Бык и европа

Древнегреческий миф о Минотавре является одной из наиболее узнаваемых древних сказок благодаря захватывающему сюжету и ярким образам главных героев: Минотавру, Тесею и Ариадне. Но у этого мифа есть не менее примечательная грань — древний религиозный культовый символизм. Ведь за образами героев мифа и героями других родственных мифов (о Зевсе и Европе, о Миносе и Пасифае) скрыты древние «взрослые» религиозные символы дописьменного Средиземноморья (Финикии, Крита и собственно Греции). И эта скрытая грань не менее, а может даже и более захватывающая, чем прямой смысл известного всем с детства мифа-сказки.

Теогония

Чтобы понять, почему эта грань оказалась тщательно скрыта, начать придётся с начала, то есть с Теогонии Гесиода, который описал происхождение богов около 8-го века до нашей эры. Составлял он свои гимны после культурного упадка так называемых Темных веков, которые стали следствием катастрофы бронзового века (бронзового коллапса). Другими словами, мы не можем быть уверены в том, что Гесиод описал богов в их целостном древнем образе, адекватно и без помех, вызванных столетиями Темных веков. Также мы не знаем культурно-религиозный «возраст» богов, которых описал Гесиод. Как глубоко они уходят в неписьменную бездну периода Эгейской цивилизации, а может даже времени Неолитической Греции?

Но, зная общие для Средиземноморья и Месопотамии древние религиозные символы, традиции соседней для Греции Финикии, а также те крупицы собственно критского искусства, которые дошли до нас, мы можем многие разглядеть. Итак, приступим.

Европа и Зевс

Начнём с бабушки Минотавра Европы. По данным гесиодовской «Теогонии», Европа была дочерью Океана, титана и сына Урана и Геи (Неба и Земли). Океан в древнегреческой мифологии является несколько аморфным божеством, как и в египетской мифологии похожий «бог» Нун (вода, водный) или Первозданный океан. Схожесть греческого Океана и египетского Нуна неудивительна. Люди, населявшие Грецию и Египет, всегда общались через общее море. А на пути их общения, кстати, всегда находился Крит.

Так видели мир греки (Геродот, около 450 г. до н.э.)

Итак, Уран и Гея (Небо и Земля) породили Океан, который породил Европу. Другими словами, Европа является стандартным женским божеством, которое происходит от одного из стреотеистических начал — женского начала Великой Матери, Матери-Материи, которую символизировала земля и вода — то есть является собственно материей, из которой духовное начало Отца-Творца (Неба), в данном случае Урана, творит весь мир. Европа, как и другие женские богини, является как бы ипостасью Великой Матери (Матери-Материи).

Океан и Нун поэтому и представляются аморфными божествами. Ведь воды, моря и океаны – это женские области, а не мужские. Поэтому Океан и Нун – это скорее «богословские» категории, нежели конкретные божества.

В гомеровской «Илиаде», которая была составлена около того же исторического времени, что и «Теогония», Европа числится дочерью Феникса (сына Агенора), основателя Финикии.

Таким образом мы получаем чёткую характеристику бабушки Минотавра. Она является олицетворением древнего хтонического женского начала и тесно связана с Финикией. Тогда, возможно, в лице Европы мы имеем дело с финикийской Астартой?

Примечательно, что древнегреческий писатель Лукиан Самосатский так и пишет:

В Финикии есть также и другое великое святилище, которым владеют сидоняне; как говорят местные жители, оно посвящено Астарте. Мне кажется, что Астарта — это та же Селена. Впрочем, один из финикийских жрецов мне рассказывал, что храм этот посвящен Европе, сестре Кадма и дочери царя. После исчезновения Европы финикияне выстроили ей храм; они рассказывают священное предание о том, как красота Европы возбудила в Зевсе любовь и как он, превратившись в быка, похитил ее и прибыл с нею на Крит. То же слышал я и от других финикиян. И на сидонских монетах постоянно встречается изображение Европы, сидящей на быке-Зевсе. Тем не менее сидоняне отрицают, что храм их посвящен Европе.

Здесь, правда, отцом Европы назван Агенор. Но это не меняет дела. Агенор – это царь финикийского Тира и отец Феникса, который по Гомеру является отцом Европы.

Итак, если Европа – это олицетворение Астарты, то где же её Баал (Ваал, финикийский бог, супруг Астарты)? А он у нас перед носом! Это Зевс в образе белого быка с золотыми рогами, который собственно Европу-Астарту и умыкнул с побережья финикийского Ханаана (древнее название Палестины) и отвез на своей спине по морю на Крит.

Дело в том, что Баал изображается именно в виде быка (часто золотого, Золотой Телец – это как раз Баал) или зооморфного существа: человека с головой быка. Даже сами слова Баал, Ваал, вол, bull, бык, судя по всему, являются родственными. С незапамятных времен у людей в древности одним из образов Бога-Творца был именно бык — крупное, сильное животное с большой половой потенцией.

