Бык бандит

«Бык» на первый взгляд выглядит как попытка вытащить на киноэкран очередного героя из криминальной среды, на смену которым в последнее десятилетие пришли спортсмены и стартаперы, но, скорее всего, это обманчивое впечатление. Режиссер посвятил фильм родителям, сказав в одном из своих интервью, что его отец — следователь и сценарий фильма основан на услышанных от него историях. Поэтому можно предположить, что режиссер, ведя повествование изнутри криминальной среды, все-таки транслирует точку зрения сотрудников милиции, хотя те и предстают в самом неприглядном виде: им приходится действовать в интересах бандитов, а иногда и выполнять их прямые заказы. Аргумент в защиту милиционеров девяностых, уже начавших мутировать в «оборотней в погонах», таков: они провалились вместе со всей страной в экономическую и идеологическую пропасть и выкарабкивались из нее уже как могли — иногда рука об руку с криминальными авторитетами.

И все же автор пытается пробудить в нас сочувствие к главному герою — он тоже жертва обстоятельств: ему выпало расти без отца в криминогенной среде и пришлось впитать в себя ее яд. При этом он принимает реальность как есть, в том числе политическую. На семейном застолье произносит тост за демократию и свободу. Режиссер вкладывает эти слова в уста бандита — еще одна идеологическая пружинка, давящая на сознание зрителя и меняющая восприятие происходящего на экране. Но главный герой не только потворствует темному желанию — заполучить легкую добычу с помощью мелкого разбоя, он еще и жертвует собой — ради семьи, стремясь обеспечить ей экономическое настоящее. В финале режиссер усиливает этот мотив: уже раненый и обессилевший, лидер криминальной группировки взрывает себя вместе с теми, кто его преследовал, и таким образом самоустраняется из реальности и уничтожает вместе с собой еще несколько источников зла, отравляющих жизнь социума. Ни им ни ему места в будущем нет. И чем раньше их не станет, тем скорее оно наступит.

И те, кто смог в этом будущем оказаться, все сильнее чувствуют невидимую границу, которую обозначил Борис Ельцин символическим жестом «отречения от престола» — за несколько секунд до перехода через миллениум. Такими кадрами и заканчивается «Бык» Бориса Акопова. С этого момента девяностые превращаются в мифологическую реальность, где «убивали людей, и все бегали абсолютно голые, электричества не было нигде, только драки за джинсы с кока-колою». Чтобы визуализировать эти строки собственного сочинения, двадцатилетняя певица Монеточка в клипе, снятом Михаилом Идовым, перевоплощается в образ Данилы Багрова и оказывается внутри фильма «Брат». Он становится для нее слепком: по нему она восстанавливает память о десятилетии, в котором еще успела родиться. Девяностые для нее игровое пространство: там можно безнаказанно убивать, слушать хорошую музыку, а потом красиво лежать на дощатом настиле в свитере крупной вязки с расплывающимся кровавым пятном на груди. Но это все не по-настоящему.

В саундтреке фильма Борис Акопов спрессовывает втор

Полная версия материала доступна только подписчикам

Читать материалы в полном объеме могут только те, кто оформил платную подписку на ONLINE-версию журнала.

Сергей Минаев: В фейсбуке ты опубликовал фотографию , на которой заключенные смотрят «Быка», и написал, что их реакция для тебя была важнее всего. Что они говорили? Где этот просмотр вообще проходил?

Борис Акопов: Я не знаю точно, какая это зона. У меня друг сидит уже пятый год.

Сергей: За что?

Борис: За наркоту. Тем не менее интернет у них какой-то есть. На связь он выходит редко, но выходит. Когда мы закончили «Быка», он про это узнал и пишет мне: «Скинь ссылку». Ссылки у меня не было, фильм только в прокате прошел. На следующий день он пишет: «Я нашел ссылку сам».

Сергей: И что сказали пацаны?

Борис: Пацаны сказали: «Респект!» Им понравилось. Единственное, как сообщил мой друг, последние пять минут они без звука смотрели. Ссылка была кривая или телевизор сломался. Но все равно всем понравилось. Говорят: «Если будешь у нас, скажешь, что «Быка» снял, уважать станут».

Сергей: Действие «Быка» происходит в 1997 году. На тот момент тебе было 12 лет. Каким было твое детство?

Борис: Счастливым.

Сергей: Ты рос в Балашихе? В 1990-х это был бандитский район.

Борис: Да, там было жестко. Я сам был свидетелем нехороших вещей, которые частично вошли в картину.

Сергей: Например?

Борис: Если помните, есть сцена, в которой ребята играют на улице, слышат выстрелы и прибегают в соседний двор, где видят умирающего человека с гранатой в руке. Не обошлось без некоторых художественных преувеличений, но так и было. Мы шатались по заброшкам, строили домик на дереве, вдруг услышали выстрелы и побежали. Надо бы в другую сторону бежать, а мы прямо на выстрелы — нам было интересно.

Сергей: И что увидели?

Читайте так же:

  • Кормление коров в стельный сухостойный период ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СХТП Весьма серьезное внимание следует уделять режиму содержания стельных животных. Ведь плод особенно чувствителен к условиям содержания матерей при переходе от […]
  • Корова линяет Алевтина Кузбасова, Воронежская обл. Фермеры пристально следят за здоровьем своих животных на ферме. Если они замечают какие-нибудь тревожные симптомы, то сразу обращаются в ветслужбу. Но […]
  • Где живут корова Одомашненный крупный рогатый скот живет на фермах или ранчо и хранится в амбарах или других средствах укрытия. В дикой природе они будут жить в лесных районах с большим количеством […]
  • Загоны для коров Постройка стойла для коров своими руками – только на первый взгляд кажется простой задачей. Например, необходимо правильно рассчитать нагрузку на фундамент, сделать правильное покрытие […]
  • Сабаки и бык Лучше, если в этом союзе Собака — мужчина, а Вол — женщина. Собака обретет желанное равновесие, которое ей даст спокойная и респектабельная женщина — Вол. Только в этом случае Собака будет […]
  • Поголовье коров в россии 2020 Общее поголовье КРС в хозяйствах всех категорий в 2018 году составило 18 152 тыс. голов, что на 5,8% меньше, чем в 2013 году, когда поголовье составляло 19 273 тыс. голов. Наибольшее […]

Борис: Две расстрелянные машины, в них мертвые люди. Один из них — дядя моего друга.

Сергей: То есть у него дядя был бандитом?

Борис: Да. В Балашихе все были бандитами тогда, мне кажется.

Сергей: Но твой отец же был следователем.

Борис: Он был следователем в Москве. Отец рассказывал, что 1990-е были ужасным для него временем, он заработал себе и язву, и чуть ли не цингу — у него все зубы повыпадали.

Сергей: Он работает еще или уволился?

Борис: Уволился давно. В конце 1990-х ушел, открыл юридическую контору на Арбате.

Сергей: Что-то из того, что отец тебе рассказывал, вошло в фильм?

Борис: Что-то вошло. Персонаж с гранатой — это папин знакомый бандит. Когда отец уже работал в нотариалке на Арбате, к нему однажды пришел этот приятель, положил на стол гранату и говорит: «Слушай, Нодар, я иду в театр, оставлю гранату у тебя, потом заберу».

Сергей: Несмотря на то что твой отец — следователь, менты у тебя прямо конченые твари.

Борис: Следователи и милиция того времени, мне кажется, это разные люди. Следователи — люди интеллигентного склада. Во всяком случае, мой отец интеллигентный человек, он никогда не верил слепо в правоохранительную систему. Даже недолюбливал ее.

Сергей: Сколько лет он проработал?

