но дело — никак! Один пришел, честно сказал: «Все, Софья Николаевна, сдаюсь. Ни в один кабинет нельзя зайти — все на вас злые: зачем она в Кремль пишет! Перед Путиным позорит, Медведеву жалуется. А куда мне еще написать? Всюду глухо, никому не интересно, как гнобят простых крестьян. Отписками печку можно топить.

В поисках справедливости дошла до того, что теперь ее корове и теленку, последним в селе, вообще перекрыли кислород. Раньше тридцать соток луга арендовала рядом с домом. Как только начала с администрацией судиться, в аренде ей отказали. Сын просил те же сотки в аренду – как бы для себя лично, — тоже не дали». И вдруг весь луг администрация отдает некоему гражданину под строительство коттеджа. А корова с теленком теперь сидят без пастбища – видать, власти , окончательно поставили крест на частном хозяйстве. Такая вот политика в отношении крестьян.

Не так обидно, если бы рядом развивалась какая-то альтернатива. Судя по официальным отчетам, и того нет: все сельхозпоказатели в глубоком минусе, вырезанное в начале девяностых поголовье коров и поныне не восстановлено. В рамках нацпроекта «Развитие АПК» власти Приморья несколько лет назад завезли из Австралии 187 герефордов и навязали их хозяйствам. Осчастливленный фермер из КФК «Макаренко» рассказал «НИ», как из-за этих коров фактически погибло его хозяйство: «Чтобы нести расходы, мы занимали деньги у банка и у частных лиц под 10% в месяц. Мы потеряли не только ферму, но и все свое имущество, которое закладывали для получения займов. Когда везли коров, президент Владимир Путин говорил, что это будет элитное стадо России. В это поверили и мы, но нас обманули». Эти заморские коровы, черт бы их побрал, все как одна приехали с больной печенью, некоторые уже были беременными и разродились мертвыми телятами. Затем и сами копыта отбросили. При этом коровы были поставлены в КФХ намного дороже, чем могли бы быть приобретены на мировом рынке. Никакие расходы, несмотря на обещания, крестьянскому хозяйству возмещены не были.

— Дело прошлое, — сказал собеседник «НИ», — но доведись вернуться к тем дням, я бы насмерть стоял, но не стал бы связываться с чужим генофондом. У нас в частных хозяйствах отличные коровы, приспособленные к стрессовым условиям. Ну разве не факт, что у нас уже Софью Даценко затюкали до полусмерти лейкозом, а ее «больные» животные как давали по три ведра молока в день, так и дают. А если без шуток, то сначала надо выявить причину «коровьей заразы» — и можете не сомневаться, что это кумовство и коррупция, потом как следует прописать «диагноз» чиновникам согласно уголовному кодексу, и крестьянская инициатива попрет – не остановишь, никаких стимулирующих нацпроектов не надо.

Это, похоже, дошло уже не только до пострадавших. За разоренных крестьян вступился Народный фронт Приморья. Под их нажимом очухалась краевая ветслужба и своей волей сняла с коров Софьи Даценко десятилетний карантин. Новый глава района на радостях привез женщине машину дров и воз сена взамен того, что ей накануне сожгли «добрые люди». Софья Николаевна непреклонна. Подала апелляцию в краевой суд на решение районной инстанции и намерена получить от чиновников 10 миллионов рублей за свое разрушенное хозяйство и испорченную деловую репутацию.

— Шансы есть, — в комментарии для «НИ» заявила глава Ассоциации адвокатов России Мария Архипова. – Законодательством предусмотрена компенсация владельцам хозяйств за вред, нанесенный властями. Более того, она гарантирована и Советом Европы, можно обратиться в Европейский суд по правам человека, прецеденты такие есть. Их, правда, мало, так как граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность, боятся государства, часто платят взятки, выстраивают неофициальные отношения, а отсюда и опасения предъявлять претензии. Плюс традиционный страх, передаваемый из поколения в поколение, перед государством как источником репрессий и раскулачивания. Все это мешает россиянам воспользоваться своими правами и не просить, а требовать от государства возмещения за причиненный вред личности и имуществу. То есть право на компенсацию есть, вот только пользоваться им люди не хотят. Тем самым плодится практика беззакония, культивируется догма, что ничего от государства получить нельзя, кроме неприятностей. Что касается случая Софьи Даценко, то она в прямом смысле «белая ворона» в российской практике, и ей можно пожелать только здоровья, чтобы она добилась своего и отстояла свои права. У таких несгибаемых людей, уверяю вас, всё получится.

Долгая, совершенно запутанная история с коровами одной приморской пенсионерки. Девять лет их держат на карантине, не позволяя хозяйке продать ни капли молока. Между тем, ей 74 года, а жить не на что и практически негде — на подворье Софьи Даценко, в селе Вольно-Надеждинское, крепко держатся только она сама и коровник.

Сейчас только Ночка. А когда-то было у неё шесть коров. И при Советах молоко сдавала государству. А потом и сама торговала сливками, сметаной. Пока не решила на заработанные деньги поставить, наконец, нормальный дом. С фундаментом договорилась в местной ветслужбе: да, видно, не на того врача поставила старушка.

Софья Даценко, пенсионер, владелица коровы: «Татьяна Ивановна, она была главврач тогда за Римму Александровну. И говорит, ты у меня фундамент купишь за 50 тысяч. Я говорю, дорого, я уже за 20 беру. А она мне — Вы еще пожалеете об этом».

Что ветврачи продвигали родных и знакомых из строительного бизнеса — то по-человечески понятно. Что слова одной из сотрудниц ветстанции обернулись глобальной проблемой длинною в 9 лет? Может ли быть такое? Но именно в 2008 году, после отказа от дорогого фундамента, у коров Софьи Даценко вдруг обнаружился лейкоз.

Анализ крови трех, якобы больных, буренок исследовала альтернативно. Результат отрицательный. Но животных уничтожили. Торговать молоком запретили, хотя остальные были в порядке. До Москвы добралась пенсионерка.