Путешествие Европы из Финикии на Крит на спине быка по морю – излюбленный мотив художников. Но мало кто задумывается над тем, что этот же образ содержится на древней критской фреске «игры с быком».

Известно, что финикийские обряды служения Баалу и Астарте предполагали оргиастические ритуалы самого что ни на есть разнузданного характера. Подобным ритуалом Зевс в обличье быка-Баала и Европа-Астарта и занялись по прибытии на Крит. От этого «обряда» родились дети: Минос, Радамант и Сарпедон.

Зная особенности древних оргиастических ритуалов, можно предположить, что, если у героев этого мифа были реальные исторические прототипы, то в роли Астарты-Европы выступала девушка, реально привезенная из Финикии, а быком Зевсом-Баалом выступал жрец. С помощью ритуалов бог как бы вселялся в жреца, который взаимодействовал с партнершей уже в качестве божества.

Дети от такого союза могли приноситься в жертву, оставляться в качестве служителей святилища или «применялись» как-то по-другому. Возможно именно такие дети, вырастая, скитались в поисках приключений (что «нормальным» людям не свойственно) и становились прототипами героев, рожденных от богов (Геракл, Персей, Ахилл и т.д.). Ведь, в соответствии с представлениями греков, они действительно были рождены от богов (жрецов и жриц, в которых временно вселялись боги).

Также дети Европы и Зевса обнаружили свойство нетрадиционной половой ориентации, так как, согласно мифу, передрались из-за любви к Милету, такому же, как они, сыну бога, но уже Апполона. Нетрадиционная ориентация и извращения были характерны для служителей Астарты – мужчины в её святилищах играли роль женщин и занимались ритуальной проституцией. Дочь Милета, кстати, которая звалась Библида (созвучно одному из важнейших финикийских городов Библу), покончила с собой из-за несчастной любви к собственному брату-близнецу. Другими словами, эти «дети богов» были людьми явно ненормальными.

Европа-Астарта осталась жить на Крите и Зевс-Баал «пристроил» её к правителю острова Астерию в качестве жены. Не исключено, что жрецом, в которого вселялся Зевс был именно правитель, так как на Крите Зевса звали не иначе как Астерий (Зевс-Астерий). Согласно мифу, «своих» детей у Астерия не было, поэтому он передал правление островом по наследству сыновьям своей супруги Европы. Так Минос стал правителем Крита.

Пасифая и бык

Жена Миносу досталась тоже непростая – дочь бога Гелиоса (бог Солнца) и нимфы, дочери Океана. Звали жену Пасифая. По своему деду Океану, она была родственницей матери Миноса Европы. Пасифае, по всей видимости, не давали покоя лавры Европы-Астарты, и она решила буквально повторить её «подвиг», соединившись с жертвенным животным – белым быком. Для этого она обратилась к Дедалу (изобретателю крыльев для людей и отцу бедняги Икара), чтобы тот сделал ей деревянную корову, в которую она залезла, чтобы её покрыл белый бык.

То ли это описание реального частного случая или ритуальной практики, то ли эпизод с Пасифаей и быком был сочинён, чтобы обосновать бычью голову Минотавра, сына Пасифаи, так или иначе, согласно мифу, жена Миноса родила существо с головой быка-Баала и телом мальчика.

Подобный зооморфизм как внешняя сторона древних культовых ритуалов не является удивительным явлением. Ещё палеолитические изображения мужчин в пещерах-святилищах отличались явным зооморфизмом. Древние «иконописцы» либо изображали мужчин с головами животных, либо животных с головой и некоторыми другими частями тела людей. Также известны найденные археологами зооморфные палеолитические статуэтки.

По мифу, Минос устыдился такого потомства и спрятал сына своей супруги в некоем сложном архитектурном сооружении, которое заставил сделать того же Дедала. Сооружение назвали Лабиринтом по имени ритуального оружия (обоюдоострого топора), который именовался лабрисом.

Сын Писифаи и быка почему-то питался людьми, хотя ни люди, ни быки не едят человечину. В лабиринт к Минотавру отправляли критских преступников, а также маленьких детей либо юношей и девушек, присылаемых из Афин.

Эта часть мифа может быть интерпретирована следующим образом. На Крите существовало некое культовое сооружение в честь Баала, где жрецами, которые одевали бычью голову или череп как маску, совершались человеческие жертвоприношения с помощью ритуальных лабрисов. Это сооружение называлось Лабиринтом, так как там хранились и использовались лабрисы, которые в военных целях не применялись, так как были крайне неудобны в бою и даже опасны для того, кто попытался бы орудовать этим оружием.

Подобное мифическому критскому лабиринту культовое сооружение-святилище было обнаружено археологами при исследовании руин финикийского Карфагена.