Борис: Лет десять, чуть больше. Начал еще до моего рождения, а закончил, когда мне было лет 13?14.

Сергей: Я читал твою биографию и думал вот о чем. Как получилось, что сын следователя из Балашихи начал заниматься хореографией? По заброшкам ты вряд ли с балерунами лазал.

Борис: Это влияние мамы, конечно. Моя мама такой кремень, что любого следователя в бараний рог скрутит.

Сергей: Как она тебе сообщила о своем решении?

Борис: На самом деле это было тактическое решение — отдать меня в балетную академию, чтобы убрать с улиц Балашихи. Фактически я жил в интернате. У пацанов, с которыми я рос, все не так уж и радужно сложилось.

Сергей: Либо сторчались, либо сидят?

Борис: Сторчались, сидят. Кто-то обзавелся семьей. У нас была большая компания, но знаю я только две-три истории.

Сергей: Как у тебя появилась идея снимать фильм про 1997-й?

Борис: Очень важно разобраться, откуда ты родом, в каких обстоятельствах ты начал формироваться как личность. Помню, например: лето, сижу дома. Вдруг кто-то барабанит в дверь. Открываю, там мой друг, он говорит: «Побежали на Бабошку, там нога всплыла!» Бабошка — это озеро. И мы бежим, нам интересно!

Сергей: Реально нога всплыла?

Борис: Да! Правда, там уже оцепление выставили, мы ничего толком не увидели. Но я к тому, что нам, детям, было интересно жить в этом безумном мире. Теперь, когда я вспоминаю о том, что происходило вокруг, мне становится жутко. Тем более было важно разобраться, что же на самом деле происходило. Я начал читать архивы, расспрашивать отца. Что это за люди были! А что за герои! Любовь — значит любовь, смерть — значит смерть.

Сергей: Тебя обвиняют в романтизации бандитов.

Борис: Как ни крути, в этом времени что-то есть. Бандиты — в принципе романтичная тема. И в литературе, и в кино криминал достаточно богато представлен. Тема 1990-х — это время, полное драмы. Нам интересно смотреть на героев, у которых сложная жизнь, которые преодолевают трудности.

Сергей: Кто тебя консультировал, кроме отца?

Борис: Никто. Да и отец меня не особо консультировал. Надо знать моего отца: если бы я пришел к нему с готовым сценарием или вопросами, все было бы сложнее.

Сергей: Как долго ты снимал фильм?

Борис: У нас было мало смен. Всего двадцать одна.

Сергей: То есть полтора месяца вы снимали?

Борис: В Твери мы всего месяц прожили.

Сергей: Вот что удивительно — вы почти все снимали на натуре. Не надо было ничего специально выстраивать. Там все осталось таким же, каким было в 1990-е.

Борис: Мне кто-то говорил: «Какой у вас замечательный художник!» Художник у меня и правда замечательный, но на самом деле многое действительно осталось почти нетронутым с тех времен.

Сергей: Над чем ты сейчас работаешь?

Борис: У меня уже есть договор на постановку моей второй картины. Я не могу рассказать многого. Это уже история наших дней. У меня был выбор: писать что-то современное или еще углубиться в историю. И была идея — сценарий про Великую Отечественную.

Сергей: Что ты там собирался снимать, расскажи, пожалуйста?

Борис: Люди бы не поняли. Мне сказали: «Боря, перестань, не лезь, не надо ромашки собирать на минном поле!» Это должна была быть картина про немецкого офицера.

Сергей: Борь, ну какой немецкий офицер! Прокатную судьбу этого фильма я тебе могу сразу предсказать.

Борис: Мне так примерно и сказали. Может, потом буду снимать, для YouTube. Почему нет? Тема важна, конечно, но художественная ценность картины все-таки в приоритете.

Сергей: Тебя бы разорвали. Так твой новый фильм будет про настоящее?

Борис: Да. Когда я снимал «Быка», у меня были какие-то сдерживающие факторы. Я хотел, чтобы фильм увидела широкая аудитория, поэтому некоторые углы сглажены. Как моя сестра сказала, недожестил.

Сергей: Тебе 34 года. Какими тебе видятся 1990-е в жизни страны?

Борис: Это сложный период, жернова, в которые попала страна. Но мне кажется, каждая страна должна пройти мучительный период, чтобы выйти на какой-то новый уровень.

Сергей: Ты видишь это десятилетие скорее положительным или отрицательным? В СМИ его часто называют «лихими девяностыми».

Борис: Мне кажется, как всегда, все сложнее. И положительным, и отрицательным. Когда я искал материалы к фильму, общался с людьми постарше, одни говорили: «Боже, я не хочу это вспоминать, в коробочку сложил и убрал в дальний ящик». А другие: «Вот это была свобода, сейчас такого нет!» Было и то и другое, кто-то попал в жернова, а кто-то теперь на руководящих постах.

Сергей: Было дико страшно и в то же время дико интересно.

Борис: Вот именно.

Сергей: Очевидно, что в 1990-х бандит был героем нашего времени. Хорошо это или плохо — другой вопрос, но это так. По?твоему, кто сегодня герой нашего времени?

Борис: Чтобы это понять, нужно отдалиться от событий. Отойти, чтобы сфокусировался взгляд. Когда стоишь вплотную — не разобрать. Нам, режиссерам, нужно двигаться интуитивно, сегодня понятие «герой» размазалось, нет острых углов, поэтому и герой то один, то другой.

Сергей: За кем тебе интересно следить?

Борис: Мне нравятся маргинальные элементы жизни.

Сергей: Например? Ну вот ты бы снял фильм про дарк­нет, где можно купить все что угодно — от оружия до наркотиков?

Борис: Мне предлагали уже.

Сергей: Да ладно! И что ты ответил?

Борис: Что мне это интересно. Я работал в этом направлении, но как-то пока не сложилось. Это тема, за которую сейчас любой сценарист берется, потому что она богатая на события, на драматургию. Мне кажется, скоро кто-то снимет интересную картину об этом. Я выбрал для себя иную область.

Сергей: Какую?

Борис: Про девушек.

Сергей: Про каких? Про проституток?

Борис: Немного. Я хочу поставить картину на некие энергетические рельсы, на которых стоит «Бык». Экспрессивный, энергетически наполненный фильм. Мне хочется то, что я не смог дожать в «Быке» в каком-то ритмическом плане, доделать в «Кэт» — моей второй работе.

Сергей: Существует интереснейший мир московского эскорта.

Борис: Абсолютно верно. Причем на него завязаны разные люди, включая сильных мира сего.

Сергей: Сильные мира сего. Ты смотрел «Содержанок»? (сериал режиссера Константина Богомолова. — Esquire).

Борис: Да. Я посмотрел. Точнее, я не смог досмотреть, мне не понравилось. Это не то, о чем я снимаю, поэтому я успокоился.

Сергей: Ты в детстве мечтал работать в кино?

Борис: Нет. Скорее, я страдал графоманией. Я окончил балетное училище и решил поступать на сценарный во ВГИК. Меня не взяли. Тогда я пошел работать в театр. Я никогда не был одаренным танцовщиком и понимал — коленки болят, а будущего никакого.

Сергей: На что танцовщики живут?

Борис: Как-то живут. На скромную зарплату.

Сергей: Сколько получает артист балета?

Борис: Да немного. В какой-то момент в Большом театре ввели гранты, а до этого получали сущие копейки.

Сергей: Ты работал в Большом, тебе повезло.

Борис: В Большом я работал очень мало. Больше в других московских театрах: «Кремлевский балет», Театр классического балета Касаткиной и Василёва и так далее.

Сергей: Сколько это продолжалось?