Еще двух коров у неё украли и забили. Здоровых, говорит. Доказательства — кипа бумаг для десятков судов и обращений в прокуратуру края и района. Противостояние растянулось на 9 лет, в Вольно-Надеждинском объявился даже антикоррупционный комитет из самой столицы. Не помогло.

Кроме Ночки рогатой, грузовик — её друг и помощник. В этой жизни старушка рассчитывает только на себя. С роднёй натянутые отношения. Так не в характере ли дело? Комментировать вызвался глава Приморской ветслужбы, пока младшие коллеги в отпуске и на больничном.

Дмитрий Кузин, руководитель государственной ветеринарной инспекции Приморского края: «Говорить, что дело в человеке или болезни тут нельзя. Есть инструкция. По-новой нужно сдать анализ, а потом еще через три месяца, и вопрос исчерпан».

Дмитрий Кузин готов собрать для проверки Ночки и специальную комиссию из краевых ветеринаров. Лишь бы Софья Николаевна была дома и открыла двери.

К делу пенсионерки Софьи Даценко сегодня подключился и Общественный народный фронт. Его приморские активисты направили обращение в прокуратуру региона. Любые подвижки намерены отслеживать и мы.

в Общество 21 Просмотров

76-летняя Софья Доценко из Приморского края были лишены права продавать молоко и мясо в течение десяти лет. Результат потрясающий: экономика разрушена, крестьянин без средств к существованию. Власти компенсировали ущерб, нанесенный в барабаном на зиму. Она, в свою очередь, намерен наказать обидчиков.

Бутузова Людмила

Софья Николаевна очень долго не отвечает. Не работать – не гони – село Вольно-Надеждинское, Приморский край, 9 тыс. км от Москвы. Так что если что-то случилось?

Видел звонки, набирает себе: “я пошел в коровник – корова с теленком, чтобы накормить и согреть. Здесь холодно. Дом совсем дырявый, не греет…”

Подмывает спросить: “А как насчет машины древесины? Там также была помощь от районного…”

Вот видите, как Софи улыбается, подтверждающие хвост, волочащийся сзади ее славы, неблагодарным, что она-женщина, капризная, без уважения к власти. Она не хочет, чтобы исправить эту функцию: “Благодарю тебя, Мерси… Да, я буду заполнять с дерева – дай только восстановить справедливость и экономика”.

С экономикой, казалось бы, есть прогресс. Прошлой весной, с усадьбы Софьи Николаевны снял, наконец, десять лет карантина (. ) и снова она может держат коров, продают молоко, сыр, масло для ее многочисленных клиентов, без голодных натуральных продуктов. Корова ночью с телкой на старте.

Правосудие-это проблема. Суд против своих гонителей, уничтожить ферму, Софья Доценко потерял. Сразу после снятия карантина, она подала в суд иск против местной администрации и ветеринарной службы, в котором он просил компенсировать причиненный ей материальный ущерб в размере 10 миллионов рублей. Районный суд оказался в очень сложной ситуации. Закон не позволяет сразу послать скандальные старухи, но также, чтобы решить справедливость требует признать, что все десять лет ветеринарной службы изменяешь, и районные власти этому потворствовали. В текущем наборе заказа– это тоже ни в какие ворота! Более половины судебных разбирательств пришли к выводу, что все, кроме Донченко, следуют правилам и никто не виноват, что правила она не угодила

– Это было ожидаемо, – говорит глава Ассоциации Адвокатов России за права человека Мария Архипова. – Не родился в Надеждинском районе судей, которые бы рискнули, чтобы выяснить, почему ветеринарные врачи из года в год признают здоровых коров и больных, почему они не лечат, а сразу приговорили на заклание. Мы следили за этим процессом. Есть такая “почему?” накопилось воз и маленькая тележка. Например, суд полностью проигнорировал заявление Донченко, что за десять лет она почувствовала страх за экономику и жизнь своих животных пережили душевные страдания, унижающее достоинство обращение, подвергались преднамеренным и организованным преследованием со стороны ответчиков. Статья 3 Европейской конвенции приравнивает к страданиям продолжается во время пыток, Надеждинского района суд принял их в бессмысленных обстоятельствах. Ну, вы знаете, не может быть простым крестьянином, ни вины, ни страданий, ни доброго имени – все это применяется только к чиновничьей должности. В этом весь ужас российской глубинки. Даже суд признает, что выживает только тот, кто смотрит в глаза чиновника, за все благодарит и кланяется.

Софья Николаевна еще один фрик – спина не прогибается. 76 лет, живет одна, держит коров, как он может помнить.Не для личного пропитания, она будет достаточно козочек. “Просто люблю это дело. О, это очень здорово! Кормить птенца через год это молочный завод, а также лучше – тем больше получаешь”.

Менее шести коров у нее никогда не было, в основном 12-15 – ферме! Софья Доценко был модели christianlove во времена СССР. Мясо за копейки сдавали государству, молочные продукты продавали себя на рынке. Поэтому восстановление было не страшно, только добавлены функции: управлять, например, чтобы купить грузовик и оборудовать сарай. Короче, в свои пожилые годы стал настоящим работник производства нового времени. Бы честь, половина из Владивостока посадили бы ее за превосходное качество продукции.

Все было хорошо, пока я решил зарабатывать деньги, чтобы поставить, наконец, нормальный дом старинке уже ничего не стоит. Нашли в деревне те же трудолюбивые люди договорились о фонд 20 000 рублей. Позади уже решил навязать ей услуги по более высокой цене.

– Приехал в командировку в местную ветеринарную службу, – говорит Софья Николаевна.- Решил вопрос, а потом Татьяна, она была начальником то, сказал, что Фонд вы будете Моим народом делают более 50 тысяч. Я начал оправдываться: дорого, уже договорились за 20. И она сказала мне “Ты пожалеешь об этом”.

Что ветеринары повысили родственников и друзей из строительного бизнеса — по-человечески понятно. Но слова одного из сотрудников ветстанции превратился в глобальную проблему длины 10? Может ли быть такое? Но в 2008 году, после отказа от дорогого фундамента коров Софья Доценко вдруг обнаружили лейкоз.