Тесей и Минотавр

Далее, согласно мифам, следует триллер, по ходу которого сын афинского правителя Тесей добровольно отправляется на Крит в числе афинской молодежи для жертвоприношения, убивает Минотавра и бежит с помощью дочери Миноса Ариадны, которая предаёт отца и брата (Минотавра). Тесей предаёт любовь Ариадны, вероломно бросив её на необитаемом острове в море. Ариадна насылает на него гнев богов, которые организуют смерть отца Тесея Эгея.

Этот триллер интерпретировать сложно. Возможно, это отголосок некоего события, которое положило конец традиции отправки афинских детей, юношей и девушек на Крит. Не исключено, что Афины действительно отправили делегацию на Крит во главе с сыном правителя, которого, возможно, и звали Тесеем, для соответствующих переговоров. Либо переговоры увенчались успехом и в знак союза критяне и Тесей вместе принесли в жертву Зевсу-Баалу быка, либо действительно имела место кровавая стычка в святилище, в результате которой были перебиты жрецы, а Тесею удалось успешно сбежать.

Гибель Европы

В любом случае мы ясно видим, что греки в своих мифах о Европе, Миносе, Пасифае и Минотавре сохранили отголоски явной связи своих ритуалов с порочными и кровавыми финикийскими культами Баала и Астарты. Не исключено, что в более поздних греческих мистериях осуществлялись подобные финикийским дикие оргиастические (может быть и кровавые) обряды, которые, возможно, стали одним из факторов нравственной деградации и в итоге гибели древнегреческой цивилизации.

Финикийская цивилизация погибла, греческая цивилизация погибла, но губительные культы и ритуалы остались жить и, с одной стороны, перекочевали в тайную область оккультизма и сатанизма, просуществовав до наших дней, с другой — через Возрождение и Просвещение проникли в культуру современной Западной цивилизации и раскрылись в том числе в виде феминизма, гендерного равенства, пропаганды извращений и других «прелестей». Возможно, возвращение европейцами (и американцами, бывшими европейцами) культов Баала и Астарты – это признак заката Запада, которому суждено погибнуть как цивилизациям древних финикийцев и древних греков.

Поиск по сайту:

Новые статьи

Статистика

Европа, возлюбленная Зевса, похищенная им в образе быка из Азии

Европа, греч. — дочь сидонского царя Агенора и его жены Телефассы, возлюбленная Зевса.

Европа была прекрасна, как богиня, и жила во дворце своего отца, в кругу своих братьев Феникса, Килика, Кадма, Финея и Тасоса. Однажды ей приснилось, будто за нее борются две женщины: одна представляла ее родину, Азию, другая — землю за морем, которая еще не имела имени. Азия в этой борьбе была побеждена и выдала Европу своей победоносной сопернице. Вскоре Европа поняла, что предвещал этот сон.

Как-то, когда она резвилась с подругами на цветущем лугу, перед ней предстал золотой бык с блестящими рогами, смиренно опустился перед ней на колени и взглядом пригласил сесть на него. Как только Европа это сделала, бык вскочил, припустился к морю, бросился в волны и со скоростью дельфина устремился на запад. Пораженная Европа не верила своим глазам. Впереди быка вынырнула морская колесница с богом Посейдоном и стала волнами расчищать быку дорогу (на манер нынешнего почетного эскорта); вокруг появились нереиды и другие морские божества, образуя нечто вроде великолепной свадебной процессии. Вдали показалась земля: это был остров Крит. Только здесь Европа узнала, что ее похитителем был сам Зевс, который превратился в быка, чтобы скрыть свои ухаживания от взоров ревнивой Геры. Здесь, на Крите, Европа родила ему трех сыновей: Миноса, Сарпедона и Радаманфа. Как и полагается богу, Зевс позаботился о своей возлюбленной: он выдал ее за критского царя Астерия. Позаботился он и о том, чтобы ее имя не было предано забвению. Его получил новый континент Европа.

В греческих мифах встречается еще одна Европа, но лишь в качестве второстепенного персонажа. Это была дочь гиганта Тития, родившая Посейдону сына Эвфема, которого отец одарил способностью ходить по морю как по суше.

Миф о Европе очень старый и претерпел много изменений. В нашем сознании он живет в основном в том виде, который придал ему во 2 в. до н. э. эллинистический поэт Мосх, а за ним — Овидий в своих «Метаморфозах».

Однако «Похищение Европы» (или «Европа на быке») изображалось в античном искусстве уже с 6 в. до н. э. на рельефах, вазах, монетах (особенно критских), мозаиках и фресках.

И в новое время «Похищение Европы» изображали десятки выдающихся мастеров: Тициан, Веронезе (трижды), Лоррен, Буше, Валлоттон, Серов (1910, Москва, Третьяковская галерея) и многие другие, в том числе чешский художник Прохазка в 1934 г. Лучшей из картин этого ряда считается «Похищение Европы» Рембрандта (1632).