Борис: Года четыре или пять. Мы много гастролировали, и я повидал весь мир. И за этот опыт я очень благодарен. Мы там такое творили — ужас, это для отдельного фильма сценарий. Но зато я понял, что мир гораздо шире, чем он виден из Москвы.

Сергей: О чем ты мечтаешь? Что бы ты хотел сделать?

Борис: Да много о чем. Но я считаю, что надо бояться своих мечт — если их достигнешь, потом окажешься в пустоте, некуда будет идти.

Сергей: Последний вопрос. Если представить, что в России надо поставить памятник 1990-м, как бы он, по?твоему, выглядел?

Борис: У меня был артефакт из фильма, который я долго искал, еще когда писал сценарий. Красный вентиль от пожарного крана. В «Быке» есть с ним сцена. Этот вентиль обмотан изолентой, чтобы его удобно было держать в руке, драться им, как кастетом. Мне кажется, это мог бы быть неплохой памятник. Концептуальный, во всяком случае. Вентиль! ?

Авторитетный предприниматель Анатолий Быков

Российский бизнес времен первоначального, «дикого капитализма» не терпел интеллигентной мягкости. В нем выживали лишь те, кто мог не только постоять за себя, но и устранить конкурентов. Поэтому не стоит удивляться тому, что крупнейшие российские предприниматели часто оказываются участниками громких скандалов и даже уголовных дел. Одна из таких почти знаковых фигур — красноярский бизнесмен и, по расхожему мнению, криминальный авторитет Анатолий Быков.

Родился будущий миллионер-предприниматель Анатолий Быков в райцентре Красноярского края Назарово. В школе Толя особыми талантами не блистал — все его свободное время занимал спорт. Еще в начальных классах он серьезно увлекся боксом. Чемпионом, правда, не стал, зато без проблем поступил на кафедру физвоспитания Красноярского педагогического института.

Стать тренером после получения диплома у Быкова не получилось. Поэтому он два года трудился на скромной должности учителя физкультуры в средней школе родного Назарова. Так бы и остался Анатолий Петрович воспитателем подрастающего поколения, если бы не перестройка и повальное увлечение коммерцией. Заниматься бизнесом в Назарове было занятием бесперспективным. Быков отправился покорять Красноярск.

Коммерцию Быков выбрал довольно своеобразную, под стать своему боксерскому характеру. Пригодился педагогический опыт — вместо мирной торговли «сникерсами» бывший учитель физкультуры на удивление быстро сколотил вокруг себя бригаду из числа местных студентов и бывших спортсменов и принялся «шерстить» мелких красноярских бизнесменов. Отбор в команду был очень жесткий — судимых Быков на работу не брал.

Салим Абдулаев по кличке Салим

Такое предпринимательство — вещь довольно опасная, но никаких проблем у Быкова не возникло. В преступном мире быковскую «бригаду» прикрывали лидеры узбекской организованной преступной группировки Салим Абдулаев по кличке Салим и Тофик Арифов — для своих просто Тофик. У правоохранительных органов никаких претензий к деятельности начинающего предпринимателя тоже не было. Привычные к поборам и перепуганные быковскими вышибалами красноярские бизнесмены жаловаться в милицию не спешили, а по оперативным учетам несудимый Анатолий Петрович не проходил.

Так что до 1993 года Быков в числе лиц, находящихся в разработке в связи с расследованием уголовных дел, не значился. Незапятнанную репутацию коммерсанта не смогли опорочить даже тесное сотрудничество с известными всему Красноярску криминальными авторитетами Ляпой (в миру — Липнягиным) и Толмачем (по паспорту — Толмачевым).

В бизнес-элиту Красноярского края Быкова привели личные негласные связи с тогдашним руководством региональных правоохранительных органов, которое придерживалось модной тогда концепции «борьбы с преступностью руками преступников» и использовало Анатолия Быкова в качестве «агента влияния». Сотрудничество было взаимовыгодным — УВД прикрывало бригаду Быкова от излишнего внимания государства, а в благодарность «быки» терроризировали досаждавших красноярским милиционерам бандитов.

Владимир Татаренков — лидер «отмороженных»

В устранении несговорчивых конкурентов Анатолию Петровичу помогал лидер другой преступной группировки — дважды судимый Татаренков. Быков даже разделил с ним сферы влияния — бывшему учителю физкультуры отходил Красноярский алюминиевый завод, а Татаренков мог распоряжаться таким же заводом в Саянске. После заключения исторического соглашения о бандитском разделе алюминиевых заводов ряды конкурентов Быкова начали таять на глазах.

Одним из первых погиб красноярский криминальный авторитет Чистяк. За ним на тот свет отправился конфликтовавший с Быковым вор Синий. Покровитель Быкова Ляпа, к тому времени отошедший от дел и скрывающийся в знаменитом по ленинской ссылке Шушенском, вполне основательно заподозрил в гибели Синего своего бывшего подопечного.

Убийство криминального авторитета — проступок непростительный. По «понятиям» авторитетного вора убивать нельзя. Вернувшись в Красноярск, разгневанный Ляпа «заказал» своего буйного подопечного. Долгое отсутствие сыграло с Ляпой дурную шутку. Как выяснилось потом из оперативных справок, нанятые Ляпой киллеры входили в измайловскую преступную группировку, которая в то время тесно сотрудничала с Быковым. Нанятые Ляпой киллеры назначили ему встречу в центре Красноярска и, когда тот приехал с женой и охранниками, расстреляли. Ляпа умер от ранения в голову.

После смерти Ляпы единственный из оставшихся в живых покровителей Быкова Толмач стал необыкновенно подозрителен. По городу он передвигался только в сопровождении десятка охранников и не выходил из машины, пока телохранители не проверят улицу и подъезд дома. Осторожность Толмачу не помогла. 12 мая 1994 года, после того, как охранники проверили подъезд его дома, он был расстрелян через ведущее в подвал вентиляционное окошечко. Всполошившиеся охранники обнаружили в подвале только брошенный автомат.

Кроме покойного Ляпы, Быкова попытался «заказать» бывший второй секретарь крайкома Цимик. Сразу после того, как об этом узнал Быков, Цимик был застрелен. Вскоре после этого в подъезде собственного дома неизвестные избили монтировкой его приятеля Турушева, в то время генерального директора КрАЗа. Гендиректор чудом остался жив и предпочел покинуть Красноярск. Главой завода стал Юрий Колпаков.
После избиения директора КрАЗа боевики Быкова и Татаренкова ликвидировали по заказу Быкова местных бандитов Войтенко и Наумова, а так же неосторожно сунувшегося в дела красноярских авторитетов московского бандита Мустафина.

Несмотря на то что особой аккуратностью исполнения заказных убийств боевики Быкова и Татаренкова не отличались, ни одно преступление раскрыто не было. Милицейское прикрытие было непробиваемым. Доходило до того, что татаренковские киллеры дожидались своих жертв на лавочках около подъезда с автоматами на коленях, а после расстрела открыто и буйно обмывали очередное «дело» в ближайшем ресторане. Руководство УВД Красноярска на проделки своего «агента влияния» смотрело сквозь пальцы. Стражи порядка не реагировали даже на достоверную информацию о времени и исполнителях очередного покушения.

В результате устранения конкурентов к концу 1994 года весь Красноярск оказался под влиянием бывшего боксера. «Быки» контролировали почти все гостиницы, казино, станции автосервиса и другие менее легальные источники дохода. Однако оставаться простым рэкетиром честолюбивый Быков не хотел. Планы учителя физкультуры были гораздо шире — Анатолий Петрович заинтересовался промышленностью Красноярского края.

