Бык мы карова

По тому, как люди ведут себя при встрече с трудностями, они делятся на две группы: быки и коровы.

  • >> Когда бык на пастбище видит, что в его сторону движется грозовое облако, то он разбегается и на полной скорости мчится навстречу грозе. Бык смотрит своему страху в глаза, а раз они с грозовым облаком движутся в противоположных направлениях, то он попадает под дождь всего лишь на короткое время.
  • >> Корова, напротив, начинает убегать от грозы. Поскольку она толстая и движется медленно, то гроза рано или поздно ее догоняет. Теперь корова бежит вместе с облаком: поскольку она движется в ту же самую сторону, то мокнет под дождем гораздо дольше, чем могла бы.
  • Я не эксперт по поведению крупного рогатого скота и не имею ни малейшего представления, насколько этот пример справедлив с точки зрения биологии, но мне кажется, что это поразительно точная метафора, которой можно описать человеческое мышление.

    Многие убегают от проблем и задач, и делают то, что в кратковременной перспективе кажется проще. В долговременной же перспективе рано или поздно они в эмоциональном, физическом
    или материальном плане попадут, образно говоря, под дождь. В то же время, находится и множество быков, которые берут себя в руки и смотрят своему страху в глаза. Они делают то, что нужно,
    и постоянно выходят за пределы своей зоны комфорта. Поскольку сегодня они делают то, что не согласны делать другие, то завтра они смогут делать то, что другие не смогут.

    Жизнь начинается там, где заканчивается зона комфорта.

    По мнению большинства, продажи – это то, что, по крайней мере, на первых порах лежит за пределами зоны комфорта. Я прекрасно помню свой первый рабочий день в роли продавца в торговом центре. На лбу у меня выступил холодный пот, а в животе слегка крутило. В то же время, это чувство ясно дало мне понять, что я на верном пути, и отступать нельзя. Я решил, что пока я
    продолжаю пытаться, то не смогу провалиться.

  • Статья в Википедии
  • Тексты в Викитеке
  • Медиафайлы на Викискладе
  • Новости в Викиновостях
  • Коро?ва — крупное домашнее молочное животное; самка домашнего быка, парнокопытного жвачного животного семейства полорогих; в переносном значении — о толстой, неуклюжей, нерасторопной или неумной женщине.

    Содержание

    Цитаты [ править ]

    Корова в прозе [ править ]

    Корова приносила большую радость людям, особенно пришедшим на войну из села. После каждого артобстрела или бомбёжки бойцы прибегали узнать, цела ли бурёнка, не поранена ли, ласково поглаживали корову. Не просто объяснить всё это, но появление сугубо мирного существа в обстановке огромного напряжения помогало людям поддерживать душевное равновесие. Напоминало: все радости к человеку вернутся, жизнь продолжается, надо только суметь отстоять эту жизнь. Хороший подарок малоземельцам был преподнесен в честь 1 Мая 1943 года. [1]

    — Леонид Брежнев, «Малая земля»

    Немой дотоле Веденеев двор тоже встрепенулся: заревели, отворяясь, ворота, загоготал в конюшне трёхгодовалый жеребец, закудахтали куры, слетая с насести; овцы, коровы, свиньи, толкаясь в воротах, побежали к стаду, издавая свойственные им звуки. И Веденей подумал: «Вон протяжно, тонко мычит ? это бурёнка, а точно захлёбывается ? Машка рыжая; хриплым, удавленным голосом ? Машка пёстрая, ? давно бы продал, да к молоку хороша; переливается, как в рожок, ? красная тёлка». [2]

    — Александр Эртель, «Гарденины, их дворня, приверженцы и враги»

    Коров своих крестьяне «до последнего берегли» и «воспитывали крышами». Сгребут, бывало, с крыш давно почерневшую солому и иногда «попарят её в корчажке» — вот и корм. Солить было нечем: тогда соль составляла «правительственную регалию» и была так дорога, что плоховатые мужики и в «ровные»-то года часто ели сныть несолёную. Коров «ходячих» не резали. Станет она «падать» или «заваливаться», идучи на водопой, — её всё ещё поднимают и ведут до дому, «поддерживают» и опять «крышей воспитывают». И так водятся с ней до тех пор, пока у неё «титьки высохнут». Тут уже, значит, ждать от неё больше нечего — «воспитание» её кончено, и остаётся ей «нож воткнуть». Зарезанную полуиздохшую корову поскорее «требушили» и потом волокли «в копоть», то есть разнимут её труп на частички и повесят эти рассечённые части «над дымом», чтобы их «прокурило» и «дух отшибло», потому что у этого мяса даже до посмертного разложения был какой-то особенный, вероятно болезненный, запах, которого «утроба человеческая не принимала». А потом, когда дым всё это «прокурит», — вонь несколько изменяла свой характер, и мясо воняло иначе — менее противно: тогда его, бывало, варят и едят. [3]

    — Николай Лесков, «Юдоль» (часть V)

    И действительно, собаки повсеместно отнеслись к ним превосходно, но всё-таки экспедиция их не обошлась без приключения: бурая корова Дементия, которую тётя оскорбила, назвав её «неживым чучелом», доказала, что она ещё жива, и когда Гильдегарда, проходя мимо неё, остановилась, чтобы поощрить её ласкою, тощая бурёнка немедленно подняла голову, сдёрнула с англичанки её соломенную шляпу и быстро удалилась с нею на середину самой глубокой и непроходимой лужи, где со вкусом и съела шляпу, к неописанному удовольствию тёти Полли, которая над этим очень смеялась, а англичанка, потеряв шляпу, повязалась своим носовым платком и окончила обход в этом уборе. [4]

    — Николай Лесков, «Юдоль» (часть XX)

    Но было одно важное и радостное событие: отелилась Пава, лучшая, дорогая, купленная с выставки корова.
    ? Кузьма, дай тулуп. А вы велите-ка взять фонарь, я пойду взгляну, ? сказал он приказчику. Скотная для дорогих коров была сейчас за домом. Пройдя через двор мимо сугроба у сирени, он подошел к скотной. Пахнуло навозным теплым паром, когда отворилась примерзшая дверь, и коровы, удивленные непривычным светом фонаря, зашевелились на свежей соломе. Мелькнула гладкая черно-пегая широкая спина голландки. Беркут, бык, лежал с своим кольцом в губе и хотел было встать, но раздумал и только пыхнул раза два, когда проходили мимо. Красная красавица, громадная, как гиппопотам, Пава, повернувшись задом, заслоняла от входивших теленка и обнюхивала его. Левин вошел в денник, оглядел Паву и поднял красно-пегого теленка на его шаткие длинные ноги. Взволнованная Пава замычала было, но успокоилась, когда Левин подвинул к ней телку, и, тяжело вздохнув, стала лизать ее шершавым языком. [5]

    Круторогие быки, с лоснящейся белою шерстью, с умными, добрыми глазами, лениво оборачивая головы на звук шагов, жевали медленную жвачку, и слюна стекала с их чёрных влажных морд на колючие листья пыльного терновника. Стрекотание кузнечиков в жёсткой выжженной траве, шорох ветра в мёртвых стеблях чернобыльника над камнями развалин и гул колоколов из далекого Рима как будто углубляли тишину. Казалось, что здесь, над этою равниною, в её торжественном и чудном запустении, уже совершилось пророчество Ангела, который «клялся Живущим вовеки, что времени больше не будет».