Из пластики назовем хотя бы одноименные скульптуры Милльса (1895) и Липшица (1938), из музыкальных произведений — оперу «Похищение Европы» Мийо (1927). В 1610 г. Европа вернулась к Зевсу на небесах: Галилей назвал ее именем только что открытый спутник Юпитера.

В начале нашего века миф о Европе стал предметом нового интереса исследователей. Англичанин Эванс, который в 1900—1935 гг. перекопал Крит и добрался чуть ли не до самого дна истории культуры этого острова, извлек на свет доказательства, что на Крите действительно следует искать «мать Европы», т. е. начало европейской культуры. Здесь возникла древнейшая европейская письменность, древнейшие европейские города с удивительно высоким уровнем цивилизации; очевидно, здесь возникли и древнейшие государства в Европе. Но можно ли утверждать, что эта первая европейская культура, заслуживающая такого названия, действительно берет свое начало в Азии (т. е. Азии в понимании древних, которые включали в нее весь нынешний Ближний Восток, а также Египет)? Одни археологические открытия свидетельствуют «за», другие — «против». Ученые пока еще не сказали своего последнего слова.

Сюжет картины, взятый из древнегреческой мифологии, принадлежит к одному из любимейших сюжетов мирового искусства. Европа была дочерью финикийского царя Агенора. Влюбившийся в нее Зевс явился царевне и ее подругам, гулявшим на берегу моря, в виде прекрасного быка. Девушки забавлялись игрой с быком, украшая его рога цветочными гирляндами (обрывок гирлянды можно видеть и в серовской картине). Наконец, Европа решилась сесть на спину быка-Зевса — тот бросился в море и увез царевну на остров Крит, где она стала женой Зевса и впоследствии родила ему трех сыновей-героев. Похищение Европы Серова — не столько изображение мифа, сколько его отблеск, эмблема всего мира греческого искусства с его «высокой декоративностью, граничащей с пафосом», как говорил Серов в одном из писем. Часто присутствующий в работах художника момент игры с художественными воспоминаниями явлен и здесь: ритмично ныряющие дельфины напоминают, например, фрагмент росписи килика Диониса, выполненного греческим мастером VI века до н. э. Экзекием, да и бык напоминает изображения быков на древнегреческих сосудах (быть может, отчасти поэтому Серов первый из художников, изображавших миф о похищении Европы, отступил от первоисточника, рассказывающего о белом быке с золотыми рогами — коричневый бык напоминает о росписях краснофигурных ваз). Неожиданно живой и осмысленный взгляд быка-Зевса подчеркивает застылость неподвижного лица-лика Европы — маски архаической коры, своего рода символа всего греческого искусства. Одно из значений, имени «Европа» — «широкоглазая», что удивительно созвучно тому изображению лица Европы, которое дает Серов. Интересно, что Бакст, исполнивший по возвращении из Греции (куда он путешествовал вместе с Серовым) картину Древний ужас, также изобразил в ней статую Коры с ее загадочной «архаической улыбкой» как символ и вечную тайну античного мира. Серовым исполнены несколько живописных вариантов Похищения Европы, а также (редчайший случай в творчестве Серова) скульптура — небольшая статуэтка, повторяющая композицию картины.

Скоро на нашем сайте:

Монография Игоря Грабаря «Валентин Серов»: «Весной 1888 года Серов поехал в Домотканово, где проработал все лето. Вскоре туда приехала из Одессы О.Ф.Трубникова, и они были неразлучны до самой осени. Это лето оказалось в творческом отношении не хуже предыдущего. Серов твердо решил продолжать линию «Девочки с персиками» и принялся за поиски подходящего мотива. После долгих колебаний он остановился на одном. Портрет Веруши Мамонтовой был писан в комнате, в интерьере, теперь он задумал портрет на воздухе. Он несколько раз приглядывался к своей двоюродной сестре Маше Симонович, когда она сидела на скамье под развесистым деревом. Она ему очень нравилась, и он попробовал порисовать ее, сделав несколько набросков и в альбоме в поисках задуманной композиции, после чего начал с нее этюд. Все лето стояла солнечная погода. Он работал с не меньшим жаром, чем год назад в Абрамцеве над портретом Веруши Мамонтовой. Модель сидела под деревом, прислонившись к стволу старого дуба. Часть фигуры была в тени от густой листвы, зрителю невидной; местами — на кофточке, на поясе и синей юбке — играли солнечные зайчики. День — солнечный, но не яркий. Погода была ровная, один день как другой, и Серов, не переставая, писал июнь, июль и август, создав здесь второе свое значительное произведение, не уступающее первому. »
(продолжение следует)

Случайная цитата о Серове: «В знаменитом портрете Левитана 1892 года ничто не указывает на то, что изображен именно художник, хотя известно, что Левитан также позировал в своей мастерской. Серов здесь выбирает манеру письма, напоминающую портреты Крамского: сумрачный фон, коричневые тона, суховатая живопись. «Левитан был разочарованный человек, всегда грустный. Он жил как-то не совсем на земле, всегда поглощенный тайной поэзией русской природы», — пишет о своем друге Коровин. «Смуглое лицо с глубокими впадинами задумчивых, с тихой печалью глаз. Грусть его изящна. Каждый мазок на его этюде говорит о красоте души художника-поэта. И эта красивая тоска опьяняет вас, как аромат цветов».