Все перечисленные выше факты для читающей публики и телевизионной аудитории, в общем-то, не являются откровением, поскольку наш герой на протяжении последних лет отнюдь не обойден вниманием средств массовой информации, правда, большей частью преподносимым в криминальном ракурсе. Как, впрочем, и сведения, изложенные ниже.

Выйти на руководство второго в России по величине Красноярского алюминиевого завода Быкову помог случай. Новый генеральный директор КрАЗа Колпаков захотел избавиться от навязчивого внимания московских авторитетов Япончика и Малевского, для чего затеял перестановки среди акционеров завода. Для защиты от московских покровителей Колпаков не нашел ничего лучше, чем обратиться за помощью к набравшему авторитет Быкову. Анатолий Петрович не заставил себя долго упрашивать. В обмен на гарантии полной поддержки Быкова ввели в состав акционеров фирм СТМ и «Металлэкс», которые владели семнадцатью с половиной процентов акций КрАЗа. Это дало Быкову возможность стать членом совета директоров и получить 10 процентов акций КрАЗа в личное пользование.

Доходы Быкова вполне отвечали его требовательным запросам. По подсчетам экспертов, до своего ареста быковская группировка получала неконтролируемый налоговыми службами годовой доход в 45-50 миллионов долларов. В родном Назарове он выстроил четырехэтажный коттедж общей площадью в один квадратный километр с бассейном, спорткомплексом и вертолетной площадкой. А под Красноярском Быков купил для своих «бригадиров» целый коттеджный поселок из шести домов.

КрАЗом Быков распоряжался единовластно. Другие акционеры остались не у дел после того, как Анатолий Петрович вычеркнул из реестра 17 процентов акций, купленных компанией TWG на чековом аукционе. Реакция бывших партнеров Быкова была самой негативной. Из Москвы в Красноярск зачастили посланцы, которых потом находили мертвыми. Сам Быков отсиживался дома, стараясь не выходить лишний раз на улицу. В прессе схватка Быкова с московскими акционерами КрАЗа получила название «первой алюминиевой войны».

Позицию Быкова поддержал красноярский губернатор Зубов. Он считал, что TWG попросту обирает завод. После окончания в 1997 году боевых действий Быкова избирают председателем совета директоров КрАЗа, а заодно и вице-президентом Российской федерации бокса.

Войдя в руководство КрАЗа, Быков распространил свое влияние на другие предприятия Краcноярска. Для этого он создал финансово-промышленную группу «ТАНАКО», в которой объединились «Краcноярскэнерго», Красноярская ГЭС, Ачинский глиноземный комбинат и другие крупнейшие предприятия края.

Дольше всех захватническим поползновениям Быкова сопротивлялись энергетики. Руководитель РАО «ЕЭС» Анатолий Чубайс не скрывал раздражения от дерзости красноярского авторитета, но сделать ничего не мог. Авторитет Быкова вырос до такой степени, что к несудимому учителю физкультуры стали обращаться за советом известные политики и воры в законе.

Собственная электростанция была Быкову просто необходима. Весь процесс производства алюминия неразрывно связан с электроэнергией, а ее стоимость напрямую отражалась на доходах завода. При себестоимости электроэнергии в 7 рублей за киловатт-час Красноярская ГЭС продавала ее «Красэнерго» уже по 22 рубля. «Красэнерго», в свою очередь, перепродавало энергию КрАЗу по 187 рублей. Такие потери от разницы в ценах Быкова не устраивали, поэтому в 1997 году КрАЗ покупает 17 процентов второй по величине российской гидроэлектростанции. Затем с подачи Быкова на электростанции была проведена дополнительная эмиссия акций, и ГЭС стала первым частным производителем электроэнергии в России.
Став респектабельным бизнесменом, Анатолий Петрович не забывал про обеспечение «крыши» красноярским казино и гостиницам. Репутацию Быков поддерживал весьма жесткими методами.

Кроме боевиков Татаренкова, в его распоряжении находилась охранная структура «Витязь». В ходе недавних оперативно-следственных мероприятий установлено, что охранники «Витязя» терроризировали не только противников Быкова, но и некоторых несговорчивых сотрудников милиции. Это не мешало сотрудникам «Витязя» проводить тренировки в тире УВД. После ареста Быкова пострадали и опекаемые им охранники — тренер «Витязя» по рукопашному бою в настоящее время находится под следствием по подозрению в убийстве.

Экс-губернатор Красноярского края, депутат Госдумы Валерий Зубов

Империя Быкова рухнула по чистой случайности. Бывшего спортсмена подвел азарт. Анатолий Петрович поддержал не того кандидата на губернаторских выборах. Долгое время случайно попавший во власть и слабо разбирающийся в российских реалиях губернатор Зубов не замечал, что в Красноярском крае сложилась параллельная система власти.

КрАЗ фактически не платил в краевой бюджет налогов. Когда спохватившийся Зубов приказал своим налоговикам проверить КрАЗ, его распоряжение попросту саботировали. Нагрянувшую из Москвы комиссию генерала Колесникова Быков разместил в бизнес-центре «Яхонт», ревизоры ничего подозрительного в деятельности Быкова не нашли.

Гнев губернатора Быков обратил в собственную пользу. На выборы в краевое Законодательное собрание он пошел под знаменем незаслуженно обиженного властью. Победа владельца половины Красноярска впечатлила даже его стойких противников — он набрал 80 процентов голосов. Под впечатлением триумфа Быков сделал роковую ошибку и поддержал на губернаторских выборах кандидатуру Александра Лебедя.
Опытный Лебедь от помощи не отказался, но после выборов немедленно отдалил одиозного бизнесмена. Империя Быкова тем временем продолжала расти — к ней присоединились предприятия «Красуголь» и «Красэйр». На опалу Лебедя Быков не обращает внимания: «Захотим — снимем».

Генерал Лебедь мог стать серьезным противником Быкова

В отличие от мягкого Зубова боевой генерал Лебедь терпеть в своей вотчине параллельную власть не собирался. По его просьбе в Красноярский край вновь приехала комиссия Колесникова и на этот раз обнаружила массу нарушений. По результатам проверки против Быкова моментально заводят сразу два уголовных дела, поэтому он срочно уезжает за границу.

Обвинить Быкова в присвоении бюджетных средств не стали. Против него нашелся козырь крупнее — с показаниями неожиданно выступил его бывший подельник Татаренков, который еще в октябре 1996 года был объявлен в розыск и перебрался в Грецию. Скрывался бывший киллер на деньги Быкова — он подарил Татаренкову гостиницу. «Мы ничего не делали без воли Петровича, — заявил он на следствии. — Он сказал, что это не его бизнес и что это для него «зернышко». Сказал, что отдает гостиницу нам. Сказал, чтобы его отовсюду вывели».

Однако после того, как Быков лишился завода, он потребовал недвижимость назад. «Друг, которому я был безгранично предан, предал меня, — сокрушался Татаренков. — Он позвал меня на встречу с собой в Германию. В самый последний момент я усомнился в его искренности и изменил решение. Я не полетел. Я сделал несколько телефонных звонков, и мне все стало ясно. Мой друг улетел в Россию, а вместо него меня ждали киллеры».

Греческая полиция арестовала Татаренкова в конце 1999 года.
Оскорбленный до глубины души, несостоявшийся владелец гостиницы сразу начинает давать показания на своего бывшего друга, обвиняя его в причастности к смерти Цимика, Губина, Толмачева, Ляпы и других представителей преступного мира.