    Для долговечности нужно поставить себя в положение «накануне ликвидации» ? и проживешь два века. Великая глотка под пустяковой головой. (Божинский) Рассказ девочки о корове. У коровы по четырём углам [поставлены] стоят ноги. Из коровы делают [мясо] котлеты, а картофель растёт отдельно. Корова сама даёт молоко, а индюк старается, не может. [6]

    — Андрей Платонов, Записные книжки (1928-1944)

    Перед последним уроком всем детям дали в первый раз их жизни по белой булке с котлетой и картофелем и рассказали, из чего делаются котлеты ? из коров. Заодно велели всем к завтрашнему дню написать сочинение о корове, кто их видел, а также о своей будущей жизни. Вечером Москва Честнова, наевшись булкой и густой котлетой, писала сочинение за общим столом, когда все подруги её уже спали и слабо горел маленький электрический свет. «Рассказ девочки без отца и матери о своей будущей жизни. ? Нас учат теперь уму, а ум в голове, снаружи ничего нет. [7]

    — Андрей Платонов, «Счастливая Москва»

    Когда, стиснутый между двумя офицерами с саблями наголо, он проходил по залу Лаокоона между двумя шеренгами солдат, — в воздухе, потрясённом барабанным грохотом, разливался неизречённый аромат.
    Он проходил, а в воздухе всё ещё пахло ландышами, фиалками, резедой и гвоздикой.
    Если б тут была корова, она съела бы Поля Дешанеля, приняв его за букет цветов!

    — Влас Дорошевич, «Первый дебют», 1905

    И звучно поцеловала вспыхнувшего Громова в щёку. ? Гм! ? сказал Клинков, ? если бы я знал, что за коров полагается такая благодарность, я бы вместо цветов подарил корову. ? Говоришь о корове, ? недовольно пробормотал Подходцев, ? а сам всё время подсовываешь осла. ? Марья Николаевна, разве я вам Подходцева подсовывал? ? Бледно, ? пожал плечами Подходцев. ? Вы на него не обижайтесь, Марья Николаевна, он ведь ни одной женщины не может видеть равнодушно. [8]

    — Аркадий Аверченко, «Подходцев и двое других»

    Один русский философ разделял женщин на «змеистых» и «коровистых». В этой не лишённой остроумия юмористической классификации Мальве нет места (как, впрочем, и многим другим женским типам). О сходстве с коровой не может быть и речи: для этого Мальва слишком жива, гибка и изворотлива, да и нет на ней той всегдашней печати материнства, которая лежит на корове. [9]

    Читайте так же:

    • Где живут корова Одомашненный крупный рогатый скот живет на фермах или ранчо и хранится в амбарах или других средствах укрытия. В дикой природе они будут жить в лесных районах с большим количеством […]
    • Лаванда коров Дэйри Голд Лаванда - специальный гигиенический продукт, для защиты коровы от мастита и косметического ухода за кожей сосков после каждой дойки. Для круглогодичного использования.После […]
    • Поголовье коров в россии 2020 Общее поголовье КРС в хозяйствах всех категорий в 2018 году составило 18 152 тыс. голов, что на 5,8% меньше, чем в 2013 году, когда поголовье составляло 19 273 тыс. голов. Наибольшее […]
    • Фиолетовая корова милка Ну, я ещё могу допустить, что корова фиолетовая. Может, её хозяева покрасили. ИЛи соседи злобные из хулиганских побуждений. ИЛи аллергия у коровы такая особенная на что-нибудь. На жизнь […]
    • Машинная дойка коров Редактор Г.А.Зайцева Ответственный за выпуск В. Г. Звиняцковский. Разработаны Всесоюзным научно-исследовательским институтом животноводства, Всесоюзным научно-исследовательским институтом […]
    • Корова из природных материалов Осень - богатая пора на подделки из природных материалов. Для вас - необычная идея аппликации из осенних листьев Время работ: 15 минут, Возраст: для дошкольников, школьников Что вам […]
    — Николай Михайловский, «О г.Максиме Горьком и его героях»

    Я читаю: просто ? ничего не понимаю. «Это ? не я». Впечатление до такой степени чужое, что даже странно, что пестрит моя фамилия. Пишут о «корове», и что она «прыгает», даже потихоньку «танцует», а главное ? у неё «клыки» и «по ночам глаза светят зелёным блеском». Это ужасно странно и нелепо, и такое нелепое я выношу изо всего, что обо мне писали Мережковский, Волжский, Закржевский, Куклярский (только у Чуковского строк 8 индивидуально-верных, ? о давлении крови, о температуре, о множестве сердец). С Ницше. никакого сходства! С Леонтьевым ? никакого же личного. [10]

    — Василий Розанов, «Смертное»

    Тут навстречу попалась какая-то баба, и Фёдор Михайлович спросил её: ? Тётка, ты не повстречала ли бурой коровы? ? Нет, батюшка, не встречала, ? ответила та. Вопрос о бурой корове показался мне странным, и я приписал его народному поверью, «по которому по первой возвращающейся с поля корове можно судить о завтрашней погоде», и подумал, что Фёдор Михайлович с целью узнать о погоде на завтра осведомляется о корове. [11]

    — Анна Достоевская, Воспоминания (1911-1916)

    За жирными коровами следуют тощие,
    за тощими – отсутствие мяса. [12]

    ? Замри! Лучше быку дорогу не переходить! Но Петушок не заметил мальчишек. Он степенно обогнул пруд, затянутый ряской, точно зелёным чёсаным одеялом, подошёл к изгороди участка. Удивляясь, как это ему посмели перегородить путь, бык уперся своим чугунным лбом в старенькую изгородь; та крякнула и повалилась на землю. [13]

    — Алексей Мусатов, «Стожары», 1948

    За одним арестом цепочкой шли другие ? родственники, знакомые, те, чей телефон записан в записной книжке арестованного, с кем в прошлом году он встречал Новый год, и тот, кто обещал, но, испугавшись, не пришёл на эту встречу. Люди боялись каждой встречи и каждого разговора, и тем более они шарахались от нас, которых уже коснулась чума. И нам самим казалось, что мы разносим чуму. У меня было единственное желание ? притаиться в углу и никого не видеть, и поэтому я мечтала о корове. Это та самая «последняя коровёнка» народнической литературы, которую мужик, зацепив за рога, повёл продавать на базар. Благодаря особенностям нашей экономики, корова в течение многих лет могла прокормить семью. В маленьких домишках ютились миллионы семей, живших лоскутным участком, дававшим картошку, огурцы, капусту, свёклу, морковь и лук, и коровой. [14]

    — Надежда Мандельштам, Воспоминания (1960-1970)

    На днях мне попалось одно издание этой классической книги, где самые озорные стихи так благообразно приглажены, что смахивают на воскресные гимны. Знаменитое «Гей диддл, диддл» ? о корове, которая перепрыгнула через луну, и о собаке, которая засмеялась человеческим смехом, ? переделано каким-то благонамеренным квакером так: собака не смеётся, а лает, корова же прыгает не над луною, а под луною, внизу, на поляне. [15]

    — Корней Чуковский, «От двух до пяти»

    Корова в поэзии [ править ]

    Не скрываю,
    С ребячества привык я к чаю,
    Сначала просто пью, потом
    Употребляю с молоком;
    Не покупать-с: своя корова». [16]

    — Иван Никитин, «Кулак»

    Коня у мужика не стало,
    Так он корову оседлал;
    А сам о том не рассуждал,
    Что, говорят, седло корове не пристало;
    И, словом, на корову сел,
    Затем что он пешком идти не захотел. [17]

    — Иван Хемницер, «Мужик и корова»

    Начинается сказка от сивки, от бурки, от вещей каурки. На море на океане, на острове на Буяне стоит бык печёный, в заду чеснок толчёный; с одного боку-то режь, а с другого макай да ешь.

    — Афанасьев, народные русские сказки; «Незнайко»

    А, впрочем. средние века
    У нас гостят, как видно, цепко,
    Но ведь корова не река ?
    И не в названье здесь зацепка. [18]

    — Саша Чёрный, «Всё то же»

    Бык на цепи золотой,
    В небе высоко ревёт.
    Вон и корова плывёт,
    Бык увидал, огневой.
    Вздыбился, пал.
    Синь под коровою. [19]

    — Алексей Толстой, «Пастух»

    Кушает сено корова,
    А герцогиня желе,
    И в половине второго
    Граф ошалел в шале. [20]

    — Осип Мандельштам, «Кушает сено корова. »

    Мудростью пухнет слово,
    Вязью колося поля,
    Над тучами, как корова,
    Хвост задрала заря. [21]

    — Сергей Есенин, «Преображение»

    Се знамение: багряная корова,
    Скотница с подойником пламенным
    Будет кринка тяжко-свинцова,
    Устойка с творогом каменным. [22]

    — Николай Клюев, «Се знамение: багряная корова…» (1917-1918)

    Бреду к деревушке, мясистый и розовый,
    Как к пойлу корова ? всещедрый удой;
    Хозяйка-земля и подойник берёзовый ?
    Опалая роща лежит предо мной.