Древние греки были убеждены, что Европа — это самостоятельный материк, отделенный от Азии Черным и Эгейским морями, а от Африки — Средиземным. Предполагается, что слово «Европа» означает «вечер», «сумерки», «закат», а слово «Азия» — «светлый», «яркий» или «восход». И красавицу дочь богатого финикийского царя Агенора назвали Европой неслучайно. Хотели тем самым подчеркнуть разделенность двух материков, Европы и Азии. Но эта разделенность сыграла с дочерью финикийского царя злую шутку.

Однажды Европе приснился сон, в котором Азия представилась ей в виде женщины, увидела она и другой материк или остров, который тоже представился ей в виде женщины. Эти женщины-материки боролись между собой за нее, Европу, каждая хотела подчинить ее себе, сделать своей. В результате этой борьбы Азия была побеждена, и Европе пришлось подчиниться другой женщине, представлявшей отдельный неизвестный материк или остров.

Проснувшаяся в страхе Европа не могла понять значения этого сна. Она обратилась к богам с просьбой разъяснить его, но и те не смогли его объяснить. Тогда Европа оделась в яркие одежды и вместе с подругами вышла на берег моря. Там девушки собирали цветы, водили хоровод. Европа хотела избавиться от мучивших ее тревожных мыслей. На берегу ее увидел Зевс, он был поражен красотой девушки и решил ее похитить. Бог превратился в быка с золотыми рогами, покрытого золотой шерстью, на лбу у него горело серебряное пятно.

Золотой бык неторопливо вышел из леса. Девушки тотчас подбежали к нему, стали гладить его золотистую шерсть. Такого красивого и могучего быка им не доводилось еще видеть. Они начали водить вокруг него хоровод. Европа тоже гладила и ласкала его. От животного исходил необыкновенный аромат.

Бык прилег, и Европа со смехом уселась на его спину, ей хотелось прокатиться на таком большом добродушном животном. Но бык неожиданно вскочил и бросился к морю.

Закричала от страха Европа, хотела спрыгнуть, но было поздно, бык мчался со страшной быстротой, она вцепилась в его рога, чтобы не упасть. Не могли помочь ей и подружки, они сразу отстали от бежавшего быка. А бык, подбежав к воде, кинулся в волны и поплыл. И тотчас рядом с ним появился бог Посейдон на своей золотой колеснице резвящиеся нереиды. Посейдон размахивал своим трезубцем, успокаивал волны, указывал путь быку. Европа крепко держалась за его рога. Вскоре родной берег исчез из вида.

Долго плыл по морю Зевс, устал. Наконец впереди показались очертания зеленой гористой суши. Это был остров Крит, место, где находилось святилище Зевса, где он любил отдыхать. Неторопливо вышел бык на берег, спрыгнула с него Европа на землю. И тут бык превратился в бога Зевса и признался Европе в своей любви, просил стать его женой. Поняла Европа смысл того странного сна и согласилась стать женой громовержца Зевса. Она осталась жить на Крите. У них родилось три сына: Минос, Радаманф и Сарпедон, которые стали достойными продолжателями дел своего отца.

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса

Когда Европа в сопровождении подруг гуляла у берега моря, он превратился в белоснежного быка с жемчужными рогами и кроткого как овечка. Европа, восхищенная красотой зверя, убедилась в его безобидности и начала с ним играть, кормила цветами, украшала рога венками, и когда он лег перед ней, взобралась ему на спину. Тут-то бык вскочил и бешено устремился к морю, бросился в волны и стремглав поплыл прочь от берега.

О юноша! сей бык
Мне кажется Юпитер:
Несет он на спине
Своей жену сидонску,
Преходит Океан
И волны разделяет
Копытами в пути.
Другому бы из стада
Ушедшему быку
Не переплыть пучины.
Но то Юпитер сам!

Анакреон/Николай Львов «Ода XXXV. Похищение Европы»

Европе оставалось только наблюдать как тает вдали ее азиатская родина. И брезжат впереди берега Европы, которая так еще не называлась: это был Крит.

…потом отправил сыновей на поиски их сестры, но удача не сопутствовала им. Один из братьев, Кадм, в поисках сестры отвлекся и основал Фивы, но мы отвлекаться не будем.

А Зевс-бык доплыл до Крита и совершил то, ради чего все это закрутил. А совершив, вернулся, удовлетворенный, на Олимп, оставив Европу на острове. Там ее сторожил пес. (Пес, возможно, потом перешел царю Миносу. Я не уверен, что это хронологически возможно.)