Криминальный авторитет Владимир Татаренков во время судебного заседания

«Однажды в город Красноярск приехали четыре парня из Тюмени, — рассказывал Татаренков. — Быков посчитал, что они приехали его убить. Этих парней под видом пикника на природе заманили за город. Троих убили сразу, а одного пытали. Быков хотел знать, кто их послал. Парень ничего не сказал, и его тоже убили». После показаний бывшего друга арестовавшим Быкова венгерским властям ничего не оставалось, как выдать беглого бизнесмена российским следственным органам.

В родном Красноярске Быков воспрял духом. В дальнейшем разбирательстве региональные власти были заинтересованы, но сделать ничего не могли. Уголовное дело начало разваливаться. Татаренков неожиданно отказался от своих показаний, заявив, что кассету с признаниями записал для собственного развлечения, после чего краевой суд с помпой освободил Быкова, даже не взяв подписку о невыезде.
На свободе Быков, однако, не задержался.

Криминальный авторитет Паша Цветомузыка (Вилор Струганов)

Через некоторое время он был вновь арестован и препровожден в Лефортово. Ему предъявили обвинение в подготовке покушения на Павла Струганова (также известного как Паша-Цветомузыка). 29 сентября 2000 года сотрудники ФСБ и МВД инсценировали убийство бывшего компаньона Быкова Вилора Струганова. 3 октября Александр Василенко сообщил Быкову, что выполнил его заказ и в качестве доказательства предъявил наручные часы жертвы, документы и $20 тыс., якобы украденные у убитого. Разговор записывался аппаратурой УФСБ, которой снабдили лжекиллера.

4 октября 2000 года Анатолий Быков был арестован и помещен в «Лефортово». В тот же день его обвинили по ст. 30 ч. 1 УК РФ («Приготовление к преступлению и покушение на преступление») и ст. 105 ч. 2 («Убийство, совершенное группой лиц»). 20 декабря следствие по делу завершила прокуратура Северо-Восточного округа Москвы и передала его в суд.Обвинение по этому делу было зачитано прошлым летом, Анатолий Быков получил шесть лет условного наказания.

Следствие по остальным уголовным делам, по которым проходил экс-глава КрАЗа, — ст. 174 («Легализация средств, полученных незаконным путем»), ст. 191 («Незаконный оборот драгоценных металлов») и ст. 222 («Незаконное хранение оружия»), продолжала прокуратура Красноярска.

Обвинение в причастности к убийству предпринимателя Губина было снято с Быкова 7 декабря 2000 года, но возбуждено вновь в 2002 году,окончательный приговор по этому делу : 1 год тюрьмы,но тут же был амнистирован. 1 июля 2003 года краевой суд признал Быкова невиновным в этом преступлении.

Также Анатолий Быков решает участвовать в выборах депутатов Государственной Думы РФ. В ходе предвыборной кампании Анатолий Петрович лично проводит около 100 встреч с избирателями по Ачинскому одномандатному округу, где он баллотируется. Он проводит встречи в самых отдаленных уголках округа и понимает, что сельчане живут за краем бедности. Анатолий Петрович является лидером предвыборной гонки, и никто не сомневается в его победе. Но за неделю до голосования после рассмотрения жалобы г-на Клюкина, который баллотируется по тому же округу, Красноярский краевой суд выносит решение аннулировать регистрацию Анатолия Быкова в связи с нарушениями избирательного законодательства. Ни для кого не секрет, что судебное решение носит заказной характер. Позже Верховный суд РФ оставит в силе данное решение по одному пункту обвинения.

7 декабря 2003 года Анатолий Петрович избирается депутатом Законодательного собрания края, набрав 54,84% голосов избирателей.

В 2004 году Анатолий Петрович и его соратники создают избирательный блок “С ВЕРОЙ И НАДЕЖДОЙ!” для участия в выборах в Красноярский городской Совет. Несмотря на использование против блока административного ресурса, по итогам голосования блок, возглавляемый политиком и предпринимателем Анатолием Быковым, одерживает убедительную победу и набирает 32,06% голосов избирателей.

26 февраля 2004 года в г. Дивногорске открывается литейно-механический завод “СКАД” по выпуску литых алюминиевых колес. Анатолий Петрович является одним из учредителей предприятия, рассчитанного на 250 рабочих мест. По оценке специалистов, аналогов оборудования, установленного на предприятии, на сегодняшний день нет во всей Европе.

11 апреля 2004 года во внимание к трудам по строительству храма Архангела Михаила и чуда его в Хонех в микрорайоне Ветлужанка г. Красноярска Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ награждает президента благотворительного фонда “Вера и Надежда” Анатолия Петровича БЫКОВА Орденом Русской православной церкви СВЯТОГО БЛАГОВЕРНОГО КНЯЗЯ ДАНИИЛА МОСКОВСКОГО III степени.

3 мая 2004 года происходит главное событие в семье Анатолия Петровича. На свет появляется маленькая Ульяна Анатольевна Быкова, названная в честь матери Анатолия Петровича.

19 ноября 2004 года Анатолий Быков вступил в политическую партию “Евразийский союз”. 24 января 2005 года Депутат Законодательного Собрания Красноярского края Анатолий Быков избран почетным президентом Федерации бокса России. 29 января 2005 года Анатолий Быков был избран членом Краевого комитета Красноярского регионального отделения политической партии Евразийский союз”.

В 2006 году был избран председателем Исполнительного Комитета Красноярского регионального отделения «Евразийского Союза» на X конференции Красноярского регионального отделения партии.

В 2006 году блок «Евразийского Союза» в Назарове, партийный список который возглавил Быков, одержал победу на выборах в местный городской Совет депутатов, набрав 53,83 % голосов избирателей.

В 2007 году вновь побеждает на выборах в Законодательное собрание Красноярского края, набрав 58,42 % голосов в Октябрьском одномандатном избирательном округе № 3.

В 2011 году в очередной раз успешно баллотируется в депутаты краевого Законодательного собрания, получив 61,50 % голосов избирателей в Октябрьском одномандатном избирательном округе № 4.

В 2012 году на выборах Главы города Красноярска поддержал Алексея Подкорытова, занявшего второе место с результатом в 12,03 % (при явке в 21,25 %), уступив лишь кандидату от «Единой России» Эдхаму Акбулатову.

В 2013 году возглавил региональное отделение политической партии «Патриоты России», которое на выборах в городской Совет депутатов Красноярска получило 14 мандатов из 36, набрав 25,62% голосов.

На фестивале «Окно в Европу» показали криминальный боевик про 90-е, уже победивший на «Кинотавре».

В один день с криминальной комедией «Печень» Ивана Снежкина на фестивале показали «Быка» Бориса Акопова, но уже на правах тяжеловеса: фильм в этом году победил на «Кинотавре», разделив критиков на два лагеря. Одни обвиняют режиссера в мизогинии (сам Акопов подливает масло в огонь в интервью) и нежелании привносить что-то новое в популярную сейчас тему 90-х, другие отмечают яркий талант дебютанта, который сделал тестостероновый боевик про «пацанов».

Главный герой – недавно отсидевший Антон Быков (фантастический Юрий Борисов) возвращается в семью, а точнее в семьи. У него их две – по крови (мама, младшие сестра и брат), и по духу – кореша с района, которые встревают в бесконечные драки. На горизонте маячит и новая работа – симпатизирующий Быку криминальный авторитет предлагает мутные дела, которые в перспективе принесут и денег, и респект среди бандитов.