    Расширилось тело коровье, молочное,
    И нега удоя, как притча Христа:
    «Слепцы, различаете небо восточное,
    Мои же от зорь отличите ль уста?»

    Христос! Я ? бурёнка мирская, страдальная;
    Пусть доит Земля мою жизнь-молоко. [22]

    — Николай Клюев, «Октябрьское солнце косое, дырявое…» (1916-1918)

    Снилась мне хорошая корова
    С выменем отвислым и раздутым,
    Под неё подполз я, поживиться
    Молоком парным, как уж, я думал,
    Только вдруг она меня лягнула,
    Я перевернулся и проснулся [23]

    — Николай Гумилёв, «Звёздный ужас»

    Под окном корова долго мочится
    У куста горланят петухи.
    Расставаться с жизнью мне не хочется
    Хоть на сердце тайные грехи. [24]

    — Евгений Кропивницкий, «Под окном корова долго мочится. », 1 мая 1978

    И венки из вьюнков и камелий
    На рогах у священных коров.
    (Хоть корова не каждая свята,
    Но брамины, прозрев глубоко,
    Мясоед запретили когда-то,
    И нельзя продавать молоко).
    Меж вертепов, светящих багрово,
    Мимо жриц, возносящих мольбу,
    Величаво проходит корова
    С белоснежной звездою на лбу, ?
    Благодушием тигра жесточе
    И людской презирая порыв,
    Роковые, огромные очи
    В даль угрюмого «стрита» вперив!
    И бряцанье её амулетов
    Над толпой человеков-теней,
    Над толпой человеков-скелетов,
    Что склониться спешат перед ней.

    И не глуп стародавний уклад.
    Пусть коровы идут на консервы,
    Пусть индусы едят, что хотят! [25]

    — Аделина Адалис, «Там, далёко, далёко, далёко. », 1947

    По рытвинам, средь мусора и пепла,
    Корова тащит лес. Она ослепла.
    В её глазах вся наша темнота.
    Переменились формы и цвета.
    Пойми, мне жаль не слов ? слова заменят,
    Мне жаль былых высоких заблуждений.
    Бывает свет сухих и трезвых дней,
    С ним надо жить, он темноты темней. [26]

    — Илья Эренбург, «По рытвинам, средь мусора и пепла…»

    Он прекрасно знает свой мир,
    Он пускает дым из ноздрей,
    В тёмно-синем небе зимы
    Дышат белые души тьмы,
    И на их румяных щеках
    Веселится корова-смерть. [27]

    — Борис Поплавский, «На железном плацдарме крыш. »

    Послушайте, деревья, речь
    О том, как появляется корова.
    Она идет горою, и багрова
    Улыбка рта её, чтоб морду пересечь.
    Но почему нам кажется знакомым
    Все это тело, сложенное комом,
    И древний конус каменных копыт,
    И медленно качаемое чрево,
    И двух очей, повёрнутых налево,
    Тупой, безумный, полумёртвый быт?
    Кто, мать она? Быть может, в этом теле
    Мы, как детёныши, когда-нибудь сидели?
    Быть может, к вымени горячему прильнув,
    Лежали, щёки шариком надув?
    А мать-убийца толстыми зубами
    Рвала цветы и ела без стыда,
    И вместе с матерью мы становились сами
    Убийцами растений навсегда?

    Ещё растеньями бока коровы полны,
    Но уж кровавые из тела хлещут волны,
    И, хлопая глазами, голова
    Летит по воздуху, и мёртвая корова
    Лежит в пыли, для щей вполне готова,
    И мускулами двигает едва. [28]

    — Николай Заболоцкий, «Пир в доме Бомбеева» (Деревья, 3) 1933

    Коровы, мне приснился сон.
    Я спал, овчиною закутан,
    и вдруг открылся небосклон
    С большим животным институтом.
    Там жизнь была всегда здорова
    И посреди большого зданья
    Стояла стройная корова
    В венце неполного сознанья.
    Богиня сыра, молока,
    Главой касаясь потолка,
    Стыдливо кутала сорочку
    И груди вкладывала в бочку.
    И десять струй с тяжёлым треском
    В холодный падали металл,
    И приготовленный к поездкам
    Бидон, как музыка, играл.
    И опьянённая корова,
    Сжимая руки на груди,
    Стояла так, на всё готова,
    Дабы к сознанию идти.

    Я дале видел красный светоч
    В чертоге умного вола.
    Коров задумчивое вече
    Решало там свои дела.
    Осёл, над ними гогоча,
    Бежал, безумное урча.

    Корова в формулах и лентах
    Пекла пирог из элементов,
    И перед нею в банке рос
    Большой химический овёс.

    Воспряньте, умные коровы,
    Воспряньте, кони и быки!
    Отныне, крепки и здоровы,
    Мы здесь для вас построим кровы
    С большими чашками муки. [28]

    — Николай Заболоцкий, «Начало науки» (Торжество земледелия, 6) 1931

    Толстое тело коровы,
    Поставленное на четыре окончанья,
    Увенчанное хромовидной головою
    И двумя рогами (словно луна в первой четверти).
    Тоже будет непонятно,
    Также будет непостижимо,
    Если забудем о его значенье
    На карте живущих всего мира.

    Человек, владыка планеты,
    Государь деревянного леса,
    Император коровьего мяса,
    Саваоф двухэтажного дома, ?
    Он и планетою правит,
    Он и леса вырубает,
    Он и корову зарежет,
    А вымолвить слова не может.

    Корова мне кашу варила,
    Дерево сказку читало,
    А мёртвые домики мира
    Прыгали, словно живые. [28]

    — Николай Заболоцкий, «Искусство», 1930

    Если тебе
    «корова» имя,
    у тебя
    должны быть
    молоко
    и вымя.
    А если ты
    без молока
    и без вымени,
    то чёрта ль в твоём
    в коровьем имени! [29]

    — Владимир Маяковский, «Не увлекайтесь нами» 1929

    Ходит корова
    тощего вида,
    взять бы эту корову
    и выдоить.
    Хвать бы
    за вымя
    быстрее воров!
    Но я
    не умею
    доить коров. [29]

    — Владимир Маяковский, «Мы отдыхаем» 1928

    Его поэзия не дойная корова,
    Он ей не выжимает вымя,
    Не дёргает за розовые сиськи,
    Глубокие не наполняет миски
    Звенящим жолтым молоком.
    ? Но я не дойницей родился, а певцом. [30]

    — Анатолий Мариенгоф, «У жолтых рек»

    Пословицы и поговорки [ править ]

    Корова знает своего пастуха, а не хозяина.

    Корове не тяжелы её рога.