После положенного срока Европа родила Олимпийцу трех сыновей: Миноса, Радоманта и Сарпедона, усыновлённых царём Крита Астерионом («Астерий» — это, между прочим, звёздный). Так начался цикл историй с Лабиринтом, Миносом и Минотавром, Дедалом и Икаром, Ариадной и Тесеем: бычья история в разных формах еще долго-долго протянется в истории этого острова.

Запечатленным же остался Зевс-бык в виде созвездия Телец. Характерно: часть созвездия, на звездных атласах соответствующая голове животного, яркая и интересная: тут и Плеяды, и Гиады, и яркий огненный Альдебаран, остальная же заполнена редкими слабыми звездочками. Не удивительно: ведь тело быка находилось под водой, когда он плыл.

Не забыт также пес, стороживший Европу на Крите: он взят на небо в виде Большого Пса.

Вам славу одолжили небеса!
Подвергнуты любовником бесчестью,
Заброшены в эфир холодной местью,
Вы — гордость неба и его краса.

Зевс имеет отношение ко многим созвездиям, правда, по большей части, косвенное. Но наиболее красочные мифы связаны с его беспрестанными любовными похождениями.

Был бог, из древних лет
Довольно знаменитый,
Хотя давно забытый;
Теперь его уж нет:
Он пал — post Christum natum…
Никак не вспомню datum.

Для женских он сердец
Страшнее был заразы,
И разные проказы
Творить был молодец;
Ну, словом — был он гений
Для тайных похождений.

Есть ворох у меня
О боге том сказаний.
В них много указаний
Нашел бы для себя
Иной ловец и ныне,
Лишь знай он по латыне.

Готфрид Бюргер «Похищение Европы»

Но заслуги его супруги, заслуги ревнивой и жестокой Геры в деле обустройства звездного неба не меньше. Если бы не ее злокозненность, мы не досчитались бы пожалуй, полудюжины созвездий.

Она тоже старалась.

Каллисто

Сколь сладострастен Зевс! Любую из девиц
Стремится соблазнить, на всех имеет виды…
…Трубят в лесу рога – охотой на лисиц
Сегодня занята вся свита Артемиды.

Самое известное созвездие неба — Большая Медведица. Это нимфа Каллисто.

Каллисто была дочерью или царя Аркадии Ликаона или его сына Кефея. (У Эратосфена она зовется Финикой.)

Каллисто состояла в свите богини охоты Артимиды. Артимидовы наперсницы, как и сама богиня, должны оставаться целомудренными. Но на беду её, спутницу Артемиды, соблазнил Зевс — начнем с этой истории, случившейся на аркадской горе Нонакрис.

Но на Леду мы, признаться,
Негодуем и поныне;
Надо ж быть такой гусыней,
Чтобы лебедю отдаться!

Генрих Гейне. «Романцеро»

Созвездие Лебедя дарит нам миф, имеющий неимоверное множество версий. Главное действующее лицо в них — Зевс, а вот с остальными остаются разночтения.

Ведущая версия, что однажды, де, Зевс воспылал страстью к Леде, жене спартанского царя Тиндарея. Превратившись в лебедя, он сумел обмануть на берегах реки Эврот доверчивую деву, восхитив ее белоснежным своим оперением, и насытил свою страсть. В этот же день Леда исполнила супружеский долг и с мужем. А по прошествии положенного срока снесла яйцо…

Европа

…Близ брега и бык-мореходец
Вдруг оказался, подставил загривок и спину он деве,
Пал на колена, склонясь, на спину юной Европе
Сесть дозволяя… Лишь села, он к морю тотчас устремился,
Плавным копытом касаясь влаги безмолвной пучины,
Бережный шаг сохраняя, а дева простор озирала
Моря, от страха бледна, на бычьей плыла хребтовине,
Влагой не тронута пенной…

Европа, дочь Агенора и Телефассы, называемой также Аргиопой, жила в Азии, а именно в городе Тире. Тир тогда еще не был столицей Финикии, потому что финикийского царства еще не существовало. (Финикия — это библейский Ханаан, между прочим.)

Геката, богиня-колдунья, подарила ей румяна без всякого умысла, но — упс! — Зевс без промедленья влюбился в Европу и решил похитить ее.

Европе оставалось только наблюдать как тает вдали ее азиатская родина. И брезжат впереди берега Европы, которая так еще не называлась: это был Крит.

Ганимед

Прекрасный мальчик виночерпий Ганимед
за пару лошадей и дар Гефеста
Был отдан Зевсу не за пригоршню монет,
не за намеки (богу не к лицу),
и Ганимед не был портовой девкой,
чтоб за намеки громовержца полюбить.
Но пара лошадей конюшен Зевса,
но золотая чудная лоза, —
отец смирился с тяжкою утратой…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Прекрасный мальчик, виночерпий Ганимед.
Бокал амброзии. Созвездье Водолея.