Акопов-сценарист собирает пазл из детских воспоминаний (в 1997 ему было всего 12 лет), рассказов отца, который был следователем, и книги Николая Модестова «Москва бандитская». Бешеные быки, беспечные проститутки, отвязные рейвы – ноги в бетоне, кулаки в крови, голова в тумане. Именно так выглядят 90-е глазами мифа, транслируемого всеми телеканалами. Позиция нынешней власти понятна: «тогда» была «демократия» с трупами и малиновыми пиджаками, «сейчас» царит «стабильность» и все дороги открыты. Дебютант сооружает из клише сценарный конструктор, и на этом, кажется, можно было бы спокойно похоронить фильм.

Борис Акопов

И все же «очередное» высказывание на тему 90-х в последнюю очередь претендует на то, чтобы быть новаторской историей или закрученным сюжетом про проклятое десятилетие. И уж никакой новой точки зрения на эпоху молодой режиссер-сценарист не предлагает. Зато делает кое-что, чего так не хватало российскому кинематографу – насыщает кадр яркими цветами, эстетски играет с длинными планами и врубает на полную громкость тревожные песни убитой молодости.

Истории из жизни подмосковных бандитов-пацанов сопровождаются перестроечным диско (группа «Анонс» и их хит «Оля и СПИД»), андерграундным диким панком (питерская «Химера») и даже кавером на Высоцкого от трагического вора в законе – сцена с ее исполнением в караоке будто бы передает привет «Только Бог простит». Примерно с этого момента становится понятно, чему на самом деле близок дебют Акопова: не Балабанову, но Николасу Виндингу Рефну. Первые фильмы датчанина примерно о том же, что и «Бык» – злые, пульсирующие сцены из жизни бандитов, срез пацанского бытия, где последним аргументом всегда служит животное насилие.

Акопов-режиссер своевременно выбивает дурь из Акопова-сценариста, но этот момент многие предпочитают не замечать, концентрируясь на вторичном сюжете, эпатажной позиции автора по гендерному вопросу и невнятных политических взглядах (финал можно прочитать и как веру в стабильные нулевые, и как тотальное к ним недоверие). Все же не стоит забывать, что фильм – это не только «что», но и «как».

Победитель «Кинотавра», понятное дело, здорово бесит и будет бесить. Перечень претензий и проблем понятен (и во многом справедлив), но вот отнять у фильма его беспокойное и надрывное сердце вряд ли получится. «Бык» точно не является новым словом в истории кино или метким политическим высказыванием, но не многого ли мы ждем от насыщенного бандитского боевика? Кажется, что дебют Акопова поспешно записали в ложную систему координат (Балабанов—Балагов—Жук). «Бык» изобилует драйвовыми сценами: кроме Рефна можно вспомнить Гаспара Ноэ, Мартина Скорсезе и Дэнни Бойла. Устоять перед его агрессивным напором очень трудно.

Акопов – режиссер, который в первую очередь берет мощными визуальными приемами: это не публицистика о 90-х, а яркий клип с невероятными актерскими работами (помимо Борисова стоит отметить Стасю Милославскую). Человеческие тела содрогаются на стрелках, панк-концерте и цветастом рейве – камера не остается безучастной и фиксирует каждую каплю крови, пота и слез. Именно это стоит ценить, перестав требовать от современного режиссера новых интерпретаций 90-х. Молодость – это про кровь и плоть, а не про рефлексию.

&nbsp Криминальное чтиво

Цена покоя
Ситуация вокруг Красноярского алюминиевого завода и Ачинского глиноземного комбината держала в напряжении российские деловые круги в течение нескольких лет: все ждали, кто возьмет эти предприятия под свой контроль. Раздел сфер влияния, как это всегда бывает, сопровождался убийствами уголовных авторитетов и предпринимателей. В ходе собственного расследования корреспонденты ОТДЕЛА ПРЕСТУПНОСТИ выяснили, что после двухлетней борьбы КрАЗ, как и некоторые другие металлургические предприятия края, оказался под контролем мощной преступной группировки. На ее права уже никто не посягает, и в Красноярске наступило спокойствие.

Без хозяина
Первые преступные группировки появились в Красноярске в конце 1980-х годов. Они занимались примитивным рэкетом, получая дань с открывающихся коммерческих структур города, и даже не думали о том, что под контроль можно поставить крупные промышленные предприятия. Не рассматривал этот вопрос и местный вор в законе Федоров (Федор), которого назначили хозяином города московские уголовные авторитеты. С ними Федор поддерживал самые теплые взаимоотношения, и некоторые начинающие бандиты Красноярска, работавшие сперва под его покровительством, отправились на заработки в столицу, пополнив ряды измайловской преступной группировки.
Сотрудники местного РУОП относят Федора к лидерам старой формации. Под его началом работали такие местные уголовные авторитеты, как Чистяк, Юрий Толмачев (Толмач), Ляпунов (Ляпа) и Синий. В 1990 году Федора убили — он что-то не поделил с московскими бандитами. Его место немедленно занял единственный оставшийся в Красноярске вор в законе Косяк, который вскоре оказался в заключении. Город остался без хозяина. В принципе на эту роль претендовали два авторитета: Ляпа и Толмач, бригады которых считались наиболее мощными. Им платили практически все крупные коммерческие структуры города. Они начали уже подумывать о вложении заработанных средств в легальный бизнес, затеяв в 1991 году строительство гостиничного комплекса в Минусинске. Одним из первых помощников Ляпы и Толмача, по данным РУОП Красноярского края, был авторитет по прозвищу Бык. В отличие от своих наставников, он ни разу не был судим.
В 1992 году в Красноярске появилась еще одна мощная группировка, во главе которой стоял уголовник по прозвищу Борода. Его бригада сумела занять в городе лидирующее положение, и сохраняла его в течение примерно полутора лет. По сведениям РУОП, лидерство Бороды не оспаривали и московские воры: во многом этому способствовало его личное знакомство с Глобусом. Поговаривают, что они даже были друзьями. Однако официальным покровителем Бороды в уголовном мире считался другой московский вор — Тимур, который в случае возникновения каких-либо конфликтных ситуаций лично подтверждал правомочность власти Бороды над Красноярском.
Да и никаких крупных разборок в городе не было: Борода, Ляпа и Толмач спокойно делили сферы влияния. Но в середине 1993 года произошли непредвиденные события. Сначала от группировки Ляпы откололся Бык. Ляпа потребовал откупных, но тот платить не стал. Тогда авторитет нанял четверых человек для убийства непокорного Быка. Эти четверо, по сведениям РУОП, осенью 1993 года убили самого Ляпу.
Это преступление, по словам местных журналистов, потрясло Красноярск. Ляпа был расстрелян днем из автоматического оружия в собственном автомобиле. По свидетельству очевидцев, убийцы палили в Ляпу в течение нескольких минут на глазах шокированных прохожих. Их личности были установлены в тот же день, а в одной местной газете появились их фотографии. Но следствию это не помогло: узнать имени заказчика сотрудники прокуратуры не могут до сих пор. По оперативным данным, убийство заказал Бык, перекупив исполнителей.
Тогда в местной прессе появились первые заметки о красноярских преступных группировках. Писала их журналистка, муж которой раньше был скрипачом в оркестре, а затем перешел на работу в уголовный розыск. По слухам, ее информаторами также были начальники краевого и городского управлений внутренних дел. После первых двух заметок к журналистке пришли люди Толмача, которому женщина отвела ведущую роль в городе, и выразили свое недовольство. Она пожаловалась своим информисточникам, и те втроем решили все ее проблемы. Освещение разборок в прессе продолжилось.
После убийства Ляпы начал крепнуть авторитет Быка. Не исключено, что уже тогда он смог бы стать ведущим авторитетом Красноярска, оттеснив Бороду, но в этот момент в городе появился еще один авторитет с богатым уголовным прошлым: Александр Бахтин (Петруха). Он вернулся, отсидев очередной срок. Встречать его в Красноярск прилетели воры из Санкт-Петербурга, которые короновали Петруху. Как единственный вор в законе, Петруха должен был стать хозяином города.
Тогда Борода и Бык оказались в сложной ситуации. С одной стороны, лидерство Бороды в Красноярске было утверждено Москвой, но формально он должен был подчиняться Петрухе, полномочия которого регулярно приезжал подтверждать вор Зорик из Санкт-Петербурга. Борода поехал советоваться с московскими авторитетами, хотя мощной поддержки там он лишился после убийства Глобуса (апрель 1993 года). Тем не менее московские воры посоветовали Бороде вести себя так же, как раньше, пообещав уладить все проблемы, связанные с Петрухой.
Но проблемы не решились. Петруха развил активную деятельность, его финансовое благосостояние росло и претензии на власть в городе становились все более очевидными. Бороде, переставшему надеяться на московских авторитетов, приходилось действовать самому или искать поддержку среди местных авторитетов. Но общего языка ни с кем из них он не нашел. Единственным, кто смог противостоять Петрухе, был Бык.