    Примечания [ править ]

    1. ^Л.И. Брежнев. Воспоминания: Жизнь по заводскому гудку. Чувство Родины. Малая земля. Возрождение. Целина. Москва: Политиздат, 1982. «Малая земля» (1979)
    2. ^ А.И. Эртель. Гарденины, их дворня, приверженцы и враги. Москва: «Советская Россия», 1996. «Гарденины, их дворня, приверженцы и враги» (1889)
    3. ^ Н.С. Лесков. Собрание сочинений в одиннадцати томах. Том 9. Москва, Художественная литература, 1956. «Юдоль» (Рапсодия)
    4. ^ Николай Семенович Лесков. Собрание сочинений в одиннадцати томах. Том 9. Москва, Художественная литература, 1956. «Юдоль» (Рапсодия)
    5. ^Толстой Л. Н., «Анна Каренина». — М.: Наука, 1970 г. — стр. 85
    6. ^А.П. Платонов. Записные книжки. Материалы к биографии. ? Москва, Наследие, 2000. Записные книжки (1928-1944)
    7. ^ А.П. Платонов. Котлован. Санкт-Петербург, «Азбука-классика», 2005. «Счастливая Москва» (1936)
    8. ^А.Т. Аверченко. «Шутка мецената». Олма-Пресс, 2001. «Подходцев и двое других» (1917)
    9. ^Н.К. Михайловский. Литературная критика и воспоминания. Москва, «Искусство», 1995. «О г.Максиме Горьком и его героях» (1898)
    10. ^В.В. Розанов. Смертное. — «Русский путь», 2004. «Смертное» (1911-1912)
    11. ^ А.Г. Достоевская. Воспоминания. ? Москва, Захаров, 2002. Воспоминания (1911-1916)
    12. ^Саша Чёрный. Стихотворения. Москва, «Художественная литература», 1991.Из цикла «Всем нищим духом»: «Отбой» (с эпиграфом Г. Гейне) (1909)
    13. ^Алексей Мусатов. «Стожары». — М., ГИХЛ, 1950 г.
    14. ^ Н.Я. Мандельштам. Воспоминания. Часть Вторая. ? Москва, Согласие, 1999. Воспоминания (1960-1970)
    15. ^К.И. Чуковский. Собрание сочинений в шести томах. Том 1. ? Москва, Художественная литература, 1965. «От двух до пяти» (1933)
    16. ^ И.С. Никитин. Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — Ленинград, Советский писатель, 1965, «Кулак» (1854-1857)
    17. ^ И.И. Хемницер. Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — М.-Л.: Советский писатель, 1963, «Мужик и корова» (1782)
    18. ^Саша Чёрный. Собрание сочинений в пяти томах. Москва, Эллис-Лак, 2007, «Всё то же» (1909)
    19. ^А.Н. Толстой. Собрание сочинений в десяти томах. Москва, ГИХЛ, 1982, «Пастух» (1909)
    20. ^О.Э. Мандельштам. Собрание сочинений в четырёх томах — Москва, Терра, 1991, «Кушает сено корова. » (1913)
    21. ^С.А. Есенин. Полное собрание сочинений в семи томах. /Главный редактор Ю.Л. Прокушев; ИМЛИ им. А.М. Горького РАН. Москва, Наука; Голос, 1995—2002, «Преображение» (1917)
    22. ^ 22,022,1Н.А. Клюев. Сердце единорога. Санкт-Петербург, РХГИ, 1999.
    23. ^Н.С. Гумилёв. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. ? Ленинград, Советский писатель, 1988, «Звёздный ужас» (1921)
    24. ^ Е.Л. Кропивницкий. Избранное. Москва, Культурный слой, 2004, «Под окном корова долго мочится. » (1978)
    25. ^А.Е. Адалис. Бессоница: избранные стихи 1920-1969. ? Санкт-Петербург, Лимбус Пресс, 2002 г., «Там, далёко, далёко, далёко. »
    26. ^И.Г. Эренбург. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Санкт-Петербург, Академический проект, 2000, «По рытвинам, средь мусора и пепла. » (1943)
    27. ^Б.Ю. Поплавский. Сочинения. Санкт-Петербург, Летний сад; Журнал «Нева», 1999, «На железном плацдарме крыш. » (1925-1934)
    28. ^ 28,028,128,2Н.А. Заболоцкий. Полное собрание стихотворений и поэм. Новая библиотека поэта. Санкт-Петербург, Академический проект, 2002.
    29. ^ 29,029,1В.В. Маяковский. Полное собрание сочинений в тринадцати томах. Москва, ГИХЛ, 1955-1961.
    30. ^ А.Б. Мариенгоф. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта (малая серия). Санкт-Петербург, Академический проект, 2000, «У жолтых рек» (Поэма четырёх глав, 1) 1925

    Поделитесь цитатами с вашими друзьями:
    «ВКонтакте» • «Facebook» • «Twitter» • «LiveJournal»

    Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Бурнаков Венарий Алексеевич

    На основе фольклорно-этнографических материалов анализируется символическое значение образов быка и коровы в традиционном мировоззрении хакасов в обозначенное время. Многие из используемых в статье фольклорных источников -отрывков из героических сказаний (алыптыт нымахтар) на русском языке также впервые вводятся в научный оборот. Автор приходит к выводу о том, что в культуре хакасов важнейшее место отводится крупному рогатому скоту. Образы этих животных обладают широким семантическим полем, охватывающим практически все сферы мироздания. Они включают в себя и представления о мироустройстве, небесных объектах и явлениях, а также воззрения о тотемах-предках. Большое внимание уделено рассмотрению феномена отождествления образов быка и коровы с мужским и женским началами.

    Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Бурнаков Венарий Алексеевич

    Bull and cow: images and symbols in the traditional culture of the Khakas (late 19th — mid-20th centuries)

    The aim of the work is to characterize the images of a bull and a cow in the Khakas culture . Proceeding from the aim, the following objectives were set: to analyze the folklore of this people and to reveal the semantic links of the image of these animals with the religious-mythological views about the cosmos, the ancestors and man himself. As a result of the analysis, the following conclusions can be drawn: (1) in the Khakas culture the most important place is assigned to cattle. The images of a bull and a cow have a broad semantic field, covering almost the entire universe. They include ideas about the world order and the space sphere. At the same time, the coverage of their functions and personifications is quite diverse: these are the pillars of the world, heavenly bodies, co-creators of individual cosmic objects and thunder as an atmospheric phenomenon; (2) in the traditional consciousness of the people, a bull and a cow are also represented as a mythical ancestor. For the ancient clan puga, the bull is directly perceived as a totemic animal. The roots of such representations, obviously, go to the Hunnish and ancient Turkic times. Their traces are found in the name of the generic structure of the Khakas and their toponymy; (3) in the religious-mythological views of the Khakas , the images of the animals in question are not simply connected by various semantic threads to man , but also directly identified with him. The bull is the personification of the male principle, and the cow is the female one. The image of a bull-warrior, captured in a heroic epic , was widespread in the archaic thinking. It contained a whole complex of features and traits that characterize him as a warrior , beginning with the qualities necessary for this, such as great strength, fearlessness, courage and ending with his «weapons» «saber horns». The image of a cow , as a personification of the feminine, was not so unambiguous. Due to its practical use and the important place assigned to it in economic activities, it certainly caused respect. In this connection, the image of a «dairy cow » symbolized prosperity and abundance in the oral folk art. At the same time, probably, in the conditions of the patriarchal society, the symbolic status of the cow began to be greatly belittled. First of all, it was expressed in giving it such derogatory qualities as stupidity, clumsiness, talkativeness, etc.; (4) at the same time, such a wide coverage of symbolic meanings connected with the image of cattle may indicate its extraordinary affinity for man , and also about the important role they played in man ‘s life, not only economic but also spiritual. Close interaction with these domestic animals over a long period contributed to the deep penetration of their image into the religious-mythological consciousness of man and his ritual practice.

    Текст научной работы на тему «Бык и корова: образы и символы в традиционной культуре хакасов (конец XIX — середина XX В. )»

    ?Вестник Томского государственного университета. 2018. № 428. С. 64-71. Б01: 10.17223/15617793/428/8

    БЫК И КОРОВА: ОБРАЗЫ И СИМВОЛЫ В ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ ХАКАСОВ

    (КОНЕЦ XIX — СЕРЕДИНА XX в.)

    На основе фольклорно-этнографических материалов анализируется символическое значение образов быка и коровы в традиционном мировоззрении хакасов в обозначенное время. Многие из используемых в статье фольклорных источников -отрывков из героических сказаний (алыптыг нымахтар) на русском языке также впервые вводятся в научный оборот. Автор приходит к выводу о том, что в культуре хакасов важнейшее место отводится крупному рогатому скоту. Образы этих животных обладают широким семантическим полем, охватывающим практически все сферы мироздания. Они включают в себя и представления о мироустройстве, небесных объектах и явлениях, а также воззрения о тотемах-предках. Большое внимание уделено рассмотрению феномена отождествления образов быка и коровы с мужским и женским началами. Ключевые слова: хакасы; культура; бык; корова; мужчина; женщина; воин; традиционное мировоззрение; фольклор; эпос.