Очередное увлечение Зевса — Ганимед, сын Троса (по имени его назвали Трою). По свидетельству очевидцев — самый красивый из юношей, живших когда-либо. На него заглядывались и богини, и боги: сначала, вроде бы, его склонил к сожительству Тантал, потом он вместе с братом Тифоном был похищен нимфоманкой-Эос и они стали ее возлюбленными, а затем на него прельстился сам Громовержец.

Зевс то ли послал орла за юношей, то ли одевшись орлиными перьями сам унес его на Олимп. Там Ганимед стал там виночерпием на пирах богов, заменив в этой должности дочь Геры Гебу, и многие считают, что и соседом на ложе. Оскорблены были обе богини. Папаша-Трос получил взамен золотую лозу гефестовой работы, пару коней и уверения, что сын его станет бессмертным, и тем был вполне удовлетворен.

Золотая лоза по наследству дошла до Приама, который во время Троянской войны нанял на нее мощного союзника, кажется, Сарпедона.

Орёл воцарился на небе в виде одноименного созвездия, а Ганимед — в образе Водолея (по гомоэротической ассоциации его также видят в созвездии Антиной, хотя это другая история, связанная вовсе не с Зевсом).

Луной над Океаном
Пред скованным Титаном
В стремленьи неустанном
Двурогая Ио,
Не оводом язвима ?
Любовию гонима,
Проходит, мучась, мимо.
Распятый недвижимо
Взирает на нее.

Ио была жрицей Геры, Зевсовой супруги, но это не помешало ей стать предметом любовных притязаний Громовержца.

Реализовал он притязания экзотически: Зевс превратился в облако, и так соединился с Ио.

В чем была причина и ли же, наоборот, цель таких превращений?

…мифологи умалчивают. Захотелось неожиданных впечатлений, вероятно. Впрочем, есть несколько попутных соображений. Когда, например, Гомер употребляет выражение богиня накрыла Одиссея облаком , это означает просто «сделала невидимым». Так что, возможно и в случае с Ио речь просто о тайном свидании? С другой стороны, Зевс — повелитель неба, грозы и туч, так что ассоциации понятны — не забудем и тему тучи-Нефелы в другом мифе.

Узнав, что на мужа в очередной раз напал пароксизм любовной страсти, Гера превратила Ио в корову и передала под охрану стоглазому великану Аргосу (между прочим, олицетворяющему звездное небо). Зевс, в свою очередь, послал Гермеса, известного вора, украсть Ио. Но стражник был столь бдителен, что просто украсть не удалось: Гермий усыпил его игрой на флейте и рассказами, а потом высосал глаза убил.

Гера была возмущена коварным убийством и попыткой столь же коварной измены. Она поместила глаза Аргоса на хвост павлина, а павлина — на небо; на Ио же она наслала овода, который жалил ее и гонял по всей Ойкумене из конца в конец. Хотя вина самой Ио в этой ситуации не очевидна, но кто знает, возможно, у Геры были причины так поступить. Эсхил как-то неопределенно говорит о том, что погнало Ио в бесконечный путь: овод ли, просто ли безумие, или же Ио преследовал призрак Аргоса. А вот поэт Иванов из эпиграфа считает, что это была любовная страсть.

говорят, а может, придумывают, что астеризм Муха и есть этот самый овод. Позже астеризм получил временный статус созвездия — Северная Муха, — впрочем, быстро слетевшего с неба.

В этой скачке Ио пронеслась и мимо Кавказских гор, где прикованный к кавказским скалам титан Прометей обрисовал ей маршрут дальнейшего движения и предсказал ей избавленье на берегах Нила.

И действительно, в Египте Зевс сумел улучить момент и превратить ее обратно. Там она родила, наконец, сына Эпафа, ставшего основателем династии египетских царей и многих городов, в частности египетской столицы Мемфиса. А на своем пути Ио пришлось двигаться эгейским берегом Малой Азии, страны которой именно от нее получили знаменитое название Иония.

Читайте так же:

  • Коровы в кемерово Часто нужно уделять внимание! ОТДАЮ С КЛЕТКОЙ и всеми прочими делами. (Игрушки, миски, лоток) Первую вакцинацию прошла. Ветеринарный паспорт имеется) ПО ВСЕМ ВОПРОСАМ ЗВОНИТЕ! Закупаем […]
  • Мяса быка за 1 кг Бычки 1 категории 265 рублей цена. Телки упитанные 1 категории цена 255 рублей. Головное мясо говяжье цена 156 рублей Котлетное мясо 230 рублей Односортное мясо 246 Печень говяжья 175 […]
  • Какой округ коров 166700, Ненецкий ао, пос. Искателей, ул. Монтажников, д. 7 Рабочее время: с 8: 30 до 17: 30 Перерыв: с 12: 30 до 13: 30 Выходные дни: суббота, воскресенье Казаченко Григорий […]
  • Корова худеет что делать – Здравствуйте. У меня есть корова, возраст пять лет. Она хорошо ест, нормально доится (правда на данный момент она в запуске), сейчас срок стельности 8 месяцев. Но она очень худая, хотя […]
  • Ищу быка Изначально (в даосской традиции) этапов было восемь, и заканчивались они пустой картинкой «Забыл и о быке, и о себе» — отказ от страстей и привязанностей. Достигнув гармонии, полного […]
  • Папилломатоз лечение для коров Клинические признаки и патологоанатомические изменения. Вирус отличается от других, вызывающих образование бородавок, тем, что основным компонентом бородавок . лужит пролиферирующая […]

Как именно пролегал маршрут Ио?