Наставник молодежи
Характеризуя Быка, сотрудники Красноярского УФСБ отмечают его ненависть к уголовникам: он называет их синяками и убежден, что таких людей к власти в городе допускать нельзя. Сам Бык не признает своего уголовного прозвища, и требует, чтобы «к нему обращались только по отчеству». Выпускник одного из красноярских вузов, Бык считается в правоохранительных органах края интеллектуалом, прекрасно разбирающимся в экономике и психологии. По данным РУОП, еще работая под началом Ляпы и Толмача, Бык регулярно выступал с рациональными предложениями. Сначала он предложил поделить город на сферы влияния, а затем выступил с инициативой обложить данью каждого, кто открыл свое дело, — даже мальчишек, моющих автомобили на АЗС: «Пусть с детства знают, что кому-то надо платить». Эти рацпредложения не нашли понимания у Толмача и Ляпы: им хватало заработков, и Бык, оценив свои силы, решил создать собственную бригаду. Это и явилось причиной раскола в группировке Ляпы и Толмача.
Себе в помощники Бык набирал студентов-спортсменов, в том числе из слушателей физкультурного факультета Красноярского педагогического института. Зарабатывая вес в преступной среде, ни он, ни его люди с уголовными авторитетами не считались. Один из сотрудников УФСБ рассказал, например, такую историю.
На одну бандитскую сходку, состоявшуюся в 1993 году в казино «Красный Яр», Бык пришел со своими студентами. Присутствовавший там авторитет по прозвищу Синий, с которым Бык в свое время работал под началом Толмача и Ляпы, бросил ему: «Что ты привел сюда свое стадо!» Студенты молча выволокли Синего на улицу, запихали в автомобиль и отвезли в лес, где долго били. Синий потом умер от побоев.
Постепенно под контролем Быка оказались самые престижные гостиницы города («Красноярск» и «Октябрьская»), китайский ресторан «Хай-Ке», несколько коммерческих банков, автосалон «Солярис», спецавтоцентр и казино «Зеро». Но интересы Быка заходили гораздо дальше, чем обложение данью ресторанов и казино: его интересовала промышленность края, тем более что именно в то время местные предприятия начали акционироваться. Первым делом он убедил некоторых руководителей «Красмаша» и Назаровского нефтеперерабатывающего завода в том, что сотрудничество с ним им будет крайне выгодно. Затем он стал задумываться над тем, как поставить под контроль Красноярский алюминиевый и Красноярский металлургический заводы.
Рост влияния Быка в Красноярске сопровождался убийствами уголовных авторитетов. В канун Нового года в закрытом ночном клубе произошла перестрелка, в ходе которой было убито семь человек. Затем погиб авторитет Чистяк, работавший еще под началом Федора. После него был убит Юрий Толмачев и еще несколько человек из его бригады. Вдова Толмача претендовала на большую часть его наследства, и продолжала вести его дела, не считаясь с интересами других группировок. Понимая, что это ей безнаказанно не пройдет, вдова авторитета не выходила из дома, однако была убита снайпером, засевшим в доме напротив. Единственным человеком из уголовной среды, кого не касались разборки, был Петруха.
Времени он не терял. Пока остальные уголовники погибали, Петруха занимался бизнесом. Он внедрял своих людей в коммерческие структуры, где они сначала пробивались в число руководителей, а затем разоряли фирму, переписывая на себя или других людей Петрухи все ее имущество. Петруха первым стал ввозить в Красноярск дорогостоящий метадон — один из самых распространенных синтетических опиатов. Он же вместе с авторитетом по прозвищу Кирюха, позже убитым, начал перепродажу черных и цветных металлов красноярского производства. У Петрухи появились свои бригады во многих городах Сибири: Абакане, Канске, Лесосибирске, Енисейске, а также представители в Санкт-Петербурге. Под его контроль попали несколько коммерческих банков, ресторанов и казино. Укрепились позиции Петрухи среди авторитетов преступного мира России: по сведениям РУОП, самый влиятельный российский вор в законе Япончик пообещал сделать его хозяином Красноярского края.
Противоречия между Быком и Петрухой нарастали. Особенно Бык заволновался после того, как Петруха, руководствуясь наставлениями своего финансового советника Бори Дипломата, решил поставить под контроль металлургические предприятия края. Но открытой вражды между лидерами преступного мира не было: узнав, что Петрухе покровительствует Япончик, Бык не решался вступить с ним в открытый конфликт. Все разрешилось само собой: вскоре после убийства Толмача Петруху арестовали.

Глобальное мышление
Это произошло летом прошлого года. При задержании Петруха отстреливался из газового пистолета, был ранен в руку, проглотил чайную ложку и был помещен в больницу. Через несколько дней после начала следствия (его обвинили в сопротивлении сотрудникам милиции) Петруху освободили под залог, и он исчез из города. Появился вор в Санкт-Петербурге, где лечил руку и прорабатывал возможности возвращения в Красноярск в качестве главы. Япончик, кстати, вновь подтвердил его права на город, но с тем условием, что Петруха разберется в межклановых противоречиях и упорядочит отчисления в общероссийский общак от преступных группировок края.
Эта информация поступила в РУОП Красноярского края. Через своих агентов в преступной среде милиционеры дали понять Петрухе, что если он появится в городе, будет немедленно арестован. Вскоре Петруха был задержан в Санкт-Петербурге на воровской сходке в порядке указа президента России о борьбе с преступностью, но вновь освобожден.
Оказавшись вдали от своих владений, Петруха, естественно, не смог сохранить лидирующее положение в городе. Вся власть перешла к Быку. После ареста и исчезновения единственного вора в городе произошло еще несколько убийств: вслед за уголовниками стали убивать руководителей коммерческих структур, которые в свое время платили покойным. В конце июля — начале августа буквально за несколько дней погибли пять руководителей крупных коммерческих структур. Самым громким было убийство Виктора Цимика, бывшего 2-го секретаря крайкома КПСС, президента Красноярского торгового дома.
5 августа 1994 года Красноярск посетили Тед Тернер и Джейн Фонда. Поводом для их визита послужило то, что администрация края подала заявку на проведение в городе игр Доброй воли в 2002 году. Виктор Цимик, на финансовую поддержку которого рассчитывали местные власти, был в числе встречавших. После экскурсии по городу и переговоров в краевой администрации Цимик поехал домой переодеться к вечернему ужину. Выходя из своей квартиры, он столкнулся с тремя неизвестными. Те спросили, кто он такой, и, узнав, что перед ними Цимик, достали из-под плащей автоматы и расстреляли его (за этой сценой наблюдал сосед предпринимателя по лестничной клетке, подглядывавший в глазок). Тед Тернер и Джейн Фонда отсутствия предпринимателя на ужине не заметили. Как одна из версий этого убийства сотрудниками местного УВД рассматривается отказ Цимика продать свой пакет акций КрАЗ.
В конце 1994 года многие преступные авторитеты покинули город или отошли от дел. Оставшийся со своей группировкой в городе Борода от мысли о власти отказался. После того как был убит Боря Дипломат, финансовый советник Петрухи, единственный в Красноярске вор в законе окончательно лишился возможности восстановить утраченные позиции. Последнее неприятное событие в его жизни произошло в марте этого года: его задержали в Самаре, но вновь отпустили под залог в 80 млн руб. Деньги собирала его красноярская группировка, воспользовавшись помощью сибирских и петербургских бизнесменов.
Спокоен только Бык: КрАЗ, КраМЗ и Ачинский глиноземный комбинат, по сведениям РУОП и УФСБ Красноярска, в настоящее время находятся под его полным контролем. Поговаривают, что способствует этому «кто-то из Москвы», но на конкретные вопросы о связях группировки Быка с Москвой сотрудники правоохранительных органов почему-то предпочитают не отвечать. Организация самого Быка уже вышла на межрегиональный уровень: говорят, что у него есть «свои люди» в Москве, Ташкенте, Санкт-Петербурге и практически во всех районных центрах Красноярского края. С мыслью обкладывать данью мальчишек на автозаправочных станциях Бык уже расстался — положение заставляет мыслить глобально.