    В современном мире отмечается повышенный интерес к судьбам коренных и малочисленных народов России и Сибири в частности. В связи с этим, одной из главных задач становится проблема сохранения культурного наследия, современного процесса этнокультурной и этноконфессиональной идентификации, с одной стороны, и необходимость дальнейшего развития отношений между этносами и культурами, основанных на принципах толерантности, — с другой. Важнейшим условием конструктивного этнокультурного взаимодействия должны стать преодоление предубеждений носителей культур (национальных, этнических, конфессиональных и др.) и попытка объективного понимания «иной культуры». Данное обстоятельство выдвигает в число приоритетов необходимость изучения специфики этих культур, в том числе традиционной культуры хакасов, что и обусловливает актуальность представленной работы.

    Новизна определяется системностью исследования и введением в оборот новых фольклорно-этнографических материалов, впервые переведенных с хакасского на русский язык. Целью работы является характеристика образов быка и коровы в культуре хакасов. Исходя из цели, были поставлены следующие задачи: проанализировать фольклор этого народа и выявить семантические связи образа этих животных с религиозно-мифологическими воззрениями о космосе, предках и самом человеке.

    Хронологические рамки статьи охватывают конец XIX — середину XX в. Выбор таких временных границ вызван, прежде всего, состоянием источниковой базы по теме исследования. Работа базируется на комплексном, системно-историческом подходе к изучению прошлого. Методика исследования основана на историко-этнографических методах — научного описания, конкретно-исторического анализа, структурно-семантического и реликта.

    В традиционном мировоззрении хакасов особое место отводилось животным и их образам. Пожалуй, одними из самых заметных и распространенных среди них были бык — пуга (вол — тазын) и корова — гнек. Они имели большое значение в хозяйственно-бытовой, соционормативной и духовной сферах, в связи с чем были широко представлены в мифах и обрядности. В религиозно-мифологическом сознании народа их образы наделялись широким семантическим полем.

    Бык / корова и космос

    В верованиях хакасов образ быка имеет непосредственное отношение к мироустройству. Согласно мифам этого народа Земля держится на трех огромных быках. Поэтому землетрясения объяснялись периодической активностью этих исполинских животных: «Когда какого-нибудь порозу наскучит быть в одном положении, то он шевелится, оттого и бывает землетрясение» [1. С. 646]. Вместе с тем вовлеченность образа быка в космическую сферу у хакасов выявляется и в других религиозно-мифологических сюжетах. Так, крупный рогатый скот зачастую и сам отождествляется с конкретными небесными объектами.

    В архаическом мышлении серп луны ввиду некоторого визуального сходства вызывал ассоциации с рогами рассматриваемого животного. Они же, в свою очередь, метонимически воссоздавали образ лунного божества — быка / коровы. Реликты данных воззрений обнаруживаются в народных загадках о луне, таких как: «Белый бык через забор смотрит (Луна)» [1. С. 659]; «Чирге туспес читг тирек, чиллеп тугбас тох тек» — ‘Семь тополей никогда не спустятся на землю, первотелка никак не разродится (Большая медведица и Луна)’ [2. С. 278]; «Чил саппас читг тирек, чиллеп тугбас тох гнек» — ‘Семь тополей, которых не обдует ветер, первотелка, которая никак не разродится (Большая медведица и Луна)’ [3. С. 302, 319]; «Чирг синелбеен, хойы саналбаан, пастугы мустгг» — ‘Земля не измерена, овцы не считаны, а пастух рогатый’ (Небо, Звезды, Луна) [4. С. 83].

    Обращает на себя внимание то, что в хакасской культуре бычья символика распространяется не только на луну, но и на солнце. Характерная для рассматриваемых светил временная обусловленность и связанное с ней закономерное противопоставление — ночь / день, как правило, ассоциируются с тьмой / светом и маркируются соответствующим цветообозначением — черный / белый. В традиционном сознании хакасов эти символические значения нередко переносятся и на образы быков. При этом их масть недвусмысленно выражает течение времени, определяемое естественным движением небесных светил, исходя из чего, черный и белый быки выступают воплощением ночи и дня. Подобная мифологическая дихотомия обнаруживается, например, в следующей народной загадке: «Хара пуга тур килзе, ах пуга чадыбысча. Ах пуга тур килзе, хара

    пуга чадыбысча» — ‘Если черный бык встает, белый бык ложится. Если черный бык заснет, белому не спится (ночь и день)’ [5. С. 67, 122].

    Космичность образа быка не ограничивается лишь олицетворением луны и солнца. Обратим внимание на то, что в мифологическом сознании он по своему символическому значению не только чрезвычайно близок оленю / лосю, но и во многих случаях взаимозаменяем с ними. В архаических воззрениях указанные животные также устойчиво соотносятся с небесными светилами, а порой и олицетворяют собой всю Вселенную, в связи с чем все они стоят в одном семантическому ряду. Обратим внимание на то, что одним из маркеров их по животному признаку является наличие рогов. На них, как полагали верующие, удерживаются небесные светила. Безусловно, самыми объемными, а потому и производящими наибольший зрительный эффект являются оленьи рога. В традиционном мышлении они, обладая определенным сходством с ветвями дерева, часто отождествляются с образом Древа жизни / Мирового древа. Данный сакральный объект не только олицетворяет модель мира, но и выступает символом порождающего начала. Вместе с тем подобные ассоциации и соответствующий семантический код, несмотря на определенную внешнюю минимизированность, вполне применимы и в отношении рогов быка / коровы. Так, рудименты представлений о «рогах — древе» обозначенных животных выявляются в хакасских народных загадках: «На кривом дереве снег не держится (коровьи рога)» [6. С. 239]; «Иг1р агасха хар чухпас (муус)» — ‘К кривому дереву снег не пристает (рога)’ [2. С. 282; 4. С. 81].

    Образ коровы встречается и в космогонических воззрениях хакасов. Вместе с тем следует отметить, что в «этнографическое» время ее роль в этом процессе осмысляется если не негативно, то, по крайней мере, чрезвычайно критично. Корова не является демиургом в полном смысле этого слова, но все же она сопричастна творению отдельных небесных объектов. Согласно мифу самонадеянность коровы помешала Всевышнему -Худаю — устранить зловещее творение владыки Нижнего мира Ирлик-хана (Эрлика), стремительно распространявшего по всей земле адский холод. Корова, будучи уверена в своей мощи, вызвалась уничтожить его. Она со всей силы ударила по нему копытом, в результате чего зловредное создание распалось на семь частей, сквозь прорезь копыта устремилось к небу и превратилось в созвездие Плеяд — Улгер [7. С. 87].

    Осознание хакасами вовлеченности образа крупного рогатого скота, в частности быка, в космическую сферу подкрепляется и материалом загадки, в которой он олицетворяет такое природное явление, как гром: «Кок пугам мустапча, халых чонга исттче» — ‘Синий мой бык мычит — всему народу слышно (гром)’ [2. С. 278; 4. С. 69].

    Бык / корова — божество-прародитель

    Полисемантизм образа крупного рогатого скота ориентирован не только на зону космоса, но и мира земного. В мифопоэтическом сознании он зачастую выступает и в роли первопредка. Тотемистические

    представления о быке / олене — прародителе в древности были широко распространены среди многих народов, в том числе и части гуннов, а также некоторых тюркских этнических общностей. А.Н. Бернштам по этому поводу писала: «Тотемом же шаньюйского рода гуннов был бык. С последним связано происхождение части тюркских племен-уйгур, которые в отдельных своих этнических подразделениях сохранили в качестве этнонима имя тотема быка в виде термина «огуз»» [8. С. 84]. Добавим и то, что в дальнейшем проблему религиозно-мифологических представлений о быке — прародителе части гуннов и других народов Евразии, в том числе и хакасов, затрагивал М.И. Боргояков. Ученый, рассматривая данный вопрос, отметил, что «из тюркской мифологии известно, например, что легендарным первопред-ком тюркских огузских племен был Огуз-каган (Бык-каган), рожденный Ай-каган от быка. Огуз или бука (в различных фонетических вариантах) являлся культовым животным — тотемом, название которого стало этнонимом» [9. С. 57-58]. К этому можно добавить, что древне-тюркский термин огС (огыс, огуз) в обозначенном же значении, т.е. бык, наряду со словом пуга сохранился и в хакасском языке [10. С. 320; 11. С. 83]. Рассматриваемый архаизм нередко встречается и в языке эпоса [12. С. 29].

    В традиционных воззрениях хакасов, так же как и у части гуннов, бык осмысляется в качестве одного из мифических предков, а если быть точнее — тотемного прародителя сооКа (рода) пуга — ‘бык’. Согласно генеалогическому повествованию представители этого рода произошли от спаривания мифического быка и земной девушки [13. С. 21-22]. Соок пуга имел официальное наименование Бугасарского или Босагар-ского рода и включал в себя восемнадцать фамилий. Он состоял из двух крупных подразделений: «улуг пуга» — ‘большой пуга’ (соответствующий Босагар-скому роду первой половины) и «к1ч1г пуга» — ‘малый пуга’ (Босагарский роду второй половины) [Там же]. Наибольшее число представителей этого рода приходилось на одноименное селение Пугалар аалы (совр. Итименев), т.е. улус ‘людей из рода быков’. Именного оттуда и происходил знаменитый хакасский сказитель Петр Васильевич Курбижеков [14. С. 22]. Отметим, что и другой известный сказитель Семен Прокопьевич Кадышев являлся представителем древнего соок’а пуга, который издавна славился как «род сказителей и охотников», а его прадед по отцу по имени Пугачах (букв. бычок) был известным нымахчы (сказочником) и хайцы (сказителем) [15. С. 7].

    Тотемистические мотивы, связанные с образом быка / оленя, нашли отражение и в эпическом творчестве хакасов. Так, например, в героическом сказании «Хубан Арыг» фигурирует «Алтон азыр муустгг ала пуга» -‘Пестрый бык с шестьюдесятью развилистыми рогами’, являвшийся тотемным предком богатыря Хара Хана. Весьма показательными поэтому являются и прощальные слова героя в отношении погибшего животного, поразительно напоминающие древние эпитафии: Азып-олер чиргмде’ Адам полган ала пуга, Арыг кузг албин, Азып-олгп ол халтыр. Амыр-хазыгын корбин халдым,

    Артых алып холынац азып олт1р. Иртгп-олцец чиргмде Инем полган ала пуга, Илбек куз1 читпин, Иртгп-олгп ол халтыр».

    В земле, где умру [я],

    Пестрый бык бывший мне отцом,

    Чистой силой [своей] не одолев,

    Погибнув, он остался.

    Покоя и здоровья не видя [я] остался,

    От руки превосходящего богатыря [он] погиб.

    В переходящей земле, где умру [я],

    Матерью [мне] бывший пестрый бык,

    Великой силы [которому] не хватило,

    Ушедши-умерев, он остался’

    (перевод наш. — В.Б.) [16. С. 96-97].

    Заметим, что в религиозно-мифологических воззрениях предков хакасов — енисейских кыргызов, не только образ быка, но и коровы воспринимался в качестве их обоготворяемой прародительницы. По одному из генеалогических мифов, кыргызы произошли «от соития Бога с красной коровой внутри пещеры» [17. С. 73]. Следует пояснить и то обстоятельство, что у народов Южной Сибири традиционно коровой называют не только самок домашнего крупного рогатого скота, но и лесных зверей — олених и лосих. И их символический образ настолько тесно взаимосвязан, что порой бывает трудноотделим друг от друга. Обратим внимание и на то, что в рассматриваемом мифологическом контексте он во многом тождествен образу одного из генеалогических мифов монголов, хронологически более позднему. Так, согласно повествованию предком Чингисхана был Борте Чино (Серый Волк), а матерью — Гоа-Марал (Прекрасная Лань) [18. С. 90-91]. Учитывая уже отмечавшийся факт семиотического подобия в мифологическом сознании обозначенных животных, нельзя исключать и того, что под мифической «коровой» — прародительницей енисейских кыргызов — мог скрываться образ не только буренки крупного рогатого скота, но и самок указанных диких животных, например оленихи / лосихи. Как бы там ни было, общепризнанным является суждение о том, что мифическое рождение первопредков в пещерах гор — это сюжет, стадиально принадлежащий к наиболее архаичным пластам устного народного творчества. Ситуация, когда далекий пращур, не имея реальных земных родителей, чудесным образом зарождается в недрах данной земли, недвусмысленно указывает на то, что его потомки — древние обитатели данной территории. Исходя из этого, совершенно справедливым является суждение исследователей о том, что «предки хакасских сеоков, большая часть которых согласно мифам зародилась в пещерах родовых гор, действительно относятся к древнему автохтонному населению региона» [Там же. С. 91].

    Обращает на себя внимание еще одна деталь в фольклоре хакасов — это мифопоэтизированный образ коровьего молока как «белого корня (ах тамыр) белой коровы» [19. С. 186-187]. Используемый эпитет, очевидно, в рудиментированном виде содержит отголоски восприятия этого животного в качестве предка,

    т. е. «корня», от которого ведут свое происхождение хакасы. Мысль о «корове-прародительнице» людей, связанных кровным родством, опять-таки в завуалированной форме представлена и в народной загадке о вымени этого животного. Соски его метафорически изображаются в образе четырех братьев [1. С. 659], символизирующих собой сакральное единство с образом коровы.

    Бык / корова — образ человека

    В традиционной культуре хакасов образы рогатых животных не только напрямую связаны с человеком, но и зачастую и олицетворяют его самого либо выделяют характерные его черты. При этом бык естественно осмысляется как носитель мужского начала, а корова — женского. Широкораспространенной является общая ассоциация и семантическая цепочка скот -народ, представленная следующими поговорками: «Оспес мал сусклеечг, оспес чон хырызаачы» — ‘Скот, который не вырастает, бодается между собой, народ, который погибнет, ссорится между собой’; «Тугенер мал туггн чгсчец, тугенер чон пос позын чгсчец» -‘Погибающий скот грызет свою шерсть, погибающий народ грызет сам себя’ [20. С. 265, 270, 286, 293].

    В устном народном творчестве бык — часто встречаемый мужской символ. В заговорной традиции хакасов образ молодых людей нередко отождествляется с этим животным, например, в таком выражении: «если сказать джигит, то будет тощий бык» [Там же. С. 229]. Бык благодаря его воспроизводительной силе является маркирующим мужским символом в молодежных за-игрышных песнопениях. Так, в одном из таких народных произведений, исполняемых девицами на вечерках, приводится соответствующее сравнение: «Ходить по ночам способны парни! Они уподобляются тогда (по своей страсти) черным двухгодовалым быкам! Ходить днем способны парни! Они подобны тогда бурым двухгодовалым быкам!» [6. С. 310].

    Бык, в силу своих зоологических особенностей, безусловно, является одним из самых сильных, бесстрашных, а вместе с тем и очень опасных животных. В традиционном сознании обозначенные качества полностью соответствуют создаваемому веками образу мужчины-воина. В этой связи совершенно не случайным является то, что в представлениях хакасов образы быка и богатыря нередко накладываются друг на друга и совмещаются. Так, например, в героической эпике богатыри отдельными чертами своего поведения уподобляются этому могучему животному: Славный Хан-Тонис В сознанье стал возвращаться, Стал на крепкие ноги алып подниматься, Словно со сна,

    Тальником тонкоствольным качаясь, Левой рукой за высокие скалы цепляясь, Правой рукой бегунца своего обнимая, То заревет громогласно Быком разъяренным, То замычит теленочком новорожденным

    Поггмг чох Хара Сейзец, Поор чти, хараан аларта корт,

    Пай Оол чахсага, Пуга ч/ли, хыртып турадыр. Харчыхтабысхан хара к/з/, Харбазыбысхан Пай Оол, Чабалланып, алып к/з/лер Чага пастац хабызыбысханнар.

    ‘Бесстрашный Хара Сейзец Словно волк, глаза вытаращив, глядит, На благородного Пай Оола Словно бык, разъяренный стоит. Разгневанный черный человек, Стал бороться [с ним] Пай Оол, Разозлившись, богатыри За воротники — за головы схватились’.

    (перевод наш. — В.Б.) [22. С. 64]. Бычий образ, олицетворяющий мужскую силу, ярость и упорство убедительно передан во многих богатырских сказаниях хакасов. Достаточно типичной является сцена поединка алып’ов — богатырей. Именно в ней ожесточенное единоборство героев напрямую отождествляется с неистовством борьбы двух быков. Сама схватка изображается с присущими данной ситуации ярко выраженной экспрессией и характерными эмоциями:

    Аннац андар iкi алып Тура хондылар, Ас пилдец хабызып, Ах чазаа тастасчалар, Ээк-пастац хабызып, Ээн чазаа тастасчалар Хабыргадац хабысчалар, Хазыра-торбах ч/ли орласчалар. Оорха сооктец хабысчалар, Пуга-тазын ч/ли орласчалар.

    ‘ Потом два богатыря Встали,

    За поясницы схватившись,

    На белую степь [друг друга] бросают,

    За голову-подбородок схватившись,

    На безжизненную степь [друг друга] бросают,

    Правила игры

    Компьютер задумывает четыре различные цифры из 0,1,2. 9. Игрок делает ходы, чтобы узнать эти цифры и их порядок.

    Каждый ход состоит из четырёх цифр, 0 может стоять на первом месте.

    В ответ компьютер показывает число отгаданных цифр, стоящих на своих местах (число быков) и число отгаданных цифр, стоящих не на своих местах (число коров).

    Пример

    Компьютер задумал 0834.

    Игрок сделал ход 8134.

    Компьютер ответил: 2 быка (цифры 3 и 4) и 1 корова (цифра 8).

    Автор: Женя Кац | 27.12.2013 09:14:58 |

    Для этой игры вам понадобится только листок бумаги и карандаш. Можно играть вдвоём, можно – двумя командами. Загадывать можно числа, а можно – слова. В детстве мы с братом часто играли в такую игру во время долгих поездок на поезде, и иногда дома – в плохую погоду.
    Игра годится для детей лет с восьми, хотя некоторые дети готовы играть в неё и в 6-7 лет.
    Я видела и покупную версию подобной игры, с цветными фишками типа мозаики, но мне показалось, что если ребёнок дорос до логики этой игры, то он способен и запись вести внимательно.
    Начнём, пожалуй, с чисел.

    Каждый игрок пишет на своём листочке трёхзначное число, которое он загадал. Это должно быть число, цифры которого не повторяются, и первая – не 0.
    Задача каждого игрока – отгадать число, загаданное противником.
    В свой ход игрок называет трёхзначные числа, у которых тоже не повторяются цифры. Второй игрок должен сравнить названное число с тем, что он загадал, и ответить, сколько цифр угадано и стоит на нужном месте, это «быки», а сколько цифр угадано, но стоит не на своём месте. Это – «коровы».

    Вот, к примеру, я загадала число
    704 .

    Мой противник называет число
    432.
    – Одна корова!- отвечаю я ему. Я не сообщаю ему, какая именно из цифр угадана, а только говорю, что она есть, и стоит не на том месте.
    357 – спрашивает противник.
    Я отвечаю: «снова одна корова!» и не говорю, что корова за это время поменялась.
    123 – спрашивает противник.
    -Пусто! – отвечаю я, ни одной из этих цифр в моём загаданном числе нет.
    Теперь мой противник может, зная, каких цифр в моём загаданном числе точно нет, воспользоваться этим для поиска «коров».
    512 – спрашивает он, зная, что ни 1, ни 2 нет в моём числе.
    -Пусто!
    Из этого можно сделать вывод, что 7 точно есть.
    Рассуждая подобным образом, каждый игрок старается выяснить число противника как можно скорее.

    Записывать вопросы противника удобно под своим задуманным числом.

    Удобно над своими вопросами выписывать все цифры — и отмечать, каких точно нет, и про какие есть какая-то информация.
    Если мы за первые 3 хода перепробовали 9 разных цифр, и у нас есть данные только про 2 коровы, то мы можем сделать вывод, что та цифра, которую мы ещё не называли, точно есть!


    Рассуждая подобным образом, мы можем выяснить число!


    Когда логика игры становится понятна, можно играть с четырёхзначными числами или со словами из четырёх не повторяющихся букв.

    Когда вы начнёте играть со словами,
    вы поймёте, что придумывать примеры будет намного сложнее.

    Буквы мы тоже будем отмечать.

    Можно играть в эту же игру и с целым классом школьников, мы так время от времени играем во время математического кружка в третьем классе.

    Смогут ли ученики отгадать задуманное слово?

    Биология

    Беззаконие природы: в Австралии нашли быка-гиганта

    В Австралии живет бык-гигант Никерз, от которого отказались все скотобойни. Животное покорило пользователей соцсетей, но специалисты отмечают, что в его размерах нет ничего удивительного.

    Австралийский бык-гигант стал звездой соцсетей — от 1400-килограммового животного отказались все скотобойни. О необычном животном сообщает издание The New York Times.

    Фермер Джефф Пирсон, у которого было около 20 тыс. голов скота, купил годовалого быка Никерза голшитно-фризской породы в расчете на то, что он станет вожаком стада. Уже тогда он был крупнее остальных коров, но Пирсон даже не предполагал, что тот вымахает до таких габаритов.

    Быки этой породы могут весить до 1200 кг и достигать 143—145 см в холке, но Никерз побил этот рекорд.

    Пятнистый бык вырос до 193 см, став среди коров настоящим гигантом.

    Внушительные габариты спасли Никерзу жизнь. Когда хозяин попытался выставить быка на аукцион, его не купил ни один мясокомбинат — забить такой крупный экземпляр очень сложно. Так Никерс избежал бойни.

    После того, как фотографии быка попали в интернет, за его судьбой следила вся Австралия. Переживать за Никерза нет повода, уверяет его хозяин — остаток дней гигант мирно проведет на ферме.

    По словам Пирсона, коровы его обожают и сотнями следуют за ним по загону. Большинство коров — темно-коричневые, поэтому на их фоне черно-белый Никерз выделяется еще сильнее.

    В ответ на вопрос, не планирует ли фермер разводить коров-великанов, Пирсон разводит руками: к сожалению, Никерс кастрирован и не сможет дать потомство.

    Местный ветеринар Руперт Мазерсол признается, что впервые столкнулся с таким огромным быком, однако не видит в его размерах ничего удивительного.

    «В последние 30-40 лет мы наблюдали значительное увеличение среднего размера коров, — говорит он. — Очевидно, быки продолжат расти, если мы будем ориентироваться на размеры при селекции».

    Не впечатлена размерами быка и эксперт по животноводству и геномике Аник Боуман. Она отмечает, что на габариты Никерза просто повлияли сразу несколько факторов.

    Во-первых, он самец, а самцы в большинстве случаев крупнее самок. Во-вторых, он относится к довольно крупной породе.

    На фотографиях же он стоит среди коров другой, более мелкой породы, из-за чего создается впечатление, будто Никерз в два раза больше нормы.

    Важен и возраст быка — ему уже семь лет, в то время как другим животным на фото — около года.

    «Быков-кастратов обычно забивают в возрасте до трех лет, — отмечает фермер Крейг Хикман из Новой Зеландии. — Так что у него было время, чтобы набрать массу».

    При этом родители Никерза не отличались выдающимися размерами. Да и сам бык при рождении был совершенно обычным. Но и это не вызывает у специалистов удивления — гигантизм, как и карликовость, наблюдались у многих видов животных.

    Ранее Боуман даже опубликовала работу, в которой предположила, что размеры тела у рогатого скота, собак и людей регулируют одни и те же гены. А, значит, возможность вырасти до огромных габаритов есть у любого млекопитающего при соответствующих условиях.

    Чтобы сказать наверняка, обусловлены ли размеры Никерза генами, понадобится анализ ДНК.

    Не исключено, что дело в работе гипофиза Никерза — нарушения в этой области мозга способны привести к росту тела. Это ранее наблюдалось у головастиков, которые продолжали увеличиваться в размерах, при этом так и не превращаясь в лягушек.

    Неизвестно, будет ли Никерз расти и дальше. Впрочем, рост не может продолжаться вечно, отмечает профессор зоологии Ричард Вассерсуг.

    «Существуют четкие ограничения того, насколько большим может стать любое существо, прежде чем его системы органов не смогут удовлетворять нужды организма», — говорит он.

    Несмотря на внушительные размеры, Никерз — не самый большой бык в мире. Согласно Книге рекордов Гиннесса, таковым стал итальянский бык Беллино высотой более двух метров.

    А в Калифорнии недавно от дефицита кальция умер бык Даниэль, который был той же породы и примерно таких же размеров, что и Никерз. За день он съедал 45 кг сена, 6,8 кг зерна и выпивал 378 литров воды. Ему было восемь лет.

    У Никерза пока что проблем со здоровьем нет.

    Пирсону поначалу льстило внимание прессы, но сейчас он от него уже устал и говорит, что у него есть и более насущные вопросы.

    «Да, послушайте, нам тут надо заниматься скотом, — говорит он. — Нам нравится, что Никерзу уделяют столько внимания, но у нас есть ежедневные дела».

    Австралия славится своими гигантскими животными. Именно оттуда родом 38-килограммовый вомбат, попавший в Книгу рекордов Гиннесса. Там водятся тростниковые жабы весом около 600 г. В Австралии живет 90-килограммовый кенгуру Роджер, который выглядит так, будто регулярно посещает спортзал. Ну а гигантские австралийские пауки уже давно стали мемом соцсетей. Кстати, бояться их не стоит — для людей они вполне безобидны.

    Правила игры изложены в отдельной статье, а здесь мы займёмся изучением вопроса оптимального алгоритма поиска числа противника в игре быки и коровы. И так, есть общие принципы как следует задавать вопросы:

    • Вопрос должен быть таким, чтобы ответ был максимально информативен.
    • Категорически избегаем повторений. Нет нужды спрашивать то, что мы уже знаем.
    • Немного везения как никогда будет кстати.

    Сколько комбинаций цифр можно составить? Первую цифру можно загадать десятью способами, вторую девятью и тд. И получаем 10*9*8*7 = 5040. Вот это общее количество комбинаций. А вариантов ответов может быть всего 14, они все показаны на рисунке.

    В приведённой таблице рассмотрены все варианты ответов. Самый желанный и вкусный — это 4 быка, то есть сразу выигрыш. И такой вариант один. Самый вариативный это 1 корова — имеет 1440 вариантов расстановки цифр. По большому счёту наши дальнейшие шаги буде определять наш первый ход. А тут мы может положиться только на нашу удачу, расположение звёзд, расставленной мебели по фен-шую и наличию кофе. То есть любую комбинацию цифр. И по полученному ответу мы планируем дальнейшие шаги. Рассмотрим варианты, кроме 4быков:

  • 0 быков, 0 коров — это тоже вполне удачный ход! Эти цифры сразу исключаем из угадываемого числа, но можем использовать для выявления быков.
  • 1 бык или 1 корова — то есть мы нашли одну цифру, но какая она не ясно.
  • 1 бык и 1 корова, или 2 быка или 2 коровы — нашли 2 цифры.
  • 3 быка и 0 коров, 2 быка и 1 корова, 1 бык 2 коровы. Нашли 3 цифры, но самый желанный — это три быка, всего 24 комбинации! На практике 4 хода.
  • 2 быка и 2 коровы, 1 бык и 3 коровы, 4 коровы — то есть мы нашли все цифры. Здесь мы можем кричать ура, так как выигрыш считайте у нас в кармане! Самое большее 9 комбинаций!
  • Дальнейшую стратегию рассмотрим на примерах игры, так будет гораздо наглядней и проще.

    Первый пример

    На первый вопрос 1234 мы получили ответ одна корова. Вторым вопросом была комбинация 5678. И тут удача — два быка и одна корова. Логика третьего хода следующая: мы угадали три цифры, нужно определить их расположение. И мы точно знаем что цифра 9 и 0 отсутствуют в загаданном числе. Потому берём две цифры из второго вопроса, но ставим на другие места и доставляем 0 и 9.

    Получаем такой вопрос: 7890, на который мы получили ответ 2 коровы. Поздравляем — мы точно определили 2 быка: 7 на третьем месте, 8 на четвёртом. Далее мы знаем что 5 или 6 точно есть в загаданном числе. Уберём одно и поставим на другое место. Последнее число возьмём из первого вопроса, тут без разницы какое — чистое везение. Получаем такой вопрос — 4578. И радуемся победе, мы отгадали, ответ четыре быка!

    Второй пример

    На первый вопрос 0123 мы получили ответ 1 бык, 2 коровы. Вторым вопросом задаём 4567. Получаем в ответе 1 корова. Всё, мы снова исключили две цифры — это 8 и 9. И теперь мы возьмём две цифры с первого вопроса и как обычно поставим на другое место, добавим 8 и 9.

    Получился такой вопрос 2389, ответ на который был одна корова. Казалось бы результат так себе, но не тут-то было! Скомбинируем третий вопрос так — возьмём ноль с первого вопроса, но менять его место не будем, возьмём двойку с третьего и поставим на второе и разбавим несуществующими. Вот что получили: 0289. Ответом было два быка! Теперь тройку тоже вычеркнем, а это значит, что единичка точно в числе есть. Теперь осталось всего два варианта и мы выбираем 0215. И получаем 4 быка! Пятёрочка — это чистое везение.

    Третий пример

    В первый раз спросим 9012. Получаем 2 коровы. Второй вопрос — 3456 — тоже две коровы. Так, 7 и 8 исключаем. Теперь перетасовываем второй вопрос и уберём одну, заменив на семерку. Получаем такой вариант : 6573. Ответ — одна корова. Что мы поняли? Цифра 4 точно есть и получили расположения, где цифры 3, 5 и 6 точно не стоят.

    Четвёртый вопрос формируем так — комбинируем третий и первый вопрос, меняя местами. Вот какую комбинацию мы получили — 1234. Ответ — три быка. 3 и 4 стоят на своих местах, проверяем только первые цифры. 9234 — ответом на него было 2 быка, одна корова. Всё, мы нашли число! 1934.

    Четвёртый пример

    Первый вариант у нас 4590, ответ — один бык. Второй ход 1236 и ответ три коровы. Снова 7 и 8 вне игры. На третьем ходу тасуем цифры третьего вопроса и разбавляем 7. 7263, что даёт нам снова 3 коровы. Значит единичку выбрасываем.

    Теперь нам нужно правильно расположить наших коров и найти быка с первого вопроса. Задаём такой вариант — 4623, ответ на него два быка и одна корова. Значит не четвёрка. Тройку мы не меняли и потому точно можем сказать, что именно тройка не на своём месте! Пробуем ещё раз — 3620. И бинго. Мы разгадали число!

    Бытует мнение, что выявив цифры, которые точно отсутствуют в загаданном числе, то их использовать дальше нельзя. И следует оперировать только найденными коровами, чтобы найти быков. Я придерживаюсь другого мнения. «Пустышки» крайне полезны в выявлении быков, так как мы можем точно определить цифры, которые стоят на своих местах. И это не будет какой либо потерей хода. Наоборот, оперируя только найденными коровами можно запутаться в том, какая из коров в данный момент стала быком.

    Я старался в кратце описать ход своих мыслей при игре в быков и коров. Конечно, у каждого свой стиль игры. и многое зависит от везения. И на последок, удачи Вам и приятной игры.