Самый очевидный вариант — Ио перебралась в Азию через Босфор, двинулась на юг через Ионию, повернула по южному побережью современной Турции, затем на юг через Сирию к Синаю, а там и до Египта копытом достучать недалеко. Беда этого варианта, что Кавказ остается совсем в стороне.

К счастью для мифа, кроме Боспора финикийского, был Боспор Киммерийский — ныне Керченский пролив, отделяющий Черное море от Азовского. В таком случае, Ио обогнула Понт Эвксинский (Черное море) с севера, попала в Крым и через Боспор Киммерийский доплыла до Азии и достигла Кавказа. Далее, все-таки, нужно попасть в Ионию и Ио двинулась на запад по южному берегу Эвксинского Понта, через земли амазонок к Трое и далее на уже описанный выше маршрут.

А как же Ионическое море? Вообще-то Ионическое море совсем недалеко от Додоны, и можно предположить, что Ио просто побывала на его балканских берегах, и этого хватило для названия. Однако некоторые мифографы полагают, что корова-таки переплыла его, такая корова, и оказалась на Аппенинском полуострове. Далее она поднялась на север вдоль него, повернула на восток и по южной части современной Восточной Европы добралась до Эвксинского Понта, а дальше — как было описано. Я все-таки считаю этот самый длинный маршрут сомнительным: не переплывала Ио Ионическое море, потопталась на берегу.

Все варианты можно найти на географической карте сайта.

Слева: Тициан, «Похищение Европы»

Дьявол начинается с пены гнева на губах у ангела

Григорий Помер анц

Дочь финикийского царя

(ей дал отец Европа имя)

Была прекрасна, как заря,

и златокудра, как богиня.

Она гуляла по лугам,

цветы срывая безмятежно,

Среди лазоревых лагун

под тихий всплеск волны прибрежной.

Палящий зной и суета,

гортанность городского шума

Ей надоели. И она

о милом Принце думу думать

Пришла сюда. О, если б вдруг

судьба ей подарила милость.

И слышен сердца лёгкий стук —

Европа, кажется, влюбилась.

В мечтах её летели дни,

ей птицы щебетали песни,

Как будто ведали они,

что гимн слагали о невесте,

Чья неземная красота

воспета будет Тицианом.

Младая девственница та

ещё не ведала обмана.

Жила свободная от пут

дарительница жизни новой,

Готовая беречь уют

в счастливый день и в час суровый,

Хранить для алтаря любви

с его божественным причалом

Все добродетели свои

как жрица женского начала.

Природа неясной тревогой в лицо её дышит,

И вот к финикийскому пляжу всё ближе и ближе

От края священной, омытой слезами земли,

Белее песка и едва различимый в дали

К ней движется бык — и Европа, к животным добра,

Глядит без опаски. Смиренно склонивши рога,

Бык ближе подходит, вальяжно ей машет хвостом

И выглядит мирным, совсем незлобивым Тельцом.

Красавица гладит широкую спину быка

И нежно щекочет покрытые шерстью бока,

Целует его золотые с изгибом рога,

Любовно склонившись к упругому телу врага.

Бык лижет ей руку, ложится у ног, а потом

Ей вкрадчиво шепчет: «Давай покатаю верхом».

И юная дева без страха садится на круп,

А бык вдруг вскочил, бык неистовым сделался вдруг,

Глаза его кровью сверкнули, движеньем одним

Он кинулся к водам лазурным, поплыл, как дельфин.

Бедняжка успела вцепиться в крутые рога,

О помощи тщетно взывает и дышит едва.

Блестят, как алмазы, тяжёлые капли воды,

Страданья Европы заведомо предрешены —

Сам Зевс-громовержец, а вовсе не ласковый бык,

Скрывал от неё до поры свой воинственный лик.

Похищена Богом, царевна пощады не ждёт,

Вода потемнела, зверь к берегу быстро плывет,

И вот уж насильник к желанному телу приник,

Но Принцу не слышен любимой неистовый крик.

Над старой Европой — частицею материка,

Завис полумесяц, рогами пронзая века,

Померкли столицы, мечетей восточная вязь

Вокруг куполов, колоколен, крестов обвилась.

К каким берегам уплываешь ты, мать и жена?

Европу опять похищают — легенда жива.

Серебряный стрелец».
Международный литературный конкурс под эгидой «Дома Берлиных»