Картина Бориса Акопова рассказывает о судьбе бандита по прозвищу «Бык» в вихре неспокойных 90-х годов в России.

Лайфхак от врачей: как за пару минут сделать дома медицинскую маску

Звезда «Мажора» и «Содержанок» рассмешила поклонников своим видом на самоизоляции

«Вам есть 18?»: поклонники Ани Лорак изумились ее снимку с тренировки

Пик эпидемии в России ожидают на следующей неделе

«У нее даже нет акцента!» — Йовович показала, как старшая дочь читает по-русски

Астропрогноз для всех знаков зодиака на неделю с 6 по 12 апреля

«Тяжело, но как красиво!» — Трусова показала, как отжимается с братьями на спине

Каких мужчин привлекает женщина, согласно ее знаку зодиака?

Назван самый частый и единственный для многих симптом коронавируса

Ученые назвали главный признак заражения COVID-19

Фото, видео: Кадр из х/ф «Бык» (2019 г.) / реж. Б. Акопов

Фильм Бориса Акопова «Бык» завоевал главную награду фестиваля «Кинотавр», который прошел 16 июня в Сочи. Картина рассказывает о лихих 90-х годах в России — в центре повествования история молодого бандита Антона Быкова по прозвищу «Бык».

Главную роль исполнил Юрий Борисов, также в картине снимались Стася Милославская, Сергей Двойников, Александр Самсонов и другие.

Самый крупный из российских кинофестивалей, «Кинотавр» ежегодно проходит в Сочи. Он был учрежден в 1991 году продюсером Марком Рудинштейном.

Лента новостей

Все новости »

В прошлом профессиональный танцовщик Большого театра снял дебютный фильм на избитую тему — лихих девяностых. И проснулся знаменитым

Фото: кадр из фильма —>

Борис Акопов из Подмосковья. Сейчас ему 34. В 1990-х, как сам Акопов признавался в многочисленных интервью, был шпанистым подростком, не дотягивающим по возрасту до криминального элемента. Он — сын следователя. Но неминуемо попал бы в конце концов в одну из бандитских группировок в тренде времени и по буйному складу характера, если бы не мама. Она предвидела такой поворот и определила его в Московскую академию хореографии, чтобы уберечь сына.

Прослужив несколько лет в престижных столичных театрах, включая Большой, в 24 года Акопов получил серьезную травму и поставил точку в танцевальной карьере, уйдя во ВГИК. Учился долго. Сначала на документалиста, затем на режиссера игрового кино. Его дипломная короткометражка «Рай» стала лучшей выпускной работой, по оценкам вузовского жюри.

Затем написал сценарий, музыку и снял дебютный фильм «Бык». Фильм получил Гран-при на XXX Открытом российском кинофестивале «Кинотавр». Немало критиков, болевших за другие картины, поначалу разнесли фильм свежеиспеченного режиссера в пух и прах, сочтя тему 1990-х избитой, а героев и сюжет — репликами балабановских лент. Но когда «Бык» завоевал главный приз и на фестивале в Карловых Варах, всем стало понятно, что кинотавровское жюри было все-таки объективным.

Несмотря на то что фильм получился жестким, в духе типично мужского кино, это все же не боевик, а драма, герои которой переживают приключения. Меняется не только их жизнь, но и они сами. Мнение кинокритика, программного директора фестиваля «Пилот» Егора Москвитина.

Егор Москвитин кинокритик «Это все-таки драма. Потому что, если изучать сюжетные арки, то главный герой в некотором роде — Гамлет. Главная героиня — это Офелия. Что все это, несмотря на какие-то экшн-вставки, несмотря на какие-то побоища на рынке или стрелки на пустыре, — все это все равно типичная костюмная драма. Финалу не хватило драматизма, потому что финал получился избитым. В нем герои смотрят на то, как Борис Ельцин объявляет о том, что он уходит. Многих оттолкнула некая вторичность, потому что все, что есть в этом фильме, уже было в фильме «Брат». Взгляд Бориса Акопова на 1990-е и на какую-то структуру души русского героя отличается от взгляда Алексея Балабанова. Это совершенно другое кино по ритму, по своей музыкальности, по глубине, по своей роли в кинематографе».

Сюжет фильма «Бык» на первый взгляд незатейлив. Трудное время. Глава мелкой провинциальной ОПГ Антон Быков по кличке Бык занимается преступной деятельностью, чтобы заработать на жизнь близким. Крупный московский авторитет просит его устроить погром на местном рынке. Банда, которая крышует торговцев, объявляет Быку и его команде войну.

При этом сам Бык и его окружение стараются быть не просто бандитами, а своего рода Робин Гудами — соблюдать моральный кодекс. Это выгодно отличает их от беспредельщиков. Вроде бы характеры персонажей все же напоминают героев «Бригады» или «Брата». Однако сам Акопов в интервью порталу «Сплетник» признался, что именно «Брат» ему никогда не нравился и он не считает его культовым. «Бык» — его личные воспоминания о юности и попытка разобраться в прошлом. Многие персонажи имеют реальные прототипы, среди которых и сам автор.

Картина, во многом снятая и смонтированная в клиповой манере, с одной стороны, получилась очень точной, а с другой — объясняет связь тех событий с сегодняшним днем, говорит кинокритик, продюсер, член Союза кинематографистов России Мария Безрук.

Мария Безрук член Союза кинематографистов России «Колоссальное впечатление! Тот язык, которым Боря изложил историю, оригинален, не похож ни на кого. Вот я, смотря это кино, абсолютно погрузилась в атмосферу 1990-х годов. Трясло, у меня мурашки бежали по коже. Моя коллега, выйдя из зала, говорит: «Боже мой! Откуда этот мальчик знает, под какую музыку мы пили водку, под какую музыку был первый поцелуй?» Мне кажется, что люди, которые задумываются над тем, каким образом мы пришли от августа 1991-го до августа 2019-го, вот для таких картина «Бык» будет приятным откровением».

В беседах с журналистами различных изданий Акопов признался, что у него зреет идея нового фильма. Теперь его привлекает тема Великой Отечественной.