Два слова о том, что это за такая болезнь у крупного рогатого скота. По официальным данным, лейкоз инфицированных в России, каждая третья корова. Однако, в реальности эта цифра может достигнуть 90%. В Америке, например, эти показатели не стоит недооценивать, и ничего, живут с этим, от молочных продуктов не отказываются. “Коровы лейкоз” не может быть передан. Чтобы уничтожить вирус, молоко достаточно нагреть до 60 градусов.

Конфликты крестьян с ветеринарными службами из-за лейкемии началась приблизительно в 2008 году. Так придирчивы приморские ветеринары, как бы совпадают с общенациональной разгона, и даже оправдать, если бы не были так избирательны и не разорили крестьян. Еще один момент. Если свиньи в частных домах, при обнаружении чумы свиней, забитых и сожженных, с лейкемией ситуация не столь трагична – инфицированных корову поместили в карантин в течение трех месяцев животное не может быть выпущен из двора на пастбище, запрещено продавать молоко и мясо. А потом что? И тогда, по словам Дмитрия Кузина, начальник Государственной ветеринарной инспекции Приморского края, есть такие слова: “после трехмесячного карантина еще один анализ, и вопрос исчерпан”.

В случае Софья инструкция Доценко не срабатывает после первого анализа, который якобы показал положительный лейкемии, одну корову и ребенка зарезали прямо во дворе на глазах у хозяйки. После осмотра трупа ветеринары выяснили, что ошибочка вышла – животное страдает от лейкемии, возникло небольшое воспаление из-за беременности, корова носил теленка.Софья Николаевна еле откачали. И кто бы испытал такую ситуацию, когда из-за неправильного диагноза, прежде чем ты разрушил две живые души? Но не нести ответственность за свои действия, у ветеринара, по словам Софьи Николаевны, тесты “исправить” и лейкоз нашли коров. Но старый сертификат с правильным диагнозом, выберите хозяйки не удалось. Конфликт вступил в новую, мстительный фазы. Доценко боится за оставшихся коров, и поэтому они не повторят судьбу ребенка во время каждого визита был перепроверить ветеринарной службы.

Знает, Софья Николаевна, как выглядеть и чувствовать себя, как корова, заболела какой-либо инфекционной болезни. И ее коровы без видимых признаков лейкоза нет! Доится как обычно, веселый, ест хорошо, вес набирают. А вот как подобрать чуть больше, так сразу район ветеринары наскоками. Да не один, а прямо от сотрудников полиции. Почему это было сделано? – Что Софии не было беспорядков, или пугать соседей, которые также были сытые коровы – это уже не госнеллс. Но факт остается фактом – снова и снова после проверок у коров Софьи Доценко был обнаружен лейкоз и тут же ввели фразу: сразу убить! Или, еще лучше, без хлопот сдать Packers выиграли, они уже у ворот. Интересно, что сами хозяева не имеют права продавать мясо зараженных коров, и упаковщиков, это не относится: на счет сегодня – завтра уже на рынке торгуете со всеми необходимыми сертификатами от ветеринарной службы и сельсовета.

Восемнадцать коров погубили меня, – говорит Софья Николаевна. Горе! И что я только не делала, чтобы остановить безумие. – Взять образец, я в тот же день вызвали врача из другого района, он поступает в кровь, забирает к себе на рассмотрение. Результат: наша лаборатория традиционно определяет лейкоз, “чужой” даже намека на болезнь нет. Несколько раз судился, просил назначить независимую экспертизу отказано. Она отвозит анализы в Москве, Пензе, Владивостоке, везде отрицательный результат. Наше правительство просто разозлиться: “что Москва говорит – нам не указ”. Сменили ветеринара в районе, покинул наш сталкер пришел новый. Надеялся, что теперь будет по-другому. Куда там! Кто жил в деревне знает, что ветеринарная служба-это настоящая мафия, все покрывают друг друга и мимо рта не пронесет.

Для крестьянских коров действительно стали больше, чем когда-либо. Лейкоз был выявлен не только у коров Софьи Николаевны – пошел по всей деревне. За год или два из тридцати коров там не один. Аналогичная ситуация в близлежащих деревнях. В Тавричанка в том году так прижал, что жители хором сдали своих коров покупателей за гроши”.

Но район перевыполнил план по мясу! Никогда прежде на рынке не было столько говядины, как в те проклятые годы. И так много бедных крестьян не наблюдалось. “Ты не можешь смотреть, – пишут “Арсеньевского сообщения”. – Цех сухого молока за 120 рублей за литр, замазка из пальмового масла под видом сыра. Натуральных продуктов нет, и если я появился купить их в той деревне совсем без работы.” София в таком же положении: пенсия от 10000, сидит на хлебе и воде, чтобы получить на сено для коровы и теленка. Они подохнут в противном случае не доживут до лучших времен, которые знали, что хозяйка.

Хорошая молочная корова стоила 200 тысяч, – рассказывает о своей лучшей Доценко. – Молоко на дорогу 150 рублей полтора литра. После отела у меня каждая корова давала 35 литров молока в сутки, в среднем за год до десяти литров в день. Ну я скажу тебе, завод! В хорошем “молоко” периодов, прибыль от каждой коровы пришли до тысячи рублей в день. И это несмотря на высокую стоимость кормов и сена. Для меня это было ничто я заработал, и людей кормит, и она жила как человек. Вот это дом, планируется строительство… на крышу привезли, и все десять лет стоит, разрушается. Нет средств, чтобы покрыть, чтобы не текло. Не думаю, что сильная экономика-это так легко разрушить…

Так легко! Она говорит: за каждую дойную корову, осужденного на заклание “лейкемии”, она платила цен на мясо – 35 тысяч рублей за все, от рогов до копыт. Такие расценки у перекупщиков, которые не знают, кто установил и благословил, но почему-то барыги охраняемая каждом дворе и перед владельцами знал, какой из них власти будут принимать решение. Взяли кабальные цене, воскликнул, добавил новейших и снова обновили стадо. Кормила, был raddiwala, а через год или два, как вступит в силу, все повторится – цепляться лейкоз, и корову под нож.

Если бы только это! “Несколько лет назад я украл двух коров, – продолжает пенсионерка. – Отвез ее в лес, там убили, мясо, и кишки выбрасывают. Я написала заявление в полицию, они никого не нашли, и не. Повезло кишечника для обследования в лаборатории, по крайней мере, подтвердил, что корова была здорова. Не взял. Пошла в независимую лабораторию. Одна экспертиза стоит от 3 тысяч рублей, у меня сотни прошли. Я схватил несколько как платных… выводы суда признавать не желает… до 2015 года мои адвокаты помогли отбиться. Они слишком много переплатили. Но это – ни в коем случае! Один пришел, честно сказал: “Все, Софья Николаевна, сдаваться. Никто в офисе не может идти все зол на тебя: почему это в Кремле пишет! Позор Путину, Медведеву и жалуется. Где еще я могу писать? Везде скучно, никого не волнует, как просто гнобить крестьян. Ответы на печке тепло.

В поисках справедливости дошли до того, что теперь коровы и теленок, последний в деревне, фактически перекрыли кислород. До тридцати акров луга сняли возле дома. Как только начала с администрацией судиться, в договоре аренды она отказалась. Сын задал тот же сотки в аренду – как бы для себя, тоже не дали”. И вдруг всю поляну администрация дает определенный гражданин под строительство коттеджа. Корову и теленка сейчас сидят без пастбищ, вы видите, власти, наконец, покончить с частным сектором. Такова политика крестьян.

Разве это не позор, если он создал какую-то альтернативу. Согласно официальным сообщениям, и что все selhozakademii в темно-красный цвет, резные в начале девяностых годов поголовье коров и до сих пор не восстановился. В рамках национального проекта “Развитие АПК” власти Приморья несколько лет назад был привезен из Австралии 187 Херефорд и ввел свои фермы. Счастливый фермер от КФК “Макаренко” он сказал “Нет”, так как эти коровы на самом деле убил ее экономику: “для того, чтобы нести расходы, мы заимствуем деньги из банка и от частных лиц под 10% в месяц. Мы потеряли не только фермы, но и все их имущество, которое было заложено для получения кредита. Когда везли коров, президент Владимир Путин заявил, что это будет элитное стадо России. Верю, что это мы делаем, но мы были обмануты”. Заморские коровы, будь они прокляты, все как один встали с проблемами печени, некоторые уже были беременны и доставлен мертвых телят. Сами-то копыта отбросил. В этом случае коровы были доставлены в КФХ значительно дороже, чем можно было приобрести на мировом рынке. Никаких расходов, несмотря на обещания, крестьянского хозяйства не были восстановлены.

– Дело прошлое, – сказал собеседник “НИ”, но если вы вернуться в те дни, я бы была смерть, но не стали бы связываться с чужой генофонд. У нас в частных домохозяйствах, отличное коров, адаптированных к стрессовым условиям. Не факт, что у нас есть Софья Доценко затюкали до смерти от лейкемии, и ее “больным” животным дали три ведра молока в день и давать. А если без шуток, то сначала надо определить причину “коровье бешенство заразы” – и вы можете быть уверены, что это кумовство и коррупция, то как пишут “диагноз” чиновников, которые в соответствии с Уголовным кодексом, и крестьянскую инициативу спорить – не хватит никакого стимула проектов не стоит.

Это, кажется, пришел не только к жертвам. За разоренные крестьяне вступились за Народный фронт в Приморье. Под их давлением пришел к региональной ветслужбы и его воля были удалены от коров Софья Доценко десятилетний карантин. Новый глава района на радостях принес женщине машину дров и сена в обмен на то, что она сожгла накануне “добрые люди”. Софья Николаевна была непреклонна. Подали апелляцию в областной суд на решение районного суда и намерена получить от чиновников 10 миллионов рублей за свою разрушенную экономику и испортила репутацию.

– Есть шансы, что в комментариях на “нет”, – сказал руководитель Ассоциации юристов России Мария Архипова. – Законодательство предусматривает компенсацию владельцам за вред, причиненный органами власти. Кроме того, гарантируется и Совета Европы может обратиться в Европейский суд по правам человека, прецеденты есть. Они, однако, не хватает, как физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, боится государства, часто платить взятки, строить неформальные отношения, а значит, и забота, чтобы составить исковое заявление. Плюс, традиционный страх передается из поколения в поколение, чтобы государство как источник репрессий и раскулачивания. Все это мешает россиянам использовать свои права и не просить, но требовать от государства компенсации за вред личности и имуществу. То есть, право на компенсацию, просто использовать его люди не хотят. Таким образом, плод практики беззакония, культивируется догму, что ничего у государства не может быть получена, кроме неприятностей. Как в случае Софьи Даценко, он буквально “белой вороной” в российской практике, и она может только пожелать здоровья, чтобы она добилась своего и боролись за свои права. Эти неукротимые люди, я вас уверяю, все наладится.

Лет эдак двадцать назад в любой газете можно было встретить рубрику «Вести с полей», «Битва за урожай» (или что-нибудь в этом роде), где рассказывалось о жизни наших сел и деревень, о крестьянском труде, о земледельцах и животноводах, о надоях и количестве центнеров с гектара… Сейчас об урожаях если и пишут, то больше в рамках операций «Мак» или «Конопля», а простые селяне и фермеры как бы «за скобками» общественного внимания, хотя именно они остаются движущей силой агропромышленного комплекса.

Софье Николаевне Даценко, жительнице Вольно-Надеждинского, уже за 60 лет. И всю жизнь она занимается крестьянским трудом — на ее личном подворье содержится обычно от 4 до 6 коров, и опыта в обращении с буренками Софье Даценко не занимать: она своих кормилиц не просто хорошо знает, но буквально чувствует и сопереживает. Но вот уже второй год идет, как за буренок Софьи Николаевны «взялись» сотрудники районной ветслужбы, да еще при поддержке милиции! На пожилую крестьянку в прошлом году даже уголовное дело заводили (правда, к концу года всё же прекратили), ее завалили предписаниями, в суд повели — с требованием забить ее коровок. Забить на мясо, да и то при определенных ограничениях в использовании. А еще лучше — продать кормилиц, предназначенных на убой коров, по дешевке: дают за них «добрые люди» примерно в три-четыре раза меньше рыночной цены! Странно даже, почему пожилая селянка, едва ли не всю жизнь с буренками провозившаяся, упирается и коров своих забивать не хочет?

Коровы, бывает, страдают опасным недугом, именуемым «лейкоз». Инфекционное вирусное заболевание, от которого на данный момент нет эффективных лекарств и нет прививок. Диагноз «лейкоз» для коровы — смертный приговор: больное животное подлежит забою. Инфицированный скот, в отношении которого возникли подозрения на вирус лейкоза, положено содержать отдельно от здорового стада, молоко таких коров можно использовать только после пастеризации — да и то лишь до тех пор, пока диагноз-приговор не подтвердится повторным исследованием крови животного через 60 дней. А уж если факт наличия лейкоза подтвержден — всё, хана, под нож и точка. Закон такой…

И вот с тех пор, как в Надеждинском районе Приморского края в конце 2008 года сменился районный ветеринарный врач, стали коровы Софьи Даценко болеть лейкозом! Раньше вот не болели буренки, а тут — одна за другой: сперва Малышка, затем Рогулина с Чернулей… И приговор: резать! Или, еще лучше, без хлопот сдать заготовителям, вот и телефончики их можно подсказать…

Однако, как говорилось выше, лейкоз коров — болезнь опасная и давно известная. Знает Софья Николаевна, как выглядят и чувствуют себя коровы, захворавшие этим недугом. А у ее буренок никаких видимых признаков лейкоза нет! Малышку действительно зарезали с перепугу, мясо съели. А потом призадумались: что же за такая напасть такая? И стали делать дублирующие анализы.

Вот приезжает районный ветврач госпожа Селезнева брать пробы крови у буренок Софьи Даценко, да порой и не одна, а прямо с офицерами милиции (один из которых ей, говорят, родным братом доводится), с санитарами вверенной ей службы, берет кровь на анализ. А Доценко потом вызванивает ветеринарного врача из совхоза «Тихоокеанский», та тоже берет кровь тех же коров, и эти пробы взрослая дочь Софьи Николаевны отвозит, например, в Уссурийск, сдает от своего имени. И выходит так, что результаты анализов коров СОФЬИ ДАЦЕНКО, взятые Селезневой, — положительные на лейкоз. А вот результаты анализов, которые сдала ИРИНА ВОЛЬТОВА, дочь Софьи Даценко, — отрицательные! Хотя коровы — одни и те же, анализы взяты с временным промежутком в 1–2 дня, профессионалом этого дела. Можно, конечно, заподозрить, что у дочери Софьи Николаевны какие-то свои связи в Уссурийской лаборатории. Но такие «независимые» исследования крови буренок Софья Доценко делала не только в городе Уссурийске и не только с помощью дочери. Делали анализы и в Артёме, делали даже в Пензенской области, где у Софьи Даценко родня проживает и куда она специально эти пробы крови отправляла на исследования, а сдавал их ее брат по доверенности: не нашли пензенские ветеринары смертельной болезни у ее коров! Так, может, логично допустить, что это не у Софьи Даценко и ее родных некие «связи», а у ветврачей Надеждинского района?

Заподозрив это, Софья Даценко при посредстве своего адвоката (а к помощи адвокатов пожилую селянку вынудили прибегнуть еще в прошлом году во время судебных тяжб о принудительном забое скота и попытке уголовного преследования за продажу молока) обратилась в СКП с заявлением. Просит провести проверку на предмет наличия в действиях районного ветврача Селезневой и сотрудников районной милиции состава преступления по ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями).

Ведь в начале нынешнего года, когда ветврач с милицией в очередной раз прибывали на подворье к Доценко, с требованием немедленно забить ее коров, у Софьи Николаевны давление резко подскочило, гипертонический криз случился, пришлось ее на станцию скорой помощи срочно везти. А тут еще и судебные приставы являются поздним вечером, около 22 часов, также требуя НЕМЕДЛЕННОГО исполнения суда о забое скота — хотя люди вроде бы взрослые и должны понимать, что забой и разделка туш коров — дело не минутное, требует подготовки.

Но Софья Николаевна пока сдаваться и не намерена, отстаивает своих буренок. Тем паче, что за минувшие полтора года, с тех пор как ее коровам вынесли диагнозы-приговоры, их, коров, самочувствие нисколько не ухудшилось! Буренки живы и здравствуют, вполне упитаны, имеют высокие надои — что не свойственно животным, больным лейкозом. И даже решение суда об их болезни глупым коровам не указ — не хотят они болеть!

Кстати говоря, готовя этот материал, невольно ознакомился с проблемой «что такое лейкоз у скота и как с ним бороться». И по ходу работы с этой информацией нашел такое совпадение: шесть лет назад в одном из районов Украины была такая же проблема. Как сообщала киевская газета «Зеркало недели» в номере от 28 августа 2004 года, в Станично-Луганском районе Луганской (бывшей Ворошиловградской) области Украины в 2003 году началась небывалая ранее «эпидемия лейкоза» коров у частных владельцев (но эта «эпидемия» не коснулась крупных хозяйств района). Там заготовители скота ездили по селам с уже готовыми списками, а порой приезжали за коровами на убой даже раньше, чем местные ветеринары успевали огласить свои «диагнозы-приговоры» их хозяевам! И эту «эпидемию» на Луганщине прекратила… прокуратура! После того как выяснилось, что независимые исследования крови животных, сделанные их хозяевами в других городах (в Харьковской и Луганской сельхозакадемиях или даже в российском городе Миллерово), дают совершенно иные результаты — буренки оказывались здоровыми! А потом всплыла и такая пикантная деталь: выяснилось, что лабораторию, где исследуют кровь скота и ставят «забойные» диагнозы, возглавляет супруга районного главного ветврача… После этого скандала «эпидемия лейкоза» у коров Луганщины резко пошла на спад, а разъезды по селам наглых заготовителей мяса прекратились. Правда, из районной ветеринарной службы и лаборатории вдруг спешно уволились многие сотрудники — во избежание, так сказать, более серьезных последствий.

Не хочется проводить параллелей, но некоторые детали наводят на размышления. Может быть, и в Приморье прокуратура с СКП смогут внести свой весомый вклад в борьбу с заболеваемостью крупного рогатого скота лейкозом? Ведь если мы говорим о каких-то приоритетных нацпроектах, одним из которых является развитие сельского хозяйства, то должностные лица государственных служб должны способствовать именно РАЗВИТИЮ, а не удушению селян. Хозяева буренок не враги самим себе и своим кормилицам, они знают, какую опасность несет лейкоз, где одно больное животное угрожает всему стаду, и вряд ли станут защищать от забоя скот, представляющий опасность для всего поголовья в хозяйстве и молоко которого может быть заразным. И ветеринары на селе необходимы именно для помощи селянам и их живности — в Приморье поныне не восстановлено поголовье коров, вырезанных в начале девяностых, а ведь еще в 1991 году газета «Утро России» тоже рассказывала о массовом забое коров в Партизанском районе края именно под предлогом лейкоза, хотя и там имели место визиты настойчивых мясозаготовителей с характерной бандитской внешностью и повадками, пишет Виктор Булавинцев ( ДВВ ).

А сейчас в Приморском крае всё чаще фиксируются факты хищений скота и его забоя на мясо, бандитские налеты на фермеров и их хозяйства, рэкет перемещается из городов в сельскую глубинку края. Если к этому прибавить еще и «эпидемии лейкоза» у коров, часто не подтвержденного независимыми исследованиями, то сложно говорить о развитии села: селяне и фермеры никак не успеют разбогатеть, раз уж поднимает голову криминал, а государство селян не защищает.

Указ Губернатора Алтайского края от 10 февраля 2017 г. N 13
«О награждении премией Губернатора Алтайского края за достижение наивысших показателей в молочном животноводстве»

Во исполнение указа Губернатора Алтайского края от 24.04.2020 N 43 «О премии Губернатора Алтайского края за достижение наивысших показателей в молочном животноводстве»:

2. Министерству сельского хозяйства Алтайского края (Чеботаев А.Н.) согласно утвержденным спискам произвести выплату премии Губернатора Алтайского края за достижение наивысших показателей в молочном животноводстве.

Губернатор Алтайского края

10 февраля 2017 г.

Список
операторов машинного доения, достигших в 2016 году уровня продуктивности от 6000 и более килограммов молока от одной коровы
(утв. указом Губернатора Алтайского края от 10 февраля 2017 г. N 13)

Лушпенко Альбина Александровна

Машкина Наталья Петровна

Папуша Вероника Витальевна

Разумова Наталья Александровна

Алейский район, ИП-глава КФХ «Золотая осень» Рябцев И.И.

Сычева Елена Александровна

Гвоздева Ольга Александровна

Жихарева Людмила Васильевна

Бийский район, АКГУП «Бийское»

Литвинова Светлана Владимировна

Бийский район, СПК «Колхоз им. Калинина»

Быкова Галина Андреевна

Либуцкас Светлана Алексеевна

Шадрина Светлана Алексеевна

Кертнер Светлана Николаевна

Корниенко Елена Михайловна

Зональный район, ООО «Октябрьское»

Косолапова Елена Борисовна

Красильникова Светлана Петровна

Потешкина Лариса Михайловна

Родионова Ольга Анатольевна

Соболева Елена Владимировна

Тараканова Рита Михайловна

Фефелова Людмила Петровна

Шиль Екатерина Васильевна

Якукина Наталья Михайловна

Волкова Ольга Александровна

Зональный район, ООО «Приозерное»

Ефимова Татьяна Александровна

Иванова Елена Ильинична

Паршина Татьяна Александровна

Толмачёва Людмила Викторовна

Корчуганова Наталья Александровна

Зональный район, ООО «Агрофирма «Нива»

Бурыкина Наталья Александровна

Емельянова Наталья Владимировна

Константин Евгения Владимировна

Кремнева Светлана Викторовна

Кулагина Галина Геннадьевна

Зональный район, ООО «Агрофирма «Урожай»

Николаева Наталья Анатольевна

Пешкова Людмила Александровна

Сидякина Татьяна Алексеевна

Старикова Ирина Михайловна

Шишкарева Анна Александровна

Забелина Ольга Николаевна

Мамонтовский район, ООО «АгроМилк»

Казбекова Кульбарам Мухомедьяровна

Шатрова Светлана Леонтьевна

Новичихинский район, ООО «Россия»

Канынина Наталья Валерьевна

Кирикова Ольга Николаевна

Макаренко Марина Владимировна

Мишнёва Анна Анатольевна

Павловский район, ЗАО «Колыванское»

Гильман Ольга Викторовна

Ермошкина Светлана Николаевна

Павловский район, ООО «Сибирские бычки»

Лоренц Мария Александровна

Чебаевских Любовь Ивановна

Шипунова Елена Владимировна

Высоцкая Галина Викторовна

Гайдукова Нина Анатольевна

Дудкина Татьяна Дмитриевна

Кузнецова Людмила Николаевна

Кульдешова Наталья Владимировна

Левандовская Ирина Геннадьевна

Милаева Галина Владимировна

Попова Вера Петровна

Протас Галина Григорьевна

Тишкина Елена Викторовна

Усова Светлана Алексеевна

Павловский район, СПК «Бурановский»

Абросимова Татьяна Валерьевна

Барышникова Елена Николаевна

Биниман Оксана Юрьевна

Вольф Людмила Александровна

Головачева Софья Владимировна

Городовая Лилия Михайловна

Егерь Александра Владимировна

Егерь Ольга Андреевна

Зенченко Наталья Владимировна

Каплина Любовь Алексеевна

Каренгина Елена Владимировна

Карпова Наталья Васильевна

Косорукова Алла Владимировна

Кузнецова Лидия Константиновна

Лебедь Ольга Юрьевна

Малыгина Ирина Валериевна

Мироненко Елена Валерьевна

Митрофанова Мария Николаевна

Нечунаева Надежда Юрьевна

Островерхова Наталья Владимировна

Павловский район, ФГУП ПЗ «Комсомольское»

Панкина Галина Николаевна

Панкратова Раиса Николаевна

Панфилова Светлана Витальевна

Попова Оксана Александровна

Смакотина Людмила Леонидовна

Соловьева Лидия Васильевна

Соломатина Татьяна Владимировна

Стучкова Наталья Михайловна

Теплова Галина Валентиновна

Цидина Наталья Алексеевна

Шабанова Олеся Ивановна

Шевелева Татьяна Владимировна

Штреккер Наталья Арсентьевна

Щербакова Наталья Николаевна

Гаджиева Светлана Владимировна

Поспелихинский район, ООО «Гавриловское»

Борисова Татьяна Владимировна

Галета Алла Анатольевна

Горбунова Алла Васильевна

Диченко Наталья Федоровна

Кулакова Жанна Николаевна

Савина Нина Михайловна

Струкова Оксана Валерьевна

Родинский район, ОАО «Родинский»

Чубарь Елена Анатольевна

Антоненко Елена Владимировна

Арбузова Наталья Александровна

Арыкина Елена Владимировна

Арыкина Светлана Максимовна

Берг Надежда Петровна

Бердникова Валентина Алексеевна

Веревкина Татьяна Александровна

Дорошкевич Лилия Ивановна

Замятина Татьяна Ивановна

Иванова Наталья Владимировна

Каменская Лариса Николаевна

Келлер Анжела Андреевна

Козлова Галина Александровна

Козлова Ирина Александровна

Козлова Яна Викторовна

Кошелев Сергей Игоревич

Кропп Оксана Алексеевна

Кудрявцева Наталья Николаевна

Левченко Марьяна Геннадьевна

Мегробян Галина Александровна

Сухих Галина Егоровна

Федорова Вероника Викторовна

Советский район, ЗАО «СХП «Урожайное»

Федорова Любовь Николаевна

Федорова Марина Петровна

Фирсова Елена Евгеньевна

Шульгина Маргарита Александровна

Пискунова Елена Александровна

Белорукова Ольга Анатольевна

Бем Вадим Викторович

Дирина Надежда Николаевна

Ильиных Наталья Витальевна

Топчихинский район, АО Племрепродуктор «Чистюньский»

Кремлёва Екатерина Анатольевна

Топчихинский район, АО Племрепродуктор «Чистюньский

Миронова Маргарита Васильевна

Нейверт Татьяна Иосифовна

Река Светлана Владимировна

Салькова Светлана Васильевна

Третьякова Екатерина Васильевна

Шатова Ольга Карловна

Бешта Наталья Александровна

Должикова Василиса Викторовна

Кузнецова Екатерина Васильевна

Ляпина Татьяна Анатольевна

Миронова Людмила Алексеевна

Хабарский район, ОАО «имени Анатолия»

Носкова Татьяна Степановна

Прочухан Пётр Владимирович

Савиных Наталья Васильевна

Цветцих Наталья Ивановна

Ященко Любовь Ивановна

Быканова Лариса Николаевна

Михайлюк Сергей Николаевич

Хабарский район, АО «имени Гастелло»

Немцев Владимир Владимирович

Онищенко Евгений Федорович

Домова Елена Николаевна

Лешова Екатерина Ивановна

Савцова Светлана Федоровна

Харитонова Оксана Владимировна

Шелаболихинский район, АО «Кипринское»

Вернер Надежда Евстафьевна

Шелаболихинский район, ОАО «Крутишинское»

Веселова Оксана Витальевна

Михалёв Эдуард Евгеньевич

Черенкова Людмила Петровна

Звягинцева Елена Васильевна

Шипуновский район, ИП глава КФХ Долженко Н.М.

Петерс Александр Егорович

Ячменёв Виталий Юрьевич

Баландина Светлана Александровна

Бизюк Надежда Сергеевна

Булах Наталья Владимировна

Вандакурова Евгения Викторовна

Виноградова Елена Николаевна

Гладкова Елена Сергеевна

Гончугова Евгения Михайловна

г. Барнаул, АО «Учхоз «Пригородное»

Гусева Нина Егоровна

Доценко Ирина Ивановна

Дубасова Ольга Анатольевна

Кобзева Наталья Александровна

Кунгурова Тамара Геннадьевна

Наумкина Татьяна Ивановна

Некрасова Татьяна Геннадьевна

Осокина Елена Викторовна

Пенясова Елена Викторовна

Полковникова Людмила Сергеевна

Сушкова Наталья Владимировна

Трапезникова Людмила Алексеевна

Тришина Татьяна Михайловна

Фокина Татьяна Ивановна

Чулюкова Лина Сергеевна

Диденко Наталья Владимировна

Дросс Вера Владимировна

г. Славгород, ООО «Славгородское»

Кулешова Татьяна Владимировна

Лопатенко Владимир Гаврилович

Подольский Александр Владимирович

Сель Наталия Владимировна

Соловьёва Светлана Викторовна

Черанева Галина Юрьевна

Чернышенко Клара Эвальдовна

Шмик Мария Федоровна

Ясинская Ирина Ивановна

Список
скотников, занятых обслуживанием основной группы коров
(утв. указом Губернатора Алтайского края от 10 февраля 2017 г. N 13)

Барков Виктор Николаевич

Заринский район, ООО «Алтай»

Бодосов Алексей Михайлович

Нестеров Олег Владимирович

Банников Валентин Николаевич

Бобров Виктор Владимирович

Катанцев Сергей Викторович

Фуре Игорь Викторович

Кузовников Владислав Васильевич

Якукин Владимир Александрович

Якукин Сергей Александрович

Готфрит Владимир Витальевич

Вершинин Евгений Львович

Кальницкий Василий Владимирович

Попов Константин Александрович

Федоров Анатолий Витальевич

Список
операторов по выращиванию молодняка в возрасте до 6 месяцев
(утв. указом Губернатора Алтайского края от 10 февраля 2017 г. N 13)

Жигулина Светлана Витальевна

Быстроистокский район, СПК «Хлеборобный»

Дубко Лариса Васильевна

Шереметова Людмила Анатольевна

Мищенко Нина Викторовна

Новичихинский район, ООО «Русское поле»

Сафина Марина Юрьевна

Гудков Александр Анатольевич

Ковардин Иван Анатольевич

Яковлева Галина Ивановна

Лужнева Татьяна Павловна

Островская Светлана Николаевна

Беляева Г алина Леонидовна

Олейникова Ольга Валентиновна

Пятерникова Юлия Алексеевна

Овчарова Антонина Васильевна

Тогульский район, СПК «Заря»

Коваль Сергей Васильевич

Список
операторов по выращиванию ремонтного молодняка в возрасте старше 6 месяцев
(утв. указом Губернатора Алтайского края от 10 февраля 2017 г. N 13)

Кожин Евгений Михайлович

Цапенко Евгений Николаевич

Омурбаев Алмазбек Сардарбекович

Локтевский район, ООО «Восток»

Литвиненко Александр Николаевич

Лайднер Сергей Владимирович

Лейднер Иван Иоганович

Михеев Николай Сергеевич

Маляренко Владимир Владимирович

Лошков Александр Николаевич

Петенев Сергей Федорович

Толкачев Сергей Александрович

Щербаков Владимир Валентинович

Яровик Валерий Николаевич

Список
операторов по искусственному осеменению коров и тёлок
(утв. указом Губернатора Алтайского края от 10 февраля 2017 г. N 13)

Федосеев Константин Александрович

Посысаева Ирина Николаевна

Орлова Марина Васильевна

Федосенко Валентина Николаевна

Кулундинский район, ООО «Смирненькое»

Третьяков Григорий Александрович

Михайловский район, ООО КХ «Партнер»

Житинская Аксана Михайловна

Немецкий национальный район, СПК «ПЗ колхоз имени Кирова»

Митрохина Елена Геннадьевна

Сергеева Алёна Владимировна

Готфрит Татьяна Валентиновна

Экгардт Елена Михайловна

Шишкина Евгения Александровна

Черемнова Лариса Викторовна

Третьяковский район, СПК колхоз «Сибирь»

Стрелкова Алена Николаевна

Красилова Надежда Петровна

Непп Сергей Александрович

Список
главных специалистов (зоотехник, ветврач, агроном, инженер, зоотехник- селекционер, заведующий фермой (бригадир), обеспечивших в 2016 году высокие показатели по надою на одну корову
(утв. указом Губернатора Алтайского края от 10 февраля 2017 г. N 13)

Харламова Наталья Михайловна

Борисов Алексей Александрович

Каширина Людмила Ивановна

Колесникова Вера Петровна

Комаринский Алексей Юрьевич

Тямкина Людмила Михайловна

Умарова Татьяна Евгеньевна

Белозерцев Анатолий Юрьевич

Кураев Иван Иванович

Тюрин Михаил Иванович

Языкова Татьяна Ивановна

Гоппе Александр Карлович

Люлина Светлана Александровна

Малышев Александр Алексеевич

Маттус Александр Эмильевич

Цой Татьяна Алексеевна

Беляева Надежда Анатольевна

Венерцева Марина Валерьевна

Голещихин Юрий Николаевич

Горбунов Павел Пантелеевич

Карпов Александр Александрович

Пенкин Николай Григорьевич

Пенкина Людмила Михайловна

Бражников Алексей Иванович

Луконькина Галина Николаевна

Рощупкин Андрей Михайлович

Список
молодых операторов машинного доения, достигших в 2016 году наивысших показателей по надою на одну корову
(утв. указом Губернатора Алтайского края от 10 февраля 2017 г. N 13)

Фамилия, имя, отчество

Осетрова Анна Викторовна

Завьяловский район, СПК (колхоз) «Фрунзенский»

Шестерненко Анна Михайловна

Смашных Валерий Леонидович

Табунский район, ЗАО «Табунское»

Список
молодых скотников, занятых обслуживанием основной группы коров
(утв. указом Губернатора Алтайского края от 10 февраля 2017 г. N 13)

Муниципальное образование, сельхозпредприятие

Исаналиев Антон Александрович

Кириченко Александр Валериевич

Сытченко Артем Николаевич

Список
молодых операторов по выращиванию молодняка в возрасте до 6 месяцев
(утв. указом Губернатора Алтайского края от 10 февраля 2017 г. N 13)

Бузина Ольга Михайловна

Романовский район, СПК «Тамбовский»

Кран Евгений Давидович

Список
молодых операторов по выращиванию ремонтного молодняка в возрасте старше 6 месяцев
(утв. указом Губернатора Алтайского края от 10 февраля 2017 г. N 13)

Чернышев Геннадий Геннадьевич

Список
молодых операторов по искусственному осеменению коров и тёлок
(утв. указом Губернатора Алтайского края от 10 февраля 2017 г. N 13)

Кривых Алёна Вячеславовна

Романовский район, ООО «Агрофирма «Май»

Кононова Марина Викторовна

Список
операторов машинного доения, имеющих трёх и более детей в возрасте до 18 лет и достигших в 2016 году наивысших показателей по надою на одну корову
(утв. указом Губернатора Алтайского края от 10 февраля 2017 г. N 13)

Ларина Дина Павловна

Немецкий национальный район, СХА ПЗ «Степной»

Дергунова Ирина Григорьевна

Трибунская Татьяна Михайловна

Список
занятых обслуживанием основной группы коров скотников, имеющих трёх и более детей в возрасте до 18 лет
(утв. указом Губернатора Алтайского края от 10 февраля 2017 г. N 13)

Попов Павел Семенович

Сайферт Виктор Павлович

Щербаков Сергей Викторович

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Указ Губернатора Алтайского края от 10 февраля 2017 г. N 13 «О награждении премией Губернатора Алтайского края за достижение наивысших показателей в молочном животноводстве»