Бык с сигаретой

Подогрел интерес к этому ‘шедевру’ довольно бычий трейлер. Видимо, в полторы минуты нарезки впихнули самые сочные моменты. Да и те — сочные с натягом.

Но сам фильм превзошёл все мои ожидания: атмосфера, музыка, пацанчики-разговорчики — всё это было продумано и прописано на коленке, и с ‘девяностыми’ вязалось с трудом.

Я продолжал пропихивать в себя фильм, но мой организм сопротивлялся крайне тупым диалогам (‘Че, Ты чё, Ничё’, ‘- А ты знаешь, что твой брат бросил институт и хочет уйти в армию? — Кто? — Брат твой. — Куда? — В армию. — Че?’), нелепых действий гл. героев и не понятно по какому принципу интегрированный саундтрек. Режиссер, песенки начала и середины 80 тых, упорно выдавал за песни середины 90тых. Ну ладно, он сам в то время еще только в первый класс пошёл, и не помнит что тогда звучало. Промазал, бывает (в новом кино РФ тем более). Но музыка не в тему, и этот момент до кучи сильно раздражает.

Игра актеров — уровня провинциальных СТЭМов, она даже не тянет на неубедительную игру. Она просто никакая. Менты, бандиты, люди, кони — все фальшивые. Т-щ Савочкин пытаясь играть криминального авторитета, больше был похож на его ‘шестерку’. Как будто роль вообще для другого человека писали, и по недоразумению её за час до съемок кое как выучил Савочкин и пыжился в кадре, представляя себя крутым рассудительным бандосом. Очень дешево смотрелось сие.

Абсолютно невнятная история, разбавленная такими же образами и чувствами

Самое страшное, что по таким фильмам будут судить о 90-х. Да, там было полное говно, но фильму я даже такой характеристики дать не могу.

Какая то невнятная история про альфа самца-спортсмена с сердечным приступом в 20+ лет. Про какую то парикмахершу с большим желанием переехать в Лондон и откуда то взявшимися в мухосранске англичанами, которые пьют чай с молоком и мятой, об которых она трется, а вокруг воюют скинхеды с чеченами, которые одной рукой при этом поедают помидоры, а из другой раздают всем с АК.

На фоне разворачивается эпическая история любви между эпическим героем, который с одышкой избивает боксерскую грушу и чудо манекенщицей, которая как фея говорит по англицки: ‘ай вонт ю’.

Короче, это просто какой то абсурд.

Режиссер хотел всю эту похлебку приправить чувствами, зарождающимися между фатальным (читай невнятным) персонажем главного героя, он же Быков и непокорном тетей, которая даёт сделать ей кунилингус брату Быка, но с гордым лицом отвергающая этого злодея и с таким же гордым видом рассказывающая об этом самому Быку.

Если авторы сива дива, которое претендовало на какую-то премию, видят мой отзыв, прошу вас, вас прошу — читайте классиков хотя бы для начала, это совершенно не годится, совершенно.

кино на букву «Б»

Действие происходит во вселенной белорусского фильма «Хрусталь», но видимо в умозрительном Подмосковье, хотя автомобили с номерами Ленобласти тоже присутствуют. Да кого это волнует? Просто примите, что это когда-то было на постсоветском пространстве. Можно было бы на этом не заострять внимания, но авторы сделали всё, чтобы замечать атрибуты той эпохи: от видеоигры «MC» до немецкого порно на «видаке», от сигарет «More» до травки в спичечном коробке.

Наркотикам, кстати, в этой вселенной отведена особая роль, но представлена совсем схематично. Можно было бы и без них раскрыть характеры и выстроить сюжет. Но для пестрого каталога на тему шальных 90-х сойдёт.

О сюжете, персонажах здесь как-то говорить сложно. То ли они оступившиеся ребята из бедных семей, то ли время такое с опухшим Ельцином по телевизору, то ли это все в далеком прошлом — как-то и ухватится не за что. Может это просто о бандитах, тех простых, но жестоких парней из соседнего двора? Ну что мы не видели на экранах бандитских разборок с кавказцами? Да сколько угодно. Всё это сказано, переосмыслено и ещё раз сказано разными режиссерами в гораздо более увлекательной форме. Здесь, кстати, то поклоны в сторону гротеска Балабанова, то в сторону рафинированного сериала «Бригада», то ещё куда-то за океан, о чем и говорить не хочется. Неужели авторам невдомёк что те гангстерские истории в первую очередь цельные истории с многообразием персонажей, на харизме которых держится многое? Они запоминаются зрителями, их монологи и цитаты уходят в народ. За них в конце концов переживаешь. По-моему, недостаточно назвать фильм именем (кличкой) героя. Он от этого главным не становится. Или у нас традиция такая называть фильмы и сериалы про бандитов на букву «Б» ( «Бандитский Петербург», «Брат», «Бумер», «Бригада», «Бабло»)?

В целом, я не уловил посыла создателей. В данном фильме всё рассыпалось в угоду каталогизации мира 90-х, довольно сумбурную и нарушающую эффект ностальгии, разумеется, для внимательных очевидцев того времени. Поэтому рассуждения о фильме сводятся к оценке качества картинки этого фильма-каталога. И он довольно сермяжный, так и мелькают на экране вещи и продукты тех лет, так и врубается затасканная музыка, иногда совсем невпопад и против логики повествования. Нравятся каталоги? Вперёд.

Только драки за джинсы с кока-колою

Девяностые для русского кинематографа тема настолько же сакральная, насколько и пошлая. «Брат», «Бумер», «Бригада», «Жмурки» — народные фильмы, но даже их достаточно для получения исчерпывающего портрета лихой эпохи. Поэтому режиссер, вновь переносящий зрителя на двадцать лет назад, должен говорить четко и оригинально, избегая повторов. Борис Акопов, автор «Быка», всеми силами пытается вести конструктивный диалог, препарируя прошлое с холодной головой. Проблема в том, что картина, которая завоевала главную статуэтку «Кинотавра», не может похвастаться ничем кроме стилистики. Вдвойне странно наблюдать за профильными изданиями, старательно толкающими «Быка» как «главный фильм этого года». Я всеми руками «за» российское кино, но таких «главных» лучше оставьте себе.

Читайте так же:

  • Желчный камень коровы Желчные камни вола Желчные камни крупного рогатого скота 100% цельные камни90% цельных камней / 10% разбитых80% цельных камней / 20% разбитых100% Сломанный и 100% Порошок После извлечения […]
  • Сервис-период коров это После отела у коров максимально интенсивно секретируют молочные железы, этим обусловлена организация их раздоя после новотельного периода. Пик лактационной деятельности приходится именно […]
  • Фильмы красавицы коровы страна слоган - режиссер Фрэнсин МакДугалл сценарий Мэтт Дерборн, Стью Кригер продюсер Кевин Лэфферти, Шери Сингер оператор Тони Вестман композитор Кеннет Бургомастер […]
  • Выход мяса с теленка На сегодняшний день мясное скотоводство является едва ли не основой всего сельского хозяйства в нашей стране. Но именно оно является одним из самых проблемных и сложных занятий. К […]
  • 5 месяцев стельности у коровы Общее описание Термин «стельность коровы» в буквальном смысле означает «с теленком». Отсюда получается, что так называют успешно оплодотворенную естественным или искусственным методом […]
  • Выпадает шерсть у коров Доброго времени суток! У моей буренки уже 1.5 месяца с шеи опадают волосы (именно только с шеи с двух сторон, на остальных участках тела залысин нет) и чешется. Связались с ветеринаром, […]

Львиная доля всех рецензий посвящена атмосфере фильма. Совру, если скажу, что ее там нет. На протяжении повествования «Бык» дарит чувство неопределенности. Герои находятся в подвешенном состоянии, не имея ни малейшего понятия куда двигаться дальше. Они не «живут», а «проживают» день за днем. Это и отличает картину Акопова от примеров выше. Там во главе угла стояла надежда, дружба и предательство, здесь – шаткое положение страны. С высоты прошедших лет такая рефлексия выглядит чуть ли не единственным верным шагом. В «Быке» нет юношеского задора, присущего фильмам о «братках». Но это не мешает действующим лицам заниматься обыденными вещами того времени: драться, грабить и стрелять. А может «обыденность» лишь элемент фольклора.

Все проблемы «Быка» вытекают из сценария. То ли потому что его переписывали десять раз, то ли из-за итогового монтажа, но фильм не выполняет развлекательную функцию. Его неинтересно смотреть. Более того, работа Акопова вызывает отторжение множеством факторов. История демонстрирует гигантские сюжетные дыры. Любовная линия – мечта Станиславского, а финал не дает ответа на вопрос: «Как?» В происходящее не веришь, но не потому, что такого не могло быть в то время (режиссерское видение эпохи, как вариант), а потому, что люди так себя не ведут. С тем количеством героев и событий хронометраж нужно увеличивать. Повторюсь, возможно все дело в монтаже.

В фильме присутствует куча персонажей (сестра, мама и друзья Быка, брат Тани), которые упоминаются вскользь, а потом никак не фигурируют в дальнейшем. Сцены с их участием пересчитываются по пальцам. Непонятно зачем они вообще нужны. Например, в прологе сестра Быка слезно просит его бежать домой – у мамы проблемы с алкоголем. Женщина фигурирует в двух (!) сценах, и вы, глядя на нее, никогда бы не подумали об алкоголизме. Время тратится на все, кроме продвижения сюжета. Что уж говорить, когда в фильме, продолжительность которого не достигает и двух часов, присутствует три (!!) боевых сцены, лишь одна (. ) из которых зрелищная. А еще здесь есть элементы мюзикла. В серьезном фильме о девяностых. Элементы мюзикла.

Диалоги написаны так, будто общаются два идиота. Бык немногословен, но, когда открывает рот, становится совсем грустно. Девяноста процентов сказанного можно описать так:

-Слышь, ты че?
-А ты че?

Естественно «пацаны с района» не цитируют Шекспира. Но зачем забивать время мусором? Непонятно. Для наглядности, реальный отрывок беседы между Быком и Таней:

-А ты знаешь, что твой брат бросил институт и хочет уйти в армию?
-Кто?
-Брат твой.
-Куда?
-В армию
-Че?
-Брат твой бросил институт и армию идет.
-Мой брат в армию?
-Да
-Я убью его.

Есть те, кому интересно слушать подобное? Нужна ли эта информация для сюжета? Ответ ищи в прошлом абзаце.

Ближе к финалу ловишь себя на мысли, что режиссер просто не понимает, чего хочет от своего детища. В интервью Борис Акопов говорил, что его картина направлена на всех. Охотно вериться, ведь в «Быке» всего понемногу, но ничего не доведено до ума. И тут два пути: либо увеличивать продолжительность, закрывая логические арки, либо наоборот сокращать, превращая скуку в динамику. Заключительная сцена (не эпилог) поставлена шикарно. Это лучшая часть «Быка». Все остальное очень плохо. О каком подтексте и видении может идти речь, когда отсутствуют базовые вещи? При таком раскладе звание «главного» смотрится просто смешно.

Отличный фильм, но.

Атмосферный фильм, который погрузил меня в 90-е — я их пережил! Актёры, работа оператора очень сильно впечатлили и дали вспомнить всё что было тогда, но скажу честно, лучше же бы я не вспоминал. Грязь, наркота, пьянство, невероятные истории потрясающие своей жестокостью, блатная ‘ романтика’, металл — электронная музыка и тотальная безнадёга — всё это вспыхнуло ‘бэдтрипом’. Сравнивать фильм с другими похожими историями не могу, фильм оказался для меня очень личным и спустя полжизни заставил задуматься в какой же жопе мы были. Момент с Ельциным как контрольный выстрел, который слезами выдавил ненависть на ‘человека’, взявший на себя ответственность и под новый год, где на столах у большинства людей почти ничего не стояло, просто сказал ‘извините, я ухожу’. Вспомнил всё и хочу забыть, но появляются новые воспоминания, где была и любовь, которая наверное и не дала утонуть в кошмаре 90-х, все шансы на это были. Отдельное спасибо за трэк Дельфина — Если просто — очень подходящий трэк — он пережил 90-е.

«Бык» дебютанта Бориса Акопова, получивший главный приз на юбилейного Кинотавра, всколыхнул отечественную критику не хуже, чем победивший в 2012-м году «Я буду рядом» Павла Руминова. Клипмейкер «Мумий Тролля» оскорбил эстетствующую публику телевизионной мелодрамой, а Акопов – неуместным реквиемом 90-м, которые, конечно же, творчески закрыл Балабанов. Но в обоих случаях жюри главного российского киносмотра можно поздравить с прозорливостью, поскольку в обеих картинах сильна не столько художественная сторона, а намечается определенный тренд, по которому работает или будет работать отечественная индустрия в дальнейшем. Глупо отрицать, что фильм Руминова открыл двери неоцененной в стране новой российской волне в волшебный мир сериалов, а вот кино Акопова сработало совсем в ином измерении.

Это кино, прежде всего, терапевтическое для поколения нынешних думающих тридцатилетних, которые помнят 90-е крайне смутно (здесь Акопов отнюдь не одинок, достаточно вспомнить недавние «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» Александра Ханта или «Хрусталь» Дарьи Жук), находясь это опасное десятилетие за спинами родителей (им, собственно Акопов и посвящает свой фильм). В сегодняшнем мире постиронии популярная интернет-певица Монеточка ласково поет 90-е, в которые «убивали людей и все бегали абсолютно голые», нынешнее поколение, выросшее в сытые времена, вряд ли заинтересуют рейвы, кислота, стрелки, разборки, разве что в виде мемов в соцсетях. Тридцатилетние же оказались в уникальной ситуации – с одной стороны, в 90-е прошла большая часть их жизни и начала формироваться личность, с другой – окружающий мир по большому счету не изменился и скрыто живет по прежним законам, которые как раз и произрастают из этой, по мнению Наины Ельциной, «святой эпохи». Что в итоге изменил этот водораздел и был ли он на самом деле, поняли далеко не все, резко перешедшие из одной эпохи в другую.

«Бык» очень метко конструирует эту растерянность – он очень плохо написан, а его герои с трудом коммуницируют друг с другом, предпочитая словам быстрые действия. Вместо этого фильм гениально снят – яркие взрывы рейва, битвы стенка на стенку выхвачены оператором так, как будто кто-то ненароком разлил по палитре кучу ярких красок. Персонажи, несмотря на свою первоначальную скованность, получились очень живыми, что не очень характерно для российского кино пост новой волны. Даже их диалоги, вроде – «Ну ты такая. Какая такая? Такая» говорят о первичности чувств на разумом («Ты чувствуешь, он чувствует, я чувствую, все что-то чувствуют»). Иначе быть просто не может, поскольку речь идет о воспоминаниях и попытке вписать себя совсем юного в мир взрослых людей с очень большими проблемами. Иначе говоря, стать взрослым и попытаться эти проблемы решить. Все это происходит под абсолютно гениально подобранный саундтрек из 90-х, что добавляет фильму дополнительного пространства.

Показательно, что это чистый жанр, в котором сложно всерьез сопереживать персонажам, тут чересчур карикатурные злодеи с налетом сентиментальности, а молодежные банды существуют как бы вне сложившейся криминальной иерархии. Но режиссера интересует другое, прикрывшись в начальных титрах реальной историей, он исследует мир молодых и неопытных, почувствовавших жаркое дыхание свободы и понявших, что вот сейчас можно заменить мир беспомощных взрослых, момент, когда небо и земля перевернулись. Однако при этом главный герой робко и нескладно мечтает о демократии, отсутствии каких-либо рамок и ограничений, на что его более опытный коллега по цеху отмечает, что такого быть просто не может. Это ретроспективный взгляд на эпоху, когда молодежь начинала учиться говорить, а теперь полноценно разговаривать уже не может, потому что жизнь и вправду оказалась невозможна без ограничений и рамок. Обрести голос и тут же его потерять, вот о чем толкует зрителю Акопов, финальным кадром показывая растерянность и разочарование людей, которые только начали формулировать новую грамматику, не пригодившуюся многим в новом времени. А тем, кто научился этому языку и перенес его в новый век, оказалось комфортно и в других условиях, которые, в общем-то, не сильно и изменились. Впрочем, про многовековую несменяемость русского пространства снято много других хороших фильмов.

— Не надо быть как я! Я — плохой!

К теме 90-х режиссёры возвращаются регулярно, но хоть спасибо не так часто, чем на уже измусоленную вдоль и поперёк военную тематику. Впрочем, те года были тоже по своему военными. Я к счастью рос в ПГТ достаточно далеко от города-миллионника, и про разборки, ужасы и разгул криминала знал только по новостям. Как я позже узнал, что и у нас тогда было не спокойно, но будучи юнцом просто не видел всего того дерьма, которое творилось, да и сейчас творится. Так что я вспоминаю эти годы скорее по жуткому дефициту всего на свете, почти пустым полкам и школьным дискачам. Где поджидая случай, когда учитель, отвечающий за порядок, отлучится, ребята ставили что-то разудалое из категории Оля и Спид.

Забавно, но чем дальше я смотрел фильм, который, изначально вроде пытался показать жизнь тогда, тем больше видел в нём обычную любовную драму. Не стану рассказывать, почему, но в целом именно любовная линия сначала робко, а потом всё уверенней перетянула внимание. А 90-е, бритые парнишки и криминальные разборки отошли чуть назад. Была попытка показать, что чувствовали молодые в те времена. Девочки всеми фибрами души хотели замуж за иностранца, мальчики за неимением работы шли в рэкет. Думаю, что как в любом кино, краски тут сгустили. Но если говорить серьёзно, фильм скорее трагичен, мелодраматические нотки в нём хоть и сильны, но к финалу становится грустно.

Это довольно правдоподобное и в большей степени атмосферное отражение времени девяностых. Правда, не середины, а скорее начала десятилетия. По крайней мере, у меня по картинкам видеоряда сложилось именно такое впечатление, которое усиливалось закадровыми композициями Анонса и Ласкового мая. Кстати, эти группы активно прослушивались вообще в конце восьмидесятых. Кино получилось корявым, что ли. Нет той прилизанности, присутствующей в фильмах Брат. Поэтому фильм реалистично передает неприглядность и убогость того времени и не создает ореола романтичности так называемых ‘лихих девяностых’. Образ жизни молодых людей, их стремления и желания. Думаю, что создатели фильма специально выбрали общим фоном осенний городской пейзаж, символизирующий закат эпохи под названием Советский Союз. Герой фильма по кличке Бык предстает в образе некоего ‘героя нашего времени’. Он ведет исключительно криминальный образ жизни, но осознает, что это неправильно, но изменить ничего в своей судьбе не может или не видит выхода из порочного круга. Вот такая противоречивая натура получилась.

Фильм драматичен, мрачен и тяжел, в нем много жестоких сцен, но смотреть интересно, картина захватывает сразу, с первых кадров, и уже не отпускает до финала. В фильме есть брутальность, любовь, преданность и предательство. Все элементы присущие драматическому кино. Потрясающие кадры, великолепно передающие гнетущую атмосферу того времени, любовная линия, интересные персонажи, прекрасная актёрская игра — всё это берёт за душу и заставляет переживать и вспоминать.

Фильм точно понравится тем, кто пережил 90-е, кто тогда полностью, с головой, окунулся в эту безнадегу и кто сумел из нее выбраться. Правдивое и очень реалистичное кино, которое пролетает незаметно, после оставляя глубокий след. Я не очень хорошо помню те года, но в моей памяти осталось много разных деталей и вещей, которые были популярны и знаковые тому времени, поэтому для меня фильм тоже не чужой. Великолепная жизненная драма, от которые остаются хоть и хмурые, но всё же потрясные эмоции! А за Ельцина в концовке вообще респект — это первое новогоднее обращение президента, которое я смотрел, которое чётко отложилось в моей памяти!

Общее впечатление: Лихие 90-е, тема настолько заезжана и избита, что кажется вдохнуть чего-то нового ну просто невозможно, так и есть. Проблема фильма кружит на пороге — это вторичность. Все это мы уже видели, беззаконие, ворье, хулиганство, разбой, принадлежность самому себе, откель не возьмись любовная линия, маячившая на берегу криминальной драмы, предательство друзей, безотцовщина, вся эта кинематографичная каша замешалась в одной ленте — «Бык».

ГГ роль исполнил Юрий Борисов (Антон Быков) и его образ скорее собирательный, для парня в авторитете, ну видели мы все это раз 300, я повторяюсь. Тем не менее, что требовалось от Юрия он сделал и сыграл отлично (и к слову, я посмотрела следом ленту «Хрусталь», где Борисов мастерски исполняет совершенно другой образ, так что хвалить есть за что! Перевоплощаться он умеет) Герои ленты второстепенных ролей смотрелись в кадре не всегда удачно, есть те персонажи, которые мягко говоря переигрывали, но за счет того что в кадре почти всегда много актеров, смотрелось не так топорно, но… не нужно! В картине очень много героев, но до ума доведено мало, да что там, выходит что и образ Быка собирательный, что и остальные персонажи такие же — мать, уставшая от хулиганства сына, второй сын, вроде подающий надежды на светлое будущее, главное слово здесь — вроде, девушка, которой осточертело жить в непонятное стране, убежать бы с иностранцем, да вот разве будет мил он?

Навязчивое ощущение при просмотре, которое никак меня не покидало — будто я смотрю сериал. Вот вырезали много отрывков, накидали поверхностных сюжетных линий и справились. Вроде и есть раскрытие героев, но оно зависло в горизонтальном положении, а углубляться совсем не хочет. А главная моя претензия — это скомканная любовная линия, нам, конечно, как зрителям объясняют откуда она (любовь), но пожалуй, лучше бы было без нее. Потому что по сюжету возникает много вопросов, опять таки, что это? Проблемы со сценарием? Сюжетные дырочки.

В итоге, кто читает мой отзыв, скорее посчитает что фильм то я ругаю, хотя это не совсем так, смотреть «Бык» безусловно можно, динамичные сцены, добротная игра первых ролех, и аутентичность в кадре. Но вторичность и некая предсказуемость в купе с хромающей эмоциональностью (я про себе, не всем я верила) слегка портит впечатление о фильме.

Дворовый синдром бычьего сердца: рецензия на фильм «Бык»

В российский прокат вышла дебютная картина молодого режиссера Бориса Акопова. Думаю, я не один, кто сразу поставил его в ряд с Дарьей Жук и Кантемиром Балаговым, ибо все трое молоды и все начали свою карьеру с проектов о девяностых. И «Хрусталь», и «Теснота» и «Бык» по своему уникальны, но все они существуют в одной вселенной, раскрывающей настроения страны после распада.

С самого начала зрителю говорят о том, что сюжет основан на реальных событиях, придуманы только имена. По мне, глубина погружения не изменилась бы, будь это выдуманная история. К тому же, все эти перестрелки, разборки и убийства, правда, были на каждом шагу, как этому не верить?

Молодой режиссер обрисовывает своих героев и мир вокруг них глазами Антона Быкова – главаря местной банды. Конечно, они, как и другие бандиты устраивают разбои, грабят и дерутся, но Антон выделяется на фоне других. У него доброе сердце, он способен любить, хотя сам называет это «что-то чувствую».

Приятно замечать, что со своими ролями справились все: видна и качественная техническая составляющая фильма, и идеально-обыгранный саундтрек, и отличная игра актеров, и хорошо прописанный сценарий. «Бык» не романтизирует бандитизм, не выделяет их «храбрость» или принцип «брат за брата»; это кино говорит о тленности, рефлексии, безмотивационности и безысходности того времени. О бессмысленности всех этих каждодневных преступлений.

Герои развиваются и за ними интересно наблюдать. Хочется выделить Таню (Стася Милославская) и провести параллель с героиней «Хрусталя» Велей (Алина Насибуллина) — обе имеют похожие взгляды, обе надеются уехать из страны и начать, наконец, жить, а не выживать, но при этом у обеих есть что-то, что не дает уехать из России. Уверен, что так было у многих.

Просмотр лент Балагова, Жук и Акопова вместе создают качественную и правдоподобную картинку того времени. Я совсем не застал 90-е, но благодаря этим фильмам — более чем представляю, какая была жизнь, и что чувствовали люди.

Девяностые становятся культовой эпохой для наших кинематографистов как времена Сухого закона в США для Голливуда. И понятно почему, где еще взять колорит и фактуру, как в те, почти мифические, для молодых режиссеров, годах, когда стреляли, убивали, делили собственность и рушился старый мир советской жизни, и на смену семимильными шагами шел новый российский мир. Вот и молодой режиссер, фильма победителя «Кинотавра», обратился к той далеко не «привлекательной» поре.

В центре повествования подмосковный город (на его месте мог оказаться любой маленький город РФ), в котором проживают лишенные будущего люди, а багаж прошлого не дает им вырваться из мирка, в котором они живут. Авторы фильма отлично передали колорит провинциальной жизни, с «серыми» домами, «серой» листвой осенних деревьев, «серым» небом – именно серость окружающего бытия стала приметой времени, несмотря на то, что фильм цветной, такое отражение мира целиком соответствует происходящему на экране. Отличная операторская работа кстати. И в маленьком этом городке развиваются события связанные с жизнью Антона Быкова (Быка), бывшего спортсмена, судимого, мелкого уголовника и парикмахерши (именно таким словом) Тани. В них нет бушующих страстей, в них есть безысходность, и как не парадоксально какая- то провинциальная душевность. Трагизм главных героев в том, что они не могут и не хотят менять свои жизни, они часть окружающего мира и советского воспитания. Когда Таня могла изменить свою жизнь, она не сделала этого, подавшись душевному порыву и чувствам – иррациональность, которая не свойственна большинству современных барышень. Герои плывут по течению, Бык нагуливает «авторитет» и ведет «пацанский» образ жизни, он даже не может представить иного образа жизни, не говоря уже про то, чтобы что — то изменить. И вот из таких, порой, примитивных моментов складывается положительное восприятие фильма. Возможно, сюжет не глубок, нет подсмыслов и раскрытия богатого или не очень внутреннего мира героев, но в контексте повествования, это не является существенным недостатком. Лично для меня важнее оказалось целостное восприятие, когда на промахи в мелких деталях не обращаешь внимание, главное суть — беспросветное бытие героев в неспокойное время передано хорошо.

Теперь об актерах – мне понравились и Борисов, и Милославская, им удалось убедить меня поверить их героям, пусть местами, в нюансах, проступали шероховатости, но с ролями справились. Именно такими были и именно так должны были закончить их герои. Они показали, что Бык и Таня не бездушные, озлобленные персонажи, а живые люди. Из второстепенных персонажей выделю Игоря Савочкина, великолепное понимание образа, стиля героя. Каждое появление вызывали восторг.

В итоге – еще один фильм на тему «лихих девяностых», похуже «Бумера», но лучше «Чужой», в котором есть все приметы времени, неплохая актерская работа, сюжетные линии, операторская работа и саундтрек (песни к месту и точно отражающие момент).

в девяностые убивали людей

90-е. У каждого из нас в голове что-то выстреливает от этого слова. Сразу накрывают воспоминания. Даже тех, кто там никогда не был.

Борис Акопов, дебютант ВГИКа, тоже помнит, году так в 97-ом он был вполне сознательным подростком. А на улицах повсеместно разворачивались ужасные события. Рекет, бандитизм, блатняк.

А ‘Бык’ — это правдивая история. Правдива она, скорее всего, ровно настолько, насколько позволяли себе братья Коэны в своём ‘Фарго’.

Но события, происходящие в картине вполне могли существовать.

Вот есть Бык — глава банды, к своим двадцати трём успевший отмотать срок, осознающий все свои ошибки, но продолжающий идти по кривой дорожке. Все ниже и ниже. А эпоха в этом помогает.

Персонаж, которого показывает Юра Борисов — это очень суровый бандит, который понимает свою никчемность. И никому не желает такой судьбы. Особенно своей семье — младшему брату с сестренкой и болезненной матери.

Теперь об эпохе. Акопов безо всяких прикрасах как треки Кровостока, показывает это суровое время. Но и не забывает о сильных кадрах и качественной съёмке в угоду аутентичности цвета азербайджанского ковра.

А для кого картина? Я думаю, что для наших и ваших. Для тех, кто все помнит и не хочет вспоминать. Но и для тех, кто ничего не видел, но хочет вспомнить.

‘Бык’ — это яркий, жёсткий дебют и интересный взгляд на эпоху, вполне выражающий мысли поколений ‘детей девяностых’ и ‘миллениалов’ одновременно. От ‘пора сваливать отсюда’ до всеобщей скорби при уходе очередного генсека.

Победителем Кинотавра в этом году стала картина под названием “Бык” дебютанта среди режиссёров, но не дебютанта творческих направлений Бориса Акопова. Отзывы о картине весьма положительные, но сдержанные, поскольку лента затрагивает то, что во многом кинематографичностью не обладает — российские трущобные девяностые с их разборками, наркотиками и отсутствием будущего, которое, кажется, выглянуло, но теперь всеми силами вновь принуждённо пытается скрыться.

Сюжет построен вокруг главного героя картины — Антона Быкова под одноимённой с фильмом кличкой. У Быка есть дворовая шайка, влезающая в опгшные коалиции, большая часть из членов которой является закоренелыми любителями кайфа. Есть семья, с матерью, младшим братом и сестрой. У матери не хватает сил держать всех, брат вырос размазнёй, а сестра ещё слишком мала и отстранена от вида всего федеративного бунта. Антону приходится тащить на собственном характере всех, пусть и ничего не умея и не имея знаний. Завязкой для картины послужит арест Быка и последующее его освобождение с оказанием криминальных услуг своему благодетелю, которые в конце концов решат судьбу молодого человека.

На самом деле, единственной стороной, встающей под расстрел, является вопрос о необходимости возвращения к девяностым в киноискусстве. Балабанов романтизировал как мог, находясь в гуще событий, остальные прогорали на высказываниях. Спустя два десятилетия эта рефлексия вновь вылезает, теперь у Бориса Акопова, которые своим юношеством застал время перемен. Вопрос отпадает лишь потому, что каждый режиссёр, как оказывается, имеет право снимать своё детство. Выходила недавно Одесса, отражал Довлатов. Бык точно такой же, просто немного помладше. Конечно, симпатичности в происходящем нет никакой, и даже несомненный талант Акопова, создавший смотрибельность этого гражданского безумства, не может найти положительную сторону. Лишь линия любовных взаимоотношений смягчает борьбу за потерянность, однако символу подобной эпохи не выпало право любить.

В этом плане большой диспут может вызвать демонстрация пухленького телевизора внутри с уставшим Борисом Николаевичем, ныне почившим в своей усталости. Если по мнению режиссёра причина в нём, то это беда. Если он играет значения финиша эпохи, выбранного в одно десятилетие, то вряд ли она закончилась, она только набирает обороты. Если это аллюзия на то, что всё циклично — нужно аплодировать, двадцатые не за горами со своей очередной борьбой за власть на каждом погонном метре. Антоны Быковы также никуда не делись, они всё ещё живы, у большинства — такое же чуткое отношение к родным и любимым, но пустое отношение к жизни. Спасибо Акопову, который их помнит. Но может быть и зря.

»Большое бычье сердце, что так болит от несправедливости вокруг»

Иногда кажется, что все, что нужно фильму, — это искренность. Сюжетные линии могут быть непримечательны, постановки кривоватыми, но если есть искренность, которая наполняет персонажей и движет ими, тогда и наслаждаешься картиной. Отрицательность главного героя Антона, уже отсидевшего хулигана, всем понятна, но точно также понятно сочувствие ему. Когда видишь, как он заикается, успокаивая мать, или пытается признаться в любви, ‘вроде как что-то чувствуя’, а потом, как он бесстрашно тычет пушкой в грозных кавказцев (стереотипных до смешного), начинаешь проникаться, но не этими пацанскими делами, а безысходностью, пониманием, а от того сочувствием несчастному пригороду Москвы.

Подчас ожидаемые, но далеко не простые сюжетные ходы и абсурдно формалистические сцены, вроде рейва, где каждый персонаж яркая типичность (как остроумничающий наркоман или смотрящий исподлобья амбал), — все это, словно удачно расставленные софиты, выводит на экран 97 год, пусть зачастую такой киношный и такой романтизированный.

И про все сравнения с ‘Братом’, наверно, можно сказать одно: ‘Бык’ — это не столько осознанный и наблюдательный анализ, сколько попытка обернуть прошлое страны и детство режиссера в мир кино, что больше роднит его с ‘Теснотой’ Балагова.

Очень плохое кино про плохих парней

Попытка раскрыть тему ’90-тых’ режиссером-неумехой, поверхностно знающим выбранную тему- обречена на провал.

Благо не долго. На 40-й минуте этого бреда, я не выдержал, выключил с матюками телек и пошёл спать. Мне ничего не снилось.

Город, когда-то основанный финикийцами, почти полностью разрушенный в начале XIII века, а потом возрожденный, находится в двух — в двух с половиной часах езды на машине как от Марселя, так и от Барселоны. За это время можно доехать до независимого, в первую очередь от налогов, государства-княжества Андорра. Так что самые скупые жители Безье порой едут за сигаретами в Испанию. За теми же сигаретами, крепкой выпивкой и более дешевыми тряпками — в Андорру, тем более что ехать по дороге-серпантину в эту страну — сплошное удовольствие: величественные и живописнейшие пейзажи с вековыми деревьями, горными вершинными туманами, речушками, обрывами и ущельями. Одним словом, как «на холмах Грузии печальной» опять побываешь. Только холмы Грузии — они-то вона аж где, и теперь надолго, а здесь всем людям рады, и вина всегда качественные.

«Ферия» («Feria») здесь, в Безье, в отличие от французского, а за ним и русского языков, пишется с одним «е», поскольку город не совсем французский — основные жители относятся к народу-племени битерруа (biterrois). И здесь корриду любят. А в соседней Барселоне, где население «не совсем испанское», большинство жителей требует ее запретить. Винодельческая область Франции Лангедок (Languedociens, к которой относится Безье, даже свой гимн имеет, и когда перед финальным боем быков в последний день «Ферии» он зазвучал на стадионе, похожем на римский Колизей, парижские французы, сидящие передо мной, демонстративно не почтили его вставанием. Вот такой и у них крымский розлив приднестровской воды получается.

Пятидневный праздник корриды кормит жителей Безье и его окрестностей весь год. За пару дней до начала «Ферии» на главном городском бульваре имени Поля Рике (этот сборщик налогов в XVII веке построил канал в 240 километров длиной, соединив Атлантику со Средиземным морем) и ведущей от него к стадиону улице разные рестораны устанавливали столы, стулья, оборудовали походные кухни, готовили бочки с вином. И наконец город погружался в карнавал — все ели, пили, танцевали, оркестры маршировали по улицам, везде звучала латинская музыка. Местные жители и туристы покупали соломенные и настоящие тореадорские фетровые шляпы, красные шейные платки и черные майки с изображением быков; женщины оснащались веерами и надевали черно-красные, красно-белые наряды в горох с юбками, отороченными оборками. Среди этих дам чувствуешь себя как на сцене Большого в день премьеры «Кармен-сюиты», того и гляди кто-то крикнет: «Плисецкая, браво!»

Бизе — (тоже) браво! Его маршем «Куплеты Тореадора» открывались все бои. И лилась ручьями на арену бычья кровь, а ветер поднимал с арены песок и бросал его в лицо публике, остужая ее восторги и жестокие страсти.

Зазвучал марш и начался парад-алле всех участников представления. Продвинутые мужики из публики по традиции любителей корриды затягиваются толстыми дорогими сигарами (на вторую не каждому из них хватит денег, стоимость билетов на теневой стороне стадиона переваливает за 10 евро, а за абонемент на все бои придется заплатить 350). И вот на пустую арену врывается бык, уже растревоженный, разозленный всаженным в его хребет коротким дротиком-бандерили с яркой цветной бахромой. Бык хорош, нервный — публика радостными возгласами приветствует его стать и норов, а он гонится по кругу за подручными тореадора с розово-желтыми, розово-синими плащами, бьет в бешенстве рогами и лбом щиты, за которыми они прячутся. Зинедин Зидан, да и только! Первый день корриды в Безье выступали редкие нынче тореадоры-наездники. Коррида состоит из шести частей. Три тореадора выступают один за другим, а потом, когда зритель уже знает, с кем имеет дело и кому отдать свое предпочтение, они в том же порядке проводят еще по одному бою. На каждый бой отводится не более двадцати минут. В первой части подручные тореадора и бандерильеро с бандерильями (одни — плащами, другие — точными ударами, всадив в хребет быка шесть бандерилий) должны довести быка до бешенства и изнурить, ослабить его. И — наступает звездный час тореадора. Он сначала на лошади, потом спустившись на арену, сперва двумя бандерильями, а затем специальными шпагами (первая как бы фальшивая, вторая — смертоносная), пряча их за красным плащом-мулетой, должен сразить быка точным ударом в хребет так, чтобы шпага попала в сердце. Если он затянет бой, ему напомнит об этом сигнал оркестра, да и публика освищет.

Под музыку оркестра круженьем плаща, ворожбой движений тореадор затевает с быком смертельный танец, во всяком случае, как правило, обязательно смертельный для одного из них. Он заставляет быка то замирать в оцепенении, то яростно рваться в атаку.

Последний день корриды был отдан лучшим мастерам пешего боя. И здесь я не выдержал и решил за кого-нибудь болеть. Сделать ли ставку на закаленного в боях 38-летнего испанца Дениса Лоре? На португальца помоложе — 28-летнего Антонио Феррера? Или на совсем молодого испанца — 23-летнего Ивана Гарсиа?

Конечно, Денис Денисом, а Ваня Ваней. Помните, у Маяковского: «Он был монтером Ваней, но в духе парижан присвоил себе званье электротехник Жан». В Средиземноморье порой встретишь не только Денисов, Иванов, Юриев, но и просто какого-нибудь обыкновенного Гагарина Марию де Кунвента. Помимо тореадоров в этом типе боя участвуют и пикадоры. По традиции публика их не любит — уж очень они монументально выглядят, как шахматная ладья — на лошадях, защищенных тяжелыми доспехами, а у самих правая нога спрятана в увесистую, металлическую калошу-валенок. В отличие от конных боев, где ослабляют быка ударами бандерилий, в пеших боях это делают пикадоры копьями. На арену выезжают двое, но колет один. Возможны только два удара. Если первый удар копья был удачен, второй распоряжением президента корриды отменяется. Пикадорам и их лошадям, у которых завязаны глаза, ох как достается от быков. Завидев пикадоров, быки, уже разозленные помощниками тореадоров, без промедления бросаются на лошадей, чтобы, поддев их на рога, сбить наездника.

Это и произошло в одном из боев — бык так мощно и яростно уперся рогами в бок лошади, что никакими плащами его нельзя было отвлечь. Он свалил и лошадь, и всадника. Пикадор оказался мастером, и когда он вновь взобрался на окровавленную лошадь, то ловко всадил свою пику в загривок быка. Второй удар делать не пришлось. Редкий случай — ему разрешили совершить круг почета под аплодисменты публики.

Иван завершал бои этого дня и всего праздника корриды. Когда на арену выбежал поджарый, на крепких точеных ногах, резвый и злой пятилетний бык Гараалегре весом 545 килограммов, стадион взревел: «Ах!». Ах, хорош, зараза. Я прокричал: «Ваня, вперед!» Ваня оглянулся, ничего не понял, но вперед пошел. И давай гарцевать, плащом ворожить — «Болеро» Равеля, да и только! Черный бык Гараалегре и русоволосый испанец друг друга стоили — и стать была при них, и грация, и какое-то околдовывающее достоинство — что у одного, что у другого.

. Бой подходил к концу, стадион вскочил, в воздух взвились белые платки, публика начала свистеть и в один голос кричать: «Помиловать!» Здесь Иван, повернувшись к ложе президента корриды, поклонившись, стал ждать его решения. Возникла тишина ожидания. Президент показал свой платок. И снова рев восторга, ликование. Тореадор, улыбаясь, вместо шпаги символически воткнул в загривок быка маленькую белую бандерилью. Бык растерянно замер, может, ощущая, что произошло что-то необычное — никто его больше не злит, не трогает, не колет. Распахнулись ворота загона, и Гараалегре отправился в него, чтобы жить, чтобы плодить такое же, как он, красивое потомство.

Ваня обнимался на арене со спонсором — владельцем Гараалегре. Для того-то это помилование не только слава, но деньги — ведь каждый бык стоит не менее 10 тысяч евро. А здесь еще и завидный производитель богатства остался жить.

Событие для Безье историческое: впервые более чем за сто лет коррид в этом городе был помилован